Институциональная среда российской экономики на примере программ инновационного развития компаний | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2011. № 2 (14).

Институциональная среда российской экономики на примере программ инновационного развития компаний

На этапе модернизации и технологического развития экономики России проблема относительно точного измерения, справедливого отделения ренты от затрат и нормальной (или экономически обоснованной) прибыли становится фундаментальным вопросом не только и не столько налоговой политики РФ, централизованного изъятия ренты в суверенные фонды, сколько ключевым вопросом переосмысления институциональной роли фирмы как субъекта генерации и воспроизводства факторов (ресурсов), формирования тенденций экономического роста. На формирование новой институциональной среды в российской экономике, прежде всего в контексте достижения целей модернизации и технологического развития, направлен новый инструмент с явными ограничительными и распределительными функциями - Программы инновационного развития компаний…», требующий активного внедрения и развития.

Institutional environment of Russian economy basing on the example ofcompanies innovative programs.pdf Этап модернизации и технологического развития экономики России по-требовал решения проблемы относительно точного измерения, справедливо-го отделения ренты от затрат и нормальной (или экономически обоснован-ной) прибыли, которая становится ключевым вопросом переосмысления ин-ституциональной роли фирмы как субъекта генерации и воспроизводствафакторов (ресурсов), формирования тенденций экономического роста.Новая институциональная экономическая теория наиболее полно и адек-ватно, на наш взгляд, раскрывает современные представления о роли госу-дарства в рыночной экономике и реализации определяющих целей общества.Убеждены, что прежде всего на основе институциональной эффективностикак степени реализации институциональной роли фирмы в экономике и об-ществе необходимо выстраивать стратегию и тактику процесса модернизацииэкономики, направленного на достижение качественно нового уровня акту-альных экономических показателей: снижение энергоэффективности, мате-риалоемкости, повышение производительности труда, капиталовооруженно-сти и т.д.Полностью поддерживаем точку зрения Д.С. Львова, высказанную ужеболее 10 лет назад, но только сегодня ставшую в России как никогда акту-альной (!), о том, что «институт предприятия не исследован до конца, отлича-ется существенной национальной спецификой и тесно связан с другими со-циально-экономическими институтами данной страны» [1. С. 300]. Согласноодному из центральных положений новой институциональной экономиче-ской теории в процессе общественного разделения труда производственнаяфункция управления во все большей мере дополняется функцией стратегиче-ского развития предприятия. С этой задачей связано проведение инвестици-онной и инновационной политики компании, а также осуществление ее мар-кетинговой деятельности. Мировой опыт убедительно показывает, что вызре-вание и организационное оформление предпринимательских функций напредприятии - это длительный и сложный процесс отбоpa и эволюции.Необходимо поступательно согласовывать между собой интересы макро-экономики и микроэкономики, интересы национальной экономики как целогои фирм как ее частей, между которыми, что особенно очевидно в современ-ной российской экономике, наблюдаются острые противоречия. Так как объ-ектом институционализации является не экономическая система в целом, аорганизационные формы хозяйственной деятельности и сами хозяйственныедействия, то экономическая концепция институционального процесса позво-ляет учитывать общесистемное значение хозяйственной деятельности намикроуровне,Считаем, что российский экономический опыт полностью подтвердилположение теоретиков институциональной экономики, критиковавших ис-пользование неоклассического представления о предприятии в качестве базо-вого в экономикс. «…На периферии поля зрения неоклассической теориипредприятия остается его воспроизводственная функция, т.е. процессы во-зобновления ресурсов» [1. С. 134].Происходит значительная деформация взаимосвязи феноменов ренты,рентабельности, прибыли и добавленной стоимости в российской экономике,и особо отмечается, что за долгосрочный период рыночных преобразованийтак и не заработали межотраслевые процессы выравнивания нормы прибыли,перелива капитала - между так называемыми рентообразующими (топливно-энергетический комплекс прежде всего), в том числе трансакционными от-раслями (коммерческие банки, операции с недвижимостью, страхование, тор-говля и др.), и всеми остальными (машиностроение, фармацевтическая про-мышленность, сельское хозяйство и т.д.).Известный представитель российских теоретиков-институционалистовА.А. Аузан правомерно считает, что «именно структура и динамика трансак-ционных издержек (вкупе с трансформационными издержками и технологи-ей) определяют формы организации хозяйственной деятельности, содержа-ние и характер реальных трансакций» и что «данное обстоятельство даетвозможность сформулировать гипотезу, в соответствии с которой не толькотехнология, но и институты являются источником экономического роста» [2.С. 50]. На основе данного тезиса можно сделать вывод о глубоко ошибочнойнедооценке потенциала формирования и развития в России новой, адекват-ной рыночному укладу хозяйствования экономической институциональнойсреды на основе регулирования трансформационных и трансакционных из-держек.Формирование полноценной институциональной среды в российскойэкономике является необходимым условием реализации политики модерни-зации и технологического развития. Полное отсутствие или явная слабостьроссийских институтов неминуемо приводят и к слабости явления «техноло-гии» (должной находить проявление в активной инновационно-инвести-ционной политике предприятия) как источника экономического роста. В ре-зультате формируется замкнутый круг: «отсутствие институтов - отсутствиетехнологий», экономический рост носит сугубо конъюнктурный (зависимыйот внешней среды) характер и не сопровождается систематическим снижени-ем общественно необходимых затрат в расчете на единицу полезного эффек-та. Взаимосвязь ресурсно-технологического и институционального аспектоввоспроизводства следует понимать именно как взаимное влияние, взаимныйотбор, с одной стороны, технологических условий воспроизводства благ иуслуг и, с другой - социальных условий воспроизводства способности к со-гласованному действию.Почему традиционные элементы стратегии развития производства (про-ведение НИОКР, развитие человеческого капитала, инновационное развитиеи др.) не находят адекватного отражения в экономике российского предпри-ятия? Почему при возрастании темпов роста продаж, прибыли вопросы ин-тенсификации производства отодвигаются на задний план? Во многом этопроисходит потому, что между контурами управления макроэкономикой имикроэкономикой отсутствует эффективная цепь взаимосвязи и взаимодей-ствия. Эти контуры функционируют в современной российской экономикепараллельно, практически не стыкуясь. Подчеркнем здесь и другой важней-ший теоретический тезис о том, что массовый характер институциональныхизменений может быть достигнут только за счет их распространения науровне отдельных экономических организаций - фирм, корпораций [2.С. 243].Конечно, разработка условий согласования макроэкономических и мик-роэкономических интересов представляет собой очень трудоемкую и слож-ную методологическую задачу. Но совершенно очевидным является тот факт,что макроэкономическая политика российского правительства, «замкнутаясама на себя», не принесла плодов и только усугубила целый ряд социально-экономических проблем. В результате уже не только в поле зрения профес-сиональных экономистов-исследователей, но зачастую и в центре общест-венного внимания оказываются проблемы функционирования российскойфирмы. В числе наиболее актуальных можно назвать проблемы обеспеченияобщественного контроля и прозрачности цен, затрат, прибыли и сверхприбы-ли, прежде всего добывающих компаний, организаций из так называемоготрансакционного сектора. Благодаря институциональным преобразованиям вотечественной экономике, согласно теоретическим положениям и хозяйст-венной практике развитых стран, в центре внимания должны оказаться клю-чевые для рыночной экономики проблемы формирования общественной по-лезности товара и постоянного снижения общественно необходимых затратна его производство.Очевидно, что проблемы формирования общественной полезности товараи постоянного снижения общественно необходимых затрат на его производ-ство в условиях переходного периода в экономике не могут быть решены безактивного государственного участия. Прирост прибыли может быть достиг-нут не только за счет снижения общественно необходимых затрат на единицуполезного эффекта. Если институциональные преграды на пути необоснован-ного повышения цен отсутствуют, хозяйствующие субъекты предпочитаютименно прирост прибыли от повышения цены на производимую продукциюприросту прибыли за счет снижения затрат. Институциональные преобразо-вания в российской экономике должны стать мощным катализатором повы-шения эффективности управления производством, отчетливо проявляющим-ся прежде всего в динамике общественно необходимых затрат в расчете наединицу полезного эффекта.В решении данной проблемы важнейшее значение имеют институты при-нуждения. «При их помощи преодолевалось молчаливое противодействиесубъектов рынка, которые вынуждены были приспособиться к макроэконо-мическим требованиям. Институты принуждения имеют экономическое, со-циальное, правовое, психологическое, политическое содержание. Они стоятна страже целостности системы управления народным хозяйством, государ-ства. Очевидно, что их появление всегда связано с противодействием со сто-роны тех элементов рыночных отношений, которые чувствуют определенныйдискомфорт от введения ограничений на уровне государственных решений.Не случайно до сих пор в нашей стране появление институтов принуждениячрезмерно затягивается. Достаточно сказать, что до сих пор в учебниках поуправлению такая функция практически не упоминается» [1. С. 267].Всего два-три года назад в российском обществе началось относительноактивное обсуждение феномена «принуждение к инновациям», причем сто-ронников его продвижения в российскую экономическую среду значительноменьше, чем противников, несмотря на критически низкие уровни расходовна НИОКР в инвестиционных бюджетах компаний. Вместе с тем можно на-блюдать некоторые позитивные сдвиги в экономическом мышлении руково-дителей российского бизнеса, в том числе в рентообразующих отраслях.Проиллюстрируем данный тезис цитатами из интервью одного из самыхизвестных в России топ-менеджеров с многолетним стажем, вице-президентанефтяной компании «Лукойл» Л. Федуна. Он, в частности, отметил, что «всекак-то упустили из виду, что в мировой нефтегазовой отрасли в последниегоды происходит научно-технический прорыв… При этом российский топ-ливно-энергетический комплекскомпании при поддержке государственных субсидий и специальных налого-вых преференций выполнять определенные лицензионные требования и про-двигаться, таким образом, в инновационном направлении. «Это как раз и естьне что иное, как создание рынка высоконаукоемких технологий для конкрет-ной страны», - заключает Л. Федун.Переведем последний тезис на язык новой институциональной экономи-ческой теории. Очевидно, что был приведен пример формирования именноблагоприятной институциональной среды с явным действием ограничитель-ной и распределительной функций, причем, что особенно ценно, не в разви-той стране, а в стране, которая согласно методологии ВЭФ находится на од-ной с Россией ступени экономического развития.Увы, критической массы носителей подобной идеологии, нацеленной наинновации и развитие, сегодня в частной и государственной сферах Россииеще явно недостаточно. Проявлением незрелости современных государст-венных подходов в части проектирования институционального устройствароссийской экономики стал проект Федерального закона «О государственнойподдержке инновационной деятельности в Российской Федерации». В первомже абзаце пояснительной записки к нему читаем следующее: «Государство науровне политических документов провозгласило инновационный путь разви-тия России, однако в настоящее время отсутствует необходимая для реализа-ции этих планов правовая база. Государство, будучи заинтересовано в разви-тии инновационной деятельности, не имеет возможности прямого регулиро-вания этих отношений, обязывая предпринимателей внедрять достижениянауки и техники в производство товарной продукции и модернизациюсредств производства, поскольку такое вмешательство противоречило быпринципам свободы предпринимательства» (выделено нами. - А.Л.).Важно правильно понимать назначение институтов принуждения. Онозаключается не столько в наказаниях и репрессивных мерах, сколько в пре-дотвращении ущерба от нарушения сбалансированности макроэкономиче-ских и микроэкономических интересов. Выполнение функции принуждениязаключается не только в усилении государственной системы управления, но ив проведении политики стабилизации и развития хозяйствующих субъектовэкономической системы в целом. Таким образом, усиливая функции государ-ства, институты принуждения создают платформу, на основе которой могутразвиваться цивилизованные рыночные отношения.Развитие рыночно-ориентированных процессов в национальном хозяйст-ве убедительно показало, что задача стимулирования развития производстваавтоматически не решается за счет повышения темпов роста прибыли, рента-бельности. Увеличение прибыли должно сопровождаться повышением коли-чественных и качественных характеристик эффективности производства.Это - снижение удельной материалоемкости, себестоимости, повышение ка-чества продукции, производительности труда, фондоотдачи, энергоэффек-тивности и экологичности продукции, услуг на фоне относительно высокойкапиталовооруженности, что должно адекватно отражаться в интегральномпоказателе снижения общественно необходимых затрат на единицу полезно-го эффекта. Увы, регулирование общественно необходимых затрат так и невключено в повестку дня экономической политики РФ. А повышение темповроста выручки от продаж, прибыли наблюдается в современной российскойэкономике в условиях отсутствия конкурентного рынка и на фоне высокойинфляции, даже при критически низких значениях технико-экономическогоуровня производства, производительности труда и качества продукции. Кпримеру, тезисом, подтверждающим явную деформацию показателя «транс-формационные издержки» в современной российской экономике, являетсяпризнание вице-президента НК «Лукойл» Л. Федуна о том, что «при стоимо-сти барреля нефти в сто долларов себестоимость является арифметическойпогрешностью» [3. С. 40].Справедливости ради, необходимо заметить, что отличительной чертойпионерных работ Д. Норта, Р. Томаса и других представителей новой инсти-туциональной экономической теории также было убеждение в том, что вследза изменениями внешних условий как бы автоматически следуют институ-циональные изменения с формированием новых эффективных институтов,без активных действий государства и других организованных социальныхгрупп [2. С. 223]. Однако упомянутые выше идеи увидели свет еще в 70-е гг.прошлого века и с тех пор данная точка зрения была неоднократно подверг-нута суровой и справедливой критике, не подтвердилась она и многочислен-ными примерами из реальной действительности, в том числе российской.Относительно низкие оценки РФ в различных инвестиционных, кредит-ных и т.п. рейтингах с одновременно высокими оценками самого разного ро-да рисков, проявляющихся в нашей стране, прежде всего увязываются с не-стабильностью и отсутствием неприкосновенности права собственности встране («дело Ходорковского» и др.) и, как следствие, высоким уровнемтрансакционных издержек в подобных условиях высокой неопределенности.Почему-то правительство РФ ищет способы решения проблемы снижениярисков и соответственно трансакционных издержек исключительно в сферефинансовой экономики, а также в первую очередь защищая интересы ино-странных инвесторов. В частности, сегодня активно обсуждается идея созда-ния специального государственного фонда как гаранта для привлечения ино-странных инвестиций в объеме 10 млрд долл. с привлечением Goldman Sachs.Иностранные эксперты поддерживают эту инициативу президента РФ, заме-чая, что объем фонда явно недостаточен.При этом абсолютно замалчивается другая сторона этого вопроса - о том,какие экономические правила и в каком объеме соблюдают новые российскиесобственники. Известное выражение Д. Норта гласит: «Институты имеютзначение». А приобретают и реализуют институты свое экономическое зна-чение посредством механизма реализации ограничений (принуждения) и ко-ординационного эффекта, суть которого, в свою очередь, заключается в обес-печении экономии для агентов на издержках изучения и прогнозированияповедения других экономических агентов. Таким образом и происходитснижение уровня неопределенности, в которой действуют экономическиеагенты. Кроме того, координационный эффект институтов возникает тольков том случае, когда институты согласованы между собой по предписываемымнаправлениям действия экономических агентов.К безусловным прорывам институциональной по своей сути природыможно отнести некоторые последние наработки в сфере государственногорегулирования инновационной активности государственных компаний в РФ.Мы считаем, что именно на формирование новой институциональной среды вроссийской экономике, прежде всего в контексте достижения целей модерни-зации и технологического развития, направлен новый инструмент с явнымиограничительными и распределительными функциями - «Программы инно-вационного развития компаний акционерных обществ с государственнымучастием, государственных корпораций и федеральных государственныхунитарных предприятий», методические материалы для разработки которыхбыли подготовлены по поручению Президента РФ в феврале 2011 г. и разме-щены на официальном сайте Министерства экономического развития РФ.К безусловным сравнительным (по отношению практически ко всем дру-гим «новым» элементам рыночной институциональной среды в российскойэкономике) преимуществам программ инновационного развития компанийможно отнести следующие:- ярко выраженную нацеленность программы развития экономическойсреды на микроуровень с активным использованием рыночного подхода«бенчмаркинг» (сравнение с лучшими показателями фирм-лидеров), видимо,впервые в российской практике рыночной экономики;- проектирование программы с учетом классических эффектов, присущихдействию института: координационного (совместно с вузами, малыми исредними предприятиями, технологическими платформами и др.) и ограни-чительного (фактически задающего ограничительные рамки использованияресурсов при помощи ключевых показателей эффективности KPI);- институционализацию долгосрочного горизонта планирования (от 5 до10 лет) и др.Безусловно, подготовка серьезного и действительно прорывного норма-тивного документа за несколько дней (в лучших отечественных традициях)сказалась на качестве документа. Целый ряд его положений требует болееглубокой проработки, например, в части бенчмаркинга по отношению к луч-шим зарубежным компаниям конкретные значения показателей представле-ны крайне скудно. Но в целом идеология данного документа представляетсякомплексной, продуманной и учитывающей самые современные проблемыпутей дальнейшего экономического развития страны.К примеру, Программу инновационного развития государственной кор-порации «Ростехнологии» на период до 2020 г. утвердил наблюдательныйсовет корпорации. Предварительно Программа инновационного развитиякорпорации была рассмотрена и получила положительные заключения Ми-нэкономразвития России, Минпромторга России и Минобрнауки России, атакже одобрена рабочей группой по развитию частно-государственного парт-нерства в инновационной сфере Правительственной комиссии по высокимтехнологиям и инновациям.В качестве основных целей Программы определены активизация разрабо-ток новых технологий, продуктов и услуг, организация на основе этого про-изводства конкурентоспособной высокотехнологической продукции, про-движение ее на внутренний и внешний рынки.Для достижения этих целей предполагается решение следующих важныхзадач:- значительное повышение эффективности использования НИОКР, уско-рение создания продуктов с новыми потребительскими свойствами;- проведение масштабной технологической модернизации организацийкорпорации;- создание современной инновационной инфраструктуры, расширениекооперации организаций корпорации с ведущими вузами и научными орга-низациями;- формирование корпоративной системы по коммерциализации научныхразработок организаций корпорации, вузов, НИИ и других в рамках малого исреднего инновационного бизнеса;- повышение энергоэффективности и экологичности производственныхпроцессов;- повышение квалификации работников в сфере инновационного ме-неджмента и др.В рамках Программы намечено реализовать около 1000 инновационныхпроектов, в том числе почти 500 проектов НИОКР и более 300 проектов потехническому перевооружению. Планируется также создание инновационно-го фонда для инвестирования в высокотехнологические проекты ранних ста-дий. Предусмотренное Программой повышение инновационной активностиобеспечит завоевание корпорацией лидирующих позиций по ряду технологи-ческих направлений, приведет к существенному увеличению объемов реали-зации высокотехнологичной продукции. Ожидается, что в результате выпол-нения мероприятий Программы доля инновационной продукции в общемобъеме продаж продукции, работ и услуг корпорации вырастет до 30% к2020 г.Очевидна целесообразность более широкого распространения инструмен-та программы инновационного развития не только на государственные, но ина частные компании. Если же предусмотреть включение в программы ком-паний ключевых показателей эффективности как в части НИОКР, так и вы-бытия и обновления основного капитала, развития человеческого капитала,то такой нормативно-методический документ будет представлять собой сба-лансированную и отвечающую лучшим зарубежным практикам программумодернизации и технологического развития фирмы.

Ключевые слова

рента, рентная политика, институт, институциональная среда, фирма, ограничения, принуждение, программы инновационного развития, rent, rent policy, institute, institutional environment, firm, restrictions, constraint, programs of innovative development

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ложникова Анна ВладимировнаТомский государственный университеткандидат экономических наук, доцент, заместитель директора Высшей школы бизнесаtfg@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Институциональная экономика: Учеб. пособие / Под рук. акад. Д.С. Львова. М.: ИНФРА-М, 2001. 318 с. (Серия «Высшее образование»).
Аузан А.А. Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория. М.: ИНФРА-М, 2005. 415 с.
Виньков А., Рубанов И., Сиваков Д. Заметить корову в коровнике // Эксперт. 2011. №12. С. 36-44.
 Институциональная среда российской экономики на примере программ инновационного развития компаний | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2011. № 2 (14).

Институциональная среда российской экономики на примере программ инновационного развития компаний | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2011. № 2 (14).

Полнотекстовая версия