Роль социального капитала в процессе формирования и реализации человеческого капитала | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2012. № 1 (17).

Роль социального капитала в процессе формирования и реализации человеческого капитала

Представлен сравнительный анализ основных концепций социального капитала и авторский подход к данной категории. Раскрыт характер взаимовлияния институтов человеческого и социального капитала. Особое внимание уделено определению роли социального капитала в процессе формирования и реализации человеческого капитала. Показаны особенности социального капитала в странах с переходной экономикой. Выявлены внешние отрицательные эффекты социального капитала в условиях «институционального вакуума».

The role of social capital in the process of formation and realization of humancapital.pdf Качественное изменение роли человека в постиндустриальном обществеобусловило возросший интерес экономистов разных течений к проблеме вос-производства человеческого капитала. Категория «человеческий капитал»довольно быстро вошла в научный оборот. Впервые этот термин был пред-ложен в 1964 г. Гарри Беккером: он обосновал главенствующую роль качест-венных характеристик работника в процессе создания денежных форм дохо-да и неденежных выгод. Этот подход получил свое дальнейшее развитие вработах Дж. Минцера. Он аргументировал целесообразность инвестиций вчеловеческий капитал и построил модель, благодаря которой представиласьвозможность оценить положение работника на рынке труда в зависимости нетолько от его образовательного уровня, но и от других качественных харак-теристик. Исходя из того, что они (эти черты) имеют социальный характер,особый интерес представляет изучение сущности социального капитала, егороли и функции в процессе реализации человеческого капитала.На сегодняшний день существует множество подходов к изучению соци-ального капитала, но ни один из них не является универсальным и широко-применимым. Это, конечно, обусловлено многомерностью, сложностью изу-чаемой категории и сложностью ее количественной оценки. О сущности,структуре и функциях социального капитала встречаются косвенные упоми-нания в работах А. Смита, К. Маркса, Э. Дюркгейма, К. Менгера и др. Так,К. Менгер в работе «Основания политической экономии» предлагал разли-чать «отношения» как особое свойство экономических благ. К их числу онотносил не только взаимоотношения между фирмами, монополиями, правапродажи патентов, но и взаимоотношения между потребителями, фирмами,дружбу и любовь [1]. Впервые категория «социальный капитал» вошла в на-учный оборот в 60-х гг. ХХ в. в работах Линды Хенифей. Для объяснениясущности категории «социальный капитал» она использовала понятия «друж-ба», «симпатия» и рассматривала социальные взаимодействия в рамках семьии общины [2].В дальнейшем анализ социального капитала продолжился канадскимиисследователями, которые изучали социологию городов, - Джон Р. Силан,Александр Р. Сим, Элизабет В. Лузли. В настоящее время можно отметитьчетыре основных подхода к изучению социального капитала: в рамках общи-ны, сетевой, институциональный и синергетический подход [3].Характеристика социального капитала общины предполагает его иссле-дование в рамках различных клубов, ассоциаций. Исходя из этого раскрыва-ются возможности накопления социального капитала в общине, обсуждаютсяположительные и отрицательные «экстерналии».Сторонники сетевого подхода - Мария Н. Астон, К. Нассансон, М. Гранно-веттер, Р. Берт, А. Портес - изучают социальный капитал фирм и общин с точ-ки зрения горизонтальных и вертикальных связей между людьми.Т. Скопкол, С. Нэк, П. Колие, В. Истерли, исходя из институциональныхподходов, анализируют роль формальных институтов в процессе накоплениясоциального капитала внутри группы.Синергетический подход объединяет сетевые и институциональные кон-цепции. Исследования, проведенные П. Эвансом, Дж. Илами, Д. Нараяном,М. Вулкоком, свидетельствуют о том, что для обеспечения экономическогороста необходимо эффективное взаимодействие государства, бизнеса и насе-ления. Согласно данной концепции государство является не только произво-дителем общественных благ, но и может способствовать длительному союзумежду различными группами и классами [3].В изучение социального капитала большой вклад внесли П. Бурдье иДж. Коулман, которые раскрыли механизм накопления и воспроизводствачеловеческого капитала внутри семьи, группы и общества. Ввод категории«социальный капитал» в научный оборот совпал во времени с «золотой эрой»неоклассической теории и с развитием теории человеческого капитала. Вос-приятие категории «капитал» расширил Г. Беккер, а впоследствии «модерни-зировал» французский социолог П. Бурдье. В своих работах он раскритико-вал К. Маркса из-за того, что тот стремился человеческую деятельность огра-ничить лишь экономическим пространством и представить общество какпротивостояние собственников средств производства и наемных работников.