Формирование и развитие региональных институтов | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. № 3(27).

Формирование и развитие региональных институтов

Предложен авторский подход к оценке уровня развития региональных институтов, учитывающий системность и активность деятельности территорий в их создании и развитии. Выделены особенности развития и территориального размещения региональных институтов развития. Выявлены регионы, максимально активно использующие различные институты и инструменты развития, и регионы, в которых институты развития отсутствуют. Особое внимание уделено проблеме кластерного развития. Показано, что одним из эффективных механизмов реализации кластерной политики является использование государственно-частного партнерства. Проведено сопоставление рейтингов регионов по уровню развития институтов и использования практики государственно-частного партнерства. Определены основные проблемы формирования институтов развития и институциональный среды в регионах РФ, обусловленные отсутствием единой научно обоснованной теоретико-методологической базы и отсутствием интеграционных связей между наукой, бизнесом, образованием и властью.

Regional Institutions: Formation and Development.pdf На функционирование российской экономики в последние годы в значительной степени оказывает влияние кризис системы государственного управления. Кризисные тенденции в развитии экономики, отсутствие эффективных форм государственного регулирования экономического развития, слабая проработанность принципов и институциональных основ территориальной организации явились факторами, усилившими дезинтеграционные процессы в стране и существенную поляризацию в уровнях социально-экономического развития ее территорий. Разрешение большей части экономических проблем в существенной степени сопряжено с активным участием институтов развития, поскольку качество и адекватность институциональной среды определяет направления, формы, условия и саму возможность модернизационных процессов в экономике. Создание действенной и эффективной системы институтов развития является в настоящее время первостепенной задачей для органов государственной власти и управления. Важная особенность институтов развития состоит в регулирующей роли государства в их функционировании. Институтом развития может стать любая социально обусловленная структура, инструмент, механизм, снижающие неопределенность в системе и стимулирующие более эффективную экономическую деятельность [1]. В более узком понимании институты - это отдельные организации и процедурные механизмы. Причем экономическому развитию способствуют только те из них, которые позволяют реализовать эффективные управленческие решения. Таким образом, эти институты являются и средой и одновременно инструментом государственной политики развития [2]. В России сегодня имеется практически весь спектр институтов развития, известных и функционирующих в мире. Сложившаяся система институтов представлена тремя уровнями институтов развития - федеральным, региональными отделениями федеральных институтов и собственно региональными институтами. Более 70% в этой системе принадлежит федеральным институтам. Совокупный капитал институтов развития составляет более 1 трлн руб., или почти 3% ВВП [3]. Наиболее перспективным вариантом развития регионов, отдельных стран и мировой экономической системы в целом в долгосрочной перспективе является инновационный рост [4]. В данном контексте используется еще один подход в выделении институтов развития: приоритеты инновационного развития; сети и кластеры; права собственности; финансовая поддержка малых инновационных предприятий; косвенное стимулирование инновационной деятельности; эффективное оценивание качества и результативности; центры превосходства и т.п. [5]. При оценке уровня развития региональных институтов в своем исследовании мы сделали упор на следующие приоритеты: - системность инновационного законодательства в регионе; - наличие действующих кластеров или потенциал кластеризации региона; - проводимые на территории региона инновационные мероприятия как показатель активности инновационной деятельности; - присутствие и функционирование на территории региональных корпораций развития; - наличие на территории региона федерального, национального или вуза, входящего в ведущие рейтинги образовательных учреждений; - вхождение субъектов РФ в состав «Ассоциации инновационных регионов России»; - участие региона в технологических платформах. Анализ региональных институтов развития предполагает оценку наличия, постоянного функционирования или создания новых