К вопросу о классификации основных теченийинституциональной теории | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2009. № 4 (8).

К вопросу о классификации основных теченийинституциональной теории

In article an evolution of institutional economic theory from «old» intuitionalism to «new»institutionalism is researched. This article gives an explanation of reasons of the broad spreading of«new» institutional economic theory. We analyzed problem of the classifications of main currents ofinstitutional theory.

ABOUT CLASSIFICATION OF MAIN CURRENTS OF INSTITUTIONALTHEORY.pdf Присуждение Нобелевской премии по экономике в 2009 г. еще двумпредставителям новой институциональной экономической теории - Оливе-ру Уильямсону и Элинор Остром, вызвавшее удивление, явившееся для мно-гих «сюрпризом», не стало неожиданностью для тех исследователей, кото-рые следят за новыми тенденциями в экономической науке. Оно, безусловно,порадовало тех ученых, которые либо считают себя институционалистами,либо изучают эволюцию институциональной экономической теории. Имен-но О. Уильямсон в 1975 г. в книге «Рынки и иерархии. Анализ и выводы дляантимонопольного регулирования» заявил о формировании новой институ-циональной экономической теории. С этого момента появился термин «ста-рая институциональная теория», или «старый институционализм», для обо-значения возникшего на рубеже Х1Х - ХХ столетий течения оппозиционнонеоклассической ортодоксальной экономической теории. Ранее это течениеназывали американским институционализмом (поскольку у его истоковстояли американские авторы - Т. Веблен, Дж. Коммонс, У. Митчелл,Дж. М. Кларк), ранним институционализмом, социально-институциональ-ным направлением. Термин «институциональная экономическая теория», каксчитает Дж. Ходжссон, был впервые употреблен В. Гамильтоном на собра-нии Американской экономической ассоциации в 1918 г.Институционализм возник как реакция на упрощение экономической ре-альности в рамках неоклассической теории. Представители этого течения вХХ в., поставив в центр внимания анализ институтов, выделили на исследо-вание серьезных проблем, не укладывающихся в формализованную экономи-ческую теорию. Это проблемы экономических организаций и корпоративно-го управления, экономической власти, социального контроля над экономи-кой, смешанной экономики, доминирующей экономики. Преобладающимметодом исследования являлся эмпирический и сравнительный анализ. От-сюда отрицательное отношение к моделированию, упрощению экономиче-ской действительности с помощью математической и графической формали-Н.И. Гульбина78зации анализа. По мнению основоположника «старого» институционализмаТ. Веблена, неоклассики подменили реальную жизнь формулой, но она на-столько сложна и противоречива, что зачастую не укладывается в узкие рам-ки математических моделей. Представители «старого» институционализмаотрицательно относились и к модели рационального экономического субъ-екта. Индивид рассматривался ими в качестве человека социального, членаопределенной социальной общности, принимающего ее ценностные уста-новки и нормы поведения.Пик популярности «старой» институциональной теории пришелся на30-е гг. прошлого века. Интерес к работам последователей Т. Веблена возро-дился в 60-х гг., когда в центре экономической теории оказались проблемыинституциональных изменений, происходящих в обществе под влиянием на-учно-технической революции, в частности возникновение и широкое распро-странение новых организационных форм бизнеса. В дальнейшем влияние«старого» институционализма значительно ослабевает, а в конце 70-х гг. онутрачивает свои позиции.