Рискогенный характер природы корпоративных слияний и поглощений | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2015. № 4(32).

Рискогенный характер природы корпоративных слияний и поглощений

Слияния и поглощения на современном этапе приобрели характер постоянно наблюдаемого явления. Однако данные свидетельствуют о неэффективности преобладающего числа сделок слияний и поглощений. Недостижение ожидаемых целей сделок порождает формирование негативных условий для реализации в дальнейшем аналогичных стратегических решений и определяет рискогенность воспроизводственной природы корпоративных слияний и поглощений как следствие влияния внешнего окружения. В свою очередь, рискогенность процессов слияний и поглощений определяется также недостаточной определенностью условий осуществления менеджмента сделки и изменчивостью характеристик корпораций, влияющих на перспективы зрелой интеграции. Данные выводы позволили сформировать классификацию рисков корпоративных слияний и поглощений в нефинансовом секторе экономики.

The risk-generating nature of corporate mergers and acquisitions.pdf 1. Воспроизводственная природа корпоративных слияний и поглощений как фактор их рискогенности Воспроизводство любой природы рассматривается как бесконечно повторяемый процесс созидания вновь некоего результата. Воспроизводство в хозяйственной жизни (англ. reproduction) - это непрерывно продолжающийся (незатухающий, бесконечно повторяемый) процесс производства благ, по ходу которого возобновляются (воспроизводятся) и жизненные средства, и их производители (человек как потребитель и как рабочая сила), и производственные отношения между участниками этого общественного процесса. Прерывание воспроизводственного процесса приводит к неполучению некоего результата, если рассматривать в экономическом контексте, то это неполучения благ, жизненных средств и в итоге разрушение общественного устройства. Возможность наступления такого события представляет собой конкретный риск. По своей сущности риск является событием с отрицательными, невыгодными экономическими последствиями, которые, возможно, наступят в будущем в какой-то момент в неизвестных размерах. Следовательно, понятие рискогенности означает наличие, присутствие опасности неблагоприятного исхода ожидаемого явления. Современными авторами слияния и поглощения отождествляются с прямыми инвестициями, представляющими собой вложения частнопредпринимательского капитала, обеспечивающие непосредственное участие инвестора в выборе объектов инвестирования и вложения средств, установление контроля и дающие право непосредственного распоряжения над компанией [1. C. 12; 2. C. 15]. В этой связи для анализа рискогенного характера воспроизводственной природы корпоративных слияний и поглощений обратимся к исследованиям факторов, определяющих инвестиционный климат территорий, и в частности регионов Российской Федерации, что актуально вследствие перехода функций по регулированию социально-экономических процессов от центральных уровней государственной власти к региональным [3. C. 149], важности усиления роли в инвестиционном процессе региональных государственных структур [4. C. 219; 5. C. 22]. Исследованию вопросов формирования инвестиционного климата в регионах Российской Федерации и повышения их инвестиционной привлекательности посвящены работы В.Н. Алексеева, А.Н. Асаула, О.С. Белокрыло-вой, О.Ф. Быстрова, А.А. Гильяно, В.А. Зимина, С.В. Казакова, В.В. Литвинова, Н.И. Пасяда, В.В. Перцова, В.Я. Позднякова, В.М. Прудникова, С.Е. Сухинова, Р.А. Тимофеева, И.В. Тихомировой, А.О. Шеховцева, Н.М. Якуповой, Г.Р. Яруллиной и др. В них инвестиционный климат как не моментная динамическая характеристика [6. C. 17], определяющая инвестиционную привлекательность региона (инвестиционный потенциал и инвестиционный риск) [6. C. 18], отождествляется с совокупностью политических, экономических, правовых, социальных, природных, инфраструктурных и других факторов, предопределяющих степень риска вложений и возможность их эффективного использования [7, 8, 9, 10 и др.]. Неблагоприятный климат повышает риск вложения инвестиций, что ведет к утечке капитала и затуханию инвестиционной деятельности [9], к смещению акцентов в инвестировании в сферу спекулятивных инвестиций [11. C. 9]. В этой связи оценка инвестиционного климата базируется на оценке рисков инвестиций, как совокупности факторов, под воздействием которых складывается вероятность возникновения непредвиденных финансовых потерь в условиях неопределенности результатов инвестиционной деятельности или вероятность полного или частичного недостижения результатов осуществления инвестиций [12, 13]. Инвестиционные риски, т.е. возможность отклонения результата инвестиционной деятельности от ожидаемого результата, могут возникать в случаях: спонтанного введения государственных мер регулирования в сферах материально-технического снабжения, охраны окружающей среды, проектных и производственных нормативов, землепользования, экспорта - импорта, ценообразования, налогообложения и др.; природных катастроф; преступлений; срывов в создании необходимой инфраструктуры; ухудшения возможности получения сырья, повышения стоимости сырья, изменения требований потребителей и изменения других рыночных условий; отступления от целей проекта, изменения валютных курсов; срывов планов работ из-за недостатка рабочей силы, дефицита или несбалансированности поставки материалов, ошибок планирования, недостатка координации работ, инцидентов и саботажа и др.; перерасхода средств из-за срывов планов работ, наличия неквалифицированного персонала и т. д.; правовых нарушений, связанных с лицензиями, патентным правом, невыполнением контрактов, судебными процессами с внешними партнерами, внутренними судебными процессами и др. [7]. Несмотря на обширность исследований рискового метода анализа и оценки инвестиционного климата, авторы тем не менее специально не исследуют вопрос о рисках прямого внутригосударственного (внутрироссийского, что актуально в целях настоящих исследований) инвестирования в форме слияний и поглощений. Инвестиционный климат рассматривается в целом без выделения специальных факторов, характеризующих инвестиционные риски прямого инвестирования в форме совершения сделок слияний и поглощений, каждая из