институтов развития различного уровня [6]. Поскольку приоритетными задачами для региональных институтов развития являются в большей степени развитие инфраструктуры и стимулирование инноваций в регионах, то при их оценке предполагается должное внимание уделять системности действий субъектов РФ, наличию единой сетевой стратегии инновационного развития в регионе. Принципиальным моментом при оценке институтов развития является учет активности субъектов инновационной деятельности и системности этой деятельности. Одним из блоков оценки предлагается анализ институциональный среды путем определения законодательных актов, обусловливающих политику и регулирование инновационной деятельности на уровне региона, а также степени (периодичности) их обновляемости (принятия) [7]. В целях обеспечения полного нормативного регулирования в сфере региональной инновационной деятельности необходимо формирование комплексной системы правовых актов различного уровня и назначения (рамочный закон об инновационной деятельности, концепция или программа инновационного развития, целевая программа и подзаконные акты). Несмотря на активность регионов в создании инновационного законодательства, в большинстве случаев в подобных документах речь идет о поддержке инновационной деятельности в целом, без выделения и уточнения специализации, видов инновационной деятельности, ключевых субъектов, учета специфики региона и оценки конечного результата инновационной деятельности. Одним из условий развития инновационной деятельности является высокий потенциал кластеризации в регионе, который характеризуется наличием факторов конкурентоспособности: сильная конкуренция в отрасли; развитая инфраструктура, необходимая для деятельности компаний кластера; конкурентоспособные отрасли-поставщики; наличие в отрасли ресурсной базы, а также уникального конкурентного преимущества, которое позволит организовать кластер. Оценить потенциал кластеризации можно через долю предприятий региона, готовых к участию в кластере, или уровень развития кластеров через оценку количества реально существующих, действующих и законодательно оформленных кластеров. Новым институтом развития являются технологические платформы (ТП) - это объединение представителей государства, бизнеса, науки и образования вокруг общего видения научно-технического развития и общих подходов к разработке соответствующих технологий. В рамках ТП особое внимание должно уделяться определению основных направлений стратегических исследований и мобилизации усилий на соответствующих научных исследованиях и инновациях. ТП ориентированы на технологическую модернизацию экономики, повышение конкурентоспособности отдельных отраслей, быстрое распространение новых технологий и разработку «прорывных» технологий для появления новых рынков высокотехнологичной продукции. По состоянию на 2013 г. технологических платформ по приоритетным направлениям развития науки и технологий РФ создано 30. При этом необходимо отметить, что региональная принадлежность организаций-координаторов технологических платформ весьма не диверсифицирована. Москва является центральным регионом в ходе реализации инновационной политики государства. Промышленный Уральский федеральный округ в части технологических платформ не представлен ни одной организацией-координатором. В Приволжском федеральном округе в 2012 г. была сформирована технологическая платформа «Текстильная и легкая промышленность» на базе ФГБОУ ВПО «Казанский национальный исследовательский технологический университет». Таким образом, можно констатировать достаточно низкую степень включенности регионов страны в процесс формирования технологических платформ. Так, организации Свердловской области не являются координаторами федеральных ТП, и только два предприятия из числа крупных относятся к их участникам: ОАО «ПО Уральский оптико-механический завод» - ТП «Инновационные лазерные, оптические и оптоэлектронные технологии «Фо-тоника»; Уральское проектно-конструкторское бюро «Деталь» - ТП «СВЧ-технологии». Однако технологические платформы могут явиться достаточно перспективным инструментом инновационного развития крупных промышленных регионов [8]. Для оценки активности и наличия системного подхода к развитию инновационной деятельности на территории целесообразно определять и отслеживать основные события в инновационной сфере, например проведение мероприятий по теме инноваций. Несмотря на то, что подобные мероприятия проводятся сегодня чуть ли не в каждом втором субъекте Федерации, конкуренция между крупными инновационными форумами растет на фоне роста качества их информационного