Критикуя неоклассическую теорию за математизацию и формализм,представители традиционной институциональной теории, во-первых, несмогли предложить стройной теоретической системы взглядов. Основныенедостатки «старого» институционализма состояли в использовании нечет-ких и неопределенных терминов, смысл которых постоянно менялся в ходерассуждений, отсутствии строгости в анализе. Преобладающим методом ис-следования являлся эмпиризм, приводящий к «рассказыванию историй». Воткак об основных недостатках «литературных» теорий рассуждает француз-ский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике М. Алле: «Об-щий недостаток очень большого числа литературных теорий состоит в посто-янном использовании неоперационных понятий, нечетких и неопределенныхтерминов, смысл которых постоянно меняется в ходе рассуждений и различа-ется у разных авторов. Их недостаток - это также отсутствие строгости ванализе, обильное использование более или менее метафизических выраже-ний, которые не обозначают ничего точного…» [1. С. 13]. По мнению А. Не-стеренко, несмотря на то, то многие институционалисты «…занимались глу-бокими вопросами экономической теории (Т. Веблен, Дж. К. Гэлбрейт,К. Эйрес), но все же не смогли создать цельную доктрину с позитивными вы-водами из-за отсутствия четкой системы исходящих принципиальных пред-посылок» [2. С. 11].Во-вторых, критикуя неоклассическую теорию, «старые» институциона-листы не оценили ее возможностей в создании теоретических моделей каксредства систематизации и использования эмпирических данных. Неокласси-ческая теория оказалась системой, способной расширяться на собственнойоснове, системой, обладающей высокой «эластичностью и поглотительнойспособностью» (по выражению Р. Нельсона и С. Уинтера). В обозначенныйпериод широкое распространение получают теории, концентрирующие вни-мание на проблеме институтов и институциональных изменений, исполь-зующих методы неоклассического анализа, аппарат теории игр для модели-рования взаимоотношений между индивидуумами в рамках определенныхК вопросу о классификации основных течений институциональной теории79организационных структур. Но процесс формирования направления, обозна-ченного О. Уильямсоном как новая институциональная экономическая тео-рия, оказался довольно длительным.Первый шаг был сделан Рональдом Коузом в 1937 г. в статье «Природафирмы». В ней Р. Коуз предложил оригинальную теорию фирмы, в которойувязывались такие понятия, как фирма, трансакционные издержки, права соб-ственности. Р. Коуз выразил стремление многих экономистов создать общуютеорию, которая была бы не только строгой, но и реалистичной, т.е. отра-жающей сложность хозяйственной системы. В связи с этим, оставаясь нео-классиком, Р. Коуз поставил под сомнение аксиому о рациональном поведе-нии человека и критически отнесся к чрезмерной математизации в рамкахнеоклассического направления. «Созданный экономической теорией субъект,рационально стремящийся к получению наибольшей полезности, ничем ненапоминает реального человека», - писал Р. Коуз. Кроме того, заметил он, внеоклассической теории «обмен происходит вне каких-либо институцио-нальных рамок». Более чем 60 лет спустя, в 1999 г., в послании ежегоднойконференции, проводимой Международным обществом новой институцио-нальной экономической теории, Р. Коуз вновь обратил внимание на этотсерьезный недостаток основного течения. По его мнению, «экономическаятеория год от года становилась все более абстрактной и уходящей от реаль-ной жизни» [3]. Именно поэтому Р. Коуз называл неоклассическую теорию«экономикой классной доски». Академическое признание Р. Коузу принеслаего статья «Природа социальных издержек», вышедшая в свет в 1960 г.Р. Коуз, родившийся в Англии, переехал в США в 1951 г. В 1960 г. он являл-ся профессором Вирджинского университета, а с 1964-го - Чикагского. Кате-гория трансакционных издержек, введенная Р. Коузом в 30-х гг. получилаширокое признание лишь в 70-х гг. после выступления Коуза с докладом наученом совете Чикагского университета. А статья Р. Коуза становится однойиз самых цитируемых работ, опубликованных в послевоенный период. В1966-70-х гг. на нее давалось 80 ссылок, в 1971-75-х - 286, в 1978-80-х гг. -331 ссылка [4. С. 21].В 1991 г. Р. Коуз был удостоен Нобелевской премии по экономике «за от-крытие и прояснение значения издержек трансакций и прав собственностидля институциональной структуры и функционирования экономики».В 70-80-х гг. многие экономисты не осознавали, что произошло форми-рование нового направления экономической теории. В 1986 г. заявлениеР. Меттьюса о том, что институциональная экономика становится одной изсамых оживленных областей экономической теории, было для многих не-ожиданностью, по выражению О. Уильямсона, «сюрпризом». В 90-е гг., пообщему признанию исследователей, новая институциональная экономиче-ская теория становится одной из самых оживленных и перспективных облас-тей экономической науки. На этот факт обратил внимание экономистов О.