которых представляет собой самостоятельный инвестиционный проект. Кроме того, в исследованиях регионалистов, как правило, рассматривается общий многофакторный риск инвестирования в хозяйственную систему, который нельзя отождествлять с индивидуализированными рисками отдельных инвестиционных проектов, в том числе проектов слияний или поглощения целевых компаний. Также исследуются преимущественно неспецифические (некоммерческие) риски, обусловленные внешними по отношению к инвестиционной деятельности факторами регионального характера (регионального происхождения) [14]. Тем более не уделяется внимания исследованию рискового характера воспроизводственной природы корпоративных слияний и поглощений как одной из форм прямого инвестирования, хотя отмечается, что инвестиционный климат любой хозяйственной системы характеризуется высоким динамизмом и перманентными изменениями в лучшую или худшую сторону [10], для отдельных разновидностей инвестиций необходим отличающийся соответствующими особенностями инвестиционный климат [10], а обеспечение благоприятного инвестиционного климата в России является вопросом стратегической важности, от реализации которого зависят социально-экономическая динамика, эффективность участия в мировом разделении труда, возможности модернизации на этой основе национальной экономики [15]. Среди авторов, изучающих проблемы формирования инвестиционного климата территорий, выделяется группа исследователей, рассматривающих инвестиционный климат как сочетание инвестиционной привлекательности и инвестиционной активности. Работы таких авторов, как А. Н. Асаул, Л.Н. Булгакова, И.В. Гришина, В.В. Жабин, В.А. Зимина, Л.Д. Зубкова, Е.А. Казакевич, П.Ю. Осипов, И.И. Ройзман, Л.Н. Салимов, Д.В. Соколов, С.Е. Сухинова, А.Н. Фоломьев, А.Г. Шахназаров, И.В. Шевченко и других исследователей, посвящены рассмотрению этого вопроса. Данная группа авторов под инвестиционной активностью понимает интенсивность инвестиционной деятельности в регионе, характеризующуюся объемами и темпами привлечения инвестиций, а рассмотрение инвестиционного потенциала региона и инвестиционных рисков как составляющих инвестиционной привлекательности вне связи с результатом реализации инвестиционной привлекательности признает ошибочной [14]. Инвестиционная активность представляет собой положительную рыночную реакцию и означает формирование предпосылок для улучшения инвестиционной привлекательности [9]. Проецируя данную теорию в плоскость исследования рискогенности слияний и поглощений, которые на практике имеют региональный характер, в целях настоящей работы будем признавать научно обоснованной исследованиями регионалистов зависимость рискогенного характера корпоративной интеграции от ее интенсивности, т.е. рискогенный характер слияний и поглощений будем признавать в том числе следствием ранее совершенных сделок. Данная вводная созвучна с выводами О.Ф. Быстрова, В.Я. Позднякова, В.М. Прудникова, В.В. Перцова и С.В. Казакова, которые считают, что инвесторы даже при высокой доходности инвестиционного проекта заинтересуются им лишь в случае наличия благоприятного инвестиционного климата [7], в том числе формируемого, по мнению авторов, последствиями ранее осуществленного инвестирования, в нашем случае экономическими, социальными и политическими последствиями предшествующих сделок слияний и поглощений. Такое понимание соответствует принципу системности инвестирования, который ориентирует на рассмотрение инвестиций как составной части более крупной общественной системы, на связь инвестиций с другими частями экономической системы, изменяющимися под воздействием инвестиций с результирующим преобразованием системы в целом [4. C. 205]. Изучению рисков сделок слияний и поглощений в нефинансовом секторе экономики посвящены научные работы И.И. Болотниковой, М.И. Королева, В.А. Назаряна, Р.И. Нецветайлова, И.В. Никитушкиной, Ю.И. Петренко, М.Г. Поликарповой, Н.С. Рычихиной, С.В. Савчука, П.М. Сазонова, А.Л. Семенова и др. Данные авторы уделяют внимание изучению конкретных рисков сделок слияний и поглощений. При этом знания о рискогенном характере их воспроизводственной природы, в том числе о рискогенности слияний и поглощений как об опасности прерывания процесса их воспроизводства с неполучением позитивного для экономики эффекта (неблагоприятного исхода ожидаемого явления), остаются неполными и отрывочными и требуют их развития и оформления в системном виде. В связи с изложенным задача систематизации знаний о рискогенности корпоративной интеграции в нефинансовом секторе корпоративной экономики представляется нам актуальной с научной и практической точек зрения. В настоящей работе она решается с использованием методов теоретического анализа и синтеза, абстрагирования и конкретизации, дедукции и индукции, научной классификации предметов и явлений. Сложность достижения целей стратегических сделок слияний и поглощений определяется, по нашему мнению, наличием большого числа рисков их совершения и недостаточной разработанностью проблемы управления ими. Г. М. Кадырова отмечает, что российской экономике наряду с недостатком прямых инвестиций свойственна локализация спекулятивных иностранных инвестиций, что представляет опасность для будущего российской экономики [16. C. 21]. С ее мнением созвучны заявления А.С. Ключенко [17. C. 139], Н.С. Косова и С. А. Лютикова [18], А. Проценко [19] и др., а также выводы авторов аналитического доклада «Среднесрочный прогноз развития финансовой системы России (2010-2015 гг.)» о том, что Россия может остаться объектом для преимущественно спекулятивных инвестиций [20]. Неразработанность проблемы управления рисками и рискогенность стратегических слияний и поглощений, а также преобладание в российской экономике спекулятивных инвестиций обусловливают изначальное смещение акцентов нашего исследования в сферу совершения спекулятивных сделок, мотивированных следующими спекулятивными интересами. Во-первых, спекулятивные интересы покупателя, когда акции целевой компании недооценены рынком по причине недостаточно эффективного корпоративного управления. В такой ситуации собственник приобретает компании по принципу «купил дешево, привел в порядок и продал» [21]. Во-вторых, спекулятивные интересы покупателя, когда покупатель полагает финансово