наполнения. Наиболее качественными с этой точки зрения являются INNOVUS (Томск, апрель), «Интерра» (Новосибирск, сентябрь) и Петербургский международный инновационный форум (Санкт-Петербург, сентябрь) [9]. Вхождение субъектов РФ в состав «Ассоциации инновационных регионов России» дает дополнительные возможности для территорий. В частности, регионы получают новые возможности по продвижению инновационной продукции предприятий области на территории России и международных рынках. Органы исполнительной власти смогут разрабатывать совместные программы, создавать межрегиональные финансовые и материальные фонды для осуществления общих проектов, формировать различные информационные структуры и банки данных, необходимые для принятия оптимальных управленческих решений. В состав Ассоциации на данный момент входят республики Мордовия, Татарстан и Башкортостан, Красноярский и Пермский края, Иркутская, Калужская, Новосибирская, Томская, Липецкая, Самарская и Ульяновская области. Факт наличия в регионе высших учебных заведений, являющихся поставщиками квалифицированных кадров для региона, безусловно, влияет на уровень инновационного потенциала региона, при этом немаловажную роль играет вид и рейтинг данного вуза. Так, например, наличие федерального или национального университета влияет на инновационный потенциал территории, так как он является образовательным учреждением, интегрирующим образование и науку и имеющим собственную программу развития. Вхождение вуза в крупнейшие рейтинги также свидетельствует о его высоком образовательном и инновационном уровне. Ранжирование территорий по уровню развития региональных институтов позволило сделать вывод о том, что самой многочисленной группой являются субъекты, в которых институты развития отсутствуют (45 субъектов РФ). Лидерами рейтинга стали 22 субъекта РФ (г. Санкт-Петербург, Томская область, Красноярский край, Республика Татарстан и др.), которые максимально активно используют различные институты и инструменты развития на своих территориях (табл. 1). Первое место в рейтинге субъектов РФ занимает г. Санкт-Петербург, где наиболее активно проявляют себя институты развития. Постоянно действующее и обновляемое инновационное и кластерное законодательство свидетельствует о системном подходе органов власти к инновационному развитию территории. Регулярное проведение Петербургского экономического и международного инновационного форума доказывает признание территории в качестве инновационного центра страны. В городе функционирует ОЭЗ и созданы две технологические платформы. Таблица 1. Группы регионов по уровню развития институтов в 2013 г. Лидеры Отсутствие институтов развития г. Санкт-Петербург, Томская область, Красноярский край Республика Татарстан г. Москва, Свердловская область Калужская, Иркутская, Самарская, Новосибирская, Пензенская, Ярославская, Воронежская, Ростовская, Ульяновская области, Республика Башкортостан Московская, Липецкая области Калининградская область Саратовская Оренбургская области, Пермский край Области: Белгородская, Брянская, Тверская, Волгоградская, Омская, Магаданская Республики: Карелия, Мордовия, Коми, Чувашская, Алтай, Саха Края: Ставропольский, Алтайский, Приморский, Хабаровский Области: Владимирская, Ивановская, Костромская, Курская, Орловская, Рязанская, Смоленская, Тамбовская, Тульская, Архангельская, Вологодская, Ленинградская, Мурманская, Новгородская, Псковская, Астраханская, Кировская, Нижегородская, Тюменская, Челябинская, Кемеровская, Амурская, Сахалинская Республики: Адыгея, Калмыкия, Дагестан, Ингушетия, Чеченская, Кабардино-Балкарская, Хакасия, Карачаево-Черкесская, Северная Осетия - Алания, Марий Эл, Удмуртская, Бурятия, Тыва Края: Краснодарский, Забайкальский, Камчатский Ненецкий, ХМАО, ЯНАО, Чукотский автономные округ и Еврейская АО В эту же категорию наиболее активных регионов попадают субъекты РФ: Республика Татарстан, Томская область и Красноярский край. Республика Татарстан имеет достаточно развитое законодательство, направленное на повышение инновационной активности и инвестиционной привлекательности региона. ОЭЗ «Алабуга» имеет промышленно-производственную направленность и стимулирует приток инвестиций в экономику региона. На территории республики создана и активно набирает обороты технологическая платформа. Институты развития Томской области и Красноярского края в большей степени направлены на содействие развитию инновационной деятельности. Проводимые на территории данных субъектов РФ экономические и инновационные форумы всероссийского масштаба, наличие федеральных и национальных университетов, создание