Об эффективности использования трудовых ресурсов в современной российской экономике | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2016. № 1(33).

Об эффективности использования трудовых ресурсов в современной российской экономике

В статье дана оценка эффективности использования трудовых ресурсов, учитывающая не только показатели открытого рынка труда, но и количественную характеристику степени использования занятых, что обусловлено сушностным содержанием понятия эффективной занятости для современной российской экономики. В работе показано, что одной из особенностей отечественной экономики в последнее время становится недоиспользование трудовых ресурсов в видимых и невидимых формах, которое в сочетании с избыточной трудовой нагрузкой части занятого населения свидетельствует о неэффективности существующей модели занятости.

The effectiveness of the use of labor resources in the modern Russian economy.pdf Эффективное использование ресурсов является ключевым фактором, формирующим конкурентоспособность любой экономической системы. Важным компонентом ресурсного потенциала национальной экономики выступают ее трудовые ресурсы, трудовой потенциал, от эффективной реализации которого в значительной степени зависит способность национального хозяйства не только к производству общественного продукта, но и к инновационному развитию. Трудовые ресурсы и трудовой потенциал - понятия, тесно связанные между собой. Понятие «трудовые ресурсы» традиционно имеет статистико-демографическую окраску и включает в себя количественную оценку той части населения страны, которая обладает трудоспособностью, т.е. необходимым физическим развитием, умственными способностями и знаниями для работы в национальной экономике. Трудовой потенциал общества - понятие более широкое, включающее физические и творческие способности работников, знания, опыт, привычки, традиции, уровень общей культуры и пр. Можно сказать, что трудовой потенциал национальной экономики - это качественная характеристика трудовых ресурсов, а именно: совокупная способность трудоспособного населения к производству благ и услуг, возможное количество и качество труда, которым располагает общество при данном уровне развития науки и техники, организации производства и управления. Детальный анализ эффективности использования трудовых ресурсов в экономической системе имеет ряд особенностей, вытекающих из специфических характеристик самого ресурса. В системе экономических отношений человек играет двоякую роль - как собственник одного из основных ресурсов и как потребитель производимых благ. Здесь вступают в противоречие, разрешимое только в эффективной экономике, задача наиболее эффективного использования ресурса и задача повышения благосостояния общества, включающая в себя в широком смысле не только удовлетворение материальных потребностей общества, но и повышение уровня и качества жизни в целом. Таким образом, понятие «эффективность использования трудовых ресурсов» носит двоякий характер, с одной стороны, экономическая эффективность в узком смысле, подразумевающая рациональное распределение ресурсов труда и их интенсивное использование, что часто влечет за собой «выдавливание» лишнего ресурса из производства, безработицу; с другой - социально-экономическая эффективность, подразумевающая полную занятость, нормальные условия труда, высокое качество жизни работников, создание достаточных условий для реализации и воспроизводства каждым работником своего трудового потенциала [1. С. 16]. Проблема эффективного использования трудовых ресурсов в широком смысле тесно связана с понятием эффективной занятости. Исследования различных аспектов проблемы эффективной рыночной модели занятости имеют глубокие исторические корни. Ими занимались такие известные западные экономисты, как А. Смит, Д. Рикардо, Т. Мальтус, Дж.С. Милль, У. Петти, Дж.М. Кейнс, М. Фридмен, Ф. Хайек, А. Маршалл, П. Самуэльсон, Я. Адам, А. Аккорнеро и др. Положения об эффективной занятости рассматривались многими отечественными исследователями еще советского периода. При этом эффективная занятость трактовалась как одна из характеристик полной всеобщей занятости. Но в условиях действия административно-командной системы произошел отрыв полной занятости (которая понималась как потребление всей рабочей силы, но без обеспечения ее рациональной загрузки) от эффективной, что обусловило их противопоставление. Полная занятость достигалась в ущерб эффективному использованию трудовых ресурсов. Экономические же интересы работников почти не учитывались, что принижало их ответственность и инициативность. Эффективность занятости традиционно рассматривалась в плане обеспечения высоких социальных результатов и экономической отдачи. В период конца прошлого века и начала нынешнего наибольший научный интерес стало вызывать рассмотрение специфики понятия «эффективная занятость» применительно к транзитивной экономике, когда сохраняются исходные условия, определявшие эффективную занятость в рамках прошлой модели хозяйствования, и одновременно возникают новые детерминанты эффективной занятости, наиболее значимой из которых является рынок труда. Теоретическими разработками данного направления занимались как на Западе (У. Симпсон, Д. Липпольд, Р. Торрес, Г. Стендинг), так и в России (В.