О возможностях становления инновационно-ориентированной модели российского предпринимательства | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2011. № 3 (15).

О возможностях становления инновационно-ориентированной модели российского предпринимательства

Обосновывается совокупность условий развития отечественного предпринимательства, определивших его преимущественно рентоориентированную модель поведения при сформировавшемся отвергающем инновации хозяйственном порядке. Исследуются возможности воспроизводства условий для становления инновационно-ориентированной модели предпринимательского поведения на основе ряда первоочередных институциональных преобразований, затрагивающих интересы бизнеса и других заинтересованных в ускоренном развитии экономики России субъектов.

About possibilities of formation of innovatively focused model of the Russian business.pdf Сложившаяся в условиях национального хозяйства модель предпринима-тельства предопределяет характер развития экономики. Именно это обстоя-тельство подталкивает большинство исследователей к оценке роли и пер-спектив отечественного предпринимательства в устойчивом развитии России.Как правило, воздействие предпринимательской функции на российскуюэкономику связывается со спецификой становления и развития предпринима-тельства как фактора производства, с недостатками и просчетами макроэко-номического регулирования, неэффективным институциональным фоном.Поэтому в теоретическом плане идет поиск оптимальной предприниматель-ской модели на базе выявления основных типов моделей предприниматель-ства в мировой практике.Отметим, что экономическая трактовка содержания категории предпри-нимательства до сих пор остается в некоторых аспектах дискуссионной. Ис-следование содержания предпринимательства представлено целым рядомтеоретических направлений, различающихся по подходам к определениюэкономической природы этого явления. Вместе с тем «у всех теорий пред-принимателя при множестве конкретных различий одна основа. Это динами-ческий взгляд на хозяйственные процессы...» [1. С. 199]. Согласно ему эво-люционные изменения составляют суть и результат деятельности особой ка-тегории производителей товаров и услуг - предпринимателей, которые про-ектируют и внедряют новые технологии и продукты, создают новые и моди-фицируют старые фирмы. Остальные субъекты эксплуатируют традиционныетехнологии, тиражируют старые виды продуктов, используют сложившиесяорганизационные структуры, ориентируются на неизменность институтов.Смыслом конкуренции становится конфликт между предпринимателями иконсерваторами, становление и разрешение противоречий развития как усло-вие смены технологических укладов, поколений продуктов, способов эконо-мической организации и институциональных изменений.Предпринимательство инновационно активно по своей природе, еслииметь в виду сам принцип его функционирования - обеспечение и поддержа-ние конкурентных преимуществ предприятия и отрасли, имеющих организа-ционную, ресурсную, продуктовую, ценовую, финансовую, культурную, эко-логическую, налоговую и иные составляющие. Между ними могут склады-ваться противоречия, исключающие одновременную максимизацию различ-ных параметров (факторов) конкурентного поведения, а потому модель пред-принимательской активности, как сложившаяся, так и приходящая на сменуустаревшей при изменении внешней среды функционирования бизнеса, вы-ступает конкретной формой оптимизации условий развития. Конкуренцияпродолжает при этом оставаться «процедурой открытия» новых товаров, по-требительских рынков, технологических и организационно-управленческихрешений, источников инвестирования, контрагентов и посредников. Посто-янное стремление к новым решениям и их воплощению превращается в са-мый смысл существования субъектов, именуемых предпринимателями.Прогресс происходит именно тогда, когда предприниматели вторгаются вэкономическое пространство, когда своими инновациями различного родаобновляют систему общественных потребностей и нарушают соотношениеспроса и предложения, изменяя при этом структуру цен на ресурсы и продук-ты. Отсюда различие целевых функций предпринимателей и всех остальныхсубъектов. Именно предприниматели ориентированы на максимум экономи-ческой прибыли. Вместе с тем с освоением инноваций прибыль исчезает наконкурентном рынке, поэтому предприниматели внедряют инновации,встраивая деятельность своих компаний в условиях риска и неопределенно-сти в другие более сложные конкурентные структуры. Иные, консервативнонастроенные субъекты, для сохранения своего жизненного пространства ак-туализируют критерии выживания, например, сохранения достигнутогоуровня рентабельности за счет экономии издержек производства, оптимиза-ции налогообложения, посредством других методов. По общему мнению,соотношение субъектов - предпринимателей, максимизирующих прибыль, ивсех остальных производителей в экономике всех стран составляет 1:10, ноименно эти десять процентов определяют тенденции и перспективы хозяйст-венного развития.