выгодным для себя разукрупнение приобретенной целевой компании для ее продажи по частям. Даже при условии приобретения компании по цене выше рыночной она в дальнейшем может быть продана по частям с получением значительного дохода (мотив продажи вразброс) [22. C. 2]. Ликвидационная стоимость компании может быть выше ее текущей рыночной стоимости. В-третьих, спекулятивные интересы покупателя, когда покупатель приобретает с целью последующей перепродажи обремененную долгами компанию или компанию, проходящую процедуру банкротства [22. C. 4]. В-четвертых, спекулятивные интересы покупателя, связанные с тем, что, получая контроль над предприятием, новый собственник не стремится развивать его, увеличивать эффективность и капитализацию, а изначально нацелен на выкачивание активов [23. C. 10]. Совершение спекулятивных сделок слияний и поглощений приводит к негативным последствиям для экономики, а также социальной и политической сфер. В то же время инвестирование должно обеспечивать баланс интересов инвесторов и инвестируемой социально-экономической системы, что требует признания неправомерным применять в качестве наиболее рационального критерия оценки инвестиционного климата объемы привлеченных инвестиций и их рост без учета последствий для развития хозяйственной системы [10]. Рассмотрим отрицательные последствия совершения спекулятивных сделок слияний и поглощений для экономики. Так, С.В. Лупашко акцентирует внимание на следующих негативных последствиях спекулятивных сделок: - отторжении от покупки компаний действительно эффективных собственников, способных использовать ресурсы компании в производственных целях; - реструктуризации компании спекулятивным покупателем не в направлении обеспечения долгосрочного эффективного развития, а с целью решения сиюминутной задачи увеличения курсовой стоимости акций; - продажах ценных активов приобретенной компании для оплаты возникающих при покупке долгов; - надувании «пузыря», который неминуемо лопнет и обесценит вложения участников рынка, что наблюдалось в американской экономике [24]. При очевидности негативного характера указанных последствий спекулятивных сделок для экономики в социальной сфере негатив выражается в росте недовольства граждан политикой использования приобретенных активов приобретателя, его неэффективной кадровой политикой или ее отсутствием, разукрупнениями ранее целостных предприятий и в целом отношением к часто градообразующему или важному для территориальной экономики производству. В результате мотивированного данными обстоятельствами оттока высококвалифицированных кадров из регионов совершения спекулятивных слияний и поглощений сокращается сфера применения труда для остающихся граждан с результирующей активизацией миграционных процессов, уменьшается налоговая база бюджетов, что ведёт к ухудшению положения ряда социальных групп населения, получающих свои доходы из бюджета [1. C. 19], снижению качества жизни, с результирующим обострением криминогенности и снижением покупательской способности населения, возможностей населения получать качественное профессиональное образование и др. При этом для потенциального инвестора важной является не только количественная, но и качественная составляющая рабочей силы, формируемая уровнем профессиональной подготовки населения региона и образования, возрастом, полом, состоянием здоровья [9]. В такой ситуации формируется в целом негативное отношение населения к стратегиям слияний и поглощений и отторжение социумом вхождения в регион новых собственников с соответствующим ростом социальных рисков последующих сделок (например, риск потребительского отношения к бизнесу, связанный с хищениями, растратами, низкой производительностью физического и интеллектуального труда, забастовками, социальными волнениями и др.). Результирующее нарастание социальной напряженности, расширение ареалов нестабильности и бедности блокируют поток инвестиций [25. C. 13]. Данное явление противоречит сущности инвестиций как средства достижения экономической эффективности для решения многообразных социальных и экономических задач, т. е. актуализации социальной ориентации инвестиционного процесса как способствующего повышению уровня жизни, изменению в лучшую сторону образа жизни, улучшению здоровья населения и увеличению на этой основе активной продолжительности жизни [4]. Кроме того, определяемое спекулятивными стратегиями собственников ухудшение социальной обстановки территорий мест размещения объектов потенциальных будущих слияний и поглощений увеличивает социальные риски достижения желаемого позитивного эффекта (отток квалифицированных кадров и в целом несоответствующий потребностям бизнеса уровень квалификации, низкий уровень жизни местного населения - потенциальных работников, побуждающих последних к потребительскому отношению к работодателю, которое может проявляться в низкой исполнительской дисциплине, низком уровне производительности труда, хищениях и др.). Отрицательные мнения и настроения электората могут выражаться в том числе в негативных оценках лояльной позиции властей по отношению к спекулятивным инвесторам, негативном отношении к власти в целом. При этом факторами формирования политического риска является распределение политических симпатий населения по результатам последних парламентских выборов, авторитетность местной власти, общая оценка стабильности законодательных и исполнительных структур, распределение власти между различными политическими группами и партиями, влияние оппозиции региональных политических сил, ограничительные меры политического характера, необходимые для удержания власти [9]. Распределение политических симпатий населения в зависимости от эффективности решения властями социальных проблем населения является фактором сменяемости власти на территориальном уровне. Смена власти неизбежно приводит к изменению политики территориального хозяйственного регулирования (характер взаимодействия органов власти с предприятиями и политика органов местного самоуправления в отношении инвесторов, например, разработанность или отсутствие систем развития и сопровождения бизнеса, системы льгот инвесторам или их отсутствие, характер нормотворчества в сфере регулирования инвестиционной деятельности на территории муниципального образования, возможность