Согласно П. Бурдье, человек живет сразу в нескольких социальных про-странствах - культурном, научном, экономическом и политическом. В 1972 г.П. Бурдье в работе «Контуры теории практической деятельности» предложилпонятие «культурный капитал», подразумевая такие преимущества элитыобщества, как эстетические ценности, способность к взаимодействию с людь-ми, направленность на высокие достижения в учебе, которые они передаютсвоим детям, тем самым способствуя их социальной мобильности. Получен-ные умения и навыки предоставляют большие возможности для воспроиз-водства и дальнейшего расширения социальной мобильности младшего по-коления элиты, которая в дальнейшем самовоспроизводится как элемент за-крытой элитарной системы.Позже Бурдье расширил виды социального капитала, добавив категории«капитал академической власти», «капитал научного влияния», «капиталэкономического и политического влияния». Положение человека в обществеопределяется объемом и структурой накопленного им капитала, в том числе исоциального капитала. Под социальным капиталом Бурдье понимал совокуп-ность норм, канонов, связей, которые формируются в процессе взаимодейст-вия индивидуумов и основаны на доверии. Социальный капитал, формируясоциальные сети, позволяет обменивать активы и информацию быстрее и сгораздо меньшими трансакционными издержками, чем в том случае, когдаэто происходит только с помощью рынка.Дальнейшие исследования социального капитала продолжились в работахДж. Коулмана. Коулман исходил из того, что сущность социального капиталаможно выявить, опираясь на принципы рациональности и целенаправленно-сти индивида, что позволит предопределить поведение и индивида, и соци-альной организации [7].Согласно Коулману, социальный капитал также производителен, как илюбая другая форма капитала. Он позволяет достичь определенных целей,которые невозможно достичь без него. Социальный капитал подобно челове-ческому и физическому капиталу облегчает процесс производства. Так, еслив какой-либо группе существует высокий уровень доверия между ее членами,то она в состоянии обеспечить несравненно более высокий результат, чем тагруппа, где нет сплоченности и доверия. Коулман выявляет сущность соци-ального капитала, исходя из анализа процесса накопления ожиданий и обяза-тельств экономическими субъектами. Коулман различает такую важную фор-му социального капитала, как возможность получения информации. Инфор-мация имеет большое значение для любого вида деятельности, но ее получе-ние требует больших затрат. Важным каналом получения информации явля-ются социальные связи. Имеется в виду, что социальный капитал позволяетснизить издержки получения информации. Кроме этого, Коулман в вопросеформирования социального капитала придает большое значение нормам иэффективным санкциям.«Когда существует норма, тем более эффективная, она создает мощную,хоть иногда и хрупкую форму социального капитала» [7]. Так, нормы борьбыс преступностью дают возможность не беспокоиться о своей безопасности.Негласные законы в коллективе являются важной формой социального капи-тала, которые направляют поведение отдельных индивидов в русло решенияобщих проблем. Обобщая вышеназванные подходы к изучению социальногокапитала, можно выделить следующие предпосылки возникновения социаль-ного капитала:- личностные взаимоотношения между агентами, так как в процессе об-щения индивиды постепенно узнают характер, привычки друг друга, что об-легчает взаимоотношения и способствует росту доверия;- частота взаимодействия, когда агент уверен в том, что «контрагент» и вдальнейшем может «погасить» свои обязательства;- наличие институциональных ограничений (нормы, неформальные ме-ханизмы принуждения).Изучение литературы, посвященной социальному капиталу, позволяетвыделить следующие его функции:- социальный капитал на микроуровне способствует снижению трансак-ционных издержек, связанных с формальными механизмами координации,благодаря росту доверия между агентами;- социальный капитал облегчает личные неформальные взаимоотноше-ния между рыночными агентами, приобретая особое значение в реализацииинновационных проектов, связанных с большим риском;- социальный капитал способствует росту доверия между государством,бизнесом, профсоюзами и обществом, тем самым содействуя обеспечениюсоциальной устойчивости и в конечном счете экономическому росту.Кроме того, социальный капитал осуществляет некоторые функции, свя-занные с формированием и реализацией человеческого капитала. Для форму-лировки этих функций, на наш взгляд, целесообразно представить результатыработ за последние 10-15 лет, посвященные анализу взаимовлияния челове-ческого капитала, социального капитала и институтов. Большая часть работ,где изучается роль социального капитала, свидетельствует о том, что соци-альный капитал способствует экономическому росту. Так, С. Нэк и П. Киферпоказали, что рост доверия на 1 п.