Экономическая теория предпринимательства (Ж.-Б. Сэй, А. Маршалл,М. Вебер, Й. Шумпетер, И. Кирцнер и др.) определяет сущность предпринима-тельства как особую экономическую функцию, персонализированную в дея-тельности ее субъектов - предпринимателей. Содержание этой функции слож-но и многообразно. По мнению Й. Шумпетера, экономический смысл этойфункции составляет «созидание новых комбинаций используемых в производ-стве вещей и сил» [2. С. 159]. Принято выделять следующие наиболее важныепризнаки проявления этой функции в производственном процессе:- рационализацию способов комбинирования факторов производства;- способность к нововведениям;- склонность к накоплению капитала;- разделение предпринимательской деятельности на производственную(«поиск прибыли») и непроизводственную («поиск ренты») и др.Данный подход характерен и для российской научной литературы. В ра-ботах В.С. Автономова, А.А. Дынкина, В.В. Радаева и других предпринима-тельская функция - это специфический, институционально обусловленныйфактор эффективного использования экономических ресурсов. В основе егореализации - превращение хозяйственного процесса в малых и крупных ор-ганизационных формах в инновационный по своему характеру процесс нако-пления капитала, качество которого соответствует технологическим и струк-турным изменениям производства.Несмотря на общепринятую точку зрения, согласно которой средний ималый бизнес имеет неоспоримое преимущество перед крупным с позицииинтенсивности инновационного процесса, для своего анализа мы воспользу-емся показателями развития именно крупного бизнеса. На это есть вескиеоснования.Й. Шумпетер, в частности, еще в 1942 г. выдвинул гипотезу, согласно ко-торой крупные фирмы на концентрированных рынках являются локомотива-ми технологического прогресса. Потому что только крупные компании сбольшими оборотами могут нести издержки инноваций, они демонстрируютбольший запас прочности и более высокую устойчивость к рискам, имеютпреимущества по ресурсам и накопленным знаниям. Влияние размера фирмыпроявляется в способности довести новые изобретения до рынка.И конечно, характер этой связи сегодня более сложен, чем предполагаетгипотеза Шумпетера. Также важны специфические свойства отрасли, состоя-ние спроса, уровень горизонтальной дифференциации продукта и другиефакторы, влияющие на предпринимательские инновации и уровень иннова-ционного поведения фирмы. Как бы то ни было, современная теория и прак-тика подтверждают, что действительная реализация инновационной компо-ненты предпринимательской деятельности больше характерна для крупныхпредприятий. Об этомсверхкрупных предприятий находятся в государственной и смешанной част-но-государственной собственности) [7. С. 20].То, что высокая конкуренция на товарных рынках стимулирует иннова-ционную активность, общеизвестный факт. Однако реальность сложнее. Се-годня исследователи считают, что рыночная структура не только влияет, но инаходится под влиянием инноваций. Определяющее воздействие на иннова-ционную активность оказывает величина разрыва между лидером и дого-няющими компаниями. Технологическое отставание на рынках с высокойконкуренцией дестимулирует инновационную активность [8. С. 59].Работа российских компаний, представляющих предпринимательскиймалый, средний, а также крупный отечественный бизнес, длительное времяосуществлялась и осуществляется на слабоконкурентном внутреннем рынке.Для условий внешнего конкурентного рынка у них недостаточно внутреннихресурсов, для отечественного - эффективных стимулов, в том числе к инно-вационному поведению. Отсюда одно немаловажное обстоятельство, а имен-но: открытость внешнему рынку оказывается по силам далеко не каждому,даже крупному предприятию.