Механизм управления крупными корпорациями с учетом экономических интересов основных групп стейкхолдеров | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2013. № 4 (24).

Механизм управления крупными корпорациями с учетом экономических интересов основных групп стейкхолдеров

Предлагаются основы формирования организационно-экономического механизма управления имущественными комплексами крупных индустриальных корпораций с учетом экономических интересов государства. Баланс экономических интересов государства и других участников корпоративных отношений позволит стабилизировать темпы экономического роста национальной экономики и повысить капитализацию индустриальных корпораций с участием государства.

The mechanism of management of large corporations taking into account economic interests of the main groups of stakeholders.pdf Формирование организационно-экономического механизма управления имущественным комплексом (собственностью) и контроля эффективности системы корпоративного управления, в задачи которого входит обеспечение согласованности или баланса экономических (материальных) интересов государства и остальных участников (заинтересованных лиц или стейкхолде-ров) корпоративных отношений, - проблема первостепенной важности, выходящая за границы экономических интересов только акционеров. В этом случае любая недооценка в организации действенного корпоративного управления в индустриальных корпорациях с участием государства подрывает инвестиционный процесс, что снижает эффективность использования капитала. Такой подход в конечном счете сдерживает экономический рост, препятствует интенсификации мобилизации финансовых накоплений, что приводит к необъективности результатов анализа доходности различных видов активов (имущественного комплекса) корпораций и снижает их капитализацию. И напротив, правильно выбранная система корпоративного управления в большей мере будет гарантировать защиту экономических интересов государства, а также способствовать повышению финансовой транспарентности хозяйственной деятельности корпорации и усилению ее подотчетности акционерам и кредиторам. Современные индустриальные корпорации с участием государства весьма отличаются от классических акционерных обществ, причем в значительной степени по составу и структуре активов. Имущественный комплекс современных индустриальных корпораций в большей степени зависит от видов и структуры нематериальных активов, ориентированных на человеческий фактор [1, 2]. Это бренды, ноу-хау, стратегические соглашения, патенты. С сотрудниками и партнерами в бизнесе такие корпорации имеют весьма гибкие взаимовыгодные контракты со значительной степенью экономической свободы. Индустриальные корпорации тогда становятся привлекательными для широкого круга инвесторов, когда динамично развиваются, ориентированы на инновации и выплачивают ожидаемый процент дивидендов акционерам. Не вызывает сомнений, что интеграция различных направлений бизнеса с созданием адекватного организационно-экономического механизма корпоративного управления и контроля будет улучшать конкурентные позиции любой индустриальной корпорации. Основные направления совершенствования законодательной базы в сфере корпоративного управления во многом определяются экономическими интересами и материальной выгодой делового окружения. Область таких интересов лежит в установлении надежных партнерских взаимоотношений между основными группами поставщиков ресурсов и, как правило, разделяется акционерами и кредиторами. При этом основные проблемы заинтересованных групп участников корпоративных отношений (стейкхолдеров) разрешаются уже непосредственно в ходе переговорного процесса. Разнообразие экономических и позиционных интересов акционеров и основных групп стейкхолдеров по стимулам, отношению к различного рода рискам, предпочтению в доминировании инвестиционных стратегий и выбору источников финансирования обусловливает вариативность методов и способов для формирования оптимальной или рациональной схемы (структуры) управления имущественным комплексом и корпоративного контроля в индустриальных корпорациях с участием государства. Так, организационно-экономический механизм управления и контроля в высокорисковых корпорациях, использующих в своей хозяйственной деятельности в основном венчурный капитал и опирающихся на человеческий фактор, может сильно отличаться от механизма управления таких же корпораций, присутствующих на рынке длительное время [2]. Помимо отмеченного выше организационно-экономический механизм управления и контроля во многом определяется качеством и проработанностью национального правового поля, а именно: законодательством, системой государственного регулирования и сложившейся деловой практикой. Указанные условия определяют институциональные границы и развитость системы корпоративного управления и контроля в индустриальных корпорациях с участием государства. Как правило, изменение границ может быть инициировано новыми условиями хозяйствования. Сегодня институциональной базой