п. (процентный пункт) обеспечивает эко-номический рост более чем на 0,5 п.п. [10]. Р. Ла Порта на основе экономет-рического анализа выявил, что рост доверия на 1 п.п. способствует росту эф-фективности судебных решений на 0,7 п.п., а коррупция снижается на 0,3 п.п.[9]. Теоретическое описание данной взаимосвязи представил С. Дьянков, со-гласно ей любое общество стоит перед выбором того или иного вида органи-зации, которая определяется кривой институциональных возможностей [8].Институты находятся на этой кривой, и их положение зависит от накоплен-ного социального капитала. Чем больше накопленный социальный капитал,тем предпочтительнее для общества альтернативные институциональныевозможности.С этой точки зрения особую важность приобретает взаимосвязь образо-вания и социального капитала. Результаты многих эмпирических исследова-ний свидетельствуют о том, что образование является важной предпосылкойсоциальной активности. Так, в работе Н. Найя и соавт. описано, как ростуровня образования влияет на степень вовлеченности граждан в политиче-ские процессы [11]. В основе данной концепции лежит предположение, чтообразование обеспечивает существенные внешние положительные экстерна-лии. Но поведение индивида зависит не только от уровня собственного обра-зования, но и от уровня образования окружающих его людей, которое влияетна принятие решения об участии в общественной и политической жизни. Дляэмпирической оценки влияния уровня образования на социальную актив-ность авторы выделили «абсолютный» и «относительный» уровни образова-ния. Первый показатель отражает уровень образования индивида, а второй -средний уровень образования окружающих его людей. Соответственно раз-личают также внешние эффекты образования. Абсолютный эффект выражаетгражданское поведение индивида в зависимости только от его образователь-ного уровня, а относительный эффект выражается в том случае, когда граж-данское поведение зависит только от образовательного уровня окружающихиндивидов. Кумулятивный эффект возникает в том случае, когда характери-стики социального окружения и образовательного уровня личности взаимо-дополняют друг друга. Сторонники данной концепции считают, что полити-ческая активность существенно зависит от относительного эффекта образо-вания, тогда как познавательные способности в большинстве зависят от соб-ственного уровня образования. В конечном счете они приходят к заключе-нию, что высокий образовательный уровень людей способствует созданиюсамовоспроизводящейся атмосферы доверия, отдача от которой растет с рос-том среднего образовательного уровня граждан страны.Дж. Хелиуэл и Р. Пантэм утверждают, что кумулятивный эффект образо-вания существует во всех сферах социального взаимодействия, включая уча-стие в различных группировках и организациях [12]. Высокий уровень дове-рия, обусловленный высоким образовательным уровнем, снижает издержкипринуждения к выполнению обязательств и издержки контроля.Результаты вышеприведенных исследований свидетельствуют о положи-тельной связи между образованием и социальным капиталом. Однако не вы-явлено, с помощью какого механизма осуществляется эта связь. С этой точкизрения представляет интерес теоретическая модель формирования социаль-ного капитала Э. Глейзера. Он различает индивидуальный и общественныйсоциальный капитал. Отметим, что некоторые экономисты рассматриваютсоциальный капитал только с точки зрения общественного блага [13].Считаем, что социальный капитал необходимо рассматривать и на мик-ро-, и на макроуровне с целью выявления видоизменения накопленного ин-дивидуального социального капитала на макроуровне. Детальное изучениеданной взаимосвязи позволяет выявить роль социального капитала в распре-делении доходов и возникновении социального неравенства. Этот подходтакже приводит к определению взаимосвязи между социальным капиталом идругими видами капитала. Общественный социальный капитал - это ресурсобщества, который приводит к повышению уровня благосостояния. Соци-альный капитал имеет ценность, так как позволяет решать экономическиепроблемы. Так, благодаря социальному капиталу можно решить проблемунеполных контрактов, а крепкие социальные связи снижают потери, связан-ные с проблемой «безбилетника».Личный социальный капитал - это совокупность социальных умений (ка-честв), которые повышают уровень «отдачи» индивида в процессе взаимо-действия с другими людьми (например, личная харизма, способность к обще-нию и т.д.). Эти качества могут быть как врожденными, так и приобретенны-ми. В модели Глейзера личный социальный капитал:- растет с ростом дисконтной нормы;- снижается с ростом мобильности индивида;- снижается с ростом альтернативных издержек времени;- растет с ростом отдачи от специальностей, требующих социальных на-выков;- растет при снижении нормы амортизации;- снижается в течение жизни индивида.