Очень характерно высказывание одного топ-менеджера: «Западные ком-пании много инвестировали в 1980-е и теперь, чтобы с ними конкурировать,нужно разработать те же технологии, пройти все сертификации, получитьсвою долю заказов и делать дешевле, чем они… Соответственно, стимулов кинновациям … мало - внедрение новых инновационных продуктов в нишах свысокой конкуренцией трудно для нас». Самостоятельные разработки осуще-ствляются лишь в том случае, если имеюся научный задел, кадры и хорошиеперспективы развития рынка.Однако, как отмечают исследователи, не менее «половины топ-менеджеров обладают завышенным мнением по поводу «конкурентоспособ-ности» своей продукции. Данную тенденцию ярко демонстрирует нефтянаяпромышленность - несмотря на высокие доходы до кризиса, отечественныекомпании по-прежнему производятсоциального и управленческого назначения, усилив конкурентные позициикомпании. На 22-м заседании Комиссии по модернизации и технологическо-му развитию экономики, состоявшемся 30 марта 2011 г. в Магнитогорске,основным обсуждаемым вопросом был вопрос инвестирования и инвестици-онного климата, как отражающий наиболее острые проблемы современнойРоссии. Фактически было обращено внимание на повышение эффективностиинвестирования, немыслимого без повышения качества человеческого по-тенциала, усиления взаимодействия обновленного государства, бизнеса, об-разования и науки в инновационном воспроизводственном процессе.Требования бизнеса к профессиональной подготовке выпускников и об-разовательному потенциалу нации в целом находят проявление в конкретныхпараметрах спроса на рынке труда, которые не соответствуют параметрампредложения на рынке образовательных услуг, ориентированным преждевсего на запросы потенциальных абитуриентов. И если размеры финансовыхвложений в исследования и разработки государства в России, измеренные вдолях ВВП, признаны сопоставимыми с затратами государств в ИРС, то долябизнеса остается низкой. В частности, в 2006-2008 гг. в Японии, США, Гер-мании, Франции, Великобритании и Китае доля затрат бизнеса на исследова-ния и разработки в процентах к ВВП превосходила затраты государства исоставила в общих совокупных затратах 76% в Японии, 66% в США и Гер-мании, 52% во Франции, 44% в Великобритании и 73% в Китае, 40% в Брази-лии, 25% в Индии и лишь 15% в Российской Федерации [10. Рассчитано наоснове данных таблицы, помещенной на с. 32].Обеспечение согласования спроса и предложения на рынках труда и об-разовательных услуг означало бы снятие существующего в этой сфере про-тиворечия, которое возможно на основе институциональной перестройкисистемы взаимодействия сферы бизнеса, вузовской науки и образования, атакже государства. К периоду конца XX - начала XXI в. страна подошла всостоянии слабой коммерческой востребованности наукив вузах, и получения новых знаний в тех областях, которые устаревают преж-де, чем завершается сам процесс обучения.При отсутствии инновационной среды роль управляемого предприятия-имитатора открывает для бизнеса допуск к инновационным продуктам, при-обретающим качества ресурсов, способных повысить конкурентные позициипринимающих предприятий. Однако перестройки и сохранения на более вы-соком уровне системы связей по воспроизводству нововведений не происхо-дит, поскольку отсутствует комплекс институциональных преобразований,закрепляющих мотивацию к творческому процессу инновационной направ-ленности. Практика подтверждает, что значительная (на 20-25%) экономиясредств компаний-имитаторов по сравнению с компаниями-инноваторамипри «имитации и бесплатном использовании технологий уменьшает желаниекомпаний инвестировать» [11. С. 128].Лишь активная мотивация позволяет предпринимателю принимать рользаказчика не только принципиально новых продуктов, но также новых техно-логий и предъявлять спрос на молодых и опытных специалистов, обладаю-щих качественно новыми знаниями и компетенциями. При наличии мотивовк повышению конкурентных позиций бизнес готов участвовать в подготовкекадров, предоставлять площадки для получения практических навыков рабо-ты на самом совершенном оборудовании, выстраивать требуемые программыобучения совместно с вузами, готовящими необходимых специалистов высо-чайшего научно-технического профиля.