корпоративного управления и контроля служат разработанные правила и утвержденные нормативы для формирования статусного права (титула собственности) и его последующей защиты. Это могут быть добровольно принимаемые стандарты и национальные кодексы, регулирующие систему внутрикорпоративного управления имущественных комплексов. При этом довольно весомую роль играет культура деловых отношений, выработанная на основе социальных норм, религиозных убеждений и национальной специфики конкретных государств (экономических территорий). В процессе формирования организационно-экономического механизма корпоративного управления и контроля, обеспечивающего не только эффективное управление, важно решить проблемы институционального характера, возникающие в процессе разделения на законодательном уровне права собственности и права корпоративного контроля и защиты экономических интересов государства. На практике реализуются две базовые модели корпоративного контроля - это аут- и инсайдерская модели. Если аутсайдерская модель корпоративного контроля характеризуется распылением структуры собственности, то инсайдерская предполагает концентрацию собственности (а значит, и стратегического управления) у одного или нескольких собственников. Государство может быть участником и той и другой системы корпоративного контроля [3]. Согласование экономических интересов стейкхолдеров в аутсайдерской модели корпоративного контроля достигается на основе взаимодействия разобщенных акционеров и менеджеров корпорации, которые, в отличие от первых, обладают реальными экономическими возможностями для оперативных организационно-экономических и финансовых решений. Проблемы инсайдерской модели заключаются в дисбалансе экономических интересов контролирующих групп мажоритарных и миноритарных акционеров. Проведем анализ основных групп факторов, влияющих на формирование базовых моделей корпоративного управления и контроля за собственностью, для согласования экономических интересов государства и остальных групп стейкхолдеров. Это уровень концентрации собственности, мотивация, материальное и моральное стимулирование менеджеров и других категорий наемного персонала, институциональное обеспечение процесса слияний (поглощений) и разделения, модели формирования акционерного (уставного) капитала, перекрестное владение акциями и т. п. Влияние указанных групп факторов помимо согласования экономических интересов может сказываться и на эффективности хозяйственной деятельности корпорации, ее инновационной активности, интенсивности взаимодействия с предприятиями среднего и малого бизнеса и в конечном счете на экономическом росте национальной экономики в целом. Предлагаемый организационно-экономический механизм корпоративного управления и контроля помимо доминирования функции защиты экономических интересов государства направлен на решение проблем, возникающих между акционерами и государством (причем государство может быть тоже одним из акционеров), а также между акционерами и менеджерами (наемными работниками). При разделении функций собственности и контроля основной мотивацией для поиска оптимальных механизмов управления и контроля, минимизирующих трансакционные издержки, традиционно считается конкуренция. Но даже рыночная конкуренция при доминировании государственной формы собственности не решает проблему конфликта экономических интересов в системе «участники (собственники) - производственный менеджмент», а также в системе «государство (собственник) - органы государственного регулирования хозяйственной деятельности» (т.е. «государство - фискальный налоговый орган») [2]. Для более объективного представления рассматриваемого круга вопросов, касающихся защиты интересов государства при функционировании крупных индустриальных холдингов с участием государства, государственного имущества (собственности), представляется целесообразным дать развернутый анализ научных разработок в этой области. Так, в экономической литературе [3-5] проблемы корпоративного управления и контроля рассматриваются с двух позиций. Это концепция доминирования акционеров (собственников) и концепция согласованности экономических интересов всех групп участников (стейкхолдеров). Для концепции акционеров наиболее приемлема полная подотчетность менеджеров акционерам. В этой связи есть необходимость сформировать такой организационно-экономический механизм корпоративного управления и контроля, который позволит максимально усилить права акционеров в стратегическом и оперативном управлении имущественным комплексом индустриальной корпорации. Такое положение может быть достигнуто через компенсационные выплаты и опционы, при этом экономическая мотивация менеджеров должна напрямую увязываться с экономической мотивацией акционеров. В то же время для усиления институциональной защиты акционеров и их прав должен вводиться запрет (ограничение) на инсайдерские сделки, посредством которых регулируется рынок слияний и разделений индустриальных корпораций. В этом случае с позиций акционеров решающим оценочным