По мнению Глейзера, важным фактором накопления социального капита-ла является образование. Процесс получения образования способствует нако-плению социального капитала. Образование является не только накоплениемопределенного количества информации, но и усвоением правил социальноговзаимодействия. Социальный капитал накапливается в небольшой группелюдей в процессе частого взаимодействия. Годы учебы с этой точки зрения внаибольшей степени способствуют накоплению социального капитала иформированию ментальных моделей. Участие в социальных сетях приводит квозникновению внешних эффектов. В результате общественный социальныйкапитал имеет иное качественное содержание, чем сумма индивидуальныхкапиталов, т.е. наблюдается эффект «социального мультипликатора» [15]. Посуществу, образование создает значительные положительные эффекты. Но напрактике возможны случаи, когда возникают отрицательные внешние эффек-ты социального капитала, такие как организованная преступность, мафия ит.д. Разработка теоретической модели формирования социального капитала,учитывающей положительные и отрицательные экстерналии социальногокапитала, способствовала бы более глубокому восприятию сущности обще-ственной организации. Но это довольно трудная задача, связанная преждевсего со сложностью и многомерностью категории «социальный капитал».Если физический капитал создается в процессе производства, человеческийкапитал - в процессе накопления знаний и опыта, то социальный капиталформируется во взаимоотношениях между людьми. Это самый неосязаемыйвид капитала и самый проблематичный с точки зрения количественного из-мерения. Кроме того, если доход от физического капитала получает толькособственник, от человеческого капитала - собственник человеческого капи-тала и работодатель, то доход от социального капитала на макроуровне рас-пределяется между всеми членами общества, так как на макроуровне он яв-ляется общественным благом. Как отмечает Глейзер, «путь от личного соци-ального капитала к общественному очень сложен по причине особой важно-сти внешних экстерналий» [15].Теоретическую модель социального капитала как общественного благапостроил П. Дасгупта. Согласно этой модели социальный капитал влияет надоходы как отдельного индивида, так и на факторную производительностьвсего общества [16].Модель имеет следующий вид:Ψ = Α·Φ (Κ, Η),где А - индекс институциональных возможностей, который включает преоб-ладающую систему собственности, доверие, А≥0; K - количество физическо-го капитала; H - количество человеческого капитала.При прочих равных условиях экономика в состоянии произвести большетоваров и услуг, если его агенты доверяют друг другу и имеют общие ценно-стные установки. Рост доверия в обществе способствует и росту институцио-нальных возможностей (A), и росту человеческого капитала (H). Но в какойстепени доверие отражается на этих факторах, зависит от того, в какой степе-ни социальный капитал является общественным благом. Если экстерналиисоциального капитала присваиваются узким кругом людей, то улучшениеотразится только на человеческом капитале отдельных индивидов. Если экс-терналии распространяются на широкий круг людей и являются преимущест-венно общественным благом, то это отразится на индексе институциональ-ных возможностей (A), что повысит общую факторную производительность.К интересным выводам пришли также Д. Нараян и Л. Притчет. Анализи-руя статистику домашних расходов 50 деревень Танзании, они определили,что в тех местах, где высок уровень участия людей в общественных органи-зациях, высок также уровень дохода на единицу домашнего хозяйства [17].Ла Порта уверен, что разница в уровнях доверия в разных странах и фор-мирование горизонтальных связей обусловлены гораздо более фундаменталь-ным фактором - религией. При иерархической власти религии (по автору, этокатолицизм, православие и ислам) соответствуют слабые горизонтальные связии низкий уровень доверия (уровень кореляции - 0,61) [9]. Кроме того, в этихстранах низкая судебная эффективность и высок уровень коррупции.Анализ основных работ, посвященных изучению взаимосвязи образова-ния, социального капитала и экономического роста, позволяет прийти к вы-воду, что индивиды делают вложения в социальный капитал, ожидая опреде-ленной компенсации. Но тем не менее связь между индивидуальным и обще-ственным социальным капиталом остается неясной. Не выявлен также меха-низм видоизменения локальных (сетевых) эффектов в агрегированный эф-фект. В экономической литературе мало обсуждается вопрос участия соци-ального капитала в воспроизводстве и реализации человеческого капитала.Экономисты западных стран изучают социальный капитал в основном с точ-ки зрения положительного влияния на экономический рост, оставляя безвнимания те отрицательные формы выражения социального капитала, которыеспособствуют росту неравенства распределения доходов, миграции и т.