Наблюдения подтверждают, и это в-третьих, еще один немаловажныйвывод, что инновационно-ориентированные предприятия являются одновре-менно и активно инвестирующими субъектами. У активных инвесторов, экс-портеров и «предприятий, обладающих внутренней инфраструктурой дляинновационной деятельности», значительна вероятность… «оказаться в бо-лее инновационной группе», отмечает К. Гончар. В то время как ни уровеньконкуренции основного продукта, ни возраст компании влияния не оказыва-ют… Напротив, среди тех, кто никогда не занимался НИОКР, не внедрял но-вые продукты и технологии, отмечается самая высокая доля компаний, неимевших никаких инвестиций (44% по сравнению с 14% в группе глобальныхинноваторов и 13% в группе предприятий, ориентирующих инновации на рос-сийский рынок…). Именно активно инвестирующие предприятия оказывают-ся в состоянии использовать зарубежный опыт ввиду наличия квалифициро-ванных кадров и необходимых производственных мощностей. Заимствова-нию ими зарубежных технологий благоприятствует наличие базы в виде«собственных заделов, формирования концепции новых продуктов, иначе за-имствования бесполезны» [12. С. 130-132].Низкая инновационная активность сложилась к настоящему времени напредприятиях сырьевого комплекса, где высокий уровень рентабельностиотрасли сопровождается крайне низким уровнем инвестиционной деятельно-сти предпринимательства. Отсутствие не обеспечиваемых государством ин-ституциональных преобразований сопровождается здесь низким уровнем мо-тивации и высокими рисками инновационной деятельности, низким общимуровнем инвестирования в обновление производственных мощностей.Коэффициенты извлечения нефти и сжигаемого в факелах газа являютсяважнейшими показателями деятельности компаний. В процентах от общихобъемов добычи их значения также существенно понизились, хотя в конце1980-х гг. в России их уровень соответствовал уровню США.Не вызывают оптимизма также характеристики степени износа основныхфондов. По состоянию на 2009 г. в целом по разделу «Добыча полезных ис-копаемых» износ составил 36,5%; в том числе зданий 37,8, сооружений 28,4,машин и оборудования 60,7, транспортных средств 76,1%. Если рентабель-ность в отраслях добычи полезных ископаемых, исчисленная по проданнымтоварам (работам, услугам), колеблется на уровне 30%, а по активам - науровне 12-13%, то в отраслях, создающих нововведения (машиностроение,производство электрооборудования, электронного и оптического оборудова-ния), - на уровне соответственно 8-9 и 6%. Коэффициент обновления по тойже группе крупных и средних организаций за период 2005-2009 гг. колебалсяв пределах от 8,4 до 23,7%. Одновременно настораживают показатели инно-вационной активности, демонстрирующие обратную зависимость: наимень-шую (5-7% от всех организаций) в наиболее прибыльных отраслях сырьевогокомплекса, наивысшую - в низкорентабельных производствах машинострои-тельного комплекса, где доля инновационно активных предприятий состав-ляет 15-26% [10. С. 33].Корпоративные инновации в лучшем случае связываются с технологиче-ской модернизацией, обновлением производств, а вовсе не с НИОКР и инно-вационным потенциалом. Среди всех инновационных мероприятий, осущест-вляемых крупными компаниями, лидирует приобретение машин и оборудо-вания с инновационными целями (63,5% предприятий), далее следует НИ-ОКР и приобретение программных средств (27,2% предприятий) [14]. Основ-ные средства направляются на ликвидацию ограничений роста уже сущест-вующей технологической базы для увеличения масштабов бизнеса, чтопредставляет собой довольно узкое восприятие инновационной активности.По данным опроса, проведенного специалистами агентства «Эксперт-РА» среди крупнейших российских компаний, среднее соотношение затратна НИОКР к доходам компаний составило 0,5%. Это по меньшей мере в трираза ниже, чем в западных фирмах. Основные мотивации связаны со стрем-лением расширить рыночную долю, оптимизировать производственные про-цессы с целью повышения гибкости производства и сокращения материаль-ных и энергозатрат. Также следует отметить мотивации, связанные со сниже-нием загрязнения окружающей среды и следования международным техни-ческим стандартам. При этом обновление и технологическая модернизация взначительной мере осуществляются за счет импорта оборудования и техники.В силу отсутствия эффективных институциональных сдвигов бизнес в РФне только слабо мотивирован, но и считает для себя проявление инновацион-ной активности занятием высокорисковым, сопряженным с дефицитомбольшинства видов ресурсов. Им чрезвычайно высоко оцениваются рискинеопределенности внешней среды, уровня налогообложения и уровня про-центной ставки.