Власова, А. Дадашев, Н. Даниленко, Н. Казначеева, А. Котляр, И. Масло-ва, Э. Саруханов и др.). На современном этапе развития отечественной экономики, сопровождающемся процессами формирования стратегии модернизации и инновационного развития, исследователи начинают уделять внимание анализу эффективности занятости и использования трудовых ресурсов с позиций гармонизации общественных отношений, стимулирования трудовой и хозяйственной активности населения, поощрения конкуренции, развития личной инициативы граждан по обеспечению своего собственного благосостояния. При этом, как правило, обосновывается, что в изменяющихся экономических условиях занятость отнюдь не является эффективной [2]. По нашему мнению, эффективность занятости должна быть оценена не только с точки зрения работников, но и с позиции работодателей, а также государства и общества в целом. Так, основными критериями эффективной занятости с точки зрения работника являются: соответствие выполняемой работы профессионально-квалификационному уровню работника; соответствие уровня вознаграждения за выполняемую работу представлениям работника о достаточном уровне компенсации его трудовых усилий; соответствие условий труда требованиям безопасности и эргономичности; соответствие выполняемой работы внутренним потребностям работника. С позиции работодателя основными критериями эффективной занятости служат: соответствие профессионально-квалификационного уровня работника требованиям выполняемой работы; высокий уровень производительности труда; максимальное приложение трудовых усилий работников в интересах производства; обоснованность конечными результатами деятельности предприятия вознаграждения трудовых усилий работников. Основными критериями эффективной занятости для общества в целом выступают: рост национального дохода; производство общественно полезной продукции; научно-техническое развитие; рост благосостояния граждан, обусловленный повышением их профессионально-квалификационного уровня; снижение напряженности на рынке труда [3. С. 98-99]. Итак, категория эффективной занятости достаточно хорошо разработана в отечественной экономической литературе с теоретических позиций. Однако выработка практических рекомендаций, направленных на повышение эффективности использования трудовых ресурсов в экономической системе, невозможна без количественной оценки основных характеристик эффективной занятости. Такая оценка сопряжена с определенными трудностями, которые вытекают из субъективного характера либо трудноформализуемости ряда критериев эффективной занятости. В частности, пока представляется сложным количественно оценить степень соответствия выполняемой работы внутренним потребностям работника, тесноту взаимосвязи его трудовых усилий с интересами производства в целом или влияние профессионально-квалификационного уровня работников на рост их благосостояния. Подобные оценки требуют проведения дополнительных исследований, разработки методик, позволяющих адекватно количественно оценить качественные параметры. Вместе с тем ряд выводов об эффективности использования трудовых ресурсов в современной российской экономике можно сделать на основе данных, уже имеющихся в официальной статистике. Наиболее общие представления об эффективности использования трудовых ресурсов в национальной экономике и степени реализации ее трудового потенциала с точки зрения общества в целом дают количественные показатели, характеризующие состояние рынка труда и сферы занятости, такие как уровень экономической активности трудовых ресурсов, уровень занятости и распределение занятых работников по отраслям и сферам деятельности, уровень и структурные характеристики безработицы. Для российской экономики в течение ряда последних лет характерно постепенное увеличение уровня экономической активности населения и уровня занятости (табл. 1). Учитывая, что экономика в обозначенный период находилась в состоянии стагнации, можно предположить, что повышение уровня экономической активности населения вызвано в первую очередь снижением реальных доходов населения и уровня жизни, что побуждает выходить на рынок труда ранее неактивные категории населения. В то же время уровень безработицы в течение последних семи лет остается невысоким, исключение составляют 2009 и 2010 гг., на которые пришлась острая фаза экономического спада. Таким образом, обзор наиболее общих показателей, характеризующих рынок труда, позволяет сделать вывод об отсутствии выраженных негативных тенденций в данной сфере. Таблица 1. Экономическая активность населения, занятость и безработица в Российской Федерации в 2008-2015 гг,, % [4, 5, 6] 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 (III кв.) Уровень ЭАН 67,4 67,6 67,7 68,3 68,7 68,5 68,9 69,7 Уровень занятости 63,2 62,0 62,7 63,9 64,9 64,8 65,3 66,0 Уровень безработицы 6,2 8,3 7,3 6,5 5,5 5,5 5,2 5,3 Однако ситуация не так однозначна, как это кажется на первый взгляд. В последние годы Международная организация труда (МОТ) все чаще обращает внимание исследователей на то, что оценка уровня безработицы недостаточно полно характеризует процессы, происходящие на рынке труда, даже если их рассматривать исключительно с макроэкономической точки зрения. Для более глубокого изучения этих процессов МОТ рекомендует проводить расчеты ряда дополнительных показателей, более полно характеризующих масштабы недоиспользования труда в экономике, привлекая для этой цели данные, полученные при обследованиях населения по проблемам занятости. В частности, при расчете уровня безработицы рекомендуется учитывать ее потенциал путем выделения среди экономически неактивного населения группы лиц, находящихся в пограничной ситуации между безработицей и экономической неактивностью. К ним МОТ относит лиц, которые изъявили желание работать, но по строгим критериям не были отнесены к безработным, так как либо искали работу, но не были готовы приступить к ней, либо были готовы приступить к работе, но по ряду причин не искали работу в течение последнего месяца [4]. Такой подход представляется оправданным, поскольку в ряде случаев граница между безработицей и экономической неактивностью очень подвижна. Часть лиц, официально считающихся экономически неактивными, на самом деле являются таковыми временно либо вынужденно (например, потому что отчаялись найти подходящую работу) и при более благоприятном стечении обстоятельств могут легко перейти в разряд экономически активного населения. С учетом категорий экономически пассивного населения (ЭПН), находящих в пограничной ситуации между экономической активностью и неактивностью, можно определить общий потенциал безработицы в российской экономике в абсолютном и относительном выражении (табл. 2). Уровень потенциальной безработицы оказывается заметно выше показателей уровня безработицы, рассчитываемых по традиционно принятой методике. Вместе с тем сопоставление динамики двух рассматриваемых показателей (рис. 1) позволяет сделать вывод о тесной взаимосвязи между ними. Иными словами, увеличение численности безработных сопровождается ростом числа лиц, находящихся в пограничном состоянии между безработицей и экономической неактивностью, и наоборот. Следовательно, учет части экономически пассивного населения при определении масштабов недоиспользования трудовых ресурсов в экономике является оправданным. Следует отметить, что при расчете уровня потенциальной безработицы численность экономически активного населения исчисляется как сумма занятого населения, безработных и численности экономически неактивного населения, находящегося в пограничной ситуации между экономической активностью и неактивностью [4]. Таблица 2. Общий потенциал безработицы в Российской Федерации в 2008-2015 гг. [4, 5, 6] 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 (III кв.) ЭАН, млн чел. 75,8 75,7 75,5 75,8 75,7 75,5 75,4 77,2 Безработные, тыс. чел. 4697 6284 5544 4922 4131 4137 3890 4056 Уровень безработицы, % ЭАН 6,2 8,3 7,3 6,5 5,5 5,5 5,2 5,3 Потенциал безработицы из числа экономически пассивного населения, тыс. чел. 4690 4980 3850 3405 3238 3354 3284 3307 Уровень потенциальной безработицы с учетом части экономически пассивного населения, % 11,6 14,0 11,8 10,5 9,3 9,5 9,1 9,1 Рис 1. Динамика уровня безработицы и потенциальной безработицы в РФ в 2008-2015 гг. [4, 5, 6] Оценка эффективности использования имеющихся в экономике ресурсов труда не должна ограничиваться только исследованием процессов, происходящих на открытом рынке труда, связанных с высвобождением и трудоустройством незанятых граждан. Как было отмечено выше, занятость можно считать эффективной, когда каждому индивиду предоставлена возможность для всесторонней реализации своего трудового потенциала, т. е. возможность выполнять работу желаемой интенсивности в пределах желаемой продолжительности рабочего времени, по избранной профессии, с использованием имеющегося уровня квалификации. Поэтому оценка степени использования трудовых ресурсов должна проводиться с учетом той их части, которая занята в национальной экономике. Таким образом, одной из важнейших проблем, связанных с оценкой эффективности использования трудовых ресурсов в экономической системе, является проблема количественной оценки масштабов неполной занятости, т.е. неполного использования потенциала занятых работников. Определенные исследования в данном направлении ведутся зарубежными и российскими экономистами [7], но единой комплексной методики, позволяющей наиболее полно оценить масштабы явления, на данный момент нет. Международная организация труда рекомендует учитывать при расчете общих масштабов недоиспользования труда в национальной экономике такие категории занятого населения, как лица, вынужденно работающие неполное рабочее время; лица, работающие не по специальности; лица, ищущие другую или дополнительную работу в связи с недостаточной оплатой труда [4]. Первая из названных категорий характеризует масштабы видимой неполной занятости в экономике, вторая и третья частично позволяют оценить невидимую неполную занятость. Таблица 3. Видимая неполная занятость в российской экономике в 2010, 2012, 2015 гг., % к среднесписочной численности работников обследованных организаций [8-11] Категория 2010 2012 2013 2014 2015 (III кв.) Работали неполное рабочее время по инициативе работодателя 1,2 0,3 0,3 0,3 0,4 Работали неполное рабочее время по соглашению между работником и работодателем 1,3 0,6 1,8 1,9 2,0 Находились в простое по вине работодателя и по причинам, не зависящим от работодателя и работника 0,8 0,5 0,6 0,7 0,5 Имели отпуска без сохранения заработной платы по заявлению работника 3,9 3,9 6,6 н.д. 8,1 Масштабы видимой неполной занятости в российской экономике представлены в табл. 3. Анализ динамики различных форм видимой неполной занятости позволяет утверждать, что в 2013-2015 гг. наметилась тенденция к увеличению масштабов недоиспользования труда в организациях, что идет вразрез с динамикой уровня открытой безработицы и свидетельствует о нарастании негативных тенденций на рынке труда. Отметим, что в российской статистике неоднократно происходило изменение методики учета видимой неполной занятости. Последнее существенное изменение имело место в 2009 г., когда были введены четыре основные категории неполностью занятых работников: работники, занятые неполное рабочее время по инициативе работодателя; работники, занятые неполное рабочее время по соглашению между работником и работодателем; работники, находившиеся в простое по вине работодателя и по причинам, не зависящим от работодателя и работника; работники, имевшие отпуска без сохранения заработной платы по заявлению работника. МОТ рекомендует учитывать при расчете масштабов вынужденной видимой неполной занятости только лиц, занятых неполное время по инициативе администрации, и лиц, находящихся в простое, предполагая, что другие формы неполной занятости могут быть отнесены к добровольным и не должны учитываться при оценке эффективности использования трудовых ресурсов с учетом их экономической активности. Учет вынужденных форм видимой неполной занятости позволяет получить наиболее общие представления о масштабах недоиспользования труда в российской экономике (табл. 4). Вместе с тем подробный анализ общих тенденций на основе имеющихся статистических данных пока представляется затруднительным, так как Федеральная служба государственной статистики постоянно расширяет состав видов деятельности, обследуемых по вопросам неполной занятости. В результате данные о масштабах неполной занятости (а значит, и недоиспользования труда в целом) в 2010-2012 гг. несопоставимы с данными, полученными в 2013-2015 гг., когда произошло существенное расширение перечня обследуемых видов деятельности. Таблица 4. Общий объем недоиспользования труда в российской экономике в видимых формах в 2010, 2012-2015 гг., тыс. чел. [4, 6, 8] 2010 2012 2013 2014 2015 (III кв.) Всего 9707,5 7500,5 7788,2 7507,1 7677,7 В т.ч. безработные 5544 4131 4137 3890 4056 лица в пограничном состоянии между безработицей и ЭПН 3850 3238 3354 3284 3307 вынужденно неполностью занятые 313,5 131,5 297,2 333,1 314,7 В т.ч. находились в простое 127 80,6 205,7 236,3 187,6 работали неполное рабочее время по инициативе работодателя 186,5 50,9 91,5 96,8 127,1 Несмотря на то, что видимая неполная занятость выступает одной из форм недоиспользования трудового потенциала национальной экономики, ее влияние на эффективность использования трудовых ресурсов не может быть оценено однозначно. С одной стороны, наличие видимой неполной занятости свидетельствует о неэффективности занятости, о недоиспользовании трудового потенциала отдельного работника, предприятия и национальной экономики в целом, вызывает потери рабочего времени и утрату части профессиональных навыков работников в результате неполного их использования. С другой стороны, в ряде случаев видимая неполная занятость выступает альтернативой безработице для работников, которые не могут найти работу на условиях полного рабочего времени, служит формой сохранения трудового потенциала предприятий в кризисные периоды, следовательно, отчасти предотвращает необратимые потери человеческого капитала в средне- и долгосрочной перспективе. Подобный эффект можно проследить на примере российской экономики, в которой видимая неполная занятость на протяжении ряда лет служила одним из инструментов адаптации рынка труда к меняющимся социально-экономическим условиям [1. С. 133-142; 12]. Изучение различных аспектов безработицы и видимой неполной занятости безусловно необходимо для характеристики эффективности использования трудовых ресурсов в национальной экономике, но не исчерпывает ее. Одной из важнейших проблем современной российской экономики является неэффективное и неполное использование трудового потенциала работников, формально занятых на условиях полного рабочего времени, т. е. не попадающих в категории недоиспользуемого труда, рассмотренные выше. Международная организация труда и Международная конференция статистиков труда определяет такое состояние занятости, при котором наблюдается неполная реализация работниками своего трудового потенциала вследствие нерационального распределения трудовых ресурсов или глубокого дисбаланса между трудом и другими факторами производства, как невидимую неполную занятость, понятие преимущественно аналитическое. Симптомами невидимой неполной занятости, по мнению зарубежных специалистов, могут служить низкие доходы, неполное использование квалификационных возможностей, низкая производительность труда [7]. Несмотря на проводимые в этом направлении исследования, общепринятых комплексных методик, позволяющих всесторонне оценить масштабы невидимой неполной занятости, до настоящего времени нет. Более того, ряд показателей, предлагаемых МОТ для дополнительной оценки масштабов скрытого недоиспользования труда в национальной экономике, таких как численность занятых, ищущих другую или дополнительную работу по причине низкой оплаты труда или несоответствия квалификационных характеристик, не входят в перечень характеристик рынка труда, регулярно собираемых и публикуемых Федеральной службой государственной статистики. Вместе с тем из имеющихся статистических данных в качестве показателей, позволяющих косвенно оценить уровень неудовлетворенности работника своим рабочим местом, можно использовать различные показатели, связанные с дополнительной занятостью. Логично предположить, что наличие дополнительной работы, а также активный ее поиск в первую очередь связаны с неудовлетворенностью уровнем оплаты труда на основном месте работы, а также с другими характеристиками рабочего места, такими как требования к квалификации, режим труда и отдыха и т. д., что, по мнению специалистов, является одним из симптомов невидимой неполной занятости. Данные, представленные в табл. 5 и 6, свидетельствуют, что степень охвата занятого населения дополнительными видами работ в российской экономике достаточно высока: около 3% занятого населения уже имеют дополнительную работу и более 8% находятся в состоянии поиска. Иными словами, даже если скорректировать приведенные данные с учетом того, что часть ищущих дополнительную работу уже имеют две и более работы, все равно количество работников, по той или иной причине не удовлетворенных своим рабочим местом, впечатляет: около 10% занятого населения! При этом, судя по данным табл. 6, эта неудовлетворенность не связана с продолжительностью работы, т. е. с видимой неполной занятостью. Можно сделать вывод, что работники в первую очередь не удовлетворены качественными характеристиками рабочего места, его возможностями с точки зрения реализации трудового потенциала работника, а именно: заработной платой, условиями труда, квалификационными характеристиками. Таблица 5. Занятое население по наличию дополнительной работы и готовности к дополнительной занятости, тыс. чел. [6, 13, 14, 15] Из них имеют Ищут дополнительную Из них имеют Год Всего одну работу две и более работ* работу одну работу две и более работ* Тыс. % от занятого Тыс. % от занятого чел. населения чел. населения 2010 69804 67661 2142 3,1 7226 10,4 6845 381 2011 70732 68604 2128 3,0 6151 8,7 5848 302 2012 71545 69563 1982 2,7 5601 7,8 5362 239 2013 71391 69497 1895 2,7 5769 8,1 5501 268 2014 71539 69510 2029 2,8 5550 7,8 5237 313 2015 71602 70051 1551 2,2 5806 8,1 5527 280 (I кв.) 2015 72236 69991 2245 3,1 6166 8,5 5867 299 (II кв.) 2015 73127 70728 2399 3,2 6052 8,3 5759 294 (III кв.) * В обследуемую неделю или в течение месяца, предшествующего обследуемой неделе. Таблица 6. Занятое население, ищущее дополнительную работу, по виду дополнительной занятости, тыс. чел. [13, 14, 15] Всего ищут до Из них готовы Год полнительную работу работать больше на основной работе иметь другую работу с большей продолжительностью иметь работу в дополнение к имеющейся 2010 7226 192 127 826 2011 6151 127 110 713 2012 5601 118 73 945 2013 5769 129 84 1011 2014 5550 135 65 939 Одной из особенностей российской модели занятости, влияющей на эффективность использования трудовых ресурсов в экономической системе, является значительная доля занятых в неформальном секторе. Таблица 7. Занятые в неформальном секторе по типу занятости, в среднем за период, тыс. чел. Рассчитано по [6, 13, 14] В том числе заняты Занятые в нефор только в в неформаль из них мальном секторе, Год Всего нефорном и фор с основной с доп. работой в % к общей чисмальном мальном секто работой в ненеформальном ленности занятого секторе рах формальном секторе секторе населения 2010 11583 10267 1316 19 1297 16,6 2011 12922 11563 1359 17 1342 18,2 2012 13600 12296 1304 15 1288 19,0 2013 14096 12865 1232 18 1214 19,7 2014 14387 13092 1295 23 1272 20,1 2015 15833 14231 1602 20 1582 21,7 (III кв.) Данные табл. 7 свидетельствуют, что в неформальном секторе российской экономики трудится почти 20% занятого населения, причем доля занятых в неформальном секторе на протяжении последних пяти лет имеет тенденцию к росту. Анализ основных закономерностей формирования и развития неформальной занятости не входит в задачи настоящей статьи. Однако следует отметить, что неформальная занятость, как правило, сопряжена с неудовлетворительными условиями труда, его нестабильной оплатой, низкой социальной защищенностью работников, иными словами, не способствует полной и всесторонней реализации трудового потенциала работника и не отвечает базовым критериям полной и эффективной занятости. Иными словами, наличие неформальной занятости косвенно свидетельствует о неэффективном использовании трудовых ресурсов в экономической системе. Таблица 8. Фактическое количество отработанных человеко-часов в неделю на основной, дополнительной работах, а также по производству продукции в домашнем хозяйстве, тыс. человеко-часов, в среднем за период. Рассчитано по [5, 6, 13, 14] В том числе: Затраты труда в экви- Справочно: на основна дополнив производстве, валенте полной занячисленность ной или единст тельной работе1 в домашнем хозяйстве, про тости, тыс. условных работников2 занятых в экономике, Год Всего венной работе изводстве продукции, предназначенной для собственного конечного потребления Всего Без учета часов, отработанных в домашнем хозяйстве тыс. чел 2010 2893716 2652445 32172 209099 78420 72754 69934 2011 2930127 2691564 31646 206917 79407 73800 70857 2012 2954644 2726920 29779 197946 80072 77902 71545 2013 2917394 2718721 27308 171365 79062 76920 71391 2014 2938658 2730444 30099 178115 79638 74811 71539 2015 2809517 2740481 21042 47994 76139 74838 71602 (I кв.) 2015 3051325 2756018 33187 262120 82692 75588 72236 (II кв.) 2015 3119649 2732475 36220 350953 84543 75032 73127 (III кв.) 1 На всех дополнительных работах в обследуемую неделю или в течение месяца, предшествующего обследуемой неделе, включая вторую дополнительную работу в домашнем хозяйстве по производству продукции, товаров и услуг для реализации. 2 Исчислены путем деления общего количества отработанных человеко-часов в неделю на всех видах работ на среднее фактическое количество рабочих часов в неделю на основной работе на рабочих местах наемных работников с полным рабочим днем. Проведенный анализ фактических данных свидетельствует о том, что для российской экономики характерно устойчивое недоиспользование трудового потенциала в различных формах: в форме открытой безработицы, вынужденной экономической неактивности, видимой и невидимой неполной занятости. Вместе с тем расчет совокупных затрат труда, учитывающих все отработанные занятым населением часы на основной, дополнительной работах, а также в производстве продукции в домашнем хозяйстве (табл. 8), позволяет сделать вывод, что в отечественной экономике наблюдается феномен суммарной избыточной занятости. Даже если исключить из расчета часы, отработанные населением в производстве продукции для собственного конечного потребления, суммарные затраты труда в эквиваленте полной занятости заметно превышают численность занятых в экономике. Иными словами, недоиспользование части трудовых ресурсов в форме безработицы (явной и потенциальной), видимой неполной занятости сочетается в российской экономике с избыточной трудовой нагрузкой занятой части населения. Этот вывод является парадоксальным только на первый взгляд и служит дополнительным доказательством неэффективного использования трудовых ресурсов в российской экономике, их нерационального распределения в экономической системе, свидетельством неэффективной занятости. В заключение следует подчеркнуть, что в современной российской экономике, где безработица сочетается с дополнительной занятостью в значительных масштабах, где имеет место неполная занятость в видимых и невидимых формах, распространена занятость в неформальном секторе, изучение степени использования трудовых ресурсов только через общие показатели экономической активности, занятости и открытой безработицы представляется недостаточным. Необходимы дальнейшие исследования в направлении разработки методик, позволяющих количественно оценивать основные критерии эффективной занятости на всех ее уровнях, анализировать эффективность использования трудовых ресурсов с учетом особенностей российского рынка труда и модели занятости.

Ключевые слова

трудовые ресурсы, трудовой потенциал, занятость, неполная занятость, эффективная занятость, безработица, экономическая активность, рынок труда, labor force, labor potential, employment, part-time employment, productive employment, unemployment, economic activity, labor market

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Облаухова Мария ВасильевнаСибирский государственный университет телекоммуникаций и информатикикандидат экономических наук, доцент кафедры экономической теорииoblauhov@mail.ru
Казначеева Наталия ЛеонидовнаСибирский государственный университет телекоммуникаций и информатикидоктор экономических наук, профессор, завкафедрой экономической теории
Всего: 2

Ссылки

Облаухова М.В. Неполная занятость в условиях формирования рыночных отношений: дис.. канд. экон. наук. Томск, 1997.
Казначеева Н.Л., Строганова Д.П. Роль рынка образовательных услуг в формировании системы эффективной занятости // Перспективы науки. 2011. № 25. С. 166-169.
Казначеева Н.Л., Строганова Д.П. Формирование системы эффективной занятости как важнейший элемент социальной политики // Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2011. № 4. С. 97-104.
Тенденции на рынке труда [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/B11_04/IssWWW.exe/Stg/d03/2-rin-trud.htm (дата обращения: 02.10.2015).
Экономическая активность населения России [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b14_61/Main.htm (дата обращения 08.10.2015).
Обследование населения по проблемам занятости - 2015 год [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/ regl/b15_ 30/ Main.htm (дата обращения 08.12.2015).
Облаухова М.В. Количественная оценка масштабов неполной занятости: основные подходы и проблемы // Научно-методический электронный журнал Концепт. 2014. Т. 20. С. 27562760. URL: http://e-koncept.ru/ext/61.
Труд и занятость в России - 2013 [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b13_36/Main.htm (дата обращения: 01.10.2015).
Официальная статистика / Рынок труда, занятость и заработная плата // Трудовые ресурсы [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www. gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/wages/labour_force (дата обращения: 08.12.2015).
Российский статистический ежегодник - 2014 [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b14_13/Main.htm (дата обращения: 07.10.2015).
Труд и занятость в России - 2011 [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b11_36/Main.htm (дата обращения: 07.10.2015).
Облаухова М.В. Неполная занятость в становлении российского рынка труда: тенденции двух десятилетий // Общество. Политика. Финансы: материалы Российской научно-технической конференции / Сиб. гос. ун-т телекоммуникаций и информатики. Новосибирск, 2015. С. 53-58.
Обследование населения по проблемам занятости - 2013 год [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b13_ 30/ Main.htm (дата обращения: 06.10.2015).
Обследование населения по проблемам занятости - 2011 год [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b11_30/ Main.htm (дата обращения: 06.10.2015).
Обследование населения по проблемам занятости - 2014 год [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b14_30/ Main.htm (дата обращения: 06.10.2015).
 Об эффективности использования трудовых ресурсов в современной российской экономике | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2016. № 1(33).

Об эффективности использования трудовых ресурсов в современной российской экономике | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2016. № 1(33).