Рациональность как неотъемлемая составляющая процесса управления | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. № 4(28).

Рациональность как неотъемлемая составляющая процесса управления

В статье рассматривается взаимосвязь и взаимообусловленность управления и рациональности экономического поведения. Для формирования необходимых и достаточных условий для реализации модели «нового экономического человека» важно понимание связи между управлением, рациональностью и подходом, заложенным в основу представления сложной искусственной системы. Обосновывается необходимость учета при выборе критериев рациональности как модели принятия решения, так и нравственных, ценностных ориентиров.

Rationality as an integral part of the management process.pdf С условиями реализации модели человека непосредственно связаны проблема рациональности и проблема управления процессами экономического поведения человека. Изучение эволюции представлений о рациональности в рамках разных областей знаний (философии, экономики, социологии, др.), а также разнообразных новых междисциплинарных направлений, возникающих на стыке традиционных (экономики и психологии; экономики и социологии; др.), позволяет выявить новые подходы к изучению модельных представлений о человеке и рациональности экономического поведения, особенностей их реализации на практике, в том числе в условиях «новой экономики». Необходимо также учитывать, что представления об основных сущностных характеристиках таких категорий, как «рациональность», «экономическое поведение» и «управление», не остаются неизменными. Управление можно рассматривать как процессы принятия решений и как процессы, содержащие действия. Относительно экономического действия (поведения) также имеются различные взгляды. Чаще всего выделяются следующие три группы трактовок экономического действия: - «социологизированное» (структурный функционализм Т. Парсонса) понимание экономического действия (социальные нормы и ценности определяют экономическое поведение); - «новосоциологизированное» («новая экономическая социология» М. Грановеттера, принцип укорененности) понимание экономического действия (экономическое действие осуществляется под воздействием отношений с другими индивидуумами); - «экономизированное» (неоклассическая экономическая теория) понимание экономического действия (принцип максимизации выгоды определяет экономическое действие). Под экономическим поведением также понимается «оперирование ограниченными ресурсами в интересах субъекта поведения». То есть если задействованные ресурсы имеют ограниченный характер, то мы будем называть такое социальное действие экономическим. Так, достижение неэкономических целей (например, уважения коллег или поддержки друзей) возможно с субъективно избыточными ресурсами своего времени, эмоционального тепла и пр., в таком случае мы будем говорить о социальном поведении. Если же необходимы редкие ресурсы (например, дефицитная книга или время референтного лица, известного человека), то социальное поведение приобретает характер экономического, независимо от характера поставленных целей [1. С. 129]. Под экономическим поведением в данной работе будем понимать поведение, связанное с перебором экономических альтернатив с целью рационального выбора в условиях ограниченных ресурсов. При создании системы управления, обеспечивающей условия для реализации модели «нового экономического человека», важно учитывать также то, что «...поведение сложной системы как целого скорее можно понять, чем объяснить» [2]. В связи с этим необходимо остановиться на уяснении содержания понятия «понимание», которое менялось в течение всего периода общественного развития. Не углубляясь подробно в историю становления данного понятия, отметим, что со второй половины ХХ в. «понимание» стало рассматриваться как эвристическая познавательная процедура, дающая приращение знания, а не только восстанавливающая изначальное [3]. Необходимо также учитывать, что «понимание» в основе своей остается субъективным способом познания [4. С. 24] для формирования персональных знаний (как результат дифференциации приобретаемых знаний и навыков с учетом индивидуальных особенностей). Человек использует не только «верифицируемые знания, главное для которых - их доказуемая истинность, но и аксиологические ценностно ориентированные знания» [5]. С учетом ограничений (в том числе физиологических и индивидуальных) на познание человеком всего, что его окружает и что используется им в процессе его жизнедеятельности; понятия интерсубъективности, введенного Э. Гуссерлем; конвенциональной концепции истины А. Пуанкаре В. А. Вит-тих вводит понятие интерсубъективного знания. Через коммуникации с другими индивидуумами осуществляется компенсация «частичного» понимания каждым индивидуумом всего, что его окружает и что используется им в процессе его жизнедеятельности (от других индивидуумов получает то, чего недостает из персональных знаний, собственного опыта), формируется субъективное «знание, значимое и верное (относительно истинное) для одного индивидуума, может иметь ценность и для других индивидуумов, находящихся с ним в общей проблемной ситуации, которая принуждает индивидуумов коммуницировать и участвовать в принятии совместных решений для урегулирования ситуации» [6. С. 11]. Интерсубъективное знание - знание, полученное в результате договоренности о признании некоторого субъективного знания истинным для ограниченного круга индивидуумов, объединенных проблемной ситуацией [6. С. 11]. В.