Согласно официальным статистическим данным за период 2006-2008 гг.,опрос руководителей по таким видам экономической деятельности, как до-быча полезных ископаемых, обрабатывающие производства и производство ираспределение электроэнергии, газа и воды, дал соответствующую оценкуфакторов, влияющих на деловую активность организаций (без малых пред-приятий) [15. С. 383]. Их смысл сводится к тому, что отмеченные степенизначимости групп факторов для каждого из периодов имеют как тесную кор-реляцию, так и визуальные различия по видам экономической деятельности.Так, по состоянию на конец 2008 г. по сектору «добыча полезных иско-паемых» самым серьезным фактором, отмеченным 45% от числа опрошен-ных, была названа неопределенность экономической ситуации, которую со-провождали недостаточный спрос на продукцию на внутреннем рынке (28%отметивших против 8% по фактору значимости недостаточного спроса навнешнем рынке).Серьезно беспокоит недостаток финансовых ресурсов (41% ответивших),высокий уровень налогообложения (37%), а также низкое качество основныхресурсов: недостаток квалифицированных рабочих (22%), изношенность иотсутствие оборудования (32%).По сектору «обрабатывающие производства» наиболее значимы те жегруппы факторов:- недостаточность спроса на продукцию организации (на внутреннемрынке 52%, на внешнем - 21%);- неопределенность экономической ситуации (50%), наряду с серьезно-стью конкуренции импорта (23%);- недостаток финансовых средств (47%), высокий уровень налогообло-жения (39%), высокий процент по коммерческому кредиту (32%);- недостаток квалифицированных рабочих (31%), изношенность и недос-таток оборудования (27%).Наконец, по сектору «производство и распределение электроэнергии,газа и воды»:- недостаточность спроса на продукцию организации на внутреннемрынке (21%);- неопределенность экономической ситуации (32%);- недостаток финансовых средств (64%);- высокий уровень налогообложения (33%), высокий процент по коммер-ческому кредиту (16%);- недостаток квалифицированных рабочих (21%), изношенность и недос-таток оборудования (53%).В докладе Standard and Poors [16] подтверждается, что в сложившихся ус-ловиях от российского бизнесаретение новых технологий в виде права на патенты и патентные лицензии неочень популярно (всего 8,7% обследованных предприятий) [14].Понятна поэтому позиция С. Богачева, руководителя департамента по не-дропользованию и развитию нефтегазодобывающего комплекса Томской об-ласти, одного из наиболее инновационно привлекательных и перспективныхрегионов Сибирского федерального округа. «Если взглянуть на региональ-ную динамику добычи и прироста запасов черного золота в первое десятиле-тие века, - отмечает он, - становится ясно, что причина не только и не столь-ко в кризисе. В течение 2004-2006 гг. нефтяники черпали из томских недр в2-3,5 раза больше, чем разведывали. И если бы не прорывной 2007-й (когдабыло добыто менее 10 млн. тонн, а приращено 37,7 млн.), сегодняшняя си-туация в томской нефтянке была бы куда хуже» [17. С. 26].Если к этому прибавить факты резкого сокращения объемов сейсмораз-ведочных работ - основы для последующего поисково-оценочного бурения,отсутствие «открытий месторождений углеводородного сырья… уже второйгод подряд, …это не может не тревожить». Прирост запасов нефти в 2010 г.(10,36 млн тонн) оказался меньше объема годовой добычи (10,53 млн). Пока-затель утилизации попутного нефтяного газа (ПНГ) снизился на 21% посравнению с 2009 г. Одна из причин сложившейся ситуации видится в том,что, нарастив добычу нефти, многие компании не создали инфраструктуру,необходимую для утилизации ПНГ, что привело к снижению этого показате-ля [17. С. 26].Но если крупные корпорации не предъявляют спрос на инновации, то бес-смысленно надеяться на развитие малого инновационного предпринимательст-ва, так как отсутствует спрос на его продукцию (услуги). Может быть, дело нев нехватке финансовых ресурсов, даже «длинных»? Один американский менед-жер высказал мысль, что если проблемы порождены системой, то даже миллиарддолларов не изменит ситуацию, а лишь увеличит число проблем [10. С. 32-33].Таким образом, частный бизнес в России не является основным субъектоммодернизации; он не первый год находится в стадии ожидания надежных га-рантий частной собственности, с которыми связывает снижение рисков пред-принимательской инициативы, возможность «удлинения горизонтов экономи-ческой деятельности».