Уильямсон в своем выступлении на ежегодной конференции Мирового со-общества новой институциональной экономической теории.Возникает вопрос: почему это произошло? Почему все больше и большеисследователей стали использовать аппарат новой институциональной тео-Н.И. Гульбина80рии для объяснения многих экономических явлений? На наш взгляд, в концеХХ столетия стало ясно, что современная экономика, как постиндустриаль-ная, так и трансформируемая, сложнее, многообразнее и противоречивееформализованной и математизированной схемы, лежащей в основе ортодок-сальной теории. На явную тенденцию к формализации указывали многиеэкономисты, в том числе и неоклассики. В 30-х гг. на это обстоятельство об-ратила внимание Дж. Робинсон, заявившая, что «относительно выбора пред-посылок экономической теории следует задать два вопроса: можно ли с нимиработать? И соответствуют ли они реальному миру?» Р. Коуз в своей статье,сославшись на замечание Дж. Робинсон, упрекнул неоклассиков в нереали-стичности принятых ими предпосылок. Уже тогда многим исследователямстало ясно, что модель рынка, в основе которой лежит набор предпосылок,удобных для функционального анализа, формализации, но явно нереалистич-ных, может вызвать серьезный кризис в науке и уменьшить ее прогностиче-ские возможности.Первый кризис в экономической теории способствовал пересмотру «соб-ственных оснований» теории, появлению исследований по проблемам несо-вершенной конкуренции, внешних эффектов, общественного благосостояния.Кроме того, он привел к формированию альтернативных теорий, занимаю-щихся анализом влияния институтов на экономическую деятельность. Поми-мо представителей «старого» институционализма, понятие институтов в тойили иной интерпретации использовалось ордолибералами и Ф. Хайеком. Нов первой половине ХХ в. и в послевоенный период эти теории оставалисьальтернативными. Тенденция к формализации возобладала. Усиливается ма-тематизация и связанная с ней аксиоматизация и формализация анализа.Происходит привлечение все новых и новых разделов математики для анали-за экономических явлений. Создается искусственная среда для анализа эко-номических проблем при помощи гипотезы совершенной конкуренции, идетраспространение экономического подхода на все сферы деятельности чело-века (экономический империализм).Мейнстрим, или основное течение экономической теории, принявшиймодели рационального субъекта, направленного на максимизацию целевойфункции полезности и равновесной экономики, являлся к концу ХХ в. абст-рактной и формализованной системой, представленной преимущественнонеоклассическим течением. В основе неоклассической модели рынка как«полностью вымышленного мира», придуманного экономистами» (Р. Лукас),лежит ряд аксиом, представляющих, в терминологии Лакатоса, «твердое яд-ро» теории. Среди них аксиома о рациональном поведении экономическихсубъектов, аксиома о неизменности и стабильности их предпочтений и ихнезависимости от влияния других, аксиома о пребывании экономическойсистемы в состоянии равновесия. Кроме того, в равновесной модели или мо-дели совершенного рынка, как часто ее обозначают, игнорируется несовер-шенство информации, трудности, связанные с ее получением, не принимают-ся в расчет трансакционные издержки, не изучаются проблемы экономиче-ских организаций, в качестве абсолютной предпосылки рыночного обменарассматривается частная собственность.К вопросу о классификации основных течений институциональной теории81Во второй половине ХХ в. критика неоклассической модели, начатая«старыми» институционалистами, Ф. Хайекоми, Р. Коузом, была продолженапредставителями альтернативных теорий. О явной тенденции к формализа-ции экономической теории писал Р. Хейлбронер. Формализм, замечал амери-канский экономист, - основная особенность неоклассики, выражается в от-сутствии интереса к тенденциям развития экономической системы. «На со-временном этапе экономический анализ теряет… даже эту слабую связь систорическим процессом» [5. С. 11]. Французский экономист, один из созда-телей теории регуляции, Р. Буайе писал: «Стандартная экономическая теорияявно относится к различным общественным институтам так же, как