технологических платформ позволяют говорить о том, что данные субъекты являются центрами инновационного развития и активно используют все возможные институты развития. Активно проявляют себя институты развития в таких субъектах, как Москва, Свердловская, Иркутская, Калужская, Самарская, Пензенская области. Есть регионы, в которых институты развития не проявляют себя никаким образом, как правило, единственное, что присутствует в данных регионах, - это рамочные законы об инновационной деятельности. Опыт создания кластерных систем в России свидетельствует, что для реализации кластерной региональной политики характерны: - создание и все более активное использование институтов развития (федерального и регионального уровня), нацеленных на решение системных проблем экономического роста, - реализация проектов государственно-частного партнерства (ГЧП), способствующих снижению предпринимательских и инвестиционных рисков; - внедрение систем стратегического управления, направленных на согласование бюджетной, денежной, структурной, региональной и социальной политик при разрешении системных внутренних проблем развития. Достаточно эффективным механизмом реализации кластерной политики, как показывает мировой опыт, является использование ГЧП, в капитале которых могут участвовать местные власти, коммерческие партнеры и институциональные частные инвесторы [10]. На рис. 1 представлены субъекты РФ, на территории которых сформированы и функционируют при поддержке государства инновационные территориальные кластеры. По итогам конкурсного отбора пилотных программ развития инновационных территориальных кластеров были выделены 25 кластеров, расположившихся в 20 субъектах РФ. Необходимо отметить территориальную неравномерность распределения кластеров по территории РФ. Большинство из них сосредоточено в центральной части России. Дальний Восток представлен только одним субъектом РФ - Хабаровским краем. 1 - Ленинградская область 2 - Санкт-Петербург 3 - Архангельская область 4 - Москва 5 - Московская область 6 - Калужская область 7 - Нижегородская область 8 - Республика Мордовия 9 - Ульяновская область 10 - Самарская область 1 11 - Республика Татарстан 12 - Республика Башкортостан 13 - Свердловская область 14 - Пермский край 15 - Томская область 16 - Новосибирская область 17 - Кемеровская область 18 - Алтайский край 19 - Красноярский край 20 - Хабаровский край Рис. 1. Кластеры на карте РФ. Источник: Российская кластерная обсерватория: http://cluster.hse.ru Поскольку ГЧП является эффективным механизмом реализации кластерных проектов, интересным представляется сопоставление результатов рейтинга по уровню развития институтов и готовности регионов РФ к ГЧП. Рейтинг регионов России по уровню развития ГЧП, составленный Центром развития ГЧП, представляет собой комплексную характеристику готовности субъектов РФ к сотрудничеству с частными инвесторами на принципах государственно-частного партнерства, которая включает выполнение ряда условий, обеспечивающих благоприятный климат для реализации инвестиционных проектов на принципах государственно-частного партнерства: наличие отлаженной системы управления ГЧП-проектами на уровне региональных органов власти; опыт реализации ГЧП-проектов; достаточный уровень кредитоспособности и информационной открытости региона. В табл. 2 представлено сопоставление развития региональных кластеров и уровня развития ГЧП в субъектах РФ. В таблице особо выделены субъекты РФ, являющиеся лидерами в рейтинге развития институтов [11]. Таблица 2. Сопоставление рейтингов Субъекты РФ, на территории которых действуют кластеры Рейтинг готовности регионов России к ГЧП, место/баллы г. Санкт-Петербург 1 / 7,8 Республика Татарстан 2 / 6,6 Нижегородская область 7 / 5,9 Калужская область 9 / 5,6 Новосибирская область 10 / 5,5 Свердловская область 12 / 5,5 г. Москва 13 / 4,9 Красноярский край 14 / 5,4 Ульяновская область 17 / 5,3 Ленинградская область 18 / 5,0 Московская область 21 / 4,9 Самарская область 25 / 4,6 Томская область 31 / 4,4 Алтайский край 37 / 4,1 Кемеровская область 38 / 4,0 Республика Башкортостан 51 / 2,8 Пермский край 56 / 2,4 Хабаровский край 64 / 1,4 Архангельская область 65 / 1,3 Республика Мордовия 74 / 0,9 В первой десятке рейтинга готовности регионов к ГЧП оказались в основном центральные регионы. Санкт-Петербург является первым российским субъектом, в котором был принят региональный закон о ГЧП. Высокому рейтингу города также способствовало его относительное экономическое благополучие, выраженное в виде высокого кредитного рейтинга [12]. Санкт-Петербург также является