Итак, специфика, временные рамки и институциональные особенностипредпринимательства в России вызвали ряд отличительных особенностейфункционирования, относящихся к разряду нетрадиционных для целого рядагосударств с трансформационной экономикой.Бизнес пребывает в уверенности, что любая инновация стоит денег, вре-мени и управленческих усилий на ее разработку и внедрение. А самое глав-ное - собственная инновация чревата значительными рисками, ведь новаяпродукция может быть не принята рынком. «Цена ошибочного решенияочень высока, поэтому большинство компаний выбирает стратегию, исклю-чающую риски оригинальных, не проверенных рынком разработок. Крупныепредприятия сделали выбор в пользу консервативного безрискового подходак инновациям и удерживают относительно низкие расходы на самостоятель-ные разработки (в среднем 10 млн долю на одну инновационно-активнуюкомпанию), отдавая предпочтение трансферу знаний извне» [8. С. 53].К тому же на смену поколению предпринимателей 1990-х гг., когда дляего представителей был характерен технократический менталитет, а большаячасть вышла из академической среды, приходит другая когорта субъектов-финансистов, менеджеров по образованию и стилю управления, которые про-явили способность к оптимизации экономического состояния производства.Однако отсутствие технического образования (и в этом смысле технократи-ческого менталитета) обернулось для них непринятием самого понятия «ин-новация», новых технологий.Приоритет краткосрочных интересов, ориентация на прибыль и капита-лизацию оказали сдерживающее воздействие на разработку и внедрение тех-нологических новинок. Неопределенность спроса и высокая капиталоемкостьпроектов в реальном секторе, несравненно более высокая доходность «фи-нансовых инноваций» привели к перемещению корпоративного капитала всделки по слияниям и поглощениям, портфельным инвестициям и перепро-дажам. Продолжает действовать приоритет целей корпоративного строитель-ства и достижения финансовой эффективности, для которых технологии ред-ко считаются ключевым фактором.Проведенный в начале 2009 г. Институтом экономики переходного пе-риода опрос предпринимателей подтвердил, что инновационный путь ростаконкурентоспособности для создания и выпуска новой продукции становитсявсе менее популярным для отечественного бизнеса. В 2008 г. инновациями вцелях повышения конкурентоспособности занимались 51% предприятий про-тив 61 % в 2006 г. [13. С. 229]. Опрос, правда, не учитывал реалий глобально-го кредитного кризиса, приведшего к повышению стоимости заимствованийдля компаний, что еще больше усложнило жизнь предприятий, внедряющихновые технологии и продукцию. И это при том, что в период после кризисаавгуста 1998 г. по 2007 г. включительно среднегодовой прирост ВВП состав-лял 6,9%, вследствие чего был накоплен значительный потенциал финансо-вых ресурсов для активизации инновационных процессов.В кризисные годы, однако, ситуация изменилась. И даже сейчас, в 2011 г.,когда мировая экономика в целом преодолела дно кризиса и получила воз-можность для роста, крупнейшие корпорации (к примеру, американские) неторопятся инвестировать в развитие производства, наращивание выпуска то-варов и услуг по причине недостаточности мирового потребительского спро-са. В это время заметным становится проявление тенденции к слияниям ипоглощениям для нивелировки конкурентных сил с участием банковскогокапитала.Бизнес при отсутствии нормальной институциональной среды избирает:а) менее затратную и менее рискованную модель поведения; б) краткосроч-ные, дающие быстрый результат, инвестиционные стратегии; в) пытается«вырвать у государства» и других собственников, а не самостоятельно соз-дать и приумножить свое состояние. («В период становления капитализмаформирование состояний, - обобщает свои наблюдения О.Чиркунов, - про-исходило не за счет развития и приумножения своей собственности, а путемее дележа». Не случайно поэтому бизнес столкнулся с тем, что основным«…инструментом позиционирования в России являются не собственность итруд, а нечто другое - власть. Здесь берут начало основные проблемы стра-ны: отсутствие предпринимательской инициативы, неверие в возможностьчестно заработать крупное состояние, неодобрительное отношение к пред-принимателям как общественному сословию» [18. С. 24]. Помимо характераформирования собственности и образования компаний в России, стиль и спо-соб существования на рынке предопределяет сложившаяся рентоориентиро-ванная модель предпринимательства.