критерием служит максимальная величина их доходов, определяемая максимальной суммой консолидированной прибыли группы. При этом базовым оценочным критерием (показателем) считается рыночная цена имущественного комплекса корпорации, рассчитываемая как произведение цены акций (биржевая котировка) и их количества. Этот показатель позволяет довольно достоверно оценить эффективность выполнения своих функциональных обязанностей менеджерами и хозяйственной деятельности корпорации в целом. Вторая концепция, часто реализуемая на практике, учитывает экономические интересы более широкого круга стейкхолдеров: акционеров, менеджеров, кредиторов, наемного персонала и государства. Экономические предпочтения либо материальная выгода названных групп заинтересованных лиц могут заметно различаться. К примеру, цели акционеров и менеджеров при разделении функций управления и контроля с функциями собственности (владения и распоряжения) чаще всего не совпадают. В отличие от акционеров, желающих увеличивать стоимость (капитал) корпорации, для менеджеров (средние и высшие менеджеры) главное - текущее материальное вознаграждение, для наемного персонала - рост оплаты труда, что достигается через увеличение объемов продаж, а возможно, и посредством реализации рисковых инновационных проектов. Проблема согласования интересов акционеров и менеджеров может быть рассмотрена на основе концепции «несовершенных контрактов» (residual control rights) [3, С. 86-87], доказывающей невозможность идеального контракта (трудового договора), где расписан и уточнен весь комплекс условий и обстоятельств, - ведь менеджерам приходится часто принимать управленческие решения в непредвиденных обстоятельствах и ситуациях, не оговоренных в контрактах (трудовых договорах). В некоторых случаях такие «права остаточного контроля» собственники (акционеры) оставляют за собой. При этом резко обостряется проблема асимметрии информации. В то же время существуют объективные различия в уровне профессиональной подготовки и степени информированности акционеров и менеджеров, что часто на деле приводит к серьезным материальным и финансовым потерям [5, 9, 10]. Организационно-экономический механизм корпоративного управления и контроля в рамках данной модели включает также взаимоотношения с институциональным окружением, что обеспечивает реальную возможность для учета экономических интересов кредиторов, наемного персонала и государства. Интегрируя экономические интересы указанных групп стейкхолдеров, эта модель позволяет довольно объективно оценивать также деятельность высших менеджеров корпорации, дает возможность для установки реальных стратегических ориентиров, причем при полной согласованности интересов акционеров и государства. Комплексным интегральным показателем оценки баланса материальной выгоды рассматриваемых групп стейкхолдеров при этом может служить показатель экономической добавленной стоимости (economic value added - EVA) (табл. 1). Таблица 1 Показатели результативности хозяйственной деятельности корпорации для различных групп стейкхолдеров [2] Акционеры (физические и юридические лица) Кредиторы (коммерческие банки и другие кредитные организации) Производственный менеджмент (высшие менеджеры) Уровень доходности собственного капитала и общая сумма консолидированной прибыли группы Коэффициент абсолютной ликвидности Рентабельность продукции Рентабельность продаж Сумма чистой прибыли в расчете на одну акцию Экономическая характеристика денежных потоков Маржинальный доход Соотношение суммы дивидендных выплат и величины активов Ликвидационная стоимость имущественного комплекса корпорации Показатели оборачиваемости активов по группам Соотношение сумм капитализации и балансовой стоимости имущества корпорации Сила воздействия финансового рычага и дифференциал (финансовый леверидж) Уровень операционного рычага (операционный леверидж) Динамика уровня капитализации корпорации за 3-5 лет Доля (структура) долговых обязательств относительно капитализации Структура дебиторской и кредиторской задолженности, их соотношение Рентабельность активов Финансовая устойчивость корпорации и показатели ликвидности Зарплатоотдача и зарплатоем-кость продукции, эффективность использования персонала Налоговая нагрузка на собственность (рыночная стоимость имущественного комплекса группы) Степень покрытия процентных выплат Эффективность инвестиционных проектов (сроки окупаемости и коэффициент эффективности) Скорость приращения акционерного капитала Платежеспособность Эффективность производственно-хозяйственной и финансовой деятельности EVA - экономическая добавленная стоимость Предлагаемые в [1-6] подходы для формирования организационно-экономического механизма корпоративного управления и контроля имущественным комплексом корпорации (группы) базируются на современной концепции управления стоимостью корпорации. Основная цель - обеспечение роста рыночной стоимости индустриальной корпорации через рост курсовой стоимости ее акций. Система показателей, используемых при этом как