Оценка социально-демографической устойчивости малых и средних городов | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2018. № 43. DOI: 10.17223/19988648/43/2

Оценка социально-демографической устойчивости малых и средних городов

Целью статьи является обоснование методического подхода к оценке социально-демографической устойчивости малых и средних городов. Рассмотрены проблемы социально-демографического развития малых и средних городов вследствие концентрации экономической активности в крупных городах, поляризации и фрагментации социально-экономического пространства, роста экономических диспропорций и увеличения социального напряжения. В работе подчеркнута необходимость своевременной оценки социально-демографической устойчивости городов с использованием индикативного анализа. Методом компаративного анализа систематизированы индикаторы социально-демографической устойчивости городов, включающих в себя: социально-бытовое обслуживание населения, демографический потенциал, сферу образования, здравоохранения, экологию, покупательскую способность, инфраструктуру города и коммунальную сферу. Методический инструментарий апробирован на примере малых и средних городов Екатеринбурга второго пояса, расположившихся на расстоянии > 40 и < 80 км. На основании результатов оценки выявлены четыре класса социально-демографической устойчивости городов, для каждого из которых должен быть принят ряд мер по решению текущих проблем и снижению потенциальных угроз, ослабляющих показатели социально-демографического развития территориальных образований.

Assessment of social and demographic stability of the small and average cities.pdf Введение Либерализация государственной экономической политики способствовала расширению процессов интеграции экономик и развитию региона как самоорганизующейся и саморазвивающейся системы. В последующем процессы саморазвития привели к концентрации экономической активности в одних регионах и ослаблению в других, что также содействовало поляризации и фрагментации социально-экономического пространства, росту экономических диспропорций и увеличению социального напряжения. Концентрация экономической активности может протекать под воздействием сил, с одной стороны, центростремительных, которые стимулируют процессы концентрации населения и нарастания производств в регионе, с другой - центробежных, характеризующихся процессами рассеивания трудовых ресурсов и сокращением производственной деятельности. Предполагается, что эти процессы повлекут за собой существенную и многоаспектную перестройку всего расселения [1], что в последующем скажется на социально-демографической устойчивости малых и средних городов. Традиционно к социально-демографическим проблемам малых и средних городов вследствие концентрации экономической активности в крупных городах отнесены загрязнение окружающей среды и ухудшение здоровья населения; недостаточное развитие социальной инфраструктуры, в том числе учреждений образования, здравоохранения и городской среды; неразвитость инженерных инфраструктур водо-, газо-, электроснабжения; проблемы маятниковой миграции и снижение доступности населения к социальным услугам [2]; невозможность поддержки и развития пространственной инфраструктуры городами, бюджеты которых не дают налоговых поступлений [3]; отсутствие возможностей для самореализации и получения доходов населением [4]. Важность оценки устойчивости малых и средних городов обоснована тем, что в современном представлении малые и средние города являются связующим звеном между сельскими поселениями и административным центром области как субъектом Российской Федерации. Помимо этого, данные города - это «опорные точки» своих территорий, место расположения промышленных предприятий, транспортно-распределительные узлы, научные центры, очаги культуры и образования [5]. С точки зрения функционального подхода малые города выполняют особую роль в экономическом пространстве региона. Таким образом, уровень развития региона напрямую зависит от уровня развития малых городов, входящих в его состав [6]. В связи с этим актуальной проблемой является определение социально-демографической устойчивости малых и средних городов, выступающих непосредственно ключевым звеном в социально-экономическом пространстве регионов России. Решение данного вопроса в последующем позволит выявить и оценить направления пространственной региональной политики на основе социально-экономического и организационного взаимодействия малых и средних городов с учетом современных социально-демографических процессов [7]. Анализ научной литературы показал, что понятие «устойчивость» используется в различных предметных областях и может рассматриваться, во-первых, как качество свойств динамической системы - постоянство, стабильность, равновесие, неизменность и регулируемость (табл. 1); во-вторых, как состояние той или иной сферы жизнедеятельности человека. Так, например, А.