Бизнес недостаточно инвестирует в инновации при растущей необходи-мости снижения издержек и присвоения прибыли. Подобная ситуация скла-дывается при наличии отторгающего инновации хозяйственного порядка,инициирующего инвестиции «…в укрепление экономической власти и со-крытие механизмов извлечения доходов». Это далеко не то же самое, чтоссылки на имеющийся дефицит финансовых ресурсов для обеспечения соци-ально-экономических преобразований. «Выгоды от частной экономическойвласти для рентного пути максимизации дохода суть издержки для пути инно-вационного. Поэтому проблема изменения отношения предприятий к инноваци-ям - это, прежде всего, проблема изменения существующего хозяйственногопорядка и его институтов» [19. С. 51].Эффективная модель российского предпринимательства может быть вы-строена в процессе перехода от экстенсивного и интенсивного типов эконо-мического роста к инновационному, когда новаторская компонента предпри-нимательской деятельности приобретает новый смысл и значение. Анализосновных проявлений предпринимательской функции, мотивов экономиче-ской активности и целевой функции предпринимательства позволяет охарак-теризовать эту модель и использовать ее для определения роли предпринима-тельства в реализации модернизации и развитии экономики России. Прове-дение такого рода анализа, на наш взгляд, предполагает выделение преиму-ществ и ограничений рассматриваемой модели.Особенности любой, и российской в частности, модели предпринима-тельства заданы системой координат институционального, экономического исоциальноных при минимизации внешних эффектов и налаживании механизма быстро-го реагирования заложить основы большей степени свободы предпринима-тельских инициатив. Речь идет о снятии с отдельных формальных институтоврегулирующего воздействия функций, не требующих для своей реализациинепосредственного участия в деятельности подконтрольных объектов, чтополучило широкое распространение в крупных корпорациях и сохранялосьдлительное время в формах «личной унии» ключевых фигур министерств.Подобные инициативы предполагают разделение регулирующих и исполни-тельных функций, «…принятие решений на собраниях акционеров о заменепрофильных министерств и вице-премьеров на независимых директоров восновных компаниях уже до середины этого года». Государство не должнобыть «лучшим бизнесменом, чем сами компании».Что касается системы государственного заказа, вокруг которого нарастаетэффект коррупционных сделок, то для решения проблемы на государствен-ные компании будет возложена обязанность представления «информации опланируемых закупках, включая стоимость соответствующих лотов, а такжеинформации о заключенных контрактах».Принимаются также решения о создании института инвестиционногоуполномоченного, «для оказания содействия компаниям в реализации част-ных инвестиционных проектов, прежде всего при взаимодействии инвесто-ров с органами исполнительной власти» [20]. Для преодоления «торговогоперекоса» в структуре российского малого предпринимательства правитель-ство намечает к 2020 г. создать институциональную среду, позволяющую «вдва раза увеличить долю малого бизнеса, занятого в сфере услуг, в 5 раз -малого предпринимательства, оказывающего социальные услуги (здраво-охранение, образование, социальное обеспечение), в 5 раз - инновационногомалого бизнеса, в 3-4 раза - малого бизнеса в сфере ЖКХ» [21].Эти институциональные преобразования потребуют серьезной политиче-ской воли руководителей на федеральном и региональном

Ключевые слова

инновационное развитие, модель российского предпринимательства, инновационная активность, институциональные преобразования, innovative development, model of the Russian business, innovative activity, the transformations of institutes

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Коломиец Татьяна ИвановнаНациональный исследовательский Томский государственный университетдоктор экономических наук, профессор кафедры политической экономии экономического факультетаtkolom@yandex.ru
Артибякина Татьяна ЮрьевнаНациональный исследовательский Томский государственный университетст. преподаватель кафедры политической экономии экономического факультетаArtibyakina_TU@mail.ru
Всего: 2

Ссылки

Автономов В.С. Поиск новых решений (модель человека в западной экономической теории 1900-1920-х годов) // Истоки. Вопросы истории народного хозяйства и экономической мысли. М.: Экономика, 1990. Вып. 2. С. 187-201.