чиновников принимать субъективные решения, поскольку многие законы и акты непрямого действия [1. C. 31-33, 81]), в том числе по отношению к внешним инвесторам, что порождает воспроизводство политических рисков для новой интеграции (например, введение новыми властями «административного налога» как вклада собственников в финансирование социальных и иных территориальных программ, бюрократические барьеры, связанные с отношением власти к инвесторам, соблюдение законодательства властными органами, уровень профессионализма местной администрации и др.). Кроме того, смена территориальных властей может вести к изменению политики в области развития человеческого капитала, жилищного строительства, социальной инфраструктуры для повышения уровня и качества жизни и эффективности труда, являющихся залогом эффективности производства [1. C. 88]. От политики территориальных властей зависит распространенность алкоголизма и наркомании, уровень преступности, миграционные процессы и другие факторы, оказывающие непосредственное влияние на результаты и перспективы осуществления предпринимательской деятельности [12]. От добросовестности аппарата регионального управления зависят законодательные риски. Так, Е.В. Савенкова отмечает декларативный характер и неполноту исполнения региональными властями норм, связанных со стабилизационными оговорками, что приводит к необходимости обращения в судебные инстанции с их медленными судебными процедурами и результирующими финансовыми потерями [25. C. 19]. К тому же смена власти чревата законодательными нововведениями, в том числе в области налогообложения и та-рифообразования, что увеличивает корпоративные издержки мониторинга законодательства и повышает фискальные риски, являющиеся одной из главных составляющих неблагоприятной оценки инвесторами положения в российской экономике [5. C. 108]. Не менее важны последствия совершения неэффективных стратегических сделок слияний и поглощений. Например, недостижение финансовой цели увеличения благосостояния акционеров за счет совершения стратегических сделок слияний и поглощений, оправданных на этапе обоснования комплексом мотивов и предполагающих осуществление зрелой интеграции бизнесов участников сделки [26. C. 20-23], способствующей формированию позитивных эффектов для национальной экономики в целом [27. C. 150-177], приводит к последующему разделению (дезинтеграции). Негативные последствия корпоративной дезинтеграции состоят в увеличении степени неготовности отраслей и производств к функционированию в условиях рыночной экономики с учетом имеющегося научно-технического и кадрового потенциала и конкурентоспособности продукции (товаров, работ, услуг), в опережающем сокращении общего объема производственных инвестиций и снижении их эффективности, в неконкурентоспособности отечественных производителей на внешнем рынке и вытеснении их с внутреннего рынка из-за недоинвестирования, в снижении уровня ресурсосбережения, в росте цен на производимую продукцию для потребителя, ухудшающем платежеспособный спрос, и др. [28. C. 247-248]. Данные обстоятельства ухудшают инвестиционный потенциал региона, формируемый привлекательностью производственных мощностей региона, пригодностью их к переоборудованию или использованию для организации эффективных производств [9]. Кроме того, снижение эффективности функционирования и стагнация производственной инфраструктуры региона обусловливают снижение налогооблагаемой базы и сокращение возможностей региональных и местных властей развивать инфраструктурную обеспеченность территории места расположения объекта инвестирования (потенциального объекта для слияний или поглощения). В то же время наличие аэропортов и портов, состояние железных и автодорог, речных путей сообщения, строительство которых в большей степени должно обеспечиваться органами власти, обусловливают обеспеченность производства инвестора сырьем, запчастями, возможностью регулярного экспорта продукции и способности работников добираться до места работы. Отсутствие данной инфраструктуры, учитывая существенные затраты на ее создание, может послужить серьезным препятствием для совершения последующих инвестиций стратегическими инвесторами [9] и является источником формирования их предпринимательских рисков. Таким образом, в условиях рискогенности воспроизводственной природы слияний и поглощений нарушается принцип разработки и реализации региональной инвестиционной политики, состоящий в реализации соответствия бюджетных обязательств и их ресурсного обеспечения, важный в связи с существенной ролью бюджетных инвестиций в обеспечении модернизации организаций производственной и социальной инфраструктуры, предприятий, играющих ключевую роль в региональной экономике [5. C. 35]. Однако отказ от выбранной стратегии роста через слияния и поглощения, даже при неблагоприятном развитии событий, может оказаться более убыточным, чем следование ей. Данный факт обусловлен тем, что переход на альтернативную ветвь развития сопровождается, как правило, достаточно значительными затратами [29]. Сделки слияния/поглощения, совершаемые в условиях отсутствия стратегии зрелой интеграции, нередко заканчиваются последующей продажей приобретенных активов. При этом отток ресурсов из традиционного бизнеса может привести к ухудшению общих показателей прибыльности и даже к закрытию собственного бизнеса [30]. Кроме того, по причине проблематичности достижения позитивного эффекта интеграции акценты в мотивах совершения сделок слияний и поглощений смещаются из сферы оптимизации деятельности реального сектора экономики в сферу привлечения административного ресурса, «что на новом витке приводит к усилению монопольных структур, росту цен и снижению конкурентоспособности экономики в целом» [31. C. 17]. Немаловажным последствием неэффективности совершаемых сделок слияний и поглощений является накопление социального и политического негатива по отношению к последующим интеграционным процессам. Следующее за неэффективной интеграцией разукрупнение приводит к формированию негативных социальных настроений по отношению к стратегическим инициативам бизнеса, выражающихся в отторжении интеграции в умонастроениях граждан (потенциальных работников), ее оценке исключительно в качестве способа наживы ограниченного круга лиц (собственников) с игнорированием доводов в пользу ее эффективности. Такие настроения являются источником социальных рисков для последующих сделок слияний и поглощений. Негативные умонастроения граждан, формирующих электорат, способствуют сдержанному и избирательному поведению местных властей по отношению к внешним инвесторам (инициаторам сделок) с соответствующим формированием рискогенной по политическим факторам среды для совершения сделок слияний и поглощений. Таким образом, по нашему мнению, одной из веских причин недостижения целей интеграции и последующего разукрупнения не по причине технологической или воспроизводственной несовместимости бизнесов, а по причине неудовлетворенности акционеров результатами совершенной сделки является влияние большого числа рисков на перспективы достижения целей стратегических слияний и поглощений, воспроизводство рисков в связи с постоянным изменением условий внешней среды и как последствие ранее совершенных неэффективных и спекулятивных сделок слияний и поглощений. В результате неэффективной интеграции и совершения спекулятивных сделок слияний и поглощений усиливается рискогенность внешней среды совершения последующих сделок, на перспективы результативности которых оказывает влияние комплекс экономических, политических и социальных факторов. 2. Рискогенность процессов корпоративных слияний и поглощений Исследования опыта интеграции корпоративных структур в промышленности, проведенные различными авторами, свидетельствуют о наличии множества рисков, игнорирование которых на этапах планирования и совершения сделки может приводить к недостижению целей интеграции и соответственно воспроизводству проблем в национальной экономике, социальной и политической сферах. Выявленная нами значимость эффективной корпоративной интеграции, способствующая реанимации инвестиционных процессов в экономике, повышению ее конкурентоспособности, интенсификации инновационных процессов, противодействующая спаду производства [27. C. 150-177], заставляет задуматься над проблемой рискогенности совершения сделок слияний и поглощений, которая является причиной недостижения корпоративных целей их совершения и соответствующего воспроизводства вышеупомянутых экономических, социальных и политических проблем. По нашему мнению, рискогенный воспроизводственной характер природы слияний и поглощений корпораций определяется следующим. Интеграция в корпоративном секторе является как влияющим на состояние экономики фактором, так и зависимым от отраслевых, структурных, макроэкономических и иных трансформаций системы процессом, понимание о котором выработано нами при анализе мотивов корпоративной интеграции. Данные мотивы состоят в стабилизации и приращении конкурентоспособности бизнеса, повышении его финансовой устойчивости и финансового результата за счет уменьшения оттока ресурсов и увеличения притока ресурсов [26. C. 20-23]. Достижение любого эффекта (результата) из числа формирующих группы мотивов корпоративной интеграции обусловлено влиянием множества факторов турбулентного внешнего окружения участников сделки. К таким факторам относятся: перспективы развития отрасли, возможность нециклических спадов и подъемов в экономике, государственная политика в нормотворчестве, отраслевая сезонность и цикличность, специфика ценообразования в отрасли, экономическая политика государства и др. В этой связи рискогенный характер корпоративных слияний и поглощений обусловлен турбулентными трансформациями факторов внешнего окружения, влияющими на результат совершения сделки слияния или поглощения. Данный вывод является основанием выделения рисков внешнего окружения бизнеса (экономических, политических и социальных) в отдельную группу. Интеграция в корпоративном секторе влияет на состояние конкурентной среды и зависима от конкурентной ситуации на рынке. Упомянутые нами выше мотивы корпоративной интеграции формируются под воздействием выделенных Е.А. Некрасовой факторов, оказывающих влияние на конкурентную среду (государственное регулирование, стратегии конкурентов, поведение потребителей и поставщиков, возможности появления новых игроков на рынке и товаров-заменителей, характер издержек ведения бизнеса) [32. C. 52]. Изменчивость этих факторов обусловливает рискогенность стратегических мероприятий предпринимателей, включая стратегии слияний и поглощений, и оправдывает выделение стратегических рисков (рисков разработки стратегии развития на основе слияния/поглощения) в отдельную группу. Сложность процесса совершения сделки, предполагающая разработку и реализацию многофакторных решений на соответствующих этапах ее менеджмента [27. C. 150-177], определяет рискогенность сделки слияния/поглощения и оправдывает выделение рисков менеджмента сделки в отдельную группу. Достижение любого эффекта (результата) из числа формирующих группы мотивов корпоративной интеграции обусловлено также влиянием множества характеристик внутреннего состояния покупателя и целевой компании. В этой связи рискогенный характер корпоративных слияний и поглощений определяется совместимостью внутрикорпоративных характеристик инкорпорируемых бизнесов, качеством планирования сделки, возможными изменениями внутренних характеристик в течение времени совершения сделки и зрелой интеграции. Данное обстоятельство позволяет нам выделять риски зрелой интеграции в отдельную группу. Таким образом, классификация рисков слияний и поглощений по источникам рисков включает: 1. Риски внешней среды (риски макроэкономических и отраслевых изменений, политических процессов и социальных факторов совершения сделки). 2. Риски выбора стратегии развития (риски, определяемые преобладающим влиянием выбранной стратегии развития через слияния и поглощения, включая экономические и социальные риски). 3. Риски совершения (менеджмента) сделки (экономические, включая предпринимательские, финансовые, инвестиционные; социальные, включая коммуникативные и кадровые риски). 