А. Виттих трактует объективное знание как «верифицированное интерсубъективное знание, признаваемое всем человечеством» [6. С. 11]. К. Хюбнером выделяются следующие типы интерсубъективности [7]: 1) семантическая интерсубъективность (предполагает ясность и общее согласие относительно понятий и построенных из них суждений, однозначное понимание и употребление всеми акторами); 2) эмпирическая интерсубъективность (высказывания, опирающиеся на эмпирические высказывания, принимаются за рационально обоснованные); 3) логическая интерсубъективность (высказывания являются результатом логического вывода); 4) операциональная интерсубъективность (воспроизводимость образцов действия или рассуждения; понимание всеми акторами однозначно технологии и возможность воспроизводства в том же виде); 5) нормативная интерсубъективность (общепринятость норм и правил поведения и оценки). Таким образом, принятие решений осуществляется с учетом объективных (верифицируемых), субъективных и интерсубъективных знаний. Более того, представления о рациональности должны учитывать «закон ситуаций», сформулированный в 20-е гг. ХХ в. М. Фоллеттом, согласно которому различные типы ситуаций требуют различных типов знаний [8], поэтому комбинация одних и тех же знаний в разных проблемных ситуациях, для которых требуется принятие рационального решения, будет различна. Важными особенностями решения являются целенаправленность и сознательность выбора. Принятие решения может рассматриваться двояко: принятие решения как процесс, принятие решения как выбор. Применительно к разным областям знаний с точки зрения полноты отражения управленческого процесса это проявляется следующим образом: - экономическая наука традиционно фиксирует результат принятия решения (процесс принятия решения остается без внимания). По мнению Г. Саймона, усилия экономистов преимущественно направлены на результаты выбора: «неоклассическая теория исследует, по сути, не процесс выбора, а его результаты» [9. С. 18]. Внимание экономистов к проблеме и механизму экономического выбора и условий, опосредующих этот выбор, обусловило пересмотр классической модели экономического человека в рамках институционализма; - психологическая наука рассматривает процедуру принятия решения (все, что предшествует непосредственному акту принятия решения, но не сам результат в виде решения). Принимаемые решения (и их реализацию) также необходимо оценивать с точки зрения рациональности, что обусловливает актуальность поиска и обоснования разнообразия критериев рациональности (а не случайного набора показателей), соответствующих специфике конкретной ситуации. Под результативностью действий принято понимать степень соответствия их результатов интересам достижения определенной цели или совокупности целей (запланированных результатов). Среди основных теоретических подходов к принятию решения, как правило, выделяются: I. Нормативные модели принятия решений. Основной акцент делается на разработке математических методов, моделей и алгоритмов выбора решений. Разрабатываются в рамках математической теории принятия решений. Основаны на классической рациональности. Призваны обеспечивать выбор альтернативных вариантов решений исходя из заданного критерия и специфики ситуации. Применяются в основном для решения задач в технических системах. Предполагается, что имеется полная информация для разработки и оценки альтернативных вариантов. Хотя в реальности информационные и аналитические возможности ограничены, применение только нормативных моделей принятия решений не гарантирует выработки оптимальных решений. Не учитываются основные предпосылки о человеке и об организации. Не рассматриваются наиболее сложные и неформальные процедуры, связанные с постановкой задачи, формированием ситуаций, целей, ограничений, вариантов решений и оценкой их предпочтений. II. Дескриптивные модели принятия решений. Ориентированы на осмысление истинных причин принятия решений, основаны на поведенческой теории принятия решений (психологическая теория решений). Характеризуются выраженным объясняющим, а не предписывающим характером (процесс фактического принятия решений, а не то, какими они должны быть). Предметом исследований является мыслительная деятельность человека, роль мотивов его поведения, эмоции и воли в процессе принятия решений. Учитываются основные предпосылки о человеке и об организации, в частности влияние на принятие решений личностных качеств (память, скорость переработки информации, риск, оценка