д. Ноэти проблемы очень актуальны в странах с переходной экономикой. Особоевнимание изучению данных проблем уделяют экономисты стран с транзитив-ной экономикой. Так, С.А. Сысоев исследовал влияние социального капиталана рост накопления человеческого капитала в работе «Институциальный ас-пект исследования человеческого капитала». Он обсудил механизмы взаимо-влияния различных видов капитала и оценил синергетический эффект даннойвзаимосвязи. На основе социологических исследований он выявил, что на ком-петенцию индивида большое влияние оказывают самообучение и общение соспециалистами данной области. Наличия только врожденных качеств недоста-точно для формирования профессионала. Кроме того, рост накопления челове-ческого капитала способствует росту уровня «индивидуализации» и независи-мости. Но в то же время большинство респондентов заметили, что возмож-ность получения высоких доходов зависит не столько от уровня человеческогокапитала, сколько от вовлеченности в социальные сети.Изучению социального капитала как фактора неравенства, посвящена ра-бота Н.Е. Тихоновой «Социальный капитал; теория и практика. Социальныйкапитал как фактор неравенства». Автор категорию «социальный капитал»рассматривает как вовлеченность в семейные, дружественные, родственные идругие связи, которая обеспечивает доступность ресурсов, принадлежащихдругим агентам, или более эффективное использование собственных ресур-сов с их помощью. Это способствует концентрации совокупного капитала и,как следствие, росту неравенства в обществе. Социальный капитал, с точкизрения автора, является формой капитала, находящейся в распоряжении от-дельных индивидов, который способен накапливаться и самовоспроизво-диться, имеет ликвидность и обеспечивает рост совокупного капитала. Отме-тим, что Н.Е. Тихонова различает категории социального ресурса и социаль-ного капитала. Социальный ресурс - это не капитал, так как форма его ис-пользования зависит от предоставляющего помощь, а не от принимающего.Причем данный ресурс исчерпывается в зависимости от гуманистическихцелей субъекта, предоставляющего помощь. Ресурс может считаться капита-лом только в том случае, если существует устойчивая связь между наличиемданного ресурса и ростом других форм капитала. На основе социологическихопросов автор установила, что «качественный ресурс» (человеческий капи-тал) способствует накоплению социального капитала.Исследование социального капитала важно и с точки зрения его роли ввопросе формирования и реализации человеческого капитала. Социальныйкапитал может накапливаться и на индивидуальном, и на общественномуровне. Некоторые исследователи полагают, что возможность накоплениясоциального капитала зависит не от личности, а является скорее свойствомсоциальной организации [13].Считаем, что стремление к накоплению социального капитала на микро-уровне исходит из духовных и социальных потребностей личности и можетреализоваться и на осознанном, и на подсознательном уровне. Социальныйкапитал накапливается не только для реализации материального интереса, но идля удовлетворения чисто духовных потребностей. Это, конечно, относится восновном к накоплению социального капитала на микроуровне. В связи с этиминтересно отметить подход Дж. Коулмана к социальному капиталу с точкизрения семьи. На уровне семьи социальный капитал отражает взаимоотноше-ния между родителями, между родителями и детьми. Если уровень человече-ского капитала родителей высок, но низок уровень социального капитала се-мьи, то дети не смогут использовать человеческий капитал родителей дляобеспечения высокого уровня развития. То есть социальный капитал семьиобеспечивает доступность для детей человеческого капитала родителей [7]. Намикроуровне социальный капитал может рассматриваться как составная частьчеловеческого капитала. На этом уровне на формирование и накопление соци-ального капитала большое влияние оказывают неформальные институты.Отметим, что социальный капитал на микроуровне рассматривается намив целом как взаимоотношения внутри семьи и между родственниками, а так-же друзьями и партнерами. На макроуровне социальный капитал рассматри-вается как взаимоотношения между членами общества и формальными ин-ститутами, которые выражают уровень доверия общества к законодательным,исполнительным и судебным органам. На этом уровне социальный капиталявляется общественным благом, так как его формированию способствует го-сударство, а пользуются все. Чем выше уровень институционального доверияв обществе, тем больше возможностей для дальнейшего общего развития.