Шумпетер Й. Теория экономического развития (Исследование предпринимательской прибыли, капитала, кредита, процента и цикла конъюнктуры): Пер. с англ. М.: Прогресс, 1982. 455 с.
The Customer Connection: The Global Innovation 1000 /B. Jaruzelski, K. Denoff (eds.). Booz Allen Hamilton,s 2007. URL: http ://www.strategy-bussiness. com/ resiliencereport/resilience/r r00053?pg =aIl (дата обращения: 03.09.2010).
STI Outlook 2008. Global dynamics in science, technology and innovation. Paris: OECD, 2008. 260 р.
Freeman Ch., Soefe L. The Economics of Industrial Innovation. 3rd ed. Cambridge, Massacusets: The MIT Press, 1997. 480 р.
Gilbert R.J., Sunshine S.C. Incorporating Dynamic Efficiency Concerns in Merger Analysis: The Use of Innovation Markets // Antitrust Law Journal. 1995 (Winter). № 63 (2). P. 569-601.
Гончар К.Р. Инновационное поведение сверхкрупных компаний: ленивые монополии или агенты модернизации?: Препринт W'Р1/2009/02. М.: Изд. дом ГУВШЭ, 2009. 48 с.
Бессонов В.А., Гимпельсон В.Е., Кузьминов Я.И., Ясин Е.Г. Производительность и факторы долгосрочного развития российской экономики: Докл. к Х Междунар. науч. конф. ГУ ВШЭ по проблемам развития экономики и общества, (Москва, 7-9 апреля 2009 г.). М.: Изд. д
Марков М.А., Подлипинский А.И. Теоретический анализ особенностей инновационного развития России в условиях финансовой нестабильности // Актуальные проблемы экономики современной России: возможности преодоления последствий экономического кризиса: Сборник с
Сорокин Д. О стратегии развития России // Вопросы экономики. 2010. № 8. С. 28-40.
Шилов А. Инновационная экономика: наука, государство, бизнес // Вопросы экономики. 2011. № 1. С. 127-137.
Гончар К. Инновационное поведение промышленности: разработать нельзя заимствовать// Вопросы экономики. 2009. № 12. С. 125-141.
Кризисная экономика современной России: тенденции и перспективы / А. Абрамов, Е. Апевалова, Е. Астафьева и др.; науч. ред. Е.Т. Гайдар. М.: Проспект, 2010. 656 с.
Комплексная программа научно-технологического развития и технологической модернизации экономики Российской Федерации до 2015. URL: http://mon.gov.ru/ work/ nti/dok/str/ntr.pdf (дата обращения: 02.12.2010).
Российский статистический ежегодник 2009. М.: Федеральная служба государственной статистики (Росстат) , 2009. 795 с.
Глобальный экономический спад углубляет риски России // Прайм-ТАСС. 2009. 28 янв. С. 3.
Юшковская И. Год без открытий. О печалях и радостях нефтегазовой отрасли // Томские новости. [газ]. 2011. 8 апр. С. 26.
Чиркунов О. Экономическое чудо: рынок и культура // Вопросы экономики. 2010. № 9. С. 15-25.
Вишневский В., Дементьев В. Инновации, институты и эволюция // Вопросы экономики. 2010. №9. С. 41-54.
Медведев Д.А. Вступительное слово на заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики 30 марта 2011 года. Магнитогорск. URL: http:// news.kremlin.ru/audio/5 (дата обращения: 01.04.2011).
Шаров А. Малый бизнес в России состоялся. URL: http://allmedia.ru/ newsitem.asp?id=810661 (дата обращения: 13.02.2011).
 О возможностях становления инновационно-ориентированной модели российского предпринимательства | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2011. № 3 (15).

О возможностях становления инновационно-ориентированной модели российского предпринимательства | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2011. № 3 (15).

Полнотекстовая версия