4. Риски зрелой интеграции (экономические, включая предпринимательские, финансовые, инвестиционные, налоговые; социальные, включая коммуникативные и кадровые риски; информационные риски). Корпоративная интеграция оказывает влияние на состояние национальных и региональных экономик стран, социальную обстановку места размещения производств, демографическую и политическую ситуации в стране, факторы, движущие конкуренцию, стратегические приоритеты, устанавливаемые компаниями в соответствии с этапом своего жизненного цикла, качество информационного сопровождения бизнеса и др. и зависима от них. Это обусловливает недостаточность лишь экономической оценки интеграционных процессов [33]. При расширенной трактовке увеличивается рискогенность экономических, информационных, социальных и политических факторов. Данное обстоятельство позволяет нам классифицировать риски по функциональным факторам, определяющим их возникновение, и выделять: 1. Экономические риски (предпринимательские, финансовые, инвестиционные, налоговые). 2. Политические риски. 3. Социальные риски (коммуникативные, кадровые). 4. Информационные риски. Риски менеджмента сделки и зрелой интеграции (экономические, социальные и информационные) с различной результативностью могут нивелироваться в процессе применения известных методов управления ими [34-38 и др.]. Определяются характеристиками и трансформациями факторов внешнего окружения бизнеса, и обусловленной этим сложностью стратегического планирования, и относительной предсказуемостью стратегического выбора компании, носят трудноуправляемый характер риски внешней среды (экономические, политические, социальные), стратегические (экономические, социальные) риски, а также ряд рисков зрелой интеграции. Исследование работ вышеупомянутых специалистов по управлению рисками слияний и поглощений позволяет нам прийти к выводу о неразработанности проблемы нивелирования негативных эффектов, обусловленных влиянием «неуправляемых и трудноуправляемых рисков». Данное обстоятельство дает возможность классифицировать риски по их управляемости (способности влиять на минимизацию и (или) устранение рисков за счет применения известных методов управления рисками) и выделять: 1. Неуправляемые или трудноуправляемые риски. 2. Управляемые риски. Выработка стратегических приоритетов развития бизнеса, который может включать слияния и поглощения, а также менеджмент сделки представляют собой сложный многоэтапный процесс, который укрупненно включает этапы планирования, этап оценки, этап совершения сделки и этап зрелой интеграции. Результаты каждого этапа зависят от комплекса факторов внешнего окружения, внутрикорпоративных характеристик участников сделки, обоснованности их стратегического выбора и качества менеджмента сделки. Исследования эффективности слияний и поглощений свидетельствуют о том, что от 60 до 80% компаний, даже вооружившись потенциально выигрышной стратегией, не достигают поставленных целей вследствие неправильной организации сделки и ошибок в процессе интеграции компаний [23. C. 18]. Например, на ранних этапах планирования сделки, как правило, продумывается логика слияния, определяются цели создаваемой корпорации и способы их достижения с незначительным вниманием к ее долгосрочным и краткосрочным целям и потенциалу [39. C. 29]. Качество планирования начальных действий процесса зрелой интеграции участников сделки, которые в последующем трудно или невозможно пересмотреть (решения по структуре объединенного бизнеса, основным назначениям, набору брендов и продуктовому ряду, продаже непрофильных активов), является залогом ее эффективности [39. C. 27]. Залогом возможности компании эффективно развиваться в долгосрочном периоде служит обеспечение стабильной ее работы в переходный период зрелой интеграции в рамках краткосрочного бюджета, верность соответствующих решений по инвестициям и стимулированию бизнеса. Выработка таких решений является сложной многофакторной задачей [39. C. 34]. Следовательно, реализация каждого этапа становится самостоятельным рискогенным процессом. В этой связи мы классифицируем риски слияний и поглощений по этапу совершения сделки и выделяем: 1. Риски планирования сделки. 2. Риски оценки. 3. Риски совершения сделки. 4. Риски интеграции. И наконец, в соответствии с результатами анализа, проведенного нами в первой части настоящей работы, мы выделяем: 1. Воспроизводимые риски. 2. Невоспроизводимые риски. В целях проводимых исследований нами выявлены риски, сопровождающие процессы совершения сделок слияний и поглощений в нефинансовом секторе экономики. В табл. 1 в системном виде представлена характеристика рисков внешней среды с позиции их соответствия выделенным нами классификационным группам риска. Анализ данных табл. 1 свидетельствует о том, что риски внешней среды относятся к неуправляемым или трудноуправляемым рискам и не поддаются нивелированию с применением известных методов управления ими (метод реальных опционов, совершенствование процедуры due diligence, развитие методик оценки финансового результата сделки, контроллинг для обеспечения достижения финансового результата на этапе после интеграции и др.).. При этом неуправляемые и трудноуправляемые риски внешней среды угрожают результатам на всех этапах совершения сделки (планирование, оценка, совершение сделки, интеграция) при доминирующем воздействии на процессы зрелой интеграции. Экономические, социальные и политические риски внешней среды относятся, в преобладающем объеме, к воспроизводимым, в том числе проявляющимся как последствие ранее совершенных неэффективных или спекулятивных сделок слияний и поглощений, и в этой связи требующим постоянного мониторинга для обеспечения эффективности стратегической интеграции. Этим объясняется необходимость научно обоснованной разработки

Ключевые слова

слияния и поглощения, эффективность, природа, внешняя среда, менеджмент, зрелая интеграция, рискогенность, Mergers and acquisitions, Efficiency, Risk-generating nature, External environment, Management, Deliberate integration, Risks

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Чувелева Елена Анатольевна«Сибирский филиал Международного института экономики и права» (г. Новокузнецк)кандидат технических наук, доцент кафедры финансов и бухгалтерского учетаChuvelevaEA@yandex.ru
Затепякин Олег АркадьевичФилиал Кузбасского государственного технического университета им. Т.Ф. Горбачевадоктор экономических наук, профессор кафедры экономики и финансовolegzatepyakin@ya.ru
Всего: 2

Ссылки

Атрощенков Д.И. Совершенствование инвестиционных процессов в структурной экономике: дис.. канд. экон. наук. Ставрополь, 2004.