Существует определенная взаимосвязь между накоплением социальногокапитала на микро- и макроуровнях. Если институты общества недееспособ-ны, то социальный капитал на макроуровне деформируется и способствует неросту благосостояния, а росту неравенства в распределении доходов, мигра-ции населения, коррупции, ухудшению условий воспроизводства человече-ского капитала, деградации системы ценностей общества. Наличие положи-тельных или отрицательных экстерналий социального капитала в любом об-ществе зависит от эффективности действующих в нем формальных институ-тов. В тех обществах, где низок уровень доверия населения к формальныминститутам, растет уровень накопления социального капитала на микроуров-не. Социальный капитал начинает накапливаться в латентных структурах, чтоспособствует раздроблению экономики.Можно сказать, что чем больше разрыв между социальным капиталом намакро- и микроуровнях, тем неэффективнее институты в данном обществе.Более того, накопление социального капитала на микроуровне препятствуетразвитию институтов. Дело в том, что в транзитивных экономиках в условиях«институционального вакуума» широкое распространение получили такиеявления, как коррупция, неплатежи, уклонение от налогов, самовоспроизво-дящиеся пессимистические настроения, борьба за ренту, которые в экономиче-ской литературе получили название «институциональных ловушек» [18]. Про-явление и интенсивность выражения данных явлений - косвенный показательналичия большого накопленного социального капитала на микроуровне. В дан-ном случае агенты локальных сетей используют социальный капитал для реа-лизации своих узких целей - во вред государственным и общественным инте-ресам. По существу, происходит переплетение бизнеса и власти, что, в своюочередь, способствует конфиденциальности и закрытости социальных связей,основанных на разных уровнях социальной близости. Но сформированные ло-кальные сети «бизнес - власть» более не заинтересованы в улучшении дейст-вующих институтов. Формируется «порочный круг» - слабые институты спо-собствуют деформации социального капитала, а деформированный социаль-ный капитал, приобретая устойчивость, приспосабливаясь и самовоспроизво-дясь, формирует устойчивые и неэффективные нормы, которые препятствуютулучшению институтов. Чем более распространяется коррупция, тем лучшеначинают «работать» механизмы традиционной культуры (коммунальной, кла-новой) внутри социальной организации. То есть растет уровеньмежличноcтного доверия, снижая роль тех институциональных механизмов,которые обеспечивают необходимый уровень гражданского доверия междуучастниками рынка. Это является одной из причин низкой эффективности пе-реходных экономик.Деформации между различными уровнями социального капитала приво-дят к тому, что отрицательные экстерналии социального капитала перевеши-вают положительные. Создается ситуация социальной изолированности, ко-гда отдельные индивиды или их группа частично или полностью выбываютиз социальных процессов общества и практически не играют какой-либо ро-ли в общественных процессах. Так, причинами миграции из Армении за по-следние два десятилетия являются как безработица и бедность, так и распы-ление социального капитала на макроуровне, когда люди теряют доверие нетолько к институтам, но и веру в будущее. Об этом свидетельствует тот факт,что большинство эмигрирующих из Республики Армения (РА), имея высокийобразовательный уровень, работу, накопленный социальный капитал, тем неменее принимают решение об эмиграции. Локализация социального капита-ла в странах с переходной экономикой, в том числе и в РА, способствуетуглублению неравномерного распределения доходов.Дело в том, что социальный капитал «привилегированных групп» спо-собствует росту карьеры членов этих групп, «устройству на работу» и т.д. Тоесть обостряется проблема «аутсайдер-инсайдер» на рынке труда. Это обу-словлено тем, что господствующая роль «локального» социального капиталаприводит к усилению информационной асимметрии во вред людей, находя-щихся вне данной сети. Наличие социального капитала делает человека кон-курентоспособным на рынке труда, так как в этом случае работодатель можетрассчитывать на отдачу и от человеческого, и от социального капитала ра-ботника. Кумулятивное накопление социального капитала на микроуровне, содной стороны, способствует усилению положения монополий на рынке то-варов и услуг, а с другой - усилению их положения на рынке труда, что при-водит к эксплуатации наемных работников и деформации всей системы вос-производства человеческого капитала.Многие западные исследователи считают, что деформация социальногокапитала произошла в советский период. Они утверждают, что для формиро-вания и существования социального капитала на уровне общества необходи-мо наличие развитой институциональной инфраструктуры, которая обеспе-чивает общественный порядок и участие всех членов общества в обществен-ной жизни. В советской системе строгая регламентация общественной жизнисверху блокировала личную инициативу и развитие горизонтальных связей.