оценочные, постоянно совершенствуется. Во многом такое положение обусловлено тем, что современные информационные технологии позволяют получать их в режиме оперативного мониторинга. На основе обобщения результатов базовых теоретических и прикладных разработок зарубежных и отечественных авторов предложим поэтапную схему формирования организационно-экономического механизма управления собственностью промышленных и транспортных корпораций с учетом структурной взаимосвязи ее элементов (рис. 1). Экономические интересы субъектов корпоративных отношений (см. табл. 1) Этап 1. Обеспечение баланса экономических интересов субъектов корпоративных отношений Кредиторы Менеджеры Собственники Экономическая добавленная стоимость (EVA). Добавленная стоимость акционерного капитала (MAV) Структура собственности как количественная оценка экономических возможностей (полномочий) участников в управлении собственностью (частной, государственной, муниципальной) Концентрированная структура собственности с выделением доминирующего собственника (наличие группы миноритариев) Этап 2. Создание модели корпоративного управления Инсайдерская модель корпоративного управления Распределительная (дисперсная) структура собственности со значительным количеством "равных" мелких акционеров (одна акция - один голос) Аутсайдерская модель корпоративного управления Концепция акционеров Концепция участников 100 % Этап 3. Государственное регулирование Консолидированный бюджет Российской Федерации, консолидированные бюджеты субъектов РФ Налог на прибыль юридических лиц Налоговые доходы Налог на имущество юридических лиц Доходы от использования имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственники, или от деятельности государственных и муниципальных организаций Неналоговые доходы Рис. 1. Этапы формирования организационно-экономического механизма корпоративного управления и контроля за имуществом крупных корпораций с участием государства При проведении стоимостной оценки корпорации используется экономическая категория «стоимость бизнеса». В самом общем виде это балансовая или номинальная стоимость, т.е. либо итог баланса, либо стоимость активов организации. Но реальная стоимость организации отличается от номинальной за счет, к примеру, определенного несоответствия балансовой стоимости внеоборотных (включая нематериальные) активов их рыночной стоимости (допустим, из-за значительных сроков полезного использования). Обычно при выведении рыночной стоимости корпораций используют два подхода. При первом подходе рыночная стоимость соответствует равновесной цене, установленной заинтересованными сторонами при осуществлении сделки, связанной со сменой собственника корпорации (купли-продажи организации). Рыночная стоимость корпорации - величина относительная, подверженная влиянию многих факторов. Ее имущественный комплекс должен быть оценен совокупно как саморазвивающийся механизм, действия которого обусловлены состоянием активов и зависят от эффективности работы менеджеров корпорации. Достаточно часто при этом используется количественная оценка экономической ценности корпорации - гудвилл, определяемый разницей между реальной ценой и балансовой стоимостью активов корпорации. Второй подход базируется на основных положениях описанного выше, т.е. рыночная цена корпорации корректируется на величину будущего прироста ее активов за счет экономической оценки вероятностной величины притока денежных средств. На практике, как правило, это сумма дисконтированных денежных потоков за время полезного использования активных основных средств корпорации [2]. EVA (economic value added - экономическая добавленная стоимость) представляет собой балансовую стоимость, увеличенную на текущую стоимость будущих EVA, т.е. EVA = (Норма прибыли - Средневзвешенная стоимость капитала) х х (Инвестированный капитал). В рамках управления стоимостью имущественного комплекса корпораций EVA используется при составлении капитального бюджета, при оценке эффективности хозяйственной деятельности как отдельных обособленных структурных подразделений, дочерних и зависимых обществ (юридических лиц), так и корпоративного образования (группы) в целом. Основная экономическая идея использования EVA заключается в том, что акционерный капитал любого корпоративного образования должен приносить как минимум тот же доход, что и инвестиции с аналогичным уровнем риска на рынке государственных или корпоративных акций (облигаций). Для характеристики государственных интересов при формировании налоговых и неналоговых платежей в бюджеты всех уровней остановимся подробнее на сценарных вариантах экономического поведения крупных корпоративных образований с доминированием или 100%-ным участием в структуре акционерного капитала государственной формы собственности. Экономические интересы государства связаны с определением сумм и временных периодов получения доходов. Речь идет о налоговых и неналоговых доходах государственного бюджета, плательщиками которых (субъектами налогообложения) согласно действующему