бесспорным лидером рейтинга регионов по уровню развития региональных институтов, о чем было написано выше. В рейтинге важен не только объем реализованных инвестиционных проектов, но и совокупность факторов развития ГЧП в регионе. Важными являются активная работа над региональной правовой базой и наличие опыта инвестиций в сфере ГЧП. Так, Калужская область, признанный лидер в сфере привлечения прямых инвестиций в региональную экономику, оказалась на девятой позиции из-за недостаточной практики применения моделей ГЧП для реализации инфраструктурных проектов, которые в соответствии с региональным законом ограничиваются концессионными соглашениями. Неразвитость региональной правовой базы и отсутствие реализованных проектов ГЧП помешали подняться в рейтинге Москве. Регионы, которые наиболее сильны по одному из факторов и одновременно слабы по любому другому, попали соответственно в середину шкалы рейтинга. В третью группу (значение рейтинга менее 3) входят регионы, которые имеют существенные недоработки в сфере ГЧП, что влияет на общую картину восприятия региона потенциальными инвесторами. Это может быть отсутствие кредитного рейтинга, отсутствие у региональных властей опыта управления реализацией крупных инвестпроектов на территории субъекта РФ, отсутствие правового регулирования, обеспечивающего стабильность положения инвестора, работающего в субъекте РФ. Лидерами обоих рейтингов стали Санкт-Петербург, Татарстан и Калужская область. Необходимо отметить, что в группу с минимальным значением рейтинга попали лишь 5 субъектов, реализующих кластерную политику. Это подтверждает тезис о преимущественном использовании проектов ГЧП при реализации кластерной политики. Также более половины субъектов, на территории которых действуют инновационные кластеры, активно работает в направлении развития региональных институтов. Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы: 1. Формирование институтов развития и институциональный среды в регионах РФ осуществляется сложно и противоречиво. Что обусловлено, во-первых, отсутствием единой научно обоснованной теоретико-методологической базы, методических и практических разработок в данной области. Во-вторых, отсутствием интеграционных связей между наукой, бизнесом, образованием и властью. Отсутствие консенсуса между этими группами приводит к отсутствию системности в формировании и развитии региональных институтов. Необходимо развивать взаимную интеграцию и выстраивать механизмы взаимодействия науки, власти, образования и бизнеса. 2. Становление региональных институтов развития дает новый стимул для развития региональной экономики и позволяет властям более эффективно влиять на тенденции регионального развития. Оценка уровня развития региональных институтов позволила выделить регионы с высоким уровнем формирования институтов регионального развития и, соответственно, регионы, в которых институты развития отсутствуют. Необходимо создавать, внедрять и трансформировать различного рода рыночные институты развития. При этом институты должны быть достаточно разнообразны и обеспечивать многоцелевую направленность территориального развития [13]. 3. Существует проблема разорванности (несоответствия) связи между стратегией развития региона и узкими задачами институтов развития. Система региональных институтов развития должна быть комплексной. Это не просто инструмент государственной политики, главное в нем - нацеленность на существенное изменение экономики, а значит, он обязательно должен носить стратегический характер. 4. Одной из наиболее распространенных форм государственной экономической политики стала кластерная политика, основной целью реализации которой является обеспечение высоких темпов экономического роста и диверсификации экономики за счет повышения конкурентоспособности предприятий, поставщиков оборудования, комплектующих, специализированных производственных и сервисных услуг, научно-исследовательских и образовательных организаций, образующих территориально-производственные кластеры. 5. Развитие территориальных производственных кластеров в России является одним из условий повышения конкурентоспособности отечественной экономики и интенсификации механизмов ГЧП. 6. Наиболее эффективным механизмом реализации кластерной политики является использование ГЧП. 7. Учитывая, что российские институты развития только приступают к формированию инвестиционных портфелей и открытию финансирования конкретных инвестиционных проектов, существует возможность учета задач реализации кластерной политики в регионе с использованием механизмов государственно-частного партнерства.