В. Гаврикова вводит понятие демографической устойчивости, под которой автором понимается состояние, обеспечивающее непрерывное возобновление и рост количественных и качественных демографических структур в соответствующих исторических и социально-экономических условиях. В качестве важнейших компонентов, оказывающих влияние на демографическую устойчивость, автор приводит динамику численности населения, рождаемости, смертности, миграции и социального развития населения [8]. А.Ю. Гайфуллин исследует социальную устойчивость как «состояние элементов общества на определенной территории, обеспечивающее стабильность функционирования всей пространственной социальной системы и устойчивое положение ее агентов, противодействуя внешним и внутренним угрозам в длительной перспективе» [9. С. 105]. Таблица 1. Понятие устойчивости системы Автор Содержание Качество системы Г.Г. Карачурина [10. С. 9], М.В. Мазунина [11. С. 22] Динамическое постоянство свойств системы Постоянство Т.В. Ускова [12. С. 35] Способность системы стабильно функционировать и развиваться в условиях быстро меняющейся среды Стабильность В. А. Коптюг [13], Н.Н. Моисеев [14] Способность системы возвращаться к определенному равновесию после воздействия на нее факторов внутренней и внешней среды Равновесие Л.В. Щукина [15. С. 40] Неизменность состояния Неизменность А. П. Назаретян [16. С. 145] Предполагает целенаправленный контроль над происходящими изменениями Регулируемость В.А. Перфилов [17. С. 265] Способность системы нивелировать негативные влияния Стабильность Источник: составлено автором. Исследование социально-демографической устойчивости основано на ключевых положениях общей теории систем и составляет методологическую основу данного исследования, в рамках которой под устойчивостью понимается способность системы противодействовать внешним воздействиям окружающей среды без изменения внутренней структуры (адаптации) [18]. Анализ научной литературы позволил нам выделить следующие факторы и индикаторы, по параметрам изменения которых можно комплексно подходить к оценке социально-демографической устойчивости малых и средних городов [19]. Так, У. С. Странг [20] в основе ключевых факторов оценки агломерационных процессов рассматривает демографические и выделяет показатель плотности населения городов, ее изменение в динамике. Некоторые авторы, например С.Н. Растворцева и И.В. Мамаева, отмечают, что географическая площадь города может не меняться за счет застроек, но, однако, плотность населения может расти из-за увеличения рождаемости [21]. В связи с этим представляется важным ввести показатели площади застроек в черте поселения и показатели площади автомобильных дорог, характеризующих масштабы географического и демографического роста города. Показатель оборота розничной торговли на 1 человека приводят А.В. Шмидт, В.С. Антонюк и А. Франчини [22]. Данный показатель очень важен, поскольку позволяет проанализировать данные об изменениях покупательской способности населения, в частности об изменениях в уровне жизни населения. О.Л. Островская, Д.Е. Миронов [23] вводят показатели состояния окружающей среды и здоровья населения, индикаторы развития инфраструктуры водо-, газо- и электроснабжения, также оценивают уровень доступности населения к социальным услугам и развитие городской среды. В работе Н.Р. Ижгузиной [24] наряду с экономическими показателями рассматриваются индикаторы развития социальной инфраструктуры. Автор приводит показатели, такие как ввод в действие жилых домов, общая площадь жилых помещений, объем бытовых услуг населению, численность детей, число учреждений культурно-досугового типа и иные. С.Н. Растворцева и И.В. Мамаева предлагают ввести показатели миграционного прироста, индикаторы конкурентоспособности городской среды, качества предоставляемых жилищно-коммунальных услуг [25]. В то же время А.