По мнению Дж. Стиглица, почти все постсоциалистические республики име-ют острый дефицит социального капитала, так как социализм разрушил мно-гие виды кооперации, оставляя только самые циничные виды зловещего ин-дивидуализма [19]. Конечно, государственная протекция в СССР сдерживаланакопление социального капитала внутри группы, но она в то же время спо-собствовала накоплению объединяющего социального капитала на уровневсего общества. Фактически это другая форма деформации социального ка-питала, когда его накопление на макроуровне ведет к его снижению на мик-роуровне. Именно это обстоятельство обострило «институциональный ваку-ум» в переходном периоде: когда социальный капитал на макроуровне «раз-рушился», общество вынуждено было его пополнять другими видами соци-ального капитала. Как отмечает Ф. Фукуяма, истоки социального капиталалежат в основе биологической сущности человека и обусловлены мощнойвнутренней потребностью к восстановлению порядка [14. С. 34].Обобщая вышесказанное, констатируем, что выход из создавшейся «со-циальной ловушки» может найти только государство, сформировав дееспо-собные институты, обеспечивающие реализацию интересов всех слоев обще-ства. В цивилизованных странах все структуры власти свободны от влияниябизнес-групп, в переходных экономиках властные структуры становятсяпредставителем интересов отдельных групп, хотя обязаны защищать интере-сы всего общества. В результате появляются серьезные диспропорции в рас-пределении ресурсов. В связи с этим необходимо отметить, что некоторыеисследователи в вопросе обеспечения экономического роста первенство от-дают не эффективности институтов, а качественному человеческому капита-лу. Так, Глейзер и соавт. в своих работах доказывают, что человеческий ка-питал является более важным фактором экономического роста, чем институ-ты, а улучшение институтов происходит только после преодоления бедностиблагодаря правильной экономической политике [20].Результаты стандартного регрессионного анализа факторов экономическо-го роста свидетельствуют о том, что образовательный уровень населения наэкономический рост влияет в большей степени, чем институты. Авторы клас-сифицировали страны по уровню накопленного человеческого капитала и пополитическим институтам. Страны по уровню накопленного капитала раздели-ли на три группы (низкий, средний и высокий) и по политическому режиму -на автократию, устойчивую демократию и на две промежуточные группы (не-совершенная автократия и несовершенная демократия). Пересечение этихгрупп (по критерию человеческого капитала и политического режима) показы-вает, что в странах с демократическим режимом уровень человеческого капи-тала довольно высок, а в автократиях - низок. Комментируя полученные ре-зультаты, авторы опираются на работу известного американского политологаС. Липсета «Политический человек», где замечено, что основной эффект отобразования имеет больше политический, нежели технологический характер.Положительные экстерналии образования снижают уровень насилия вобществе. Во время разрешения конфликтов на смену насилию приходят за-конодательные органы [21]. Авторы заключают, что предопределяющимфактором производственных возможностей является человеческий и соци-альный капитал. Институты оказывают влияние второго порядка и улучша-ются по мере ростов доходов. Данное утверждение, может, и приемлемо дляразвитых стран, где институциональные «пути» эффективны, т.е. все членыобщества действительно участвуют в политических процессах и в процессахдальнейшего усовершенствования институтов. В странах с переходной эко-номикой, в том числе и в РА, в предпереходный период был достигнут доста-точно высокий уровень человеческого капитала, но, как показывает история,он не сыграл решающей роли в обеспечении экономического роста. Причиныкроются в том, что в «институциональном вакууме» человеческий капиталпросто не в состоянии обеспечить устойчивый экономический рост. Ситуа-ция усугубляется при наличии «институциональных ловушек», когда оказав-шиеся в «ловушке» люди единственный выход видят в эмиграции. Глейзер исоавт. проанализировали взаимосвязи человеческого капитала и институтовтолько на примере развитых стран, стран Латинской Америки, Южной Аф-рики и Азии. По этой причине их выводы не характерны для стран с пере-ходной экономикой. Это, конечно, не означает, что человеческий и социаль-ный капитал не играют роли в обеспечении экономического роста. Простокаждая страна имеет свои особенности, свою траекторию развития, котораяпредопределяет важность и роль того или иного фактора роста в каждом кон-кретном историческом периоде. Для стран с переходной экономикой рольчеловеческого капитала несомненно важна, но для повышения эффективно-сти использования человеческого капитала жизненно необходимо совершен-ствовать действующие институты.Таким образом, социальный капитал можно рассматривать как своеоб-разный передатчик между человеческим капиталом и институтами, которыйобеспечивает видоизменение институтов и реализацию человеческого капи-тала.