Ключевые слова

State and private partnership, Innovation activity, Institution of Development, Regions development, Cluster policy, государственно-частное партнерство, региональное развитие, инновационная деятельность, институт развития

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Котлярова Светлана НиколаевнаУральское отделение Российской академии наук (г. Екатеринбург)кандидат экономических наук, заведующая сектором инфраструктурного развития и экономико-математического моделирования Института экономикиsv_gavrilova@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Татаркин А. И. Формирование региональных институтов пространственного развития Российской Федерации // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2012. № 6 (24).
Волков В., Малицкая Е. Кластер как инструмент повышения конкурентоспособности и инновационной активности регионов // Самоуправление. 2012. № 10. Окт. С. 10-14.
Рейтинг регионов России «ГЧП-старт» [Электронный ресурс]. URL: http://www.ccifr.ru/uploaded/Actualites/chambre/Rating_regions_russes_PPP.pdf (дата обращения: 17.12.2013).
Селезнев Павел. Петербург лидирует в рейтинге регионов по уровню развития ГЧП // Российская Бизнес-газета. Бизнес и власть. № 884 (6).
Татаркин А.И., Романова О.А. Современные инструменты новой индустриализации промышленных регионов // Экономист. 2013. № 8. C. 21-38.
Рейтинг инновационной активности регионов 2011 // Национальная ассоциация инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ) [Электронный ресурс]. URL: http://www.nair-it.ru/ (дата обращения: 05.01.2013).
Оглоблин А.А. Методический подход к оценке развития старопромышленных регионов в условиях трансформации факторов инновационного развития // Старопромышленные территории России и Германии: возрождение или стагнация. Международная научно-практическая конференция. Екатеринбург, 10-11 октября 2012 г.: сб. ст. Екатеринбург, 2012.
Татаркин А.И., Котлярова С.Н. Региональные институты развития как факторы экономического роста // Экономика региона. 2013. № 3. С. 9-18.
Норд Д. Институты и экономический рост: историческое введение // THESIS. 1993. Т. 1, вып. 2. С. 73.
Российские институты развития: региональный аспект [Электронный ресурс]. URL: http://www.raexpert.ru/researches/regions/ros_evolution/ (дата обращения: 17.10.2013).
Ивантер В., Узяков М., Шуров А. Требования к промышленной политике в инвестиционном сценарии // Экономист. 2013. №5. С. 3-17.
Обзоры инвестиционной политики ОЭСР: Российская Федерация. Повышение прозрачности политики // Организация экономического сотрудничества и развития [Электронный ресурс]. URL: http://oecdru.org/ (дата обращения: 23.08.2012).
Полтавский П.А. Институциональный подход к государственному регулированию деятельности в инновационной сфере // Вестник Челябин. гос. ун-та. Экономика. 2010. № 5 (186), вып. 25. С. 13-17.
 Формирование и развитие региональных институтов | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. № 3(27).

Формирование и развитие региональных институтов | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. № 3(27).