последствий принятых решений, др.). III. Комплексная концепция управленческих решений. В основе логической схемы процесса принятия решения лежит комплексное использование нормативных и дескриптивных моделей (акцент на логическое мышление и интуицию, в то время как математические методы и вычислительные средства - вспомогательный инструмент). Особенности: 1) использование математических методов для количественного анализа качественных данных; 2) построение комплексных методик для снижения неопределенности в процессе принятия решений и обоснования решений на основе взаимодополняющих методов (структуризации, характеризации и оптимизации). С точки зрения учета нравственных, ценностных ориентиров при принятии решений в научной литературе по профессиональной этике выделяются следующие основные модели: 1) модель «личность - ситуация». Поведение рассматривается как процесс морального развития индивида в определенной ситуации на основе его самообучения. Используются две группы переменных: индивидуальные (самоконтроль, степень зависимости) и ситуационные (организационная культура, способность к совершенствованию и самопознанию); 2) модель «индивид - внешняя среда». Поведение рассматривается как производная от индивидуальных характеристик лиц, принимающих решение, и внешней среды (оперативная, правовая, социальная, профессиональная и индивидуальная среда); 3) модель «четырех компонентов». Поведение рассматривается как процесс, состоящий из нескольких последовательных этапов: восприятия общей ситуации, этического суждения об этичности тех или иных действий, этического выбора, конкретного решения и действия. Для формирования необходимых и достаточных условий для реализации модели «нового экономического человека» важно прежде всего уяснить связь между управлением, рациональностью и подходом, заложенным в основу представления сложной искусственной системы (объекта). В литературе, посвященной рациональности, рассматриваются преимущественно два подхода (хотя их значительно больше, одним из распространенных и самых известных является, конечно же, системный подход): а) функциональный подход (В.А. Виттих называет его причинноследственный или каузальный), для которого характерна классическая рациональность. «. Выходной результат (следствие) одного элемента является входом (причиной) для другого, а сам элемент реализует некоторую функцию, преобразующую причину в следствие. Образующиеся «каузальные цепочки» могут служить адекватными идеализированными моделями явлений и процессов, происходящих в закрытых системах, например в технических объектах, но оказываются практически неприемлемыми в сложных искусственных системах, где каузальный принцип превращает человека в автомат, призванный исполнять трансформацию входного воздействия в выходной результат по жесткой программе» [10. С. 25]; б) автономно-целостный подход (В.А. Виттих называет его «часть - целое»), для которого характерна органическая рациональность (в том числе выделяемые нами две разновидности: органическая социально-гуманитарная рациональность и органическая консенсуальная рациональность). «Каждая часть, рассматриваемая как самодостаточное целое, взаимодействует с другими частями-целостностями и может образовывать совместно с ними целостности более высокого порядка» [10. С. 25]. Процесс принятия решения во многом определяется типом рациональности. Так, например, процесс принятия решения с точки зрения классической рациональности определяется такими присущими ей признаками, как: - предсказуемость (прогнозируемость) поведения индивидуумов; - единообразие предпочтений индивидуумов; - гипотеза об одинаковом экономическом поведении экономических индивидов; - определение оптимальной реакции как индивидуума, так и социальной группы на основе знания внешних параметров ситуации; - наличие единых параметров и критериев, позволяющих эмпирически проверить гипотезу о рациональном характере экономического поведения; - четкая вербальная формулировка задач (формулировка задач в замкнутой форме); - игнорирование возможных ответных действий других индивидуумов; - второстепенность фактора времени; - невозможность объяснения всего многообразия рыночных процессов; - представления о возможности и достижимости одного единственно верного решения. Процесс принятия решения с точки зрения выделяемых нами двух разновидностей органической рациональности определяется такими присущими ей признаками, как: - непредсказуемость (непрогнозируемость) поведения индивидуумов (в ситуациях неочевидной реакции других индивидуумов); - разнообразие предпочтений индивидуумов; - неоднородность индивидуумов (каждый имеет собственную систему ценностей и субъективную точку зрения); - разнообразие экономического поведения экономических индивидов; - гипотеза о возможности консенсуса индивидуального и коллективного экономического поведения, предполагающего временный характер промежуточных соглашений в конкретном временном отрезке (своеобразный многосторонний диалог в поисках компромиссов, причем в каждый момент времени достигается определенный уровень согласия); - возможность согласования разных точек зрения не на основе тождества, а в контексте их различия, которые «не провоцируют мировоззренческие конфликты, а создают условия для свободного выбора» [10. С. 29]; - «подвижность» принимаемого консенсуального решения, невозможность принятия единственного универсального консенсуального решения (в следующий момент времени договоренность между акторами может измениться, т.