Ключевые слова

социальный капитал, человеческий капитал, институциональная структура общества, social capital, human capital, institutional structure of society

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Маилян Фируза НорайровнаГосударственный экономический университет Армении (г. Ереванкандидат экономических наук, доцент кафедры теоретической экономикиfmayilyan77@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Менгер К. Основания политической экономии. URL: http//ek-lit.agava.ru
Hanifan L.I. The Rular School. Community Center // Annals of the American Academy of Political and Social Science. 1967. Р. 130-138.
Woolcock M., Narayan D. Social Capital: Implications for Development Theory // The World Bank Research Observer. 2000. № 15. P. 225-251.
Бурдье П. Социальное пространство и генезис классов. Социология политики. М., 1993.
Бурдье П. Социолог под вопросом. URL: http//sociologi.narod.ru/lib/
Бурдье П. Формы капитала // Экономическая социология. 2002. № 5. С. 60-75.
Коулман Дж. Капитал социальный и человеческий // Общественные науки и современность. 2001. № 3. С. 121-139.
Djankov S., Glaezer E., La Pоrta R. et al. The New Comperative Economics // NBER Working Paper. 2003. № 9608.
La Pоrta R., Lopez de Silanes F., Shleifer A., Vishny R. Trust in Large Organizations // American. Economic Review Papers and Proceedings. 1997. Vol. 87, № 2 P. 333-338.
Knack S., Keefer P. Does Social Capital Have an Economic Payoff? A Cross-Country Investigation // Quarterly Journal of Economics. 1997. Vol. 112, № 4. P. 1251-1288.
Nie N.H., Junn J., Stohlik-Barry K. Education and Democratic Citizenship in America. Chicago: University of Chicago Press, 1996.
Ηelliwell Ι., Puntam R. Education and Social Capital // Eastern Economic Journal. 2007. Vol. 33, № 1.
Ищенко И.Г. Теоретический подход к формированию понятия «социальный капитал» // Известия ПГПУ. Общественные науки. 2006. № 2 (6).
Фукуяма Ф. Доверие, социальные добродетели и путь к процветанию. М.: АСТ «Ермак», 2004.
Glaeser Ed., Laibson D., Sacerdote B. The Economic Approach to Social Capital // NBER Working Paper. 2000. № 7728.
Dasgupta P. Social and Econmic performance. Analitics // Mimeo. Faculty of Economics, Cambridge: University of Cambridge Press, 2002.
Narayan D., Pritcheth L. Cents and Sociability: Household income and Social Capital in RularTazania // Economic Development and Сultural Chance. 1999. Vol. 47, № 4. P. 871-897.
Полтерович В.М. Институциональные ловушки и экономические реформы. М.: ЦЭМИ РАН и РЭШ, 1999. С. 12-14.
Стиглиц Дж., Эллерман Д. Макро- и микроэкономические стратегии для России. URL: www.rusef.am.ru
Глейзер Э., Ла Порта Р., Лопес-де Силанес Ф., Шлейфер А. Являются ли институты причиной экономического роста // Эковест. 2006. № 5(2). С. 248-287.
Lipset S.M. Political Man: The Social Basis of Modern Politics. N.Y.: Dоubbeday, 1960.
 Роль социального капитала в процессе формирования и реализации человеческого капитала | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2012. № 1 (17).

Роль социального капитала в процессе формирования и реализации человеческого капитала | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2012. № 1 (17).

Полнотекстовая версия