IRBAA (БАЗЕЛЬ II): преимущества и недостатки методологии | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2012. № 1 (17).

IRBAA (БАЗЕЛЬ II): преимущества и недостатки методологии

Из-за наличия концентрации крупных заемщиков в кредитных портфелях российских банков методология IRBAA (Базель II), которую в полной мере планируется ввести в практику к 2015 г., нуждается в значительной коррекции. На основе выводов, предложенных учеными, а также данных искусственно сгенерированных кредитных портфелей мы вывели простую математическую формулу поправки на концентрацию, а также рассчитали критическое значение веса кредита, который может быть добавлен в портфель, не ухудшая точности базельской методологии.

IRBAA (Basel II): advantages and disadvantagesof methodology.pdf 1. Постановка проблемыВ январе 2011 г. Банк России заявил о планируемом переходе на принци-пы регулирования, разработанные Базельским комитетом, в том числе оприменении «продвинутого» подхода, основанного на внутренних рейтингах(методологии IRBAA) для расчета требований к капиталу. Иными словами, всфере банковского регулирования происходят кардинальные изменения, ко-торые приведут к тому, что методология Базельского комитета станет ядромсистемы регулирования, будет использоваться для расчета требований к ка-питалу, задавать концепцию и выполнять основную регулирующую функ-цию. В то же время нормативы ЦБ должны будут поддерживать этