Направления обеспечения безопасного экономического развития современной России | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2017. № 37. DOI: 10.17223/19988648/37/2

Направления обеспечения безопасного экономического развития современной России

В статье обоснована актуальность вопросов безопасного экономического развития для современной России, участие которой в системе международных экономических отношений осложнено политическим фактором. Сформулировано утверждение о необходимости осуществления активной государственной экономической политики, основанной на методологии миросистемного анализа и принципах кейнсианства. Предложены направления обеспечения безопасного экономического развития страны, обоснованные предшествующим анализом потенциала безопасности российской национально-государственной экономической системы.

Concepts of ensuring secure economic development in modern Russia.pdf Обеспечение безопасного экономического развития страны - одна из важнейших функций национального государства. Ее полноценное осуществление является залогом социально-экономического благополучия населения и необходимым условием реализации национальных интересов в мировом экономическом пространстве. Вопросы безопасного экономического развития приобретают особую актуальность в условиях международной нестабильности и напряженности. Конфликт национальных интересов различных государств приводит к выраженному усилению влияния политического фактора на функционирование мировой экономики. Политические детерминанты провоцируют существенное искажение рыночного механизма, в корне подрывая его способность обеспечивать равные и справедливые условия осуществления международных экономических отношений. Ощутимый перевес оказывается на стороне более развитых стран центра, располагающих возможностями и ресурсами для защиты своих интересов при помощи инструментов и методов, не имеющих ничего общего с рыночным саморегулированием. Отмеченные тенденции в настоящее время имеют критическую важность для России, внешняя политика которой не соответствует интересам сильнейших государств, претендующих на исключительное положение в миросисте-ме. В подобных условиях нам представляется необходимым усиление кейн-сианских мотивов в российской экономической политике. Направленность их воздействия целесообразно определять на основе анализа потенциала безопасности национально-государственной экономической системы Российской Федерации и с учетом действующих особенностей внешнеэкономической деятельности страны. Изучение нормативной базы, регламентирующей безопасное экономическое развитие России [1, 2], определяет необходимость анализа потенциала безопасности на основе 11 критериев. Авторское изложение методики оценки, опирающееся на законодательно определенные критерии, привело нас к выводу о наличии позитивных изменений по ряду ключевых параметров, характеризующих текущие возможности России по укреплению своих позиций в мировом экономическом пространстве [3]. Вместе с тем анализ структуры и динамики внешней торговли страны выявляет присутствие закоренелых проблем [4], самой значительной из которых мы склонны назвать деградацию промышленного сектора экономики, особенно в части гражданского машиностроения. Ситуация с машиностроительной отраслью является особенно удручающей на фоне осознания потери флагманских позиций, которые в свое время занимал в этом отношении Советский Союз. Текущее состояние отрасли свидетельствует о состоявшемся регрессе, означающем потерю уже наработанного потенциала. Именно поэтому наиболее значимым направлением обеспечения безопасного экономического развития должен являться основательный пересмотр государственной политики в сфере управления гражданским машиностроением с использованием опыта государственного регулирования военно-промышленного комплекса (ВПК). Следует признать, что в последнее время благодаря государственному регулированию достигнуты существенные успехи в области военного машиностроения. Если в 1990-х гг. участие государства в развитии ВПК было сокращено (это реализовалось, в частности, в резком урезании гособоронзаказа -ГОЗ), то с началом XXI столетия происходит постепенное усиление роли государства в управлении развитием данной отрасли. Достаточно обратиться к данным о величинах ГОЗ: в 2000 г. она составила 46 млрд. руб., в 2004 г. -136 млрд руб. [5], в 2011 г. - 581,5 млрд руб. [6], в 2014 г. - 1,9 трлн руб. [7]. С начала 2000-х гг. сумма ГОЗ выросла более чем в 41 раз! Однако государственное регулирование данного сектора экономики не ограничивается одним только ГОЗ. Большое значение имеет совершенствование законодательной базы и управления. В 2006 г. утверждалась российская государственная программа развития вооружений на 2007-2015 гг., на реализацию которой предусматривалось выделение 4,9 трлн руб. Позднее ей на смену пришла «Государственная программа вооружений на период 20112020 годов» с объемом финансирования в районе 19 трлн руб. [8]. Развитие ВПК регулируется целым рядом указов Президента, Правительства, Военно-промышленной комиссии, в которых закреплен принятый курс на модернизацию оборонной промышленности страны. В перечисленных документах признается, что безопасность Российской Федерации в настоящее время подвергается атакам со стороны внешних факторов, характеризуя которые логично сделать отсылку к периоду холодной войны. И наряду с модернизацией ВПК в качестве ответа на действующие угрозы предлагается последовательно реализовывать политику импортоза-мещения. Для этих целей применяется план мероприятий, утвержденный Правительством РФ на основе предложений Минпромторга, Минобороны, Роскосмоса и «Росатома». По плану сформированы детализированные графики импортозамещения в разрезе комплектующих изделий по образцам вооружения и техники. В рамках государственных программ промышленности реализуется механизм, заключающийся в установлении минимального значения удельного веса закупок отечественного оборудования. Указанные направления развиваются и поддерживаются систематически, постоянно контролируются и корректируются со стороны органов государственной власти. И результаты налицо: на предприятиях ВПК осуществляются реконструкции, проводится техническое переоснащение, активно вводятся в эксплуатацию новые объекты (их число в 2014 г. составило 76), разрабатываются и внедряются промышленные технологии (более 270, по итогам 2014 г.), создаются условия для стимулирования работников сферы ВПК, для повышения уровня их профессиональной подготовки. В 2014 г. объем продукции ВПК возрос на 15,5% по сравнению с уровнем 2013 г. Причем прирост наблюдался по всем отраслям, составив от 5,4% (промышленность обычных вооружений) до 24% (радиоэлектронная промышленность) [9]. Очевидно, что состояние ВПК страны улучшается. И происходит это благодаря признанию его стратегической важности с точки зрения реализации национальных интересов страны. Активное государственное регулирование ВПК позволило обеспечить такой уровень его развития, который заложил основу для возможности текущего противостояния Российской Федерации нарастанию террористических угроз и антироссийских действий в политике ряда государств. Очевидно, что без сильного ВПК реализация интересов России в ситуации с Крымским полуостровом в 2014 г. была бы невозможной. Однако однобокое развитие промышленности только в сфере обороны не способно служить устойчивой базой для долгосрочного развития страны и улучшения ее миросистемного статуса. Совершенно необходимо обеспечивать экономическое развитие на основе гармоничного экономического роста, содержание которого не ограничивается ВПК, а распространяется и на другие важные сферы реального производства. Мы полагаем, что применение успешного опыта развития ВПК (с его определенной корректировкой) по отношению к ключевым отраслям гражданского машиностроения является тем направлением, которое необходимо реализовать для повышения эффективности государственного регулирования экономики в целях обеспечения безопасного экономического развития. Пока же машиностроительное производство, энергетическое машиностроение, тяжелое машиностроение по индексам производства стоят на месте или демонстрируют негативную динамику. В машиностроительном производстве наблюдается сокращение по производству машин и оборудования (в 2014 г. - 92,2% от уровня 2013 г.), электрооборудования, электронного и оптического оборудования (99,5%). Особенно заметна нисходящая динамика по направлениям машиностроения, связанным с сельским хозяйством, где темпы роста по отдельным номенклатурным составляющим находятся на уровне 44,9%. Ощутимое сокращение наблюдается в производстве строительно-дорожной техники, автомобилей, железнодорожной техники, где сокращение доходит до 40% от уровня 2013 г. [9]. В энергетическом машиностроении в целом итоги 2014 г. характеризуются сокращением объемов производства по ряду наименований. В совокупности темп роста в данной отрасли остановился на уровне 98% от величины 2013 г., однако по отдельным составляющим он опускается до 72%. Тяжелое машиностроение характеризуется темпом роста 101,3% к уровню 2013 г., тем не менее в разрезе отдельных видов продукции его значение опускается до 96,7% (проходческое оборудование), 77,7% (сталеплавильное оборудование и литейные машины), 28,5% (прокатное оборудование) [9]. Опасность снижения объемов производства отечественного машиностроения связана с возникновением зависимости от зарубежных поставок. В условиях активного технического прогресса, во время бурного развития компьютерных технологий и их проникновения во все сферы производства и потребления такая зависимость может привести к необратимому технологическому отставанию от стран центра. Подобное отставание может использоваться в качестве дополнительного рычага воздействия на государство с целью принуждения его к действиям, желательным для гегемона и поддерживающих его стран. Какие-то элементы подобного поведения мы уже имеем возможность наблюдать на примере санкций, связанных с Крымским кризисом, ведь секторальные санкции, введенные в августе 2014 г., затрагивали и сферу технологий, ограничивая доступ России к зарубежному оборудованию и технологиям для нефтяной промышленности. Подобные же инструменты, основанные на зависимости от внешних поставок машиностроительной продукции и технологий, могут массированно применяться и в будущем, накладывая серьезные ограничения на возможность осуществления независимой государственной политики. Необходимо понимать, что мощный ВПК - это, конечно, действенный механизм, однако он в какой-то мере является лишь результатом действий сильного государства, опирающегося на сильную экономику. Для его дальнейшего поддержания необходимо развивать в том числе и те сферы национальной экономики, которые напрямую не связаны с оборонной промышленностью. Отметим также, что необходимость развития гражданского машиностроения в современных условиях обострения внешних вызовов вытекает из официальных документов: Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. [2], Постановления Правительства РФ «О первоочередных мерах по реализации Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации» [1] и др. В них в качестве проблемы национальной экономики России фиксируется ее экспортно-сырьевая направленность, подкрепленная недостаточным уровнем конкурентоспособности отечественных производителей продукции с высокой добавленной стоимостью, что в совокупности приводит к высокой степени зависимости от внешних факторов. При этом нормативные документы содержат указания на необходимость проведения государственной политики, направленной на поддержку реального сектора экономики. Сохранение формулировок подобной тематики в официальных источниках на протяжении продолжительного периода времени (с 1996 г. по настоящее время) говорит об их критичности и обосновывает целесообразность применения мер активного государственного вмешательства. Выделяя в качестве наиболее перспективного направления приложения сил подобного характера гражданское машиностроение, мы укрупненно сводим их к двум направлениям: 1) нейтрализация риска внешнего давления на Россию путем перекрытия доступа к продукции гражданского машиностроения зарубежного производства; 2) существенный вклад в нивелирование вызова глобализации, связанного с виртуализацией экономики и масштабным распространением спекулятивных настроений, способных подорвать благополучие национально-государственной экономической системы посредством операций, не имеющих привязки к реальной стоимости. Помимо названного направления следует также уделять внимание другим аспектам обеспечения безопасного экономического развития, учитывающим специфику современного этапа развития миросистемы. С нашей точки зрения, в условиях глобализации таким направлением является укрепление значимости России в качестве центра региональной интеграции. Идея региональной интеграции на территории бывшего СССР возникла еще в 90-е гг. XX в. Частично она воплотились в СНГ, а позднее нашла свое продолжение в формировании ряда других организаций и объединений на постсоветском пространстве. Наиболее заметной и значимой для России является «тройка» Таможенный союз (ТС) - Единое экономическое пространство (ЕЭП) - Евразийский экономический союз (ЕАЭС), пришедший в 2015 г. на смену Евразийскому экономическому сообществу (ЕврАзЭС) ТС пяти государств (Киргизская Республика, Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Российская Федерация), функционирующий с 2010 г., предназначен для обеспечения единого тарифного и нетарифного регулирования внешнеэкономической деятельности. Первоначальный состав ТС включал в себя, помимо России, Казахстан и Белоруссию, однако позднее, в 2015 г., к указанным странам присоединились Киргизия и Армения. ТС освобождает страны-участницы от ряда экономических ограничений при осуществлении взаимной торговли и позволяет формировать единую таможенную зону в пределах их государственных границ. Идея ЕЭП набирала силу продолжительное время, сталкиваясь с определенными трудностями. В результате ее реализация произошла в 2012 г., воплотившись в объединении России, Белоруссии, Казахстана. Как и в случае с ТС, в дальнейшем к ЕЭП примкнули Киргизия и Армения. Суть объединения - в создании пространства, функционирующего на одинаковых принципах и механизмах регулирования экономики с согласованной финансовой политикой. ЕАЭС ведет свою историю с начала 2015 г. и представляет собой международную организацию, реализующую цели региональной экономической интеграции. Данный союз обеспечивает свободу перемещения товаров, услуг, капитала, рабочей силы и служит основой для осуществления согласованной финансовой политики на территории стран-участниц. В настоящее время участниками ЕАЭС являются Россия, Белоруссия, Армения, Киргизия, Казахстан. В указанных объединениях лидирующая роль отведена Российской Федерации, что находит отражение в структуре органов управления, в составе руководящего блока, а также в доминировании рубля по отношению к национальным валютам других государств-участников при осуществлении взаимной торговли. Имеется серьезное противодействие процессам региональной интеграции на постсоветской территории со стороны гегемона миросистемы. В частности, в 2012 г. Х. Клинтон, находясь в должности госсекретаря США, заявила о том, что образование ТС или любого другого объединения на территории бывшего СССР США расценивают как «сдвиг в сторону повторной советизации региона», в целях замедления или предотвращения которого разрабатывают различные способы [10]. Однако дело не в «советизации». Американский политолог З. Бжезинский отмечает, что объединение России с Украиной будет означать возникновение мощной евразийской державы, что противоречит интересам США, выстраивающим свою гегемонию «против России и на обломках России» [11]. Вероятно, в связи с этим произошло отстранение Украины от процессов региональной интеграции. Страна приостановила свое участие в переговорах не только при создании ЕЭП, но и отказалась от участия в ТС, обратив свою деятельность в сторону ЕС. При этом наблюдается резкое усиление попыток насильственной дерусификации населения страны. Современная ситуация подтверждает высказывания прошедших лет и чрезвычайно актуализирует необходимость осуществления работы по активной региональной интеграции в целях укрепления статуса России. Обозначая цели и контуры ЕАЭС, в 2012 г. В.В. Путин охарактеризовал этот проект в качестве модели «мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира» [12]. Мы полагаем, что эта идея нуждается в дальнейшем развитии, в том числе и с точки зрения обеспечения безопасного развития российской НГЭС. Следует сказать о перспективности других интеграционных объединений, в состав которых входят не только бывшие республики СССР, но и сильные государства современной полупериферии, способные, осуществляя деятельность в рамках интеграционных объединений, создать противовес давлению США на мировой арене. К числу таковых, безусловно, следует отнести ШОС, БРИКС. Интеграционные объединения, создаваемые на территории СНГ или с участием других стран полупериферии, в отличие от большинства действующих в настоящее время международных организаций, будут транслировать и поддерживать национальные интересы России, что в полной мере соответствует приоритетам безопасного экономического развития. Экономическая политика современной России в условиях активной антироссийской пропаганды и экономических санкций, с нашей точки зрения, должна опираться на принципы кейнсианства. В масштабах государства и на уровне региональных интеграционных объединений представляется целесообразным избирательное использование протекционизма. Защита внутреннего рынка и отечественного производителя мерами протекционистского характера может быть обусловлена различными факторами. Для современной России в качестве обоснования следует назвать беспрецедентное обострение внешних вызовов в совокупности с нескрываемой враждебностью гегемона. Ретроспективный анализ экономической политики стран мира подтверждает, что протекционизм - это необходимая мера, к которой в кризисных ситуациях прибегают даже самые либерально настроенные государства. Еще Д.И. Менделеев в своем труде «О покровительственной системе» доказывал, что именно введение протекционизма во Франции и в Англии в XVII в. положило начало их промышленному развитию. При этом ученый подчеркивает, что «если же Англия лет 50 фритредерствует в наше время, то нельзя забыть, что лет 200 в ней действовал усиленный протекционизм... что она и поныне превосходит другие страны промышленно-торговым развитием, выросшим на почве протекционизма» [13]. Положительную оценку идей меркантилизма находим в работе Дж. М. Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег»: «... если говорить о вкладе в искусство государственного управления экономической системой. то ранние представители экономической мысли XVI и XVII вв. в некоторых вопросах достигали практической мудрости, которая. была сначала забыта, а потом и вовсе вычеркнута» [14. С. 399]. Обращая внимание на несоответствие протекционистской политики неоклассической доктрине, следует принимать во внимание обоснованную критику последней. Общеизвестно, что именно те страны, которые в свое время отказались слепо следовать рекомендациям западных экспертов при проведении рыночных реформ, в итоге оказались в наиболее выигрышном положении. К их числу следует отнести Китай. Его экономическое чудо не может быть объяснено с позиции неоклассической школы, поскольку руководство страны осознанно отказалось от реализации многих элементов Вашингтонского консенсуса и следовало принципу активного государственного участия в экономике. Тем не менее результаты реформ были настолько впечатляющими, что даже Дж. Стиглиц, в целом придерживающийся либерального курса, был вынужден отметить, что «масштабы и успешность развития китайской экономики в последние 20 лет. представляют собой загадку для стандартной теории» [15]. Еще ранее активную роль государства в построении успешной экономики использовали Япония, Индия, Южная Корея. Отдельного упоминания заслуживает тот факт, что продолжительный экономический подъем, наблюдавшийся в США в период с 1945 по 1970-е гг., был достигнут на фоне применения концепции военного кейнси-анства, не признававшей саморегулируемости экономики и допускавшей активное прямое воздействие государства на экономические процессы путем наращивания государственных расходов. Показателен и опыт США периода 80-90-х гг. XX в., когда Р. Рейган сформулировал четыре приоритета макроэкономической политики: сокращение участия государства в экономике, замедление роста правительственных расходов, снижение инфляции с помощью сокращения денежной массы и сокращение налогов. Ключевым, отличительным моментом рейганомики являлось то, что, с одной стороны, ограничивая государственное участие в экономических процессах, она в то же время не препятствовала осуществлению политики активного государственного регулирования. Декларируемое снижение уровня государственных расходов относилось преимущественно к социальной сфере, в то время как военные расходы урезанию не подвергались. Фактически можно утверждать, что Р. Рейган так и не отошел от политики военного кейнсианства. В результате государственный бюджет при его президентстве сводился с хроническим дефицитом, достигавшим рекордных 6% ВВП (для сравнения: уровень 1980 г. - 2,7% ВВП); государственный долг США в абсолютных числах возрос в три раза, а в относительных - с 34% ВНП (1980 г.) до 54,4% ВНП (1988 г.). Указанная динамика приводила к критике политики Р. Рейгана. Однако необходимо обратить внимание на факт увеличения роста ВВП (ежегодный уровень роста составлял около 3,9%), на сокращение безработицы, на снижение инфляции (уровень 1980 г. - 13,5%, уровень 1988 г. - 4,1%) [16]. Завершая описание предлагаемых направлений, требуется отметить, что роль и статус страны в миросистеме зачастую определяются не только объективными причинами. Важную роль способны играть случайности: исторические, географические, климатические и пр. Однако несомненным является тот факт, что одной только случайной возможности крайне недостаточно для обеспечения безопасного экономического развития. Необходимо осуществление последовательной, проработанной государственной политики. Мы полагаем, что осуществление перечисленных в статье направлений способно повысить эффективность государственного регулирования экономики и привести к укреплению миросистемного статуса России.

Ключевые слова

безопасное экономическое развитие, экономическая политика, ми-росистемный анализ, кейнсианство, протекционизм, машиностроение, интеграционные объединения, secure economic development, economic policy, world-system analysis, Keynesian economics, protectionism, mechanical engineering, integration associations

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Радионова Елена АлександровнаКузбасский государственный технический университет им. Т.Ф. Горбачеваст. преподаватель кафедры финансов и кредитаkalashnikova_ea@inbox.ru
Всего: 1

Ссылки

Постановление Правительства РФ от 27.12.1996 г. № 1569 «О первоочередных мерах по реализации Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (Основных положений), одобренной Указом Президента Российской Федерации от 29.04.1996 г. № 608».
Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 12.05.2009 г. № 537.
Калашникова Е.А. Анализ потенциала национально-государственной экономической системы как элемент оценки экономической безопасности России // Экономика и предпринимательство. 2015. № 5 (ч. 2). С. 157-162.
Слесаренко Е.В., Осокина Н.В. Диспропорции в структуре национальной экономики как угроза экономической безопасности // Экономика и предпринимательство. 2014. № 12-3 (52-3). С. 175-178.
Военно-промышленный комплекс. URL: http://www.kommersant.ru/doc/476700
Ситуация с исполнением гособоронзаказа. URL: http://ria.ru/trend/ gosoboronzakaz_ 06072011/
Объем гособоронзаказа в 2014 году приблизился к 2 трлн руб. URL: http:// www. inter-fax.ru/russia/437517
Государственные программы вооружения Российской Федерации: проблемы исполнения и потенциал оптимизации. Центр анализа стратегий и технологий, 2015. URL: http:// www. cast.ru/files/Report_CAST.pdf.
Основные результаты работы Министерства промышленности и торговли Российской Федерации за 2014 год. URL: http://government.ru/dep_news/17702/
Клинтон: США не допустят возрождения СССР. URL: http://russian.rt.com/article/1787
Збигнев Бжезинский недоволен выбором Украины. URL: http://izvestia.ru/news/ 561395 #ixzz3YDwadW7R
Новый интеграционный проект для Евразии - будущее, которое рождается сегодня. URL: http://izvestia.ru/news/502761#ixzz3YE2FySzq
Менделеев Д.И. О покровительственной системе. URL: http://thewalls.ru/facts/ dmit-mend.htm
Антология экономической классики / пред., составл. И.А. Столярова. М.: ЭКОНОВ: Ключ, 1993. 486 с.
Стиглиц Дж. Многообразнее инструменты, шире цели: движение к ПостВашингтонскому консенсусу. URL: http://www.r-reforms.ru/cons.htm
The Budget and Economic Outlook: Fiscal Years 2011 to 2021. URL: https:// www. cbo.gov/sites/default/files/112th-congress-2011-2012/reports/01-26_ fy2011outlook.pdf
 Направления обеспечения безопасного экономического развития современной России | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2017. № 37. DOI: 10.17223/19988648/37/2

Направления обеспечения безопасного экономического развития современной России | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2017. № 37. DOI: 10.17223/19988648/37/2