е. происходит постоянная трансформация решения); - условность определения момента фиксации принятого решения, определяемая степенью «зрелости» ситуации (сочетание объективных факторов, субъективных оценок индивидов и скорости развития ситуации), приводящей всех участников к пониманию необходимости принятия консенсуального решения; - определение допустимой (достаточной, приемлемой) реакции как индивидуума, так и социальной группы на основе знания внешних параметров ситуации; - отсутствие единых параметров и критериев, позволяющих эмпирически проверить гипотезу о рациональном характере экономического поведения; - открытая форма постановки задач (как одна из форм принимаемых решений), относящаяся к классу задач, решаемых в реальном масштабе времени; - учет возможных ответных действий других индивидуумов; - представления о невозможности и недостижимости одного единственно верного решения; - невозможность выработки универсального оптимального решения; - персональная ответственность за определенную область деятельности при коллегиальном принятии решений (в сочетании с индивидуальными субъективными интересами и ценностями); - процедура выбора и принятия решения значительно усложняется из-за необходимости учета и согласования интересов неоднородных индивиду-умов. Особенности принятия решений для органической рациональности описаны В.А. Виттих. В частности, то, что неоднородные индивиды в процессе принятия решения «используют не классическую познавательную процедуру, а аксиологическую, в которой факты соотносятся с системой ценностей. И в этом смысле корректно говорить не об истинности принятого решения, а об его ценности. Аналогичное замечание можно отнести и к объективности решения, которая на практике если и достигается, то весьма и весьма приблизительно» [10. С. 29]. Для уяснения сути консенсуальной рациональности (это важно прежде всего для формирования более корректных представлений о соответствующей ей системе управления) необходимо рассмотреть смежные понятия рациональности («индивидуальная рациональность», «общественная рациональность», др.), поскольку это позволит кратко проанализировать разнообразные подходы к проблеме сочетания рациональности общества и индивидуальной (частной) рациональности. Вклад в исследование проблем согласования интересов внес Дж. Роулс, предложивший «концепцию, своего рода рациональный общественный договор, в котором справедливость становится основанием социального сотрудничества. Оно может быть достигнуто при наличии: 1) рациональных представлений каждого человека о собственном благе, которое он может сформулировать в виде целей и планов, ожиданий и намерений, и 2) чувства справедливости. . Результат выполнения общественного договора по Роулсу будет различным для каждого. Очевидно, что люди, не обладающие рациональной способностью представлять себе свое собственное благо и не имеющие чувства справедливости, не могут прийти к подобному договору» [11. С. 192, 193]. Общественная рациональность (разного уровня сложности) не может трактоваться как суммарная индивидуальная рациональность. «XX век доказал парадоксальность рациональности, отсутствие гарантии ее достижимости даже при соблюдении всех рациональных предпосылок, а также недостижимость коллективной рациональности за счет индивидуальной» [11. С. 188]. В качестве примеров, подтверждающих это, как правило, приводят или так называемую «дилемму заключенных» («the prisoner's dilemme», была открыта М. Флудом и М. Дреше-ром в теории игр, а термин введен А. Такером), или «теорему общей возможности» (другое ее название - «теорема невозможности») К. Арроу. Проблема общественной рациональности неотделима от проблемы согласования интересов, а в идеале - от выявления общего интереса (общей цели) и средств его достижения. Однако в современных условиях сложно вести речь о подчинении (всех и каждого) общей цели или интересу, поскольку имеет место своеобразная конкуренция различных частных интересов/целей, носителями которых являются как отдельные индивидуумы, так и их объединения (группы, коллективы). Очевидно, более правильно говорить об одобряемой (принимаемой) большинством общества (группы, коллектива) какой-то цели/интереса, что позволяет обеспечить функционирование механизма сохранения целостности, безопасного и устойчивого развития экономики и общества. По нашему мнению, представление о частном, собственном благе (адекватное конкретным условиям), не противоречащее или совпадающее с представлением о благе