законодательству являются все юридические лица, зарегистрированные в ЕГРПО. Экономико-правовой аспект указанной проблемы так или иначе связан с проблемами корпоративного управления крупными бизнес-структурами. В этой связи необходимо ответить на следующие вопросы. Как определить экономические интересы государства при равноправии всех форм собственности? Как влиять на интеграционные и дезинтеграционные процессы в национальной экономике, чтобы экономическая выгода от хозяйственной деятельности субъектов и от использования имущества была максимальной? Какие показатели при этом необходимо использовать? В соответствии с действующим законодательством доходами бюджета считаются денежные средства, поступающие в безвозвратном порядке и безвозмездно в распоряжение органов государственной власти РФ, субъекта РФ и органов местного самоуправления. В общем виде доходы бюджетов образуются за счет налоговых и неналоговых платежей и безвозмездных перечислений. Отдельно учитываются доходы целевых бюджетных фондов. К налоговым доходам относятся предусмотренные налоговым законодательством РФ федеральные, региональные и местные налоги и сборы, а также пени и штрафы; к неналоговым - доходы от использования имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности (после уплаты налогов и сборов), от платных услуг, оказываемых бюджетными учреждениями, находящимися в ведении соответственно федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления и т. д. Согласно Бюджетному кодексу (БК) РФ (ст. 42) в доходы от использования имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности, включаются: - средства, получаемые в виде арендной платы за сдачу во временное владение и пользование или во временное пользование имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности; - средства, получаемые в виде процентов по остаткам бюджетных средств на счетах в кредитных организациях; - средства, получаемые от передачи имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности, в доверительное управление; - средства от возврата государственных кредитов, бюджетных кредитов и бюджетных ссуд, в том числе средства от продажи имущества и другого обеспечения, переданного получателям бюджетных кредитов, бюджетных ссуд и государственных и муниципальных гарантий соответствующим органам исполнительной власти в качестве обеспечения обязательств по бюджетным кредитам, бюджетным ссудам и государственным и муниципальным гарантиям; - плата за пользование бюджетными средствами, предоставленными другим бюджетам, иностранным государствам или юридическим лицам на возвратной и платной основе; - доходы в виде прибыли, приходящейся на доли в уставных (складочных) капиталах хозяйственных обществ и товариществ, или дивидендов по акциям, принадлежащим РФ, субъектам РФ или муниципальным образованиям; - другие предусмотренные законодательством РФ доходы от использования имущества, находящегося в государственной и муниципальной собственности. Доходы бюджетного учреждения, полученные от предпринимательской и иной деятельности, приносящей доход, в полном объеме учитываются в смете доходов и расходов бюджетного учреждения и отражаются в доходах соответствующего бюджета как доходы от использования имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности, либо как доходы от оказания платных услуг. Экономические интересы государства, интерпретированные как объемы и интенсивность (скорость) поступления финансовых ресурсов (денежных средств) в бюджеты соответствующих уровней, характеризуют государство как регулятора корпоративных отношений. В табл. 1 нами предложены группы показателей, характеризующих государство-собственника, равноправного участника формирования уставного капитала - имущественного комплекса крупных корпоративных образований. Для характеристики экономических отношений государства как регулятора корпоративных отношений (через функционирование системы налогообложения хозяйственной (предпринимательской деятельности) рассмотрим динамику семилетнего периода общих сумм доходов и налоговых поступлений в федеральный бюджет РФ (рис. 2) [8]. Млрд руб. 25000 п 20000 15000 10000 5000 — - - - - - - — 0 ^————i————i————i————i————i————i———— 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 Годы □ Доходы консолидированного бюджета РФ □ Налоговые доходы Рис. 2. Динамика общей суммы доходов и налоговых поступлений консолидированного федерального бюджета РФ Цель анализа информационных массивов, графически представленных на рис. 2-5, - выявление тенденций и зависимостей между налоговыми и неналоговыми поступлениями в бюджет. Указанные суммы поступлений позволяют дать объемную (количественную) экономическую оценку реального использования имущественных комплексов крупных корпоративных образований в соответствующие временные периоды. Оперативная экономическая оценка характеризует систему налогообложения производственно-хозяйственной и финансовой деятельности корпораций через взимание налога на добавленную стоимость и налога на прибыль. Стратегическая