отнессябы к ним ученый Косинус, вздумай он применить свой талант к реальнойобщественной жизни: все эти институты лишь отдаляют реальный мир отмира чистой теории» [6. С. 36]. Т. Хатчисон указывал на чрезвычайно высо-кий уровень абстрактности ортодоксальной теории. По его мнению, для того,чтобы исправить недостатки неоклассики, необходимо уменьшить уровеньабстрагирования в следующих областях, а именно снизить абстрагированиеот неопределенности, невежества и ошибочных ожиданий, а также от право-вой и институциональной структуры [7. P. 42]. На чрезмерную математиза-цию теории обращал внимание В. Леонтьев. Другой лауреат Нобелевскойпремии французский экономист М. Алле писал о «математическом шарла-танстве» и «дикой эконометрике». В наши дни многие французские экономи-сты (М. Англиетта, Ф. Лордон, Б. Полре) подчеркивают, что математическаявиртуозность не дает удовлетворительного ответа на сложные социальныевопросы. Их точку зрения разделяет лауреат Нобелевской премии по эконо-мике за 2008 г. американский экономист Пол Кругман. Рассуждая о причинахмирового кризиса, он пишет: «Как мне представляется, экономика сбилась спути, потому что экономисты в массе своей ошибочно приняли за правдукрасоту, облицованную убедительно выглядевшими математическими вы-кладками» [8].Многие исследователи подчеркивали, что модель экономики, опираю-щаяся на набор упрощенных исходных предпосылок, мало помогает осмыс-лению окружающего мира, она подталкивает к изучению одних проблем, ос-тавляя другие за чертой анализа. Хотя мнения относительно того, каковы жеосновные недостатки неоклассической теории, высказываются самые разные.Так, американский экономист Р. Швери указывает на два недостатка - пре-небрежение трансакционными издержками и издержками получения инфор-мации, в то время как французский экономист Ж. Лезурн насчитывает 18 яв-ных и неявных предпосылок, на которых строится ортодоксальная экономи-ческая теория.Вместе с тем становились все более очевидными изменения, происхо-дящие в экономической теории. Так, Р. Хейлбронер в своей статье замечал,что «…существуют такие аспекты формального анализа, которые имеютпрямое отношение к пониманию институциональных структур. В этой связиможно вспомнить обширную литературу, посвященную правам собственно-сти и трансакционным издержкам» [5. С. 11]. Действительно, в 60 -70-х гг. вработах многочисленных последователей Р. Коуза (А. Алчиян, Дж. Уоллис,Н.И. Гульбина82О. Уильямсон, С. Пейович, Х. Демсец, Э. Фуруботн) в центре внимания ока-зались проблемы, оставшиеся за чертой анализа в неоклассической моделирынка. Это проблемы трансакционных издержек, прав собственности, кон-трактных отношений, оппортунистического поведения. Вслед за Коузомуточнялась основная аксиома неоклассики - аксиома о рациональном пове-дении человека (сформировалась концепция ограниченной рациональности).Первоначально такого рода исследования называли трансакционной эконо-микой, теорией прав собственности, теорией экономических организаций иликонтрактной экономикой. В 80-х гг. большинство экономистов стали гово-рить о неоинституциональной экономической теории или о новой институ-циональной экономической теории.В основе этой теории, по признанию большинства ученых, лежат двапостулата. Во-первых, это признание значимости фактора институциональ-ной среды в экономическом анализе (в буквальном переводе «институтыимеют значение») и, во-вторых, институты поддаются исследованию с по-мощью стандартных инструментов неоклассического анализа. Пытаясь пре-одолеть такие недостатки «старого» институционализма, как описательныйподход, нечеткость, неопределенность терминологии, новые институциона-листы стали создавать структурированную, формализованную теорию, опи-рающуюся на небольшое число исходных предпосылок, но изучающую тепроблемы, которые не укладывались в прокрустово ложе неоклассическойтеории. В 80-х гг. в рамках нового течения четко обозначились три направ-ления исследований:1. Анализ влияния институциональной среды на поведение экономиче-ских агентов. Институты, влияющие на процесс принятия политических ре-шений, изучает теория общественного выбора (Дж. Бьюкенен, Г. Таллок,М. Олсон, У. Нисканен). Дж. Бьюкенен уже в 1986 г. получил Нобелевскуюпремию по экономике. Институты, действующие в частной сфере, стали ос-новным предметом анализа в экономической теории прав собственности (Р.