ИЗУЧЕНИЕ ПОБОЧНЫХ ЭФФЕКТОВ «ПОСТОЯННО НОВОЙЭКОНОМИКИ» | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2010. № 1 (9).

ИЗУЧЕНИЕ ПОБОЧНЫХ ЭФФЕКТОВ «ПОСТОЯННО НОВОЙЭКОНОМИКИ»

Альтернативы инновационному развитию не существует. Однако следует сознавать, что инновации не только приумножают блага, но и несут определенные риски. Анализируются как макро-, так и микроэффекты, связанные с ускоренной сменой технологий.

THE LEARNING OF SIDE EFFECTS OF THE CONSTANT NEW ECONOMY..pdf На основе превращения науки в ведущий фактор производства происхо-дит трансформация индустриального общества, с его массовым производст-вом доступных товаров и глобальным обострением экологических проблем, в постиндустриальное общество, доминирующие черты которого настолько многогранны, что были описаны целым спектром комплементарных теорий. Прежде всего, это теории постиндустриального общества, информационного общества, постмодерна, новой экономики, экономики знаний, экоэкономики, экономики, ориентированной на человека, и т.п., акцентирующие внимание на различных доминирующих чертах новой эпохи (Д. Белл, П. Друкер, Ф. Махлуп, М. Кастельс, Й. Масуда, А. Тоффлер, Л. Браун, Н. Штер и др.).Предпринимаются также попытки создания синтетической теории, кото-рая по аналогии с физической «теорией всего» соединит воедино все сущест-вующие подходы [1]. Такая теория только проектируется, поэтому просто перечислим основные тенденции новой экономики:а)знаниеемкость - когда в основе всех процессов лежат знания, позво-ляющие осуществлять целенаправленный поиск более эффективных дейст-вий. Знания проникают во все сферы жизни общества. В условиях «экономи-ки знаний» человек наконец получает возможность выбирать, каким именнообразом он сможет удовлетворять свои желания. Подобно спящим генам мо-ральные императивы именно под воздействием научных знаний вдруг акти-визируются и охватывают целые популяции людей;б)информационность, т.е. рост и общедоступность информации с помо-щью интернет-технологий, что получило справедливое название «третьейинформационной революции». В частности, М. Кастельс называет именноИнтернет становым хребтом новой экономики, ключевым фактором совре-менной эпохи и одновременно «средством свободной глобальной коммуни-кации» [2. С. 4];в)экологичность - снижение ресурсоемкости, безотходность, поиски за-менителей, рост эффективности производства, высокое качество готовой про-дукции;Изучение побочных эффектов «постоянно новой экономики» 17г)рост среднего класса - увеличение количества людей, способных самообучаться (М. Кастельс называет этот слой «самопрограммирующейся рабочой силой»), с приемлемым уровнем и качеством жизни, занятых творческим, квалифицированным трудом, главных производителей и потребителейтоваров и услуг нового поколения;д)инновационность - быстрое овеществление знаний и умение их коммерциализировать, т. е. превращать знания в востребованные рынком актуальные продукты, помогающие решать множество проблем и улучшать качество жизни;е)компьютеризация - когда электронные элементы активно используются не только на всех стадиях производства и сервиса, но и в самих конечныхпродуктах, освобождая человека от излишнего труда.Желая подчеркнуть исключительно инновационный характер новой экономики, многие авторы называют ее «постоянно новой экономикой», так как идет настолько беспрецедентно быстрая инновационная изменчивость рынка, что приходится непрерывно искать новые продуктовые и сервисные решения, борясь за право как «первого изобретения», так и «первой продажи».Такая экономика перестала быть исключительно уделом стран опережающего развития, она становится образцом для подражания среди многих развивающихся стран. В частности, Китай и Индия вытеснили США с места крупнейшего производителя и экспортера товаров на базе информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). В Докладе ООН об информационной экономике за 2007/2008 год [3] утверждается, что задача развивающихся стран - поставить себе на службу технологии и инновации, которые улучшают жизнь и усиливают конкурентоспособность благодаря высокой производительности труда, обеспечивают экономический рост и занятость, что поможет уменьшить «цифровую пропасть» и воспользоваться благами ИКТ.Также в Докладе утверждается, что развивающиеся страны могут быть источником технологий для других стран, принося колоссальную пользу всему миру. ИКТ важны не только как сектор экономики, увеличивающий ВВП, но и побочными эффектами от своего распространения - ресурсосбережением, ускорением связи между субъектами, лучшей организацией производства, подключением к глобальным производственно-сбытовым сетям, диверсификацией производственной деятельности и экспорта. ИКТ приводят к появлению новых услуг, таких как электронная торговля, электронное финансирование, электронное государственное управление. Вместе с тем, как осторожно заявлено в Докладе, возможны проблемы, связанные с вопросами безопасности и доверия, в рамках тех транзакций, которые сопряжены с этими услугами.Позитивное макроэкономическое воздействие ИКТ на рост ВВП в случае развитых стран считается неоспоримым. В то же время развивающиеся страны сталкиваются с серьезными трудностями в получении выгод от инноваций на базе ИКТ. Это связано с тем, что НИОКР сопряжены с высокими финансовыми издержками, с непредсказуемой реакцией рынка на инновационную деятельность и подразумевают необходимость обеспечения эффекта масштаба, от которого получают выгоду более крупные фирмы. В любомТ.В. Захарова 18случае выигрывает тот, кто может внедрять инновации не только на уровне процессов, но и на уровне продуктов.«Постоянно новая экономика» имеет еще одну, на сей раз негативную черту, в связи с которой новое общество немецкий социолог У. Бек назвал «обществом риска». Выдвинутая У. Беком [4] идея «общества риска» подчер-кивает противоречивый характер современной эпохи - наряду с растущим производством благ она приносит все новые риски (рост преступности, эко-логические проблемы, рост безответственности, распад семейных структур и др.). Причем многие новые риски не воспринимаются органами чувств, они осмысливаются только через знания. Эти риски не имеют конкретных винов-ников, являясь рисками коллективной безответственности. Распределение рисков обратно пропорционально распределению богатства: богатые на ка-кое-то время защищены от рисков, бедные, подвергаясь максимальным рис-кам, вынуждены их игнорировать. Риски множатся вместе с неисчерпаемым ростом потребностей. Роль науки в новой экономике трояка: она главный создатель рисков, их диагност и одновременно спаситель. Таким образом, замечает Бек, человек попадает в новую зависимость от науки - без науки он не способен воспринять риски и тем более справиться с ними.Давать оценку рискам неосознанного вступления человечества в высоко-технологичное будущее достаточно сложно, поскольку это может восприни-маться как антисциентизм и покушение на высокий статус науки. Так, на-пример, такой авторитетный ученый, как М. Кастельс [2], считает, что нельзя судить о технологиях в терминах «хорошо» или «плохо», ведь технологии зависят от нашего их использования. Однако нельзя и не замечать, что про-цессы производства и потребления благ сопровождаются побочными воздей-ствиями на людей и экономику в целом. К сожалению, результаты данного воздействия не только позитивны, они могут быть непредсказуемы и даже негативны.Как известно, успешная коммерциализация нового ресурса предполагает, прежде всего, наличие убеждающей (рекламной) информации о проекте, при этом «распыленное большинство» (выражение нобелевского лауреата Дж. Бьюкенена) адекватной информацией о негативных последствиях про-двигаемого решения не располагает. Выгода от реализации проекта достается немногим лоббистам, тогда как издержки распределяются на все общество.Безудержный прогресс науки и техники остановить невозможно, но мож-но учесть баланс позитивных и негативных факторов. Обычно под инноваци-онным развитием подразумевается лишь прогрессивная смена технологий, ведущая к экономическому росту и появлению широкого ассортимента высо-котехнологичных, доступных по цене товаров на прилавках магазинов, гума-низации и экологизации экономики. Но следует учитывать также то, что ус-коренное развитие приводит ко многим достаточно неоднозначным социаль-но-экономическим последствиям. Эти последствия, хотя их и можно условно разделить как на макро- и микроэффекты, так и на позитивные, нейтральные и негативные, будут ранжированы по степени убывания их воздействия на экономику.Изучение побочных эффектов «постоянно новой экономики» 191. Эффект «опережающего кредитования». Во-первых, произошла «финансовая революция», которая имеет такие три аспекта, как: а) глобализация финансового сектора - финансы потеряли свою национальную принадлежность и легко перемещаются в регионы экономической активности; б) ослабление контроля за движением капиталов; в) финансовые инновации (как новые финансовые активы или новые операции с уже существующими активами), которые в немалом количестве появились и продолжают появляться для решения экономических проблем. Например, изобретение и внедрение торговли деривативами (срочными сделками) произошло из-за необходимости отнесения рисков на неопределенный срок в будущее. Но они же создали атмосферу нервозности и неопределенности на финансовых рынках, привели к дефициту ликвидности и в конечном итоге обернулись кризисными явлениями и «обобществлением» потерь. Во-вторых, началась демократизация венчурного капитала. На рынок ценных бумаг пришли обычные люди - миллионы вкладчиков вместо того, чтобы держать свои деньги в банке под 2 % годовых, напрямую или через посредников стали выходить на непроверенные и часто еще не прибыльные инновационные компании, сулящие неплохие дивиденды, и скупать их акции.Технологический прогресс без финансовой революции и средств рядовых инвесторов вряд ли был возможен [5]. С наплывом новых средств технологическая революция получила мощный импульс и превратилась в финансово-технологическую. Путь от изобретения до бизнеса сократился, идеи доводились до финансового рынка с фантастической быстротой. Финансовая революция подгоняла технологическую, а научно-технический прогресс, в свою очередь, упростил и удешевил выход на рынки через электронные средства. В результате широкого использования в бизнесе информационных технологий инвесторы получили доступ к онлайновым фондовым биржам и электронным заемным средствам. Применение «принципа финансового рычага» -значительное одалживание средств для инвестиций в инновации не только у населения, но и у будущих поколений людей - ускорило научно-технический прогресс. Постепенно опережающее кредитование стало систематическим, что можно сравнить с переворотом в традиционном понимании обращения капитала.Акции многообещающих новых компаний очень притягательны. К тому же начинает работать «венчурный акселератор» - высокая норма прибыли инвесторов - приток новых денежных средств - венчурный бум. Однако рынок акций компаний, ориентированных на будущее, очень неустойчив, он питается малейшими намеками и слухами, что мгновенно отражается на котировках «техноакций», ведь почти невозможно достоверно определить, что ждет компанию - банкротство или успех [6]. Оказалось, что новая экономика приводится в действие высокочувствительной фондовой биржей, посредством которой осуществляется финансирование высокорисковых инноваций, лежащих в основе быстрого роста производительности труда. Это экономика высоких ставок, где создание материальных ценностей идет рука об руку с потенциальными резкими спадами и уничтожением богатств. Новые волны инноваций требуют веры в их будущие экономические перспективы, а самаТ.В. Захарова 20новая экономика основана на культуре веры в будущее. В результате проис-ходит перенос финансовой ответственности на будущее и рост заведомо не-оплачиваемых долгов. Например, в США, государстве науки и научной лабо-ратории мира, объем обязательств заметно превосходит суммарный ВВП.По мнению М. Кастельса [2], рост «техноакций» не был ни спекулятив-ным, ни избыточным, а их высокая стоимость не была финансовым пузырем, несмотря на очевидную переоценку многих фирм (имеется в виду биржевой спад 2000 г.). Удар по персональным доходам в США, произошедший в связи с кризисом 2008 г., заставляет переосмысливать факты. Нарушается принцип равновесия по Парето, запрещающий участникам рынка увеличивать свой капитал за счет других участников. Данный механизм опережающего инве-стирования - когда средства возникают с помощью эмиссионных доходов, не дожидаясь окупаемости старых проектов, а деньги становятся виртуальными, приводит к ухудшению макроэкономического качества рынка. Прежняя (по-требительская, индустриальная) экономика считалась сбалансированной, по-скольку она опиралась на навыки общества жить по средствам. В такой эко-номике деньги на финансирование новых проектов появляются в основном в результате окупаемости старых. Новая экономика отличается от старой тем, что она не сбалансирована и опирается на специально сформированный ме-ханизм опережающего кредитования национальной экономики [7]. Опере-жающее финансирование новых проектов, которое начинается еще до оку-паемости старых, приводит к несбалансированному характеру экономики и требует наращивания заведомо неоплачиваемых долгов.2. Скрытые опасности и риски. Если производственные загрязнения уменьшаются (пакет технологий, создающих новое качество среды, огромен), то побочные эффекты готовых продуктов становятся все многообразнее и изощреннее. Экономическая теория не только способна оценить негативные эффекты от уже произведенных благ, но и предлагает разнообразные меха-низмы защиты прав потребителей «прогрессивной» продукции, однако про-блема заключается в том, что опасности индивидуализируются, распыляются, становятся неуловимыми и требуют специального дорогостоящего оборудо-вания для обнаружения. Выхлопные газы, некачественные фармацевтические препараты, генномодифицированные добавки, хакерство (преступления с использованием ИКТ и Интернета превратились в серьезную общественную опасность глобального порядка), хотя в целом и рассматриваются в качестве нежелательных экстерналий, имеют огромную армию лоббистов, вуалирую-щих и отрицающих наличие проблемы. Кстати, отмечено, что если в области позитивного использования ИКТ Россия пока отстает, то в сфере негативного их использования (отсутствие конфиденциальности, спам, взломы, вирусы, шпионские программы, фишинг) начинает выбиваться в лидеры.Появившиеся препараты для блокировки рождаемости, стирания памяти, отбор зарождающейся жизни на основе генетических критериев, погоня за оптимальными детьми и лучшими гражданами с безупречными телами и удовлетворенными душами - это попытки гомогенизировать человечество [8]. Кроме того, нарушается закон конкуренции - допинги, стимуляторыИзучение побочных эффектов «постоянно новой экономики»21чувств, препараты, улучшающие память, по существу, делают нашу жизнь фальшивой, иллюзорной.3.Профессиональная нестабильность. Здесь можно отметить два аспекта.А. Отсутствие гарантии долговременной занятости, чувство беззащитно-сти, ощущение себя жертвами громадных неподконтрольных процессов, сверхэксплуатации. Рабочие места в массовом порядке «эмигрируют» в зоны более дешевого труда. При этом рыночно ориентированная промышленность Латинской Америки, Индонезии, Индии, Китая и остальной Юго-Восточной Азии способна «оттянуть» на себя до миллиарда рабочих мест. Одновремен-но в развитых странах производство медленно, но свертывается, причем, если вначале речь шла о «голубых» воротничках, то сегодня ощутим удар по прежде обеспеченным слоям населения. Причина - летучесть ТНК, которые с легкостью покидают прежние места, организуя производство там, где есть более дешевая рабочая сила. Такая мобильность позволяет им производить товары наиболее эффективно и оттеснять конкурентов, не обладающих дан-ной способностью, но это же ведет к общей неустойчивости.Б. Закрывающие, радикальные инновации приводят к тому, что многие новые отрасли отменяют старые. Обвальные нововведения имеют далеко идущие экономические и социальные последствия. Электронные книги, газе-ты и журналы уменьшают потребность в бумаге, гибридный автомобиль с пластиковым корпусом делает экономические перспективы металлургиче-ских комбинатов ненадежными. Программа «1С» уменьшает потребность в бухгалтерах. Банковские терминалы превращают профессию кассира во все более экзотическую, автоматизация и роботизация вытесняют рабочих с про-изводства и т.д. Содержательное изменение трудовых процессов порождает ощущение переходности, нестабильности, увеличивает риски лишиться про-фессии, делает многие рабочие места ненадежными. Общество полной эко-номической занятости, как предполагают эксперты, близится к концу. Инно-вации способствуют нестабильности рынка труда, создают угрозу ликвида-ции традиционных рабочих мест. Под «градом» инноваций структура эконо-мики начинает существенно видоизменяться, и очень важно, чтобы характер занятости успевал эволюционировать вслед за технологиями.4.Ловушка потребления. «Постоянно новой экономике» присущ культпотребления - она может быть эффективна только в условиях непрерывногоприобретения, когда купленная техника, одежда, обувь и другие вещи уста-ревают по дороге из магазина домой и требуется приобретение более про-грессивной версии. Инновационная экономика нужна для того, чтобы непре-рывно удовлетворять и создавать спрос. Это порождает антигуманную тен-денцию в экономике - наращивание излишнего разнообразия товаров и ус-луг, вызывающего заблуждение у потребителей, но не дающего реальногосоциального эффекта. Создатели все более сложных и высокотехнологичныхтоваров через рекламу программируют общество на постоянное повышениеТ.В. Захарова 22спроса. Разжигая потребительский зуд в человеке, такая экономика приводит к потребительскому психозу и так называемой гаджетомании - достаточно опасному аддитивному состоянию, сравнимому с психическим расстрой-ством. Жертвами «ловушки потребления» чаще всего становятся представи-тели среднего класса. Являясь главными создателями прогрессивных товаров и желая идти в ногу со временем, человек со средним достатком приобретает новые товары поначалу за реальные заработанные деньги, но постепенно он оказывается в плену у кредиторов, теряет экономическую свободу и автоном-ность, превращаясь в «человека задолжавшего». Эффект раздувания потреби-тельских инстинктов приводит к неизбежному отдаленному спаду в экономи-ке, поскольку «жизнь взаймы» не может продолжаться вечно. Покупательская способность быстро теряется, и у работника пропадает стимул и возможность не только покупать, но и создавать все новые поколения товаров.5..Многие инновационные продукты имеют провалы на рынке. Здесь дей-ствует прежде всего «эффект колеи» (QWERTY-эффект) - менее эффектив-ная технология подчас побеждает более эффективную в силу случайных об-стоятельств. В институциональном плане QWERTY-эффект отражает несо-вершенство рынка в том смысле, что сиюминутные интересы производителей превалируют над предпочтениями и интересами потребителей. «Мышеловка, которая никому не нужна» - товар, который появился в результате излишней креативности разработчиков, в то время как рынок его не принял. Например, компьютер со слишком сложной архитектурой. «Техническая собака» - пре-красный во всех отношениях продукт, но он сырой и плохо работает. Ошибки в цене - подход себестоимость плюс прибыль делает товар дорогим, и потре-битель его отвергает и т.д. [9]. Так, Генри Форд ставил перед собой цель соз-дать автомобиль за 500 долларов, это была его идея-фикс, он подчинил этой идее науку, производство, управление, и успех пришел. Смертность иннова-ционных проектов очень велика, и уповая исключительно на революционные продукты, можно легко обанкротиться.6..Эффект разрыва в цепочке «идея - реализация». Центры производства знаний и центры производства должны уравновешиваться - идеи должны подхватываться промышленностью, закрывая весь цикл от НИОКР до произ-водства товаров. Отсутствие инвесторов может погубить любую инновацию (как признанной рынком новинки). Создание прототипа, изготовление ори-гинала - весьма дорогостоящая стадия инновационного процесса, издержки здесь колоссальны, в то время как выпуск копий обходится сравнительно не-дорого. Поэтому создание новых технологий без их тиражирования может разорить страну (даже, как можно убедиться, такую, как США). В инноваци-онной конкуренции часто выигрывает не тот, кто изобрел, а тот, кто может быстрее воплотить изобретение в продукцию. В экономике, основанной на деятельности новаторов, более высокие инвестиционные издержки характер-ны для первоначальных стадий процесса, в то время как предельные издерж-5.Изучение побочных эффектов «постоянно новой экономики»23ки быстро уменьшаются по мере того, как данная инновация воплощается в конкретный товар [2]. Так, первый диск или первая таблетка могут стоить миллионы долларов. Цена второго диска или второй упаковки может ока-заться ничтожной. Основная прибыль все чаще достается не авторам НИОКР, а тем, кто первым вложит средства в выгодную с коммерческой точки зрения «нишу» их использования. Недостаточно генерировать новые идеи, нужно уметь их использовать и распространять. Затраты государства и частных компаний на НИОКР считаются инвестициями. Такие затраты так и останут-ся затратами, они не списываются, а учитываются только во вновь созданных продуктах. Объекты интеллектуальной собственности без вывода на рынок представляют собой вещь в себе, которая затрат требует больших, а отдача от нее очень скромная.7. Эффект замедления роста ВВП - главного «термометра экономики». Это явление также называют «парадоксом производительности». Американ-ский экономист, лауреат Нобелевской премии Р. Солоу еще в конце 80-х гг. высказал идею о том, что показатели экономической статистики (в частности, данные о производительности труда) не в полной мере отражают эффектив-ность применения информационных технологий. Это явление получило на-звание «парадокс Солоу».Достижение экономического роста и поиск адекватных рецептов повыше-ния уровня жизни рассматривается как приоритетная задача для любой страны. Но темпы роста ВВП наиболее развитых стран, активно разрабатывающих и внедряющих новые технологии, после периода стремительного роста посте-пенно замедляются и стабилизируются на отметке 2-3 % в год, что, впрочем, вполне достаточно для обеспечения хорошего качества жизни населения. Воз-можно, конечно, это связано с тем, что статистические категории, разработан-ные для промышленной эры, просто являются неадекватными для оценки но-вой экономики и требуются какие-то новые индикаторы [10, 11, 12].Стремление новой экономики получить максимум из минимума, произ-водить все лучше и дешевле приводит к удешевлению таких товаров, как компьютеры, коммуникационное оборудование, самолеты, автомобили, при-боры, научное оборудование и многое другое (макроэкономически это трак-туется как дефляция). Затраты природных ресурсов на единицу полезного эффекта снижаются, а использование даровых ресурсов (накопленных чело-вечеством знаний, высвобожденной социальной энергии) увеличивается при быстром повышении качественных характеристик готовых товаров. Сниже-ние стоимости компонентов и повышение качества товаров дают эффект сни-жения объема производства в текущих ценах. Прежние модели экономиче-ского роста, которые основывались исключительно на инвестициях (капи-тальных вложениях) и труде, гарантировали быстрый рост. Однако быстрые технологические изменения приводят к изменению основных экономических принципов. Оказывается, инновационные продукты могут не дать ожидаемо-го безусловного роста ВВП. Ведь делаются они «из ничего», миниатюрны и многофункциональны. В результате технологически обусловленной дефля-ции происходит сжатие, а не рост ВВП.Т.В. Захарова 24То есть рост и инновации - не всегда совпадающие, а подчас и достаточ-но разновекторные процессы. Инновации как уникальный источник роста и повышения конкурентоспособности экономики могут и не оправдать возла-гаемых на них ожиданий напрямую, а дать только косвенный эффект. Истин-ный рост и неплохие доходы дают, как правило, продукты, уже утратившие статус новейших, хорошо зарекомендовавшие себя, принятые рынком. Так, Китай, демонстрирующий уверенный рост на протяжении последних лет, производит не только одежду, обувь, спорттовары, игрушки и продовольст-вие, но и превращается в место конечной сборки популярных электронных потребительских товаров, так что заговорили даже о его технологическом лидерстве (действительно, научный бюджет и количество ученых в этой стра-не быстро увеличиваются). Однако типичный ноутбук, собранный в Китае, изготовлен фирмой, принадлежащей тайваньским бизнесменам, в него встроены чипы, сделанные компанией «Интел», и операционная система, раз-работанная компанией «Микрософт», жидкокристаллические мониторы и карты памяти сделаны в Южной Корее, а жесткие диски - японского произ-водства [13], т.е. почти вся стоимость конечного продукта создана за преде-лами Китая, что не мешает росту китайской экономики в целом.8. «Кризис Гуттенберга». Благодаря Интернету произошел очередной информационный и коммуникативный скачок. Объем информации огромен, но при этом качественная информация, по-прежнему мало доступна, а пред-лагается сырая, плохо структурированная, подчас устаревшая информация, так что при ее выборе и усвоении происходит информационный токсикоз. А это порождает волну или эпидемию ошибок, некачественных управленческих решений, плагиата и т.д. Мы живем в непересекающихся блоках информа-ции, и каждый создает свой собственный информационный мир, имеет свой информационный портрет [14]. При этом возникает неадекватное нагромож-дение информационных фантомов, теряется объективность. Кроме того, пси-хологи утверждают, что чтение с мерцающего экрана монитора ведет к сни-жению обдумывающего, рефлексивного характера восприятия, столь харак-терного для культуры книги.Что касается России, то ее инновационная анемия связана, скорее всего, с отсутствием механизма тиражирования идей, превращения их в рыночные продукты. Россия имеет навыки создания новых технологий, но она почти не имеет навыков налаживать быстрое тиражирование новых продуктов. Веро-ятно, нужно интенсифицировать деятельность корпораций, чтобы из сырье-вых они быстрее превращались в высокотехнологичные, как это и наблюда-лось во многих ныне передовых странах. Западные фирмы тоже сколачивали капитал на сырье, на железных дорогах, на электростанциях, а потом перехо-дили к высоким технологиям. Но и это не панацея - так, известно, что «Ав-тоВАЗ» имеет немало прототипов новых автомобилей с интересными для потенциального потребителя опциями, производственные мощности в нали-чие, имеются квалифицированные кадры, финансовую помощь правительст-во оказывает, но что-то или кто-то мешает довести новинки до конвейера (для примера, в Великобритании 480 моделей местного производства уже на дорогах страны).Изучение побочных эффектов «постоянно новой экономики»25Существуют примеры стран, которые за 10-15 лет создали у себя свои Силиконовые долины. Например, Израиль, Скандинавские страны, Южная Корея, Сингапур. Они пошли по пути создания государственных венчурных фондов, которые доинвестировались частными фондами, а также обслужи-вали местные нужды с помощью глобальной науки. Нам же проще измерить состав атмосферы на Марсе, чем создать прототип снегоочищающейся кры-ши, например, хотя второе не менее актуально, чем первое. Поэтому Россия неизбежно превращается в интеллектуального донора развитых стран. Бес-смысленно упрекать наших ученых - они весьма эффективны. Об этом сви-детельствуют хотя бы такие факты: 1) массовое перемещение российского интеллекта в более развитые страны, например, вице-президент США по науке поблагодарил недавно российских ученых за огромный вклад в амери-канскую науку; 2) в ХХ в. около двух третей мировых инноваций, внедрен-ных в экономику развитых стран, было реализовано при использовании дос-тижений и идей российской фундаментальной науки; 3) более 30 тысяч на-ших ученых сегодня обслуживают по аутсорсингу иностранные фирмы.Одна из проблем России в том, что нет востребованности в высоких тех-нологиях со стороны государства, промышленности и муниципалитетов. Но нужно также иметь фундаментальную платформу для развития и эволюции техники. Случайные внесистемные инновации могут быть опасны. Изобрете-ния должны планироваться для решения конкретных задач. Кроме разработок и изобретений требуется также трансформация исходной производственной базы, ведь новые продукты невозможно создать на базе старой инфраструк-туры. Если же университеты продолжат создавать прототипы инновацион-ных продуктов и класть их на полку, поскольку местные и федеральные вла-сти, а также производство к ним равнодушны, то мы превратимся в страну, которая кроме природного сырья на мировой рынок поставляет еще и интел-лектуальные полуфабрикаты - научные разработки. То есть мы построим кроме нефте- и газопровода еще и «интеллектопровод». Объекты интеллекту-альной собственности без информационного сопровождения (рыночные пер-спективы, реклама, маркетинг) и промышленного воплощения - всего лишь сырье, полуфабрикат, который трудно использовать по прямому назначению. Ведь инновации - это технологические новинки, которые нашли широкое распространение на рынке.Мировой финансовый кризис вынуждает многие страны мира пересмат-ривать среднесрочные и долгосрочные планы социально-экономического развития. Планы Правительства РФ в отношении перевода российской эко-номики на инновационные «рельсы» (речь идет о «Программе 2020» и до-полняющей ее «Программе антикризисных мер Правительства РФ на 2010 г.») не изменились (см. сайт Правительства РФ ). Предполагается два этапа: 1) консолидация конкурентных преимуществ (2009-2012 гг.) и 2) инновационный прорыв (2013-2020 гг.). Программы ди-намичны и амбициозны - планируется, например, «облагораживание» струк-туры экономики, создание «инновационных поясов» вокруг университетов и корпораций, введение новых финансовых инструментов (таких как «проект-ные» облигации), использование «длинных денег» в экономике, доля иннова-Т.В. Захарова 26ционных предприятий должна возрасти до 40-50 %, а удельный вес иннова-ционной продукции составит 25-35 % к 2020 г. Настораживает то, что про-граммы предполагают помимо массового создания частных инновационных предприятий одновременное тотальное устранение избыточного вмешатель-ства государства в их деятельность, в целом царит «техноэйфория», а потен-циальные риски и угрозы недостаточно отражены и осознаны.Безусловно, развитие новой экономики и прежде всего человеческого ка-питала должно стать реальной альтернативой сырьевой специализации мно-гих регионов страны. Но важнее понимать, что обновить экономику можно, только соблюдая общественные интересы. Экономическую мощь государства невозможно создать без столь же мощного духовного фундамента. Так, И.И. Шувалов [15. С. 4] отмечает: «Экономическая мощь еще должна быть конвертирована в качество среды и в долгосрочные жизненные стратегии людей». Заниматься инновациями, не апеллируя к гуманитаристике, беспер-спективно, это тупиковый путь.Кроме того, многие перспективные технологии уже запатентованы (в год в мире патентуется более миллиона изобретений): доступность дешевой энергии, быстрые методы обнаружения примесей, лекарства точечного воз-действия, автономное и недорогое жилье, искусственные ткани для имплан-тации, технологии снижения выбросов, миникомпьютеры и т.д. уже приду-маны или будут разработаны в самое ближайшее время [16]. Изобретать тех-нологии очень важно, но уметь возрождать собственное производство еще важнее. Сегодня очень ценится умение реализовывать идеи, для чего нужно создавать промышленные кластерные зоны.Также требуется мужество иногда останавливать некоторые проекты, уметь давать оценку последствиям распространения новых технологий. Ведь многие инновации имеют негативные побочные эффекты, т.е. неоднозначно воздействуют на экономику в целом, разоряют предприятия, ухудшают здо-ровье их потребителя - человека. Неконтролируемое, ничем не ограничивае-мое развитие ведет к неизбежным рыночным провалам технологии в пер-спективе.Какие же меры должны сопровождать инновационную деятельность, пусть даже в ущерб устранению всяческих препятствий на пути изобрета-тельства? Необходимо прежде всего:1))создать механизмы общественного и научного контроля за реализаци-ей инновационных проектов;2)давать «зеленую» улицу проектам, связанным с экологией, энергоэф-фективностью, ресурсосбережением (фильтры, очистные сооружения, безот-ходные технологии, реконструкция «грязных» и «дымных» производств), а не замораживать их из-за недостатка финансирования;3)ввести институт независимой экспертной оценки деятельности науч-ных организаций путем создания хорошо оснащенных лабораторий и центров для изучения последствий реализации инновационных проектов и т.д.Таким образом, для того чтобы появились позитивные инновации, следу-ет научиться прогнозировать насущные для социума приоритеты, видеть про-блемы, угадывать скрытые ожидания и потребности. Чтобы идеи превраща-Изучение побочных эффектов «постоянно новой экономики»27лись в «правильные» товары и услуги, нужно уметь давать им грамотную рыночную оценку. Роль экономических исследований, которые существуют именно для обеспечения благосостояния и безопасности общества, в этом контексте может быть весьма велика.

Ключевые слова

инновации, смена технологий, побочные эффекты, риски, innovation, change of technology, side effects, risks

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Захарова Татьяна ВикторовнаТомский государственный университеткандидат геолого-минералогических наук, доцент кафедры мировой экономики экономического факультетаZTV@t-sk.ru
Всего: 1

Ссылки

Осипов Г.В., Степашин С.В. Экономика и социология знания: Практ. пособие. М.: Наука, 2009. 220 с.
Кастельс М. Галактика Интернет. Размышления об Интернете, бизнесе и обществе. Екатеринбург: Фактория, 2004 [Электронный ресурс]. Режим доступа: <http://filosofihistorica>
Доклад об информационной экономике 2007/2008 год: Наука и техника на службе развития: новая парадигма ИКТ: Обзор ООН. Нью-Йорк; Женева. 37 с. [Электронный ресурс]. Режим дoступа к полной версии: www.unctad.org/ecommerce <http://www.unctad.org/ecommerce>.
Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну / Пер. с нем. М.: Прогресс-Традиция, 2000. 384 с.
Аллен К. Продвижение новых технологий на рынок / Пер. с англ. М.: БИНОМ, 2007. 455 с.
Норберг Ю. В защиту глобального капитализма / Пер. с англ. М.: Новое изд-во, 2007. 272 с.
Роговский Е.А. Информационные технологии и экономический рост: проблемы и противоречия // США: информационное общество (экономика и политика). М.: Международ. отношения, 2008. С. 230-290.
Касс Л.Р. Нестареющие тела, счастливые души: Биотехнологии в погоне за совершенством / Пер. с англ. // Вызов познанию: Стратегии развития науки в современном мире. М.: Наука, 2004. С. 282-308 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //ec-dejavu.ru/b-2 Biotechnologies-2 html
Коммерциализация технологий: теория и практика / Под общей ред. С.Я. Бабаскина и В.Г. Зинова. М.: Монолит, 2002. 240 с.
Василевский Э.К. Обрабатывающая промышленность США: 1950-2005 годы // МЭиМО. 2008. №8. С. 85-105.
Давыдов А. Структурные изменения в американской экономике // МЭиМО. 2009. №11. С. 35-47.
Соколова И.Ю. Проблемы измерения ВВП США // США. Канада. 2008. № 12. С. 19-33.
Бергстейн Ф., Гилл Б., Ларди Н., Митчелл Д. Китай. Что следует знать о новой сверхдержаве / Пер. с англ. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Институт компл-х стратег. иссл-й, 2007. 256 с.
Делягин М. Реванш России. М.: Яуза, 2008. 448 с.
Шувалов И.И. Основные факторы развития Сибири и Дальнего Востока - модернизация и улучшение качества жизни людей // Экономика и управление. 2009. № 1 (39). С. 3-6.
Россия и мир. Новая эпоха. 12 лет, которые могут все изменить / Отв. ред. С.А. Караганов. М.: АСТ Русь-Олимп, 2008. 444 с.
 ИЗУЧЕНИЕ ПОБОЧНЫХ ЭФФЕКТОВ «ПОСТОЯННО НОВОЙЭКОНОМИКИ» | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2010. № 1 (9).

ИЗУЧЕНИЕ ПОБОЧНЫХ ЭФФЕКТОВ «ПОСТОЯННО НОВОЙЭКОНОМИКИ» | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2010. № 1 (9).

Полнотекстовая версия