экономическая оценка может быть получена на основе анализа системы взимания налога на имущество, арендной платы за использование имущества (имущественных комплексов) в хозяйственном обороте и сумм поступлений (отчетных и плановых) от реализации государственного и муниципального имущества, реструктуризации и акционирования имущественных комплексов государственных и муниципальных организаций. Для достижения баланса экономических интересов участников корпоративных образований необходимо определить соотношение объемов указанных видов денежных поступлений. Эта величина позволяет оценить эффективность функционирования имущественных комплексов организаций-участников и их структурных подразделений. Рис. 3. Динамика налоговых и неналоговых поступлений доходной части федерального бюджета РФ На рис. 3 явно прослеживается масштабное суммовое несоответствие между налоговыми и неналоговыми доходами федерального бюджета РФ, что свидетельствует о малом «экономическом весе» доходов государства от собственности (имущественных комплексов). 6000 5000 4000 3000 2000 0 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 Годы □ неналоговые доходы всего □ Доходы от использования имущества, находящегося в государственной и муниципальной сс деятельности государственных и муниципальных организаций Рис. 4. Динамика сумм неналоговых поступлений и доходов от использования имущества, находящегося в государственной и муниципальной собственности Для оценки качества экономической политики, проводимой Правительством РФ в части оперативного и стратегического использования имущественных комплексов со 100 %-ной или иной, вполне определенной долей государственной или муниципальной собственностью в капитале крупных корпораций, целесообразно проанализировать динамику неналоговых поступлений в бюджет РФ, включая суммовые поступления в бюджет от использования в хозяйственном обороте имущественных комплексов организаций государственной и муниципальной форм собственности. Явные изменения подходов заметны начиная с 2008 г. (рис. 4), что подтверждается и определенным соответствием оперативной и стратегической оценок использования имущественных комплексов корпоративных образований в хозяйственном обороте (рис. 5). Экономическое обоснование правомерности государственного регулирования приватизационных процессов как инструмента управления структурными изменениями и капитализацией индустриальных корпораций с долевым или 100%-ным участием государства в собственности доказывается одинаковыми темпами роста соответствующих поступлений (рис. 4 и 5). Подробнее этот сюжет представлен в [8, 10]. а ill i I I 1 Годы рассматриваемого пери О Налог на прибыль организаций ■ Доходы от использования имущества, находящегося в государственной и муниципальной собственности, или от деятельности государственных и муниципальных организаций Рис. 5. Динамика налога на прибыль и доходов от использования государственного имущества Экономические интересы собственников и ме неджме нта Экономические интересы государства Инструменты регулирования экономических интересов субъектов отношений Капитализация Консолидированная прибыль г V Неналоговые поступления Налоговые поступления j 1 Доходы от использования имущества ндс Налог на прибыль Налог на имущество Рис. 6. Взаимосвязь экономических интересов (материальной выгоды) государства и основных групп стейкхолдеров [2] Модель для согласования государственных экономических интересов (материальной выгоды) и интересов групп стейкхолдеров с формированием агрегированных объемных финансовых показателей приведена на рис. 6. Обратимся к формированию механизма государственного регулирования экономических интересов государства и рассматриваемой группы стейкхол-деров в Российской Федерации. В настоящее время особое значение для большинства российских корпораций имеет выбор источников и форм финансирования (инвестирования) для обеспечения как стратегического развития, так и текущей производственно-хозяйственной деятельности. Рассмотрим подробнее распределение экономических интересов акционеров, кредиторов и дочерних, зависимых и аффилированных организаций (как юридических лиц) и государства как равноправного субъекта названных отношений, с одной стороны, и их регулятора - с другой. Практика свидетельствует, что экономические интересы акционеров, интегрируемые в структуре собственности индустриальных корпораций, их дочерних и зависимых обществ (ДЗО), обусловливают довольно значительные различия в структуре источников их долгосрочного (стратегического) и краткосрочного (оперативного) финансирования, причем не только самих групп, но и их отдельных ДЗО внутри индустриальных корпораций. Государственное регулирование экономических интересов государства и рассматриваемой группы стейкхолдеров в условиях намеченных темпов экономического роста обеспечивается с помощью организационно-экономического механизма корпоративного управления и контроля за собственностью. По аналогии разделения функций управления и хозяйственной деятельности