Оксютик Г.П. Иностранные инвестиции в России: монография. СПб.: Изд-во С.-Петер. ун-та управления и экономики, 2014.
Горшенина Е.В. Региональные экономические исследования: теория и практика: монография. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2009.
Пранович А.А. Формирование стратегии управления инновационно-инвестиционной деятельностью: монография. Ухта: УГТУ, 1999.
Багаряков А.В. Совершенствование механизма инвестиционной политики в регионе: дис.. канд. эконом. наук. М., 2006.
Литвинова В.В. Инвестиционная привлекательность и инвестиционный климат региона: монография. М.: Финан. ун-т, 2013.
Управление инвестиционной деятельностью в регионах Российской Федерации: монография / О.Ф. Быстров [и др.] [Электронный ресурс]. URL: http:// thelib.ru/ books/ vladimir_ mihaylovich_prudnikov/upravlenie_investicionnoy_deyatelnostyu_v_regionah_rossiyskoy_federacii-read.html (дата обращения: 01.05.2015).
Зимин В.А. Инвестиционный климат регионов Российской Федерации, его основные показатели [Электронный ресурс]. URL: http:// teoria-practica.ru/rus/files/arhiv_zhurnala/2013/5 /ekonomika/ zimin.pdf (дата обращения: 01.05.2015).
Асаул А.Н., Пасяда Н.И. Инвестиционная привлекательность региона / под ред. засл. строителя РФ, д-ра экон. наук, проф. А.Н. Асаула. СПб.: СПбГАСУ, 2008. 120 с. [Электронный ресурс]. URL: http://xn--80aa7awl.xn--p1ai/index.php/spisokpechatnihtrudov/118-monograph/301-investicionnaja-privlekatelnost-regiona (дата обращения: 01.05.2015).
Гильяно А.А., Белокрылова О.С. Инвестиционный климат региона: критерии рациональности и институциональная структура. Ростов н/Д: Изд-во РГУ, 2003 [Электронный ресурс]. URL: http://www.studmed.ru/belokrylova-os-gilyano-aa-investicionnyy-klimat-regiona-kriterii-racio-nalnosti-i-institucionalnaya-struktura_6b859f2.html# (дата обращения: 08.05.2015).
Фетисов Г.Г., Орешин В.П. Региональная экономика и управление [Электронный ресурс]. URL: http://knigi-uchebniki.com/predpriyatiy-ekonomika/investitsionnyiy-klimat-regionov-rossii-puti.html (дата обращения: 01.05.2015).
Вякина И.В., Александров Г.А., Скворцова Г.Г. Инвестиционный климат региона: сущность и составляющие системы // Российское предпринимательство. 2012. № 16 (214). С. 98-103 [Электронный ресурс]. URL: http://www.creativeconomy.ru/articles/24740/ (дата обращения: 01.05.2015).
Гришина И., Шахназаров А., Ройзман И. Комплексная оценка инвестиционной привлекательности и инвестиционной активности российских регионов: методика определения и анализ взаимосвязей [Электронный ресурс]. URL: http://www.ivrv.ru/2001/rus/p0104/p010402.htm (дата обращения: 01.05.2015).
Шаренков С.Б., Штрикунова М.М. Инвестиционный климат в современной России // Экономика и современный менеджмент: теория и практика: сб. ст. по материалам XXXVI меж-дунар. науч.-практ. конф. «Экономика и современный менеджмент: теория и практика» (Россия, г. Новосибирск, 2 апреля 2014 г.) [Электронный ресурс]. URL: http://sibac.info/14178 (дата обращения: 01.05.2015).
Кадырова Г.М. Инвестиционный процесс как фактор развития финансового рынка России: автореф. дис.. д-ра экон. наук. М., 2012.
Ключенко А.С. Создание привлекательного инвестиционного климата и повышение инновационной активности в России и ее регионах на основе развития рынка ценных бумаг: дис. канд. экон. наук. Ставрополь, 2005.
Косов Н.С., Лютиков С.А. Повышение действенности государственного регулирования инвестиционной сферы: монография. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2007. 124 с. [Электронный ресурс]. URL: http://window.edu.ru/ catalog/ pdf2txt/830/ 56830/27409?p_page=1 (дата обращения: 01.05.2015).
Проценко А. Спекулятивные успехи экономики // Экономика и жизнь. 2015. №8 [Электронный ресурс]. URL: http://www.eg-online.ru/article/57970/ (дата обращения: 08.05.2015).
Среднесрочный прогноз развития финансовой системы России (2010-2015 гг.): аналитический доклад // коллектив авторов под руководством д.э.н., проф. Я.М. Миркина. М.: Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, 2010.
Томилина Э. Слияния и поглощения: ценность оценки // Журнал TopManager. 2003. №25 [Электронный ресурс]. URL: http://www.mer-acq.com/cl_i_pog_cennoct_ocenki.htm (дата обращения: 25.03.2015).
