Логистика вместо размещения производительных сил на национальном рынке алкогольной продукции? | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2018. № 44. DOI: 10.17223/19988648/44/1

Логистика вместо размещения производительных сил на национальном рынке алкогольной продукции?

В статье формулируется гипотеза о негативных последствиях фактического свертывания деятельности СОПС (Совета по изучению производительных сил) с более чем 100-летней историей. В качестве объекта исследования выбран отечественный алкогольный рынок, статистические сведения о состоянии которого с 2010 г. регулярно публикует Росалкогольрегулирование. Статья фокусирует внимание читателя на проблемах отечественного производства этилового спирта из пищевого сырья, чрезвычайно важных на фоне его растущего экспорта в 2014-2017 гг. и активного обсуждения ввеДения госмонополии. Авторы считают экономически необоснованным с точки зрения традиционно выделяемых в советской науке и практике сырьевого и потребительского факторов размещения производства резкое последовательное сокращение числа заводов-производителей спирта с практически полным переносом производства из Сибири и с Дальнего Востока за Уральский хребет. С точки зрения различных подходов современного зарубежного и дореволюционного опыта России и других стран (описан Д.И. Менделеевым) по поддержке местных сельхозпроизводителей критикуется новая акцизная политика Правительства РФ в отношении алкогольной продукции. На основе проведенных полевых исследований выявлен современный парадокс нечувствительности цены бутылки водки к величине транспортных расходов на ее доставку внутри РФ. Вынужденная компенсация всевозрастающих транспортных расходов на доставку спирта и водки признается вслед за акцизом одним из факторов формирования масштабного нелегального сектора в производстве и торговле. Авторами выявлены существенные статистические ошибки в официальных оценках отечественного рынка водки и сделан вывод о необходимости безотлагательной децентрализации аналитической работы во всех отраслях экономики и активизации эмпирических исследований в научных экономических лабораториях университетов всех регионов России.

Is it logistics instead of productive forces' placement on the national market of alcoholic products?.pdf В советской экономической системе важнейшее место уделялось территориальному размещению производительных сил, производства. Но при переходе к рынку истинной философией процветающей коммерческой деятельности была объявлена логистика. Подходы рационального размещения производства были радикально заменены на новые: якобы рационального продвижения продукта по цепочке - от производителя до конечного получателя. К базовой экономической категории планирования прочно «приклеилась» сугубо негативная коннотация, несмотря на наличие во всех вузовских библиотеках нашей страны книг по стратегическому планированию в западных корпорациях и положительного опыта индикативного планирования в таких успешных капиталистических странах, как Франция, Япония [1] и др. Так, основные функции индикативного планирования во Франции заключались в анализе предполагаемых перспектив развития, помощь в осуществлении социального диалога и содействие достижению консенсуса по наиболее значимым реформам [2]. В результате такое планирование внесло вклад в развитие регионов страны, в реализацию ряда инфраструктурных проектов и мер промышленной политики. В отличие от Франции, в Германии индикативное планирование носило более кратко-, а не среднесрочный характер; в то же время немецкий вариант индикативного планирования был связан с решением задач сглаживания деловых циклов и поддержания оптимальной структуры производства [3]. Типичной для Азии считается модель индикативного планирования в Японии, отличающаяся сочетанием общегосударственного, регионального, целевого, отраслевого и внутрифирменного планирования и характеризующаяся единством государства и крупного частного бизнеса [4]. При этом именно в Японии индикативное планирование было ориентировано на максимизацию экономического роста [3]. Индийский вариант индикативного планирования характеризуется широким разнообразием специальных программ развития; по-видимому, это связано с тем, что оно играло важную роль в обеспечении ухода экономики Индии от хозяйства колониального типа. Свои особенности планирования существуют в Китае, стране, в которой система индикативного планирования оказалась продуктом встраивания в механизм директивного планирования рыночных элементов. Эта система состоит из планов не только разных уровней, но и разной продолжительности [4]. Пренебрежительное отношение к планированию было связано со спецификой рыночного реформирования российской экономики в 1990-е гг. Стратегия шоковой терапии была ориентирована на скорейшее проведение трех мер - либерализации, приватизации и (финансовой) стабилизации. О том, что будет дальше, реформаторы не думали - «рынок все сделает как надо». «Философия» перехода к рынку в постсоветской России была основана на пренебрежительном отношении к долгосрочным последствиям принимаемых в настоящий момент решений. Возобладала ориентация почти исключительно на краткосрочные успехи и достижения, что отчасти было естественно в условиях высокой степени неопределенности, сопровождавшей «шокотерапевтические» реформы. Любые же формы планирования были объявлены социалистическим атавизмом. В очередной раз мы убедились в пренебрежительном отношении к планированию в нашей стране на примере судьбы Федерального закона «О стратегическом планировании» от 28.06.2014 г. № 172-ФЗ. Закон потерял в ходе чтений в коридорах Государственной Думы РФ прилагательное «государственное», но взамен не обрел иного субъекта - предприятие. Стратегия пространственного развития всего лишь декларирируется в названном федеральном законе как неотъемлемый элемент стратегического планирования в России, а усилия власти в этом направлении пока почти ограничиваются абстрактными рассуждениями о некоем пространственном развитии страны на баснословно дорогих урбанистических форумах в черте г. Москвы. В 2015 г. был всплеск внимания научной экономической общественности России к 100-летнему юбилею создания академиком Владимиром Вернадским Совета по изучению производительных сил (СОПС). Приведем сообщение РИА-Новости от 2015 г.: «За сто лет работы совет осуществил многие важнейшие проекты, среди которых разработка плана ГОЭЛРО, генеральных схем развития, создание теории федеральных округов. Создание СОПС в 1915 году закрепило приоритет России в научном подходе к пространственному развитию государства. Например, в США подобная организация была создана в 1916 году, а в европейских государствах - еще позднее». Александр Цыбульский, в 2015 г. являвшийся заместителем министра экономического развития РФ, говорил, что СОПС не просто жив, но обязательно займется разработкой стратегии пространственного развития России. Сегодня СОПС является подведомственным научноисследовательским учреждением Минэкономразвития России. Процитируем А. Цыбульского дальше: «СОПС - уникальная организация. В свое время организация была создана, когда страна осознала свою слишком серьезную зависимость от импорта. Сегодня мы видим похожие вещи. СОПС имеет тот опыт, наработки, которые складывались в течение века и должны быть использованы... Я считаю, что СОПС должен активнейшим образом привлекаться к подготовке стратегии пространственного развития России. Это всеобъемлющий документ, который должен включить в себя отраслевые стратегии развития, увязать их в единый документ, показать четкую схему, куда мы будем двигаться дальше». Но торжественные празднования давно завершились, а сегодня заинтересованный читатель, пройдя по официальной ссылке СОПС http://www.sops.ru/, размещенной на официальном (!!!) сайте Министерства экономического развития РФ, увидит следующее: «Доступ к ресурсу заблокирован по требованию органов государственной власти. Запрашиваемый ресурс включен в единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети “Интернет” и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети “Интернет”, содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено». Вот так, ни много, ни мало. Определенно, неладно что-то в нашем неДатском королевстве, коли государство запрещает свой же собственный электронный ресурс стратегического политико-экономического характера (впрочем, можно вспомнить опыт начала 1990-х, когда государство бросило на произвол судьбы многие государственные предприятия, фактически отказавшись от управления ими). Рассмотрим последствия фактического свертывания Министерством экономического развития РФ деятельности СОПС на примере алкогольного рынка, статистические сведения о состоянии которого (не только стоимостные, но и натуральные показатели производства и продажи в разрезе всех субъектов РФ) начиная с 2010 г. регулярно публикует Росалкогольрегулирование на своем официальном сайте http://www.fsrar.ru/ в разделе «Статистическая информация». Сфокусируем наше исследование прежде всего на спирте (этиловом ректификованном из пищевого сырья), а также на водке. Пока Минэкономразвития не знает, что дальше делать с СОПС, вопреки однозначному мнению ученых [5], «государственная политика в области регулирования и контроля оборота алкогольной продукции носит разрозненный и бессистемный характер» [6]. Алкогольная отрасль отечественной экономики в государственных программах, стратегиях и т.п. упоминается лишь в контексте необходимости снижения потребления и изменения культуры пития россиян, за эталон берется так называемая средиземноморская модель потребления вин, без учета специфики наших холодных климатических условий. Совершенно в стороне оказываются насущные проблемы производства продукции. Возможно, не видя таковых совсем, Правительство РФ в лице своих министерств и ведомств дружно, без научного экономического обоснования, выступило против законодательной инициативы депутатов Государственной Думы РФ о введении госмонополии на алкогольном рынке. Кстати, несмотря на современный опыт развитых стран. «В целях эффективного контроля производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции во многих странах введена государственная (полная или частичная) монополия на производство алкогольных напитков, их оптовую и (или) розничную торговлю. Такая модель регулирования алкогольной отрасли существует, по меньшей мере, в 18 странах» [7]. А вот, к примеру, Министерство финансов РФ высказало в СМИ беспокойство об интеграции стран, входящих в состав ЕАЭС. Действительно, доля Казахстана и Беларуси в импорте спирта велика, но статистика ФТС показывает, что сама величина натурального объема импорта спирта не идет ни в какое сравнение с экспортом (всего около 2%). В то же время Министерство финансов РФ, видимо, забыло упомянуть о том, что, помимо частных собственников, приватизировавших советские спиртовые заводы, на вредных привычках россиян зарабатывают доходы и прибыли иностранные собственники. Из числа спиртовых заводов это: ООО «Риал» из Кабардино-Балкарии (собственность иностранных юридических лиц); группа БЕЛУГА (бывшая «Синергия»), BELUGA GROUP: почти 60% в уставном капитале этого акционерного общества принадлежит 4 компаниям, зарегистрированным на Кипре (2) и острове Джерси (2); АО «Талвис» из Тамбовской области, принадлежащее SPI Group (штаб-квартира в Люксембурге). По данным СПАРК-Интерфакс, АО «Росспиртпром» с разрешения ФАС выкупило в 2014 г. 7 региональных спиртозаводов у иностранного юридического лица Ilmaren Trading Ltd. Это не может не радовать - в Скандинавских странах, Японии доходами от реализации алкогольной, табачной продукции распоряжается исключительно государство. Об отправке спирта по Менделееву. О сырьевом и потребительском факторах размещения производства этилового спирта из пищевого сырья в России Таможенная статистика внешней торговли ФТС демонстрирует динамично растущие объемы экспорта спирта из России (табл. 1) в страны ближнего (Туркмения, Латвия и др.) и дальнего (Объединенные Арабские Эмираты, Финляндия, Турция и др.) зарубежья, в десятки раз превышающие аналогичные показатели импорта. Таблица 1. Натуральные показатели экспорта спирта (код ТНВЭД 220710)* Год Общий вес, кг 2014 28 384 625 2015 59 665 016,3 2016 74 464 059,3 2017 91 929 957,6 * Составлено авторами на основе данных таможенной статистики внешней торговли ФТС. В то же время, по нашим оценкам данных ФТС, текущий объем экспорта спирта из России составляет не более четверти годового объема производства (при переводе показателей таможенной статистики ФТС в кг в принятые в статистике Росалкогольрегулирования показатели дкл или дал (декалитры) как 1 литр = 0,789 кг). Следовательно, потенциал увеличения здесь огромен, учитывая рекордные урожаи зерновых культур в России в последние годы. Как известно, согласно требованиям ГОСТ Р 51652-2000 «Спирт этиловый ректификованный из пищевого сырья» спирты «Люкс», «Экстра» и «Базис» вырабатывают из различных видов зерна и смеси зерна и картофеля (количество крахмала картофеля в смеси не должно превышать 35% при выработке спирта «Люкс» и 60% - при выработке спирта «Экстра» и «Базис»). Спирт «Альфа» вырабатывают только из зерновых культур: из пшеницы, ржи или из смеси пшеницы и ржи. Здесь уместно вспомнить труды великого Д.И. Менделеева, автора так называемой Библии русского протекционизма и настоящего подвижника развития отечественной промышленности. Как и другие представители протекционизма в экономической науке, Д.И. Менделеев резко выступал против поставок на экспорт сырья, в том числе зерна, и подчеркивал целесообразность наращивания экспорта продукции из зерна - муки и спирта: «...имея спирт, тотчас легко получить водку, и Для отправки, очевидно, удобнее получать спирт, чем водку. Поэтому винокурение повсюду направилось на получение спирта, а не водки, и ныне оно состоит в производстве спирта, а не водки. В большой торговле обращается чаще всего спирт...» [8. С. 446] и далее: «.производство и торговля спиртом приобрели большое всемирно-промышленное значение. Выражая производительность стран в числе миллионов ведер безводного спирта, добываемого в последние годы (1887-1889), и заметив, что 1 ведро безводного спирта соответствует примерно 2,5 ведрам водки и весит примерно 24 фунта, имеем приближенные числа годового производства стран» (табл. 2). Таблица 2. Натуральные показатели производства безводного спирта стран мира в 1889 г.* Страны В млн ведер Россия 33 Германия 25 Франция 14 Австрия 13 Великобритания 12 Дания, Швеция, Норвегия 6 Бельгия и Голландия 6 Италия и Испания 4 Прочие страны 21 * Составлено по [8. С. 446]. «Международная торговля спиртом достигает значительных размеров по той причине, что многие страны, например Испания, не обладают условиями производства спирта, т.е. избытком потребного для него дешевого сырья. Россия вывозит в чужие страны от 4 до 7 млн ведер в год (18831890 гг.)» [8. С. 446]. На фоне резкого падения мировых цен на нефть в 2014-2015 гг. премьер-министр РФ Д.А. Медведев назвал новых фаворитов экспорта России -военно-техническую продукцию и зерно. Увы, по последней позиции на самом высоком уровне вновь была дана «сырьевая» установка вопреки бесчисленным конференциям и докладам о необходимости всемерного развития производства продукции с высокой долей добавленной стоимости. Установка второго лица в государстве на форсирование неналоговых экспортных доходов от продажи зерна вызывает массу проблем не только в сельском хозяйстве. Так, уже стали приметами лета в РФ ажиотаж и дефицит вагонов РЖД для доставки зерна из регионов в порты с последующей отгрузкой на экспорт, запруженные зерновозами портовые города России с многодневными ожиданиями водителей, живущих в кабинах, на разгрузку. Воля первого лица в нашем государстве о введении экспортной пошлины для ограничения вывоза отечественного зерна на экспорт в 2015 г. всего год противостояла мощному лобби бенефициаров зерновой валютной выручки, и все вернулось на круги своя. По сообщениям СМИ, в 2018 г. российские аграрии вновь жалуются на ограничение экспорта зерна через порты Прибалтики. По данным Российского зернового союза, ОАО РЖД удовлетворяет лишь треть заявок в этом направлении. Вицепрезидент Российского зернового союза А. Корбут направил соответствующее письмо вице-премьеру А. Гордееву о том, что коридоры Юга традиционно переполнены и более затратны и зернопроизводители регионов, удаленных от Новороссийска, оказываются отрезаны от своих коридоров. Но это одна сторона вопроса. Другая сторона - губернатор г. Санкт-Петербурга в 2017 г. обращался в Правительство РФ с тревогой по поводу возможного дефицита хлеба в северной столице из-за того, что «зерновые поезда-экспресс» организуют бесперебойный вывоз зерна только на экспорт, а для удовлетворения внутренних нужд россиян зерновых вагонов РЖД не хватает. Краткосрочная, с переходом в среднесрочную, «мода» на экспорт зерна за рубеж совпала с другой долгосрочной негативной тенденцией в алкогольной отрасли России. По оценкам В. Дробиза, уже 11 лет реализующего аналитический проект ЦИФРРА (Центр исследования федерального и региональных рынков алкоголя), в России произошло огромное сокращение количества заводов-производителей спирта на алкогольном рынке - со 130 до 35! [9]. Данную тенденцию нередко ставят в вину государству. Характерным здесь является следующее сообщение ФАС от 12 мая 2011 г.: «ФАС не поверила «Росспиртпрому». Речь шла о том, что Управление Федеральной антимонопольной службы (УФАС) по Чувашии посчитало неправомерным прекращение в 2010 г. производства алкогольной продукции в республиканских филиалах ОАО «Росспиртпром» (в частности, ЛВЗ «Чебоксарский» и спиртовой завод «Ядринский»). Также о заинтересованности государства в закрытии спиртовых заводов эксперты неоднократно высказывались на сайте «Слияния и поглощения» в связи с прекращением работы известнейшего в Сибири Мариинского спиртового завода (http://mergers.ru/news/Mariinskij -spirtovoj -kombinat-v-Kemerovskoj -oblasti-vystavlen-na-prodazhu-vsego-cherez-tri-goda-posle-vozobnovlemya-proizvodstva-61207) и др. С учетом этого нельзя не напомнить о важнейших факторах размещения производительных сил, таких как сырьевой и потребительский, хорошо разработанных в советской науке и на практике. Для понимания остроты проблемы, связанной с тем, что современные рыночно-логистические подходы не учитывают сырьевой фактор размещения производства, процитируем следующую региональную публикацию [10]: «В неблагоприятных условиях 2017 года многие хозяйства, получившие большой урожай зерна не лучшего качества, могли бы реализовать его на спиртзаводы. Однако не смогли этого сделать. Ранее работавшие Ливенский ОАО «Этанол», ЗАО «Орловский кристалл», ООО «Мценский спиртоводочный комбинат “Орловская крепость”», ОАО «Орловский винзавод» закрылись. Каждое из этих производств являлось градообразующим предприятием в городах и поселках. Кроме того, это были объекты социальноэкономического назначения, приносящие немалые доходы в бюджеты разных уровней». Однако сегодня «...в числе приоритетных направлений по развитию АПК в Орловской области на 2018 год - переработка мяса, масличных культур, сахарной свеклы, молока, продукции растениеводства, наращивание объемов семеноводства и подработки семян. По данным Росстата, этиловый спирт последний раз производился в Орловской области в 2013 году в объеме 85,98 тыс. декалитров. При этом Орловская область получала в избытке различные виды зерна, здесь есть картофель, сахарная свекла, сахар-сырец и другие виды пищевого сырья, необходимого для производства этилового спирта. Для сравнения: соседняя Тульская область, производящая в разы меньше зерна, почему-то сохранила спиртовой бизнес и в 2016 году произвела 262,24 тысячи декалитров, положительная динамика отмечается и в Тамбовской области. По данным того же Росстата, крупнейшими производителями водки в ЦФО являются Московская и Белгородская области, в 2016 году они произвели 286,68 и 104,3 тыс. декалитров водки соответственно. Орловская область с 2014 года в списках производителей алкогольной продукции вообще не значится». И Орловская область, к сожалению, это не единичная иллюстрация нерационального размещения производства с точки зрения сырьевого фактора, а закономерность современной отечественной так называемой капиталистической экономики. Изучение официальной статистики Росстата не показывает ровным счетом никакой связи между объемами производства зерна в российских регионах, с одной стороны, и, с другой - объемами производства спирта. Отсюда многочисленные высказывания экспертов в сети Интернет относительно, во-первых, необоснованности размещения производства спирта в стране, а во-вторых, догадки о «нефтяной» неорганической природе производимого в стране спирта и, как следствие, об обмане потребителя и о несоответствующем ГОСТ низком качестве главного продукта из него - водки, вопреки рекламным слоганам вроде «Государственные заводы Росспиртпром - традиции производства с XIX века». Вообще потребительский фактор размещения производства имеет огромное значение для нашей большой по размерам территории и холодной по климатическим условиям страны. На сегодня крупнейшим производителем спирта этилового на отечественном рынке является АО «Росспиртпром». Так, на главной странице сайта АО «Росспиртпром» (http://www.rosspirtprom.ru/) размещена информация о том, что по итогам 2016 г. доля АО «Росспиртпром» в общем объеме поставок спирта ликероводочным заводам страны составила 87%. Компания отгрузила производителям алкогольной продукции 21,4 млн дал этилового спирта из пищевого сырья, в том числе с 12 заводов-производителей спирта «Альфа». Список и карта размещения на территории России всех, государственных и частных, заводов-производителей спирта «Альфа» (заводов, производящих спирт «Люкс», еще меньше) на сайте https://o-zavodah.ru/ демонстрируют практически полное смещение легального производства спирта из Сибири и с Дальнего Востока далеко за Уральский хребет. Рис. 1. Размещение на территории России заводов-производителей спирта «Альфа» Итак, представленная карта размещения спиртовых производственных мощностей явно не учитывает высокую потребительную стоимость спирта. Противопоставим ныне вошедшим в моду негативным этико-культурным оценкам этого продукта описание Д.И. Менделеева, подготовленное для Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона: «Но так как спирт, действуя возбуждающим образом, в то же время как горючее вещество непосредственно служит и пищевым средством, развивающим теплоту... и в этом отношении сходен с жирами, сахаристыми и крахмалистыми веществами, то умеренное потребление спиртных напитков, особенно разбавленных (пиво, квас, виноградные вина, водка), должно считать отвечающим естественным потребностям...» [8. С. 448]. Также противоречит карта размещения спиртовых производственных заводов в России и азам рыночной экономики. То, что длина транспортного плеча маршрута доставки продукции до потребителя не должна постоянно, в долгосрочном периоде, расти, относится к таким азам. Транспортный тариф как составляющая издержек фирмы (статья «коммерческие расходы») испытывает влияние и растет ввиду действия таких факторов, как пространственный - длина транспортного плеча маршрута, временной -скорость движения транспортного средства по маршруту, фактор сохранности потребительной стоимости грузов и комфорта пассажиров и т.д. и т.п. [11]. К сожалению, исследование проблемы минимизации длины транспортного плеча на отечественном алкогольном рынке характеризуется дефицитом современных российских публикаций, поиск на данные ключевые слова выдает лишь единичные результаты (впрочем, по всей видимости, в англоязычной литературе ситуация с анализом тамошних рынков еще хуже). К примеру, решением этой проблемы занимаются в Татарстане, в комплексе планируя размещение спиртовых и ликероводочных заводов. Это неудивительно, так как Татарстан лидирует в производстве спирта и водки, удивительно, что всех остальных производителей, судя по открытым публикациям, эта проблема не занимает. А она только усугубляется, в том числе под влиянием эффекта пресловутой системы «Платон» [12. С. 59], так как изучение нами информации о закупках АО «Росспиртпром», доступной на сайте АО и сайте zakupki.gov.ru, показывает явный приоритет автотранспорта в грузоперевозках Росспиртпрома. В вялотекущем режиме, увы, на периферии хозяйственной практики и очень далеко от модных семинаров и конференций по логистике идет научный поиск с вопросами, стоит ли сохранять отечественных экономи-ко-географов, воспитанных в духе доминировавшей многие десятилетия районной школы [13. С. 31], о формировании парадигмальной теории региональной экономики [14] и как надо переходить от размещения производительных сил к региональной экономике [15]. А в это время проблемы размещения производства на огромной территории страны просто «провалились» между двумя несущими конструкциями мейнстрима «Экономикс» - макроэкономикой и микроэкономикой. Ученые А.И. Татаркин и Е.Г. Анимица в названных выше своих статьях совершенно справедливо отдают дань большого уважения источникам литературы советского периода по размещению производительных сил. Того же нельзя сказать о зарубежных источниках: почему-то были незаслуженно забыты труды нашего выдающегося соотечественника, лауреата Нобелевской премии по экономике В.В. Леонтьева, разрабатывавшего теорию межрайонных связей вокруг базовой экономической категории «транспортные расходы» [16. С. 111]. Василий Васильевич широко во всех смыслах (как в научнопрактическом, так и в географическом - США, Япония и мн. др.) применял балансовый метод для оценки и моделирования межрайонных и внутрирайонных экономических связей. Транспортно-экономический баланс, по Леонтьеву, является основой для разработки межрайонных и внутрирайонных грузопотоков. Для построения транспортно-экономического баланса отдельного объекта (региона, округа и т.п.) должны использоваться документы стратегического планирования в РФ (генеральные схемы, транспортные стратегии и т.д.), но пока этому мешает отсутствие взаимодействия между органами власти и хозяйствующими субъектами. Вследствие решительного отказа от прогрессивного опыта планирования в СССР в России сегодня возникают проблемы с построением не только транспортно-экономических балансов территорий, но и отдельных продуктовых балансов. Например, это касается зернового баланса, возвращаясь к сырьевому фактору размещения в стране производства спирта из пищевого сырья. Так, согласно опубликованному тексту по итогам совещания «О прогнозном балансе ресурсов и использования зерна в Российской Федерации» Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию (http://agrarian.council.gov.ru/activity/activities/other_activities/77535/Совеща ние) от 13 февраля 2017 г. «в настоящее время в РФ отсутствуют достоверные статистические данные по потреблению хлеба и, соответственно, муки. ... Рассчитать зерновой баланс также не представляется возможным, так как колебания в количестве требуемого зерна для производства пшеничной муки находятся в пределах от 13 до 19 млн т. По итогам совещания были даны следующие рекомендации: подготовить уточненные прогнозные балансы продовольственных ресурсов на период до 2020 года с учетом продолжения осуществления импортозамещения в агропромышленном комплексе и обеспечения продовольственной безопасности; Минэкономразвития РФ: разработать методологию обеспечения достоверности данных Росстата по объемам производства и потребления зерна и продуктов его переработки; Росстату: повысить качество предоставления информации и статистики по зерновым балансам, разработать понятийный аппарат определения категорий качества зерна и методику достоверности и точности предоставляемых данных, системного количественного и качественного учета зерна под углом рассмотрения зернового баланса не как статического, а как динамического процесса». Также в названном опубликованном докладе Комитет Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию не обошел стороной и рассматриваемые в настоящей статье проблемы логистики: «Ключевым вопросом становится логистика: сегодня можно констатировать, что до 40 процентов от стоимости зерна по перевозке из Сибири прежде всего и Урала в центр России составляет стоимость железнодорожной перевозки». Наконец, прокомментируем рис. 1 о нерациональном размещении спиртовых заводов на территории России с точки зрения современного зарубежного опыта и дореволюционного отечественного и зарубежного опыта поддержки местных сельхозпроизводителей через налоговую (акцизную) политику, вновь обратившись к трудам Д.И. Менделеева. Начнем с современного зарубежного опыта. «Отличительной чертой зарубежного регулирования алкогольной отрасли является проведение сбалансированной концепции развития и регулирования алкогольного рынка с участием федерального центра, регионов и бизнес-сообщества, которая закреплена на законодательном уровне» [7]. Во многих странах мира в стоимости алкогольной продукции высока доля акциза (хотя встречаются и исключения, например, в Италии и Испании отсутствует акциз на вино, а во Франции - крайне незначителен). Но, в отличие от подхода Правительства РФ, налоговая политика в зарубежных странах не нацелена только на увеличение доходной части государственного бюджета, под ее «безжалостным катком» не гибнет легальное производство. К примеру, госмонополия на оборот этилового спирта в Германии предполагает закупку спирта Федеральным монопольным управлением за оборотом спирта у мелких производителей (700 малых и средних спиртзаводов, 28 тыс. мелких винокурен, работающих по давальческой схеме с 200 тыс. поставщиками сельхозсырья). При этом закупки проводятся по фиксированной цене (в 4-6 раз выше среднерыночной), и таким образом, госмонополия по сути является инструментом государственной поддержки сельхозпроизводителей [7]. В самом начале статьи мы критиковали министерства и ведомства РФ за отсутствие научного экономического обоснования выдвинутых ими во главе с премьер-министром Д.А. Медведевым возражений против законодательной инициативы депутатов Государственной Думы РФ о введении госмонополии на алкогольном рынке России в январе 2018 г. Но будем справедливы, непродуманным, поверхностным является и сам текст разработчиков по финансово-экономическому обоснованию к проекту Федерального закона «О государственной монополии на производство и оборот этилового спирта». Вот он уложился в полторы строки ровно: «Принятие настоящего проекта федерального закона не повлечет дополнительных расходов из средств федерального бюджета». Более чем странное суждение на фоне, во-первых, опыта Германии по субсидированию производителей, перерабатывающих зерновые культуры и пищевое сырье в спирт, а во-вторых, собственных деклараций о форсированном развитии сель-хозпроизводства, разрабатываемых дорожных карт поддержки развития органического сектора сельского хозяйства в рамках политики импортоза-мещения и т.д. и т.п. С благодарностью за сохранение и передачу своего собственного и зарубежного дореволюционного прогрессивного опыта вновь обратимся к трудам Д.И. Менделеева о налоговых льготах по акцизу на спирт, так же как и в Германии, предназначенных для поддержки мелких сельхозпроизводителей и переработчиков сельхозсырья в спирт: «.акцизное обложение спирта должно считать одним из рациональнейших видов собирания государственных доходов, особенно же, если при этом настолько приняты во внимание интересы сельскохозяйственного винокурения, что оно может конкурировать с завоДско-капиталистическим винокурением» [8. C. 448]. Вот это действительно антимонопольные подходы к сохранению и развитию отечественной спиртовой промышленности в комплексе с развитием сельского хозяйства во многих регионах нашей большой страны! Воплощение же совершенно иных современных подходов к рассматриваемой отрасли экономики уже привело к формированию олигополистической структуры рынка с незначительным числом легальных продавцов [17. C. 54]. Продолжим цитировать Д.И. Менделеева. «Здесь сущность дела состоит в том, что винокурение служит к превращению на месте производства продуктов земледелия (картофель, кукурузу, свеклу, хлебные зерна) в вещество (спирт) более ценное, чем они, весящие (100 частей крахмала дают около 50 частей крепкого продажного спирта. 100 частей хлеба дают около 25 частей продажного спирта. 100 частей картофеля - около 10 частей спирта) и содержащее только (воду, углерод и водород) начала, получаемые растениями из воздуха, когда как все почвенные начала (азотистые и зольные), определяющие плодородность почв, остаются в барде и могут служить для откармливания животных и удобрения полей. Отсюда ясно видно, что продавая спирт вместо хлеба и других продуктов земледелия, сельские хозяева могут не только получать наивысший доход, не только предохранят землю от истощения, но и умножат количество разводимого скота, что составляет в соединении с земледелием и заводским делом доныне одну из высших форм интенсивного сельскохозяйственного производства. Тогда как сельскохозяйственное винокурение, по самому своему существу, должно ограничиваться малыми размерами и лишь частью годичного времени (после сбора продуктов земледелия, в зимнее время, когда корм скоту труднее получается), то оно противу обширных коммерческих предприятий должно иметь много невыгод, зависящих от того, что проценты на обзаведение, управление и многие общие расходы, уменьшающиеся при увеличении размера переработки, раскладываются на малое количество товара, а технические усовершенствования малым заводам труднее доступны, чем большим, и так как выгоды от хозяйственного пользования бардою (коммерческие заводы должны продавать ее в посторонние руки) малозначительны, то при прочих равных условиях крупное коммерческое винокурение естественным образом подавляет сельскохозяйственное... Поэтому с 1886 г. в акцизных узаконениях России являются различные льготные условия для конкуренции мелких винокуренных заводов с крупными. .с правом акцизной скидки 4% с первых 5 тыс. ведер безводного спирта, 2% со следующих 5 тыс. ведер безводного спирта» [8. С. 449-450] и т.д. «Поэтому акцизное обложение винокуренных заводов получает во многих странах некоторые облегчения, когда материалом служат местные продукты, производимые в имении (или в совокупности нескольких имений) владельца завода, т.е. когда винокуренное производство входит в состав хозяйства, основанного на земледелии и скотоводстве. В России сыздавна винокурение распределялось отчасти между крупными коммерческими предприятиями, отчасти у помещиков (особенно в запаДных губерниях) и мелких селькохозяйственных винокурнях... Льготу, дарованную сельскохозяйственному винокурению, должно считать весьма крупною и могущею оказать влияние на распространение мелкого хозяйственного винокурения» [8. С. 450]. Итак, можно подытожить, что с точки зрения прогрессивных дореволюционных и современных международных подходов к регулированию алкогольного рынка отсутствие в России государственных субсидий для малых и средних сельхозпроизводителей и спиртовых заводов, а также льгот по акцизам компенсируется значительными масштабами нелегального сектора производства спирта и водки, в том числе бурно развивающихся в последние годы секторов самогоноварения и производства самогонных аппаратов. Наш вывод вполне согласуется с выводом М.Б. Латынцевой о том, что «.проблема фальсификата была создана на рынке алкогольной продукции искусственно, в результате непродуманной политики, нацеленной только на увеличение поступлений в бюджет без учета социальноэкономических последствий» [12. С. 57]. И в подобном ключе острота проблемы, о которой много говорят и пишут, существенно снижается, хотя сама проблема остается. Действительно, наше обширное по географии полевое исследование с применением мобильного приложения «Анти-контрафакт-Алко» позволило выявить многочисленные нарушения как со стороны производителей водки, так и со стороны торговых организаций -от сельпо в Хакасии до федеральных торговых сетей в крупных российских городах. Как показали результаты нашего анкетирования, охватившего сотни россиян-студентов российских вузов, 90% респондентов никогда не слышали о мобильном приложении «Антиконтрафакт-Алко» и не пользовались им для определения легальности производства и продажи своей покупки. Но остается также немаловажный вопрос качества пищевого сырья, используемого легальными и нелегальными производителями алкогольной продукции. Оправданы ли страхи о «нефтяном», синтетическом спирте? Или исходное сырье для производства спиртов «Альфа», «Люкс» действительно соответствует ГОСТ? К сожалению, наша кропотливая работа с доступными эмпирическими данными не привела к положительному ответу на поставленный вопрос, хотя в силу объективных причин мы не располагали полной информацией. Здесь объектом для исследования выступал раздел «Закупки» сайта АО «Росспиртпром», на котором бессистемно размещена очень ограниченная информация, а именно планы закупок на 2014 и на 2016 гг., а также отчет о закупках за далекий 2012 г., когда не были приобретены основные спиртовые заводы. Мы дополнили анализ закупок сайта АО «Росспиртпром» информацией на сайте zakupki.gov.ru за период 2014-2017 гг. Проведенный анализ приводит к выводу, что расходы на транспортировку продукции автотранспортом многократно превышают расходы на закупку зерновых культур как стратегического сырья для производства спирта «Альфа» и «Люкс». Данный факт не позволяет авторам статьи развеять страхи и сомнения россиян об истинном происхождении сырья для производства спирта, а значит и водки, опровергнуть слухи о распространении китайского синтетического спирта в России и поверить слогану на сайте АО «Росспиртпром» о верности многовековым традициям качества. Д.И. Менделеев: «Имея спирт, тотчас легко получить водку». О разделении труда, снова о СОПС и парадоксе ценообразования на водку в розничной торговле М.Б. Латынцева описала известный в кругу российских специалистов «акцизный парадокс» [12. С. 57]. Он заключается в том, что, несмотря на сокращение объемов производства алкогольной продукции (табл. 3), а официальный провал по водке произошел за 6 лет более чем на четверть, увеличение ставки акциза вызывает рост розничных продаж. Таблица 3. Производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака Год 2010 2011 2012 201

Ключевые слова

сбалансированное развитие и регулирование алкогольного рынка с участием федерального центра, регионов и бизнес-сообщества, стратегическое планирование, факторы размещения производительных сил, транспортные расходы, стратегия пространственного развития, логистика, теория межрайонных связей В.В. Леонтьева, СОПС, рынок спирта этилового ректификованного из пищевого сырья и водки, balanced development and regulation of alcoholic market with federal authorities' participation, strategic planning, factors of productive forces placing, transport cost, strategic of spatial development, logistics, Leontief's theory of interdistrict links, the Council for the Study of Productive Forces, market for ethyl alcohol rectified from food raw material and vodka, regions and business community

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ложникова Анна Владимировна Томский государственный университет доктор экономических наук, профессор кафедры экономикиtfg@mail.ru
Розмаинский Иван ВадимовичНациональный исследовательский университет «Высшая школа экономики»кандидат экономических наук, доцент департамента экономики Санкт-Петербургской школы экономики и менеджментаirozmain@yandex.ru
Пчелинцев Евгений Анатольевич Томский государственный университет кандидат физико-математических наук, доцент механико-математического факультетаevgen-pch@yandex.ru
Шахиджанова Наталья Олеговна Томский государственный университет магистрантkonsiyarova-nata@mail.ru
Петров Никита Витальевич Томский государственный университет магистрантnik-p96@inbox.ru
Ложников Данил Игоревич Томский государственный университет студент Института прикладной математики и компьютерных наук2648494348289053d@inbox.ru
Всего: 6

Ссылки

Герасименко А.М. Зарубежный опыт индикативного планирования // Успехи современной науки. 2016. № 11. С. 145-147.