Коуз, А. Алчиян, С. Пейович, Э. Фуруботн).2. Анализ контрактных отношений и экономических организаций каксети контрактов явных и неявных (О. Уильямсон, С. Чен, О. Харт).3. Анализ институциональных изменений (институциональной эволю-ции). Бесспорным лидером этого течения является Дуглас Норт. Имя72-летнего профессора Вашингтонского университета американского штатаСент-Луис Д. Норта среди лауреатов Нобелевской премии по экономике всвое время удивило многих не меньше, чем награждение этой премиейО. Уильямсона в наши дни. Но в сообщении Шведской королевской акаде-мии он был назван одним из пионеров новой институциональной экономиче-ской теории. Трансформационные изменения в странах Восточной Европы,сложная экономическая ситуация в развитых странах сделали актуальнойпроблему институциональных изменений. Именно Д. Норт пришел к выводуо необходимости создания динамической теории изменений. По мнениюНорта: «Понимание того, как функционирует экономическая система, требу-ет учета очень сложных, запутанных взаимосвязей между обществом и эко-номикой. Поэтому перед нами стоит задача - разработать подлинную науку -К вопросу о классификации основных течений институциональной теории83политическую экономию» [9. С. 143]. Французский исследователь К. Менар,пытаясь определить предмет институциональной теории, пишет: «Фундамен-тальная характеристика такого подхода состоит в том, что он стремится ана-лизировать и соединить между собой институциональную среду, трактуемуюкак совокупность правил игры, ограничивающих поле возможных действийдля экономических агентов, и институциональные соглашения». Р. Коуз вовступительной речи к ежегодной конференции Мирового сообщества новойинституциональной экономической теории 17 сентября 1999 г. так обозначилпредмет исследований: «Адам Смит объяснил, что продуктивность экономи-ческой системы зависит от специализации (он назвал это разделением труда),но специализация возможна только тогда, когда существует обмен и этот об-мен зависит от издержек обмена (трансакционных издержек, как они сталиназываться). Но издержки обмена зависят от институтов, которые существу-ют в стране: от системы права (права на собственность), политической сис-темы, системы образования и культуры. Эти институты управляют экономи-ческой системой и представляют интерес для экономистов. Вот почему не-оинституционализм так важен» [3. P. 5]. Вместе с тем следует обратить вни-мание на трудности, связанные со строгой структуризацией нового направле-ния в экономической теории.В экономической литературе существуют различные подходы к класси-фикации различных течений в современной институциональной теории. Та-кие ее представители, как Р. Коуз, О. Уильямсон, Т. Эггертссон, считают егосамостоятельным теоретическим направлением, альтернативным неокласси-ческому. С ними солидарен У. Нисканен, полагающий, что неоинституцио-нальную теорию можно рассматривать как «мягкую альтернативу» неоклас-сике. Другие рассматривают неоинституциональную теорию как один из мо-дификаций неоклассической исследовательской программы. К такому выводупришли Э. Фуруботн и Р. Рихтер, обратившие внимание на то, что почти всепредставители «нового» институционализма опираются на следующие прин-ципы исследования: 1) методологический индивидуализм; 2) максимизацияполезности; 3) ограниченная рациональность экономических агентов и 4) ихоппортунистическое поведение [10].Нет единства мнений по этому вопросу и среди российских исследовате-лей и представителей нового институционализма. Один из ведущих его ис-следователей, опубликовавший в 1990 г. книгу «Экономическая теория правсобственности», Р. Капелюшников рассматривает неоинституционализм как«законную часть основного корпуса (mainstream) современной экономиче-ской науки. А. Нестеренко также подчеркивал, что неоинституциональнаятеория вырастает на основе неоклассики и, следовательно, в рамках «мэйнст-рима». В.Л. Тамбовцев, отмечает, что корни новой институциональной тео-рии уходят в неоклассическую традицию. С ними согласен и О. Ананьин,замечая, что неоинституциональная теория базируется на предпосылках нео-классической теории и, прежде всего, на методологическом индивидуализме.По мнению В.В. Вольчика, «возникнув, как и традиционный институциона-лизм, как критика неоклассической ортодоксии, неоинституционализм современем сам стал фактически частью неоклассики» [11]. По мнениюН.И. Гульбина84В.С. Автономова, новый институционализм, изучающий институциональнуюструктуру общества с помощью методов неоклассической теории, занимает вструктуре современной экономической теории промежуточное место. Онсчитает, что наметилась тенденция к активному переводу содержания аль-тернативных теорий на неоклассический язык. Следует обратить вниманиена позицию А. Радыгина и Р. Энтова, которые пишут об экспансии неоклас-сических моделей, проявляющейся «в частности, в постепенном охвате того«глубинного»… уровня, на котором располагаются базовые институциональ-ные структуры. Границы между обычными объектами исследования предста-вителями мейнстрима и традиционной тематики институционалистских ра-бот оказываются все более размытыми» [12. С. 6].Вместе с тем многие отечественные исследователи вслед за исландскимэкономистом Т. Эггертссоном проводят различие между неоинституциональ-ной и новой институциональной теорией. В основе такого различия, по Эг-гертссону, лежит глубина модификации неоклассической теории (речь идет отом, затрагивают ли изменения жесткое ядро теории или же они вносятсялишь в ее защитную оболочку). В таком случае, считают А.Е. Шаститко иА.Н. Олейник, авторы первых учебных пособий по институциональной эко-номике, неоинституциональная теория является продолжением неоклассики.В трактовке А. Олейника неоинституциональная теория - это обновленныйвариант экономического империализма, применяющий аппарат неоклассиче-ской теории для анализа институтов. В то время как новая институциональ-ная экономическая теория предполагает изменение поведенческой модели,т.е. жесткого ядра теории. Отсюда _______следует, что неоинституциональная теорияразвивается в рамках мэйнстрима, тогда как новая институциональная теориявыходит за его рамки. С такой трактовкой согласен Р. Нуреев, предложив-ший классификацию современных институциональных концепций, в кото-рой выделяются неоинституциональная экономика и новая институциональ-ная экономика [13. С. 126].Оригинальную классификацию в одной из своих работ предложилаГ.П. Литвинцева. Она считает, что в рамках новой институциональной тео-рии можно выделять умеренную институциональную экономику и ортодок-сальную институциональную экономику, находя различия между ними в ме-тодологических подходах, в трактовке поведения, эффективности правил ит.п. Ортодоксальная теория связывается автором с именами Г. Демсеца,Р. Коуза, О. Уильямсона, а умеренная - с именами Д. Норта и Т. Эггертссона[14. С. 8].Тем самым Г.П. Литвинцева, как и большинство зарубежных и отечест-венных исследователей, обращает внимание на дифференциацию, происхо-дящую в рамках новой институциональной теории и усиливающуюся по мереее развития. Значительная часть работ неоинституционалистов дополняет идаже усиливает неоклассическую теорию, обращая внимание на ряд проблем,не изучаемых неоклассиками. В центре внимания оказывается организация,рассматриваемая как сеть контрактных отношений, для изучения которыхиспользуется новый понятийный аппарат - контракты, трансакционные из-держки, специфические и интерспецифические активы, оппортунистическоеК вопросу о классификации основных течений институциональной теории85поведение. В такого рода исследованиях преобладает тенденция использова-ния формальных методов для анализа различных форм контрактных отноше-ний. Тогда как в работах Т. Эггертссона, Д. Норта, Э. Фуруботна выдвигаетсяпроблема закономерностей формирования стереотипов поведения, целевыхустановок, привычек индивидов и в конечном счете происходит отказ открайностей методологического индивидуализма. Эти теории имеют по пре-имуществу описательный, вербальный характер.Швейцарский экономист Б. Фрей замечает, что отличительной чертой ин-ституционального подхода является комбинация институтов, человеческогоповедения и сравнение реалистических альтернатив. Данная теория исполь-зует «твердый анализ без переполнения математикой… и сильно эмпириче-ски ориентирована». Это замечание можно отнести и к тем разделам совре-менного институционализма, которые отвергают методы равновесного ана-лиза и используют эволюционно-социологические подходы, обнаруживаяопределенное сближение с концепциями «старых» институционалистов. Речьидет о французской экономике соглашений и эволюционном институциона-лизме. Н.А. Макашева считает, что новое направление можно назвать инсти-туционально-эволюционным, поскольку оно объединяет «новый» институ-ционализм, теорию трансформации, эволюционную экономику, конституци-онную экономику, теорию коллективных действий. В рамках этих теорийнамечается отказ от принципа методологического индивидуализма. Болеетого, заметим, что представители обозначенных течений пытаются найтикомпромисс между методологическими принципами, лежащими в основетрадиционного институционализма и новой институциональной экономиче-ской теории.Трудности, связанные со строгой структуризацией неоинституциональ-ной теории, проявляющиеся в существовании разных подходов к классифи-кации его различных течений, трактовке его связи со «старым» институцио-нализмом, неоклассикой и даже в неоднозначном его названии, вполне объ-яснимы. И все же следует признать, что, несмотря на то, выделяем ли мынеоинституционализм и «новый» институционализм, обращая внимание наглубину модификации твердого ядра неоклассической теории, новая инсти-туциональная экономическая теория существенно обогащает основное тече-ние экономической теории. В ней не только изменяются поведенческие пред-посылки и институты рассматриваются в качестве эндогенных факторов эко-номического развития, но и применяется междисциплинарный подход, по-зволяющий включать в анализ достижения права, социологии, эволюционнойтеории.

Ключевые слова

«старый» и «новый» институционализм, причины распространения «нового» институционализма, классификация основных течений, «Old» institutionalism and «new» institutionalism, causes of spreading of «new» intuitionalism, classification of main currents

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Гульбина Наталья ИвановнаТомский государственный университетдоцент, кандидат экономических наук, доцент кафедрыполитической экономии экономического факультета
Всего: 1

Ссылки

Алле М. Современная экономическая наука и факты // THESIS. 1994. Т. 2, вып.4.
Нестеренко А. О чем не сказал Уильям Баумоль: вклад ХХ столетия в философию экономической деятельности // Вопросы экономики. 2001. №7.
Couse R. The task of the society // New letter. Fall. 1999. Vol. 2, № 2. P. 1-6.
Капелюшников Р.И. Экономическая теория прав собственности. М., 1990.
Хейлбронер Р. Научный анализ и видение в истории современной экономической мысли // Вопросы экономики. 1993. № 3.
Буайе Р. Теория регуляции (Критический анализ). М.: Научно-издательский центр «Наука для общества», 1997.
Hutchison T.W. Institutionalist Economics Old and New // The New Institutional Economics / Introduced and editd by E. G.Furuboth and R. Richter. Texas A& M University Press, College Station. 1991.
Krugman P. How Did Economist Get It So Wrong? // The New York Times. 2009. September 2.
Институты, институциональные изменения и функционирование экономики / Пер. с англ. М., 1997.
Furubotn E.G., Richter R. The New Institutional Economics: An Assessment // The New Institutional Economics/Introduced and edited by E.G. Furuboth and R. Rixter. Texas A& M University Press, College Station, 1991.
Вольчик В.В. Курс лекций по институциональной экономике. Ростов н/Д: Изд-во РГУ, 2000.
Радыгин А., Энтов Р. В поисках институциональных характеристик экономического роста (новые подходы на рубеже ХХ-ХХ1 вв.) // Вопросы экономики. 2008. № 8.
Нуреев Р. Институционализм: прошлое, настоящее, будущее (вместо предисловия к учебнику «Институциональная экономика») // Вопросы экономики. 1999. №1.
Литвинцева Г.П. Предмет, метод и базовые категории институциональной экономики: Учеб. пособие. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2000.
 К вопросу о классификации основных теченийинституциональной теории | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2009. № 4 (8).

К вопросу о классификации основных теченийинституциональной теории | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2009. № 4 (8).

Полнотекстовая версия