общества/экономики в целом (конкретного уровня этой иерархической системы), в соответствии с органической социальногуманитарной рациональностью или органической консенсуальной рациональностью может быть сформировано на основе предлагаемой пространственной модели рационального согласования интересов, иначе пространственной модели стратегической цели [12, 13, 14]. Причем процессы согласования частных и общих целей (интересов) должны осуществляться не принудительно, а с учетом наличия условий (их достаточности, зрелости) для реализации факторов, составляющих основу предложенной нами модели человека [14, 15, 16], и принципов социальной справедливости (содержательно наполненных в соответствии с конкретноисторическими условиями). Наша позиция не противоречит мнению В.С. Швырева в раскрываемом им содержании открытой рациональности: «"Открытая рациональность" потому и заслуживает название рациональности, что работа в ее режиме осуществляется в определенном структурированном пространстве (хотя и не алгоритмизируется); здесь могут предлагаться различные артикулируемые стратегемы действий, оцениваться их эффективность и пр. (ср. «Доказательства и опровержение» И. Лакатоша)» [11. С. 116]. Однако по-настоящему рациональным может рассматриваться поведение, позволяющее решать разнообразные проблемы, не только благодаря целесообразности, но и целеполаганию. «В процессе принятия решения приходится обращаться не к процедуре объяснения, а к пониманию», что позволяет постичь и истолковать мысли и переживания других индивидуумов, осознать каждому индивидууму его роль в проблемной ситуации, рассматриваемой как система [10. С. 28]. Предлагаемый нами подход к решению проблемы частного и общего интереса (цели) в рамках пространственной модели согласуется с позицией В.С. Швырева относительно толкования «деятельности» и «рациональной деятельности». По мнению В.С. Швырева, «неправомерно ограничивать и понятие деятельности только целесообразной деятельностью», поскольку деятельность «. охватывает не только целесообразное поведение, но и включает деятельность "перепрограммирования" оснований, исходных установок, целевых ориентиров, т.е. целеполагание. .Деятельность как открытая система связана с движением в проблемных ситуациях, когда нет готовых ее рецептов. Однако, если в качестве исходного признака рационального сознания рассматривать не соответствие основаниям и нормам принятой парадигмы, а соразмерность наших установок реальной ситуации, - заметим, что именно с этим смыслом связано коренное значение латинского слова "ratio", - то правомерно утверждать, что рациональное "измерение" работы в проблемной ситуации связано с ее анализом, предполагающим в качестве его существенного фактора критико-рефлексивное осознание собственных позиций, возможных стратегем деятельности и пр. Подобный рациональный анализ, разумеется, не является достаточным условием конструктивного выхода из проблемной ситуации, но он, безусловно, будет способствовать такому выходу» [11. С. 221, 222]. В экономическом поведении следует рассматривать различные ограничения органической социально-гуманитарной рациональности и органической консенсуальной рациональности: ресурсные и целевые. Кроме того, рациональность может иметь различные механизмы ее обеспечения [1. С. 135-136]: - ситуации, где рынок эффективен, позволяют достичь равновесия, «где выбор носит повторяющийся, регулярный характер; влияние неопределенности незначительно или может быть сведено к набору заранее известных вероятностей будущих событий; структуру отрасли удовлетворительно описывает модель совершенной конкуренции», целесообразно применение неоклассической экономической теории; - ситуации, где рынок не эффективен, «требуют самостоятельных механизмов регуляции, основанных на социальной и долгосрочной рациональности. Так, введение в условия «игры» подлинной неопределенности [17], от которой нельзя застраховаться, повышение транзакционных издержек и стоимости обработки информации, превышение пределов человеческих возможностей интеллектуального анализа и синтеза (прежде всего целеполага-ния) заставляют обращаться к многофакторным моделям рациональности экономического поведения и к сложной проблематике регуляции на социе-тальном и групповом уровнях». Таким образом, создание необходимых и достаточных условий реализации модели «нового экономического человека» предполагает формирование соответствующих представлений о рациональности и о системе управления. Это связано с тем, что должна быть не одна (четко и заранее определенная) траектория для развития человека (прежде всего экономического поведения), а целый спектр траекторий, из которого каждый человек может выбрать ту траекторию (вектор), которая отвечает его представлениям о рациональности для конкретных условий, в которых он функционирует. Это обусловлено также тем, что не может быть автономного принятия решения индивидуумом в отрыве от других индивидуумов, взаимодействующих между собой в рамках разных социальных структур.