Лысенко Д.В. Анализ эффективности слияния и поглощений // Аудит и финансовый анализ. 2008. №4.
Газин Г., Манаков Д. Наука поглощений // Вестник McKinsey. Теория и практика управления. 2003. № 2 (4).
Лупашко С.В. Слияния и поглощения как фактор роста конкурентоспособности экономических систем: автореф. дис.. канд. экон. наук. М., 2007 [Электронный ресурс]. URL: http://pandia.ru/text/78/264/85223.php (дата обращения: 17.04.2015).
Савенкова Е.В. Механизм финансового обеспечения инвестиционного процесса в регионах России: автореф. дис.. д-ра экон. наук. М., 2010.
Горюнов В.Н., Чувелева Е.А. К вопросу об эффективности корпоративной интеграции // Россия и мировое сообщество перед вызовами нестабильности экономических и правовых систем: материалы междунар. науч.-практ. конф. (Москва, 16-18 апреля 2012 г.): в 6 ч. / Международный институт экономики и права; под общ. ред. Ф.Л. Шарова. М.: МИЭП, 2012. Ч. 2.
Современный мир и Россия: время перемен и новой модели развития: монография / А.С. Артемов [и др.]; под общ. ред. Ф.Л. Шарова; авт.-сост. Г.П. Журавлева. М.: МИЭП, 2014.
Стоимость предприятий при интеграционном процессе / А.Ю. Шатраков [и др.]. М.: ЗАО «Изд-во «Экономика», 2008.
Конева О.В. Влияние сделок слияния и поглощения на экономику региона // Конференция: Регионы России: проблемы и перспективы экономического развития [Электронный ресурс]. URL: http://econference.ru/blog/conf05/133.html (дата обращения: 17.04.2015).
Савчук С.В. Анализ результатов слияний и поглощений зарубежных компаний, причины неудач и способы уменьшения риска сделок // Менеджмент в России и за рубежом. 2003. №1 [Электронный ресурс]. URL: http://www.mevriz.ru/articles/2003/1/1068.html (дата обращения: 17.04.2015).
Чернова Е.Г. Особенности посткризисного развития интеграционных процессов в экономике // Экономика и управление. 2011. № 4.
Некрасова Е.А. Конкурентная ситуация в России и влияние сделок слияний и поглощений на ее динамику: дис.. канд. экон. наук. СПб., 2014.
Азроянц Э.А. Глобализация как процесс: доклад [Электронный ресурс]. URL: http:// ss.xsp.ru/st/001/index_1.php (дата обращения: 15.04.2015).
Назарян В.А. Финансовая результативность слияний и поглощений: автореф. дис.. канд. экон. наук. М., 2012 [Электронный ресурс]. URL: http://doc2all.ru/article/ 26062012_ 87440_ azarjan/2 (дата обращения: 01.04.2015).
Пирогов А.Н. Оценка слияний и поглощений российских компаний [Электронный ресурс]. URL: http://www.vedi.ru/o_cr/cr0043.htm (дата обращения: 01.04.2015).
Нецветайлов Р.И. Управление рисками промышленных предприятий при слияниях и поглощениях: автореф. дис.. канд. экон. наук. СПб., 2012 [Электронный ресурс]. URL: http://dibase.ru/article/01062012_86829_ecvetajlov (дата обращения: 01.04.2015).
Томилина Э. Слияния и поглощения: ценность оценки // Журнал TopManager. 2003. №25 [Электронный ресурс]. URL: http://www.mer-acq.com/cl_i_pog_cennoct_ocenki.htm (дата обращения: 01.04.2015).
Никитушкина И.В., Болотникова И.И. Риски в сделках слияния и поглощения // Вопросы экономики и права. 2011. №5 [Электронный ресурс]. URL: http://www.cfin.ru/investor/ m_and_a/ma_risk.shtml (дата обращения: 01.04.2015).
Бекье М. Путеводитель по слиянию // Вестн. McKinsey. Теория и практика управления. 2003. №2 (4).
Хубиев А.П. Реструктуризация российской автомобильной промышленности в контексте современного мирового опыта слияний и поглощений: автореф. дис. канд. экон. наук. М., 2012 [Электронный ресурс]. URL: http://discollection.ru/article/07092012_90460_hubiev/2 (дата обращения: 27.03.2015).
Портнова В. Особенности слияний и поглощений компаний в современной России [Электронный ресурс]. URL: www.sobrd.ru/vklady-1025.html (дата обращения: 27.03.2015).
Гречухин Р.А. Стратегия слияния и поглощения компаний: этапы планирования // Российское предпринимательство. 2005. №9(69). С. 73-78 [Электронный ресурс]. URL: http://www.creativeconomy.ru/articles/7150/ (дата обращения: 27.03.2015).
Оценка эффективности сделок по слияниям и поглощениям. 26 марта 2011 [Электронный ресурс]. URL: http://www.maonline.ru/15970-ocenka-yeffektivnosti-sliyanij-i-pogloshhenij-kompanij.html (дата обращения: 27.03.2015).
Петренко Ю.И. Развитие стратегий слияний и поглощений российских промышленных компаний: автореф. дис.. канд. экон. наук. М., 2007.
Бурков А.А. Государственное регулирование инвестиционного климата в условиях глобализации: автореф. дис.. канд. экон. наук. М., 2012.
 Рискогенный характер природы корпоративных слияний и поглощений | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2015. № 4(32).

Рискогенный характер природы корпоративных слияний и поглощений | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2015. № 4(32).