А. Антонова [26] конкретизирует индикаторы конкурентоспособности городской среды, классифицируя их по трем направлениям, таким как качество жизни, социальная и институциональная сферы. При этом приведены следующие показатели: наличие учреждений начального образования и детских садов, высокие темпы жилищного строительства, большое количество учреждений здравоохранения, высокая степень сфер занятости, реализация социальных программ на территории. Данные и методы исследования Для исследования автором использовались показатели, характеризующие состояние социальной и демографической сфер муниципальных образований Свердловской области за период с 2010 по 2016 г. [27]. Анализ данного периода обусловлен доступностью муниципальной статистики. В выборку попали города-спутники Екатеринбурга второго пояса (табл. 2). Это города и поселки городского типа, находящиеся на расстоянии > 40 и < 80 км от крупного города Екатеринбурга, отличающиеся средней степенью связи с ядром агломерации (Екатеринбургской агломерации). Выбор обусловлен тем, что расположившиеся на таком расстоянии города менее подвержены влиянию агломерационных процессов, поскольку находящиеся в непосредственной близости от мегаполиса города испытывают значительное давление с его стороны, аккумулируя население и создавая источники трудовых ресурсов для центра в ущерб своему развитию. Методы исследования. В статье для оценки социально-демографической устойчивости применен метод индикативного анализа. Существенным преимуществом индикативного метода считается также то, что он позволяет получить частные характеристики состояния отдельных элементов объекта оценки [28]. Таблица 2. Города-спутники Екатеринбурга второго пояса (табл. 1), расположившиеся на расстоянии > 40 и < 80 км Город Расстояние (S) Численность городского насе до крупного города*, км ления на 2016 г., тыс. чел. Дегтярск 60,7 16,076 Заречный 53,7 27,608 Полевской 54,3 62,402 Ревда 47,0 62,395 Сысерть 44,8-54,7 20,939 * Учитывалась автомобильная дорога, расстояние вычислено с помощью программы «Google» карты. В основу показателей оценки социально-демографической устойчивости взяты следующие индикаторы: 1. Социально-бытовое обслуживание населения: - число объектов бытового обслуживания населения, оказывающих услуги, ед.; - число спортивных сооружений, ед.; - число общедоступных библиотек, ед. 2. Демографический потенциал: - общий коэффициент рождаемости, %о; - общий коэффициент смертности, %; - среднегодовая численность постоянного населения, чел.; - миграция населения, чел. 3. Образование: - доля детей в возрасте 1-6 лет, получающих дошкольную образовательную услугу и (или) услугу по их содержанию в муниципальных образовательных учреждениях, в общей численности детей в возрасте 1-6 лет, %; - численность обучающихся общеобразовательных организаций, чел. 4. Здравоохранение: - число больничных организаций (отделений) здравоохранения, ед. 5. Экология: - количество объектов, имеющих стационарные источники загрязнений, ед.; - выброшено в атмосферу загрязняющих веществ, отходящих от стационарных источников, тыс. т. 6. Покупательская способность: - общий объем всех продовольственных товаров, реализованных в границах городского округа, в денежном выражении за финансовый год, тыс. руб.; - среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников крупных, средних предприятий и некоммерческих организаций городского округа (муниципального района), руб. 7. Инфраструктура города: - протяженность автодорог общего пользования местного значения с твердым покрытием, км; - общая протяженность улиц, проездов, набережных, км; - число парков культуры и отдыха, городских садов, ед. 8. Коммунальная сфера: - одиночное протяжение уличной газовой сети, м; - одиночное протяжение уличной водопроводной сети, м; - удельный вес ветхого и аварийного жилья в общей площади жилого фонда, %; - общая площадь жилых помещений, приходящаяся в среднем на одного жителя, м кв. После сбора информации к показателям социально-демографической устойчивости применяется процедура нормализации [9, 29, 30]. При преобразовании индикаторов необходимо учитывать типы зависимостей: 1) возрастающая зависимость - чем больше значение частного индикатора i, тем выше качество изучаемого явления - значение унифицированной переменной X-t будет рассчитываться в соответствии с формулой: = xit-ximin , (1) 1 x;max - x;min 2) убывающая зависимость - чем больше значение индикатора i, тем хуже качество - значение унифицированной переменной X-t будет рассчитываться в соответствии с формулой: x;t = Ximax ~Xit, (2) 1 x;max - x;min таким образом, xtt - значение i-го показателя социально-демографической устойчивости для t-го субъекта исследования; х;тах и х(тт характеризуют наименьшее и наибольшее значения i-го показателя социально-демографической устойчивости для t-го субъекта исследования. Синтетический индекс социально-демографической устойчивости рассчитывается как среднее арифметическое преобразованных индексов, входящих в его состав: сду;, = ^, (3) где X-t - преобразованные индексы показателей, входящих в синтетический индекс; n - количество показателей, входящих в синтетический индекс. Индекс социально-демографической устойчивости (ИСДУ) рассчитывается как среднее арифметическое синтетических индексов: ИСДУ = (4) где r - количество синтетических индексов. Результаты исследования Результаты проведенной оценки представлены графически на рис. 1. Ревда Полевской Сысерть Дегтярск Заречный Рис. 1. Оценка социально-демографической устойчивости городов-спутников второго пояса г. Екатеринбурга Полученные данные были сопоставлены с критериальными значениями и дана оценка социально-демографической устойчивости города в зависимости от класса устойчивости территориальных образований (табл. 3). Таблица 3. Класс социально-демографической устойчивости территориальных образований [9. С. 107] Интервальные значения Интерпретация 0,7 > СДУ < 1 Высокая устойчивость (ВУ) 0,5 > СДУ < 0,7 Нормальная устойчивость (НУ) 0,3 > СДУ < 05 Слабая устойчивость (СУ) СДУ < 0,3 Неустойчивость (Н) За рассматриваемый период наблюдается переход от слабой к нормальной социально-демографической устойчивости двух территориальных образований - г. Полевского и г. Ревды, с численностью населения более 62 тыс. чел. Для субъектов данного класса необходимо сохранять траекторию устойчивости посредством регулярной оценки показателей социально-демографического развития, выявления текущих внутренних угроз, снижающих качественные аспекты социальной сферы, а также корректировки социально-экономической политики развития города. Слабая социально-демографическая устойчивость выражена в двух городах-спутниках Свердловской области - Сысерть и Дегтярск с численностью населения 16-21 тыс. чел. Для городов, отнесенных к данному классу, необходимо принятие мер по урегулированию социально-демографической ситуации за счет выравнивания показателей устойчивости. К классу нормальной социально-демографической устойчивости отнесен г. Заречный с численностью населения более 27 тыс. чел. Следует заметить, что, находясь на границе с высокой устойчивостью (0,7), тренд тем не менее развивается в пределах нормальной устойчивости. Преимуществом города является то, что он относится к закрытым административно-территориальным образованиям. Это позволяет максимально обеспечивать сохранность внутренних ресурсов развития (финансовых, трудовых), а также уменьшить влияние внешних воздействий. Однако в городе существуют проблемы, аналогичные проблемам тех городов, которые подвергаются «притяжению» крупными городами. В 2015 г. в г. Заречном3 автором совместно с сотрудниками Института экономики УрО РАН было проведено социологическое исследование, цель которого состояла в выявлении факторов (политических, культурных, образовательных, социальных и т.д.), способствующих перемещению населения в другие города. Таким образом, результаты исследования показали, что ключевыми факторами, побуждающими людей переезжать в другой город, являются: отсутствие рабочих мест (23,5%), необходимость получения образования (23%), отсутствие определенного уровня заработной платы (18,2%) и другие. Данные факторы могут повлиять на неравномерное перераспределение населения в поиске лучшей жизни, что в последующем несет риски пространственной поляризации, а также дефрагментации экономического пространства региона. Характерной чертой анализируемых городов, как и большинства муниципальных образований Свердловской области, является высокий образовательный и культурный потенциал населения, что определяет качество и количество трудовых ресурсов, временные и постоянные перемещения трудоспособного населения в крупные города, которые предоставляют колоссальные возможности по выбору рабочих мест. Для сохранения устойчивости выбранных городов представляется актуальным применение стратегических и программных механизмов развития муниципальных образований. Это обусловливает возможность оценки факторов и перспектив социально-демографического и экономического развития малых и средних городов, их вклада в уровень регионального развития и поиска драйверов их роста при нарастании процессов агломерирования. В Свердловской области в 2017 г. запущен процесс разработки документов стратегического планирования на муниципальном уровне. К концу 2017 г. должны были представить свои стратегии 47 муниципалитетов, в 2018 г. - остальные 26. По задумке Правительства Свердловской области в стратегиях должно быть четко сформулировано, как будут развиваться территории в перспективе ближайших 10-15 лет [31]. В процессе стратегического планирования развития муниципального образования представляется возможным выявить и оценить текущие проблемы и масштабы потенциальных угроз, снижающих показатели социально-демографической устойчивости территориальных образований. Своевременное выявление проблем позволит инкорпорировать направления развития территории за счет сбалансированной социально-демографической и экономической политики, на основе создания условий для социальной и экономической активности населения, поддержки достойного уровня жизни, создания благоприятной экологической обстановки, возможности получать качественное образование и медицинские услуги, культурно и духовно развиваться.

Ключевые слова

поляризация социально-экономического пространства, агломерационные процессы, малые и средние города, социально-демографическая устойчивость, оценка, методический подход, города-спутники Екатеринбурга, класс устойчивости, polarization of social and economic space, agglomerative processes, small and average cities, social and demographic stability, assessment, methodically approach, satellite towns of Ekaterinburg, stability class

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Трушкова Екатерина АлександровнаИнститут экономики Уральского отделения РАНкандидат экономических наук, н.с. сектора региональной предпринимательской политикиe-ilinbaewa777@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Козлова О.А., Макарова М.Н. Перспективы развития муниципальных рынков труда в Екатеринбургской агломерации // Региональная экономика и управление. 2016. № 4 (48). URL: http://eee-region.ru/article/4826/ (дата обращения: 01.07.2017).
Островская О.Л., Миронов Д.Е. Проектный подход к решению проблем агломерационного развития субъектов РФ // Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета. 2014. № 3. C. 24-30.
Бондарская О.В. Институциональные факторы совершенствования инструментария социально-экономического развития малых городов // Социально-экономические явления и процессы. 2013. № 10. С. 21-27.
Лопаева В.А. Роль социально-демографических групп населения в формировании территориальных агломераций // Пространственная организация социально-трудовых систем: генезис и проблемы развития / отв. ред. О.А. Козлова. Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2010. 206 с.
Рассеко Ю.Ю. Активизация роли малых городов в региональном развитии // Вестник Полоцкого государственного университета (экономические и юридические науки). Новополоцк : Полоцкий государственный университет, 2012. № 3. С. 20-23.
Никифорова Л.Ю. О роли малых городов в экономическом пространстве региона // Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета. 2014. № 3. С. 31-34.
Растворцева С.Н., Ларионова М.В. Определение степени взаимодействия сил в агломерационных процессах регионов России // Экономический вестник Донбасса. 2013. Т. 32, № 2. С. 58-62.
Гаврикова А.В. Демографические процессы Республики Башкортостан в контексте проблемы устойчивости территориальных образований // Современные проблемы науки и образования. 2015. № 1-2. URL: http://www.science-education.ru/ ru/article/view?id= 19833.
Гайфуллин А.Ю. Методический подход к оценке социальной устойчивости территориальных образований // Известия Уфимского научного центра РАН. 2016. № 1. С. 104-109.
Карачурина Г.Г. Обеспечение устойчивого развития региона на основе повышения его конкурентоспособности : автореф. дис.. канд. экон. наук. Уфа, 2011. 26 с.
Мазунина М.В. Механизм устойчивого социально-экономического развития региона (на примере Кировской области): автореф. дис.. канд. экон. наук. М., 2012. 22 с.
Ускова Т.В. Управление устойчивым развитием региона. Вологда : ИСЭРТ РАН, 2009. 355 с.
Коптюг В.А. Будущее цивилизации и проблемы развития. URL: http://www.pro-meteus.nsc.ru/koptyug/library/article/1994-01.ssi (дата обращения: 28.07.2017).
Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь разума. М. : Языки рус. культуры, 2000. 224 с.
Щукина Л.В. Теоретические аспекты устойчивого развития региональных социально-экономических систем // Псковский регионологический журнал. 2015. № 21. С. 38-50.
Назаретян А.П. Демографическая утопия «устойчивого развития» // Общественные науки и современность. 1996. № 2. С. 145-152.
Перфилов В.А. Сущность и типы устойчивости развития региональных социально-экономических систем. Экономические проблемы регионов и отраслевых комплексов // Проблемы современной экономики. 2012. № 2. С. 264-266.
Калужский М.Л. Общая теория систем. Омск, 2001. 178 с.
Илинбаева Е.А. К вопросу о социально-демографической устойчивости малых и средних городов // Осенние экономические чтения : материалы Международной научно-практической конференции. Томск, 2016. С. 74-79.
Strange W.S. Viewpoint: Agglomeration research in the age of disaggregation // Canadian Journal of Economics / Revue Comedienne d*economique. 2009. Vol. 42, is. I. P. 1-27.
Формирование городской агломерации / В.А. Ильин, С.А. Селякова, Р.Ю. Малышев и др. Вологда : ВНКЦ ЦЭМИ РАН, 2006. 126 с.
Шмидт А.В., Антонюк В.С., Франчини А. Городские агломерации в региональном развитии: теоретические, методические и прикладные аспекты // Экономика региона. 2016. Т. 12, вып. 2. С. 776-789.
Островская О.Л., Миронов Д.Е. Проектный подход к решению проблем агломерационного развития субъектов РФ // Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета. 2014. № 3. С. 24-30.
Ижгузина Н.Р. Влияние крупных городских агломераций на пространственную трансформацию экономики региона (на примере Свердловской области) // Управленец. 2016. № 3. C. 62-70.
Растворцева С.Н., Мамаева И.В. Агломерационные процессы в городах России // Управление городом: теория и практика. 2015. № 3. C. 40-46.
Антонова А.А. Социально-экономические факторы устойчивости развития агломераций // Структурные реформы для стимулирования роста экономики регионов: опыт России и ФРГ : сборник статей международ. конф. / под ред. Л.П. Совершаевой. СПб. : Скифия-принт, 2014. C. 14-17.
Паспорт муниципального образования // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/ (дата обращения: 01.07.2017).
Шеховцова Ю.А. Применение индикативного метода для оценки инвестиционной безопасности региона // Регионология. 2012. № 2. URL: http://regionsar.ru/ ru/node/907 (дата обращения: 01.07.2017).
Козлова О.А., Гладкова Т.В., Макарова М.Н., Тухтарова ЕХ. Методический подход к измерению качества жизни населения региона // Экономика региона. 2015. № 2. С. 182-193.
Айвазян С.А., Степнов В.С., Козлова М.И. Измерение синтетических категорий качества жизни населения региона и выявление ключевых направлений совершенствования социально-экономической политики (на примере Самарской области и ее муниципальных образований) // Прикладная эконометрика. 2006. № 2. С. 18-84.
Макарова М.Н., Трушкова Е.А., Пышминцева О.А. Проблемы развития малых и средних городов в социально-экономическом пространстве региона. Екатеринбург : Институт экономики УрО РАН, 2017. 116 с.
 Оценка социально-демографической устойчивости малых и средних городов | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2018. № 43. DOI: 10.17223/19988648/43/2

Оценка социально-демографической устойчивости малых и средних городов | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2018. № 43. DOI: 10.17223/19988648/43/2