Ключевые слова

рациональность, управление, модель «нового экономического человека», Rationality, Management, Model of the “new economic man”

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Калянова Галина СергеевнаРоссийский экономический университет им. Г.В. Плеханова (г. Москва)аспирант кафедры теории и истории экономической наукиriv58@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Покровская Н.Н. Рациональность экономического поведения // Изв. Рос. гос. пед. ун-та им. А.И. Герцена. Общественные и гуманитарные науки. 2007. № 9. С. 128-137.
Виттих В.А. Целостность сложных систем // Проблемы управления и моделирования в сложных системах: тр. IV Междунар. конф. Самара: Самар. науч. центр РАН, 2002. С. 48-58.
Всемирная энциклопедия. Философия. М.: АСТ; Минск: Харвест: Современный литератор, 2001.
Виттих В.А. Парадигма ограниченной рациональности принятия решений - 2 // Вестн. Самар. гос. техн. ун-та. Сер. «Технические науки». 2010. № 2 (26). С. 23-31.
Виттих В.А. Аксиологические и верифицируемые научные знания // Проблемы управления и моделирования в сложных системах: тр. Х! Междунар. конф. Самара: Самар. науч. центр РАН, 2009. С. 449-454.
Виттих В.А. Принципы построения ситуационных теорий общества. Проблемы управления и моделирования в сложных системах // Тр. Х^ Междунар. конф. Самара: Самар. науч. центр РАН, 2013. С. 9-16.
Хюбнер К. Истина мифа. М.: Республика, 1996.
Карпов А.В. Психология менеджмента. М.: Гардарики, 2005.
Саймон Г. Рациональность как процесс и продукт мышления // THESIS. 1993. Вып. 3.
Виттих В.А. Парадигма ограниченной рациональности принятия решений - 1 // Вестн. Самар. гос. техн. ун-та. Сер. «Технические науки». 2009. № 3 (25). С. 22-31.
Исторические типы рациональности / отв. ред. В.А. Лекторский. М.: ИФ РАН, 1995. Т. 1. 350 с.
Рощина Г.С. Возможности целевого управления моделью человека для достижения устойчивого социально-экономического развития экономики // Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364 (ноябрь). С. 134-139.
Рощина Г. С. Концептуальный подход к разработке модели национальной идеи: соединение универсальности и индивидуальности // Сб. материалов Всерос. открытого молодежного конкурса. М., 2010. С. 6-24.
Рощина Г.С. Человек как цель и средство социально-экономического развития // Борис Ельцин - Новая Россия - Мир: материалы Первого Всерос. конкурса научных работ студентов, аспирантов и молодых ученых 2011 года: в 2 т. М.: Гуманитарный и политологический центр «Стратегия», 2012. Т. 2. С. 342-365.
Рощина Г.С. Формирование модели «нового экономического человека» // Науч. тр. Междунар. науч.-практ. конф. ученых РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева, ЛНАУ. 20-21 июня 2013 г. Т. 1: Экономика. Москва; Луганск: Изд-во РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева, ЛНАУ, 2013. С. 5-9.
Лисовская Е.Г., Рощина Г.С. Основные концептуальные представления о модели человека и объективная обусловленность межпарадигмального и междисциплинарного подхода // Вестн. Академии. 2013. № 2. С. 129-133.
Arrow К. Rationality of self and others in an economic system // Journal of Business. 1986. № 4 (October). P. 382-399.
 Рациональность как неотъемлемая составляющая процесса управления | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. № 4(28).

Рациональность как неотъемлемая составляющая процесса управления | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. № 4(28).