Рассадина С. Опыт индикативного планирования во Франции в свете задачи структурной трансформации российской экономики // Научные исследования экономического факультета: электронный журнал экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. 2017. Т. 9, вып. 1. С. 37-48.
Бондаренко Н.Ю. Цели и задачи индикативного планирования: зарубежный опыт // Вестник Таганрогского института управления и экономики. 2012. Вып. 1. С. 48-51.
Ашинова М., Чиназирова С. Зарубежный опыт индикативного планирования // Экономическая безопасность. 2017. Т. 2. 29 марта. С. 33-39.
Курбатова А.С. КЕПС и СОПС сегодня нужны России, как и Госплан // Территория и планирование. 2010.
Филиппов Д.А. Нерешенные вопросы государственного регулирования рынка алкогольной продукции Российской Федерации // Транспортное дело России. 2006. № 12-1. С. 56-59.
Тимошин А.Н. Анализ международного опыта регулирования алкогольного рынка // Вестник Брянского государственного университета. 2011. № 3. С. 308-311.
Менделеев Д.И. Работы по сельскому хозяйству и лесоводству. М. : Изд-во Академии наук СССР, 1954. 620 с.
ЦИФРРА: Центр исследований федерального и региональных рынков алкоголя. URL: http://www.cifrra.info/ (дата обращения: 29.07.2018).
Боканча И. Обзор российского АПК: Новые горизонты Орловщины // Аграрная газета. № 23-24 (151-152). 1-31 декабря 2017 г. URL: http://zizh.ru/system/tdf/pdf/23-24_2017.pdf?file=1&type=node&id=4384&force
Евсеев С.В. Проблема развития транспорта в условиях глобализации мирового хозяйства : автореф. дис.. канд. экон. наук. Самара, 2006. URL: http://www.dissercat.com/content/problema-razvitiya-transporta-v-usloviyakh-globalizatsii-mirovogo-khozyaistva#ixzz5M3QcnLNq
Латынцева М.Б. Современное состояние рынка алкогольной продукции в России // Вестник Омского университета. Серия «Экономика». 2017. № 4 (60). С. 54-61.
Теория социально-экономической географии: спектр современных взглядов / ред. и сост.: А.Г. Дружинин и В.Е. Шувалов. Ростов н/Д : Изд-во ЮФУ, 2010. 166 с.
Татаркин А.И., Анимица Е.Г. Формирование парадигмальной теории региональной экономики // Экономика региона. 2012. № 3. С. 11-21.
Анимица Е.Г., Денисова О.Ю. От размещения производительных сил к региональной экономике // Ars Administrandi. Искусство управления. 2015. № 1. С. 5-15.
Леонтьев В.В., Холлис В. Ченери, Пауль Г. Кларк. Исследования структуры американской экономики: теоретический и эмпирический анализ по схеме «затраты-выпуск». М. : Госстатиздат, 1958. 639 с.
Михайлова Н.С., Овчинников А.С. Рынок алкогольной продукции России: экономико-правовой аспект // Теория и практика мировой науки. 2017. № 6. С. 51-57.
Статистический сборник Росалкогольрегулирования «Основные показатели, характеризующие рынок алкогольной продукции 2010-2012 гг.». М., 2013.
Статистический сборник Росалкогольрегулирования «Основные показатели, характеризующие рынок алкогольной продукции 2011-2013 гг.». М., 2014.
Статистический сборник Росалкогольрегулирования «Основные показатели, характеризующие рынок алкогольной продукции 2014-2016 гг.». М., 2017
Долговая проблема как феномен XXI века / под ред. А.А. Пороховского М., 2014.
Грозовский Б. Убийственный акциз. 2016. URL: http://old.inliberty.ru/blog/2463-Ubiystvennyy-akciz
Гранберг А. Парадоксы Леонтьева // Поиск. 2006. № 46 (912).
Белянова Е.В., Николаенко С.А. Парадоксы теории и реальная экономика: Нобелевская премия по экономике 2015 г. // Экономический журнал ВШЭ. 2016. Т. 20, № 1. С. 175-190.
 Логистика вместо размещения производительных сил на национальном рынке алкогольной продукции? | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2018. № 44. DOI:  10.17223/19988648/44/1

Логистика вместо размещения производительных сил на национальном рынке алкогольной продукции? | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2018. № 44. DOI: 10.17223/19988648/44/1