на уровне государственного аппарата управления на уровне корпорации также разделяются функции акционеров (держателей титула собственности), функции публичного контроля (службы внешнего аудита) и функции текущего (операционного) управления производственно-хозяйственной и финансовой деятельностью (менеджеры). Как правило, на практике интересы названной группы стейкхолдеров обнаруживают весьма значительные различия, причем особенно явные между акционерами и менеджерами корпорации. Представители высшего менеджмента корпорации, действуя в собственных интересах, стараются получать максимально высокую заработную плату и с использованием должностных полномочий могут изъять часть активов через аффилированные организации в своих личных целях. Менеджеры могут также доступными им средствами в соответствии с действующим законодательством противопоставить себя акционерам в части полученного корпорацией остаточного дохода (нераспределенной консолидированной прибыли). Институциональная база отношений собственности, возникающих при реформировании крупных индустриальных корпораций, как и современные корпоративные отношения, регулируемые государством, определяется тремя базовыми законодательными актами. Это федеральные законы о рынке ценных бумаг (введены в действие с 25.04.96 г.), об акционерных обществах (введены в действие с 01.01.96 г.), о защите прав инвесторов (введен в действие с 11.03.99 г.). Федеральный закон об акционерных обществах позволил сформировать в РФ двухуровневую систему управления крупными корпоративными образованиями (ОАО), в общем виде состоящую из правления и совета директоров. Данный федеральный закон создает достаточно прочную юридическую базу для эффективного корпоративного управления собственностью сложных организационных структур. Согласно этому закону миноритарное меньшинство в совете директоров может заблокировать сделки, противоречащие их экономическим интересам. Так, решения: - об изменении уставного капитала; - принятии поправок к уставу; - о крупных, т. е. превышающих половину балансовой стоимости имущественного комплекса корпорации, сделках требуют три четверти голосов общего собрания акционеров. Достаточной представляется и защита прав акционеров от возможного «разбавления» находящихся в обращении акций. Новая (дополнительная) эмиссия акций должна размещаться на вторичном рынке по рыночной стоимости. Принятие соответствующего решения о размещении должно быть одобрено двумя третями голосов общего собрания. Жестко регламентирована и сама процедура голосования, особенно при численности акционеров свыше 1 000 человек. Согласно закону каждый акционер имеет право голоса, равное количеству акций, умноженному на число членов совета директоров, подлежащих избранию. Достаточно внимания уделяется внешнему контролю за деятельностью производственного менеджмента - это прежде всего обязательный внешний аудит, а для корпораций с численностью персонала свыше 500 человек обязателен внешний независимый регистратор ценных бумаг (акции корпоративного образования). Рис. 7. Взаимодействие основных групп стейкхолдеров, регулируемых законодательством Российской Федерации Федеральный закон о защите прав инвесторов регламентирует правила поведения регистраторов ценных бумаг, кастодиальных институтов и трейдеров. Этим значительно облегчается сама процедура свободной реализации (купля-продажа) ценных бумаг на вторичном рынке. Помимо этого действующее законодательство устанавливает довольно жесткие нормы в отношении объема финансовой информации, подлежащей опубликованию в открытой печати. Это годовая бухгалтерская отчетность (1-я и 2-я формы), информация о значимых для корпорации событиях (изменение уставного капитала, состава совета директоров, главных менеджеров, структуры акционерного капитала) [2]. Основные стейкхолдеры и их взаимодействия, регулируемые действующим законодательством (законодательные и нормативные акты РФ), показаны на рис. 7. Прокомментируем основы взаимодействия указанных групп стейкхол-деров: - отношения между акционерами и менеджерами, по большей части обусловленные типом собственности (концентрированная или дисперсная), на базе которой сформирован уставный капитал индустриальной корпорации (группы и ДЗО). Здесь существуют потенциальные возможности слияния или поглощения юридических лиц, входящих в группу, и связанные с этим риски потери рабочих мест; - отношения между менеджерами и служащими кредитных организаций как лиц, действующих на основании соответствующих уставов или доверенностей. Такие отношения часто обусловливают не только отношения заимодателя и заимодавца, регулируемые финансовой устойчивостью корпорации и ликвидностью бизнеса (имущественного комплекса). Отношения между менеджерами и представителями кредитных учреждений часто перерастают в отношения между акционерами и кредиторами как возможными потенциальными институциональными владельцами корпорации; - отношения между высшими менеджерами и наемным персоналом корпорации, регулируемые системой контрактов и условиями коллективного договора, ежегодно заключаемого между администрацией (высшие менеджеры) и наемным персоналом корпорации; - отношения между государственными учреждениями (банковская сфера) и коммерческими банками, между Центральным банком России и коммерческими организациями в области регулирования кредитных отношений и налогообложения кредитных организаций, включая и валютное регулирование; - отношения между работодателями и наемными работниками (персоналом), регулируемые государственным законодательством и нормативными актами посредством Гражданского и Трудового кодексов; - отношения между государственными учреждениями (органы власти) и акционерами, регулируемые тремя названными выше законодательными актами; - отношения между государственными учреждениями (органами власти) и менеджерами, регулируемые гражданским законодательством и Кодексом корпоративного управления Российской Федерации. Противоречия между экономическими интересами акционеров и менеджеров рассматриваются в концептуальной теории агентов, или концепции передачи полномочий - agency theory [8]. При этом исследуются экономические интересы собственников и менеджеров, классифициру

Ключевые слова

индустриальные корпорации, экономические интересы государства, показатели материальной выгоды, экономическая добавленная стоимость, организационно-экономический механизм, баланс интересов, industrial corporations, economic interests of the state, indicators of material benefit, the economic added cost, the organizational and economic mechanism, balance of interests

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Федорович Владимир ОлеговичНовосибирский государственный университет экономики и управлениядоктор экономических наук, директор Института магистратурыklania2002@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Федорович В.О., Конципко Н.В. Финансовый механизм формирования стратегических финансовых накоплений в крупных индустриальных корпорациях // Вестник НГУЭУ. 2012. № 3. С. 83-93.
Федорович В.О., Федорович Т.В. Информационные модели управленческого анализа в крупных корпорациях (группах) // Сибирская финансовая школа. 2005. № 3. С. 18-27.
Федорович Т.В., Федорович В.О. Выделение финансовой и инвестиционной составляющих эффекта синергии и их роль в повышении системной эффективности бизнеса // Экономический анализ: теория и практика. 2008. № 21. С. 24-33.
Кунгуров Ю.А., Федорович В.О. Финансовый менеджмент в условиях реформирования крупных производственных комплексов. Новосибирск: САФБД, 2009. 198 с.
Федорович В. О. Крупные корпоративные образования: концентрация факторов производства и экономический рост // Сибирская финансовая школа. 2005. № 1. С. 87-96.
Федорович Т.В., Кунгуров Ю.А., Федорович В. О. Реструктуризация госсектора: формирование ядерного энергопромышленного холдинга // ЭКО. 2008. № 7. С. 16-29.
Федорович В.О., Кунгуров Ю.А., Федорович Т.В. Капитализация крупнейших корпораций: экономическая оценка структурных преобразований в национальной экономике России // Финансы и кредит. 2008. № 18. С. 32-38.
Ross S. The Economic Theory of Agency: The Principal's Problem // American Economic Review. 1973. Vol. 63, May.
Российский статистический ежегодник. 2012: Стат. сб. / Росстат. М., 2012. 786 с.
Федорович В.О., Федорович Т.В. Государственная собственность: управление структурными изменениями и капитализация крупных корпоративных образований // ЭКО. 2006. № 7. С. 28-41.
Федорович В. О., Конципко Н.В. Исследование механизма формирования и распределения стратегических финансовых накоплений корпорации // Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2012. № 1. С. 135-144.
Федорович В. О., Федорович Т.В. Структурные преобразования в производственном комплексе России // Сибирская финансовая школа. 2005. № 3. С. 73-78.
Щербакова О.Н. Применение современных технологий оценки стоимости бизнеса действующей компании // Финансовый менеджмент. 2003. № 1. С. 105-121.
Кондратьев В.Б. Корпоративное управление и инвестиционный процесс. М.: Наука, 2003. 318 с.
Бочарова И.Ю. Внутрифирменные интересы в условиях формирования национальной модели корпоративного управления // Экономическая наука современной России. 2005. № 3. С. 116 -123.
Федорович В.О., Федорович Т.В. Обоснование показателей финансового механизма управления для оценки экономических интересов участников корпоративных отношений России // Сибирская финансовая школа. 2007. № 1. С. 148-153.
Федорович В.О. Состав и структура организационно-экономического механизма управления собственностью крупных промышленных корпоративных образований // Сибирская финансовая школа. 2006. № 2. С. 45-54.
 Механизм управления крупными корпорациями с учетом экономических интересов основных групп стейкхолдеров | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2013. № 4 (24).

Механизм управления крупными корпорациями с учетом экономических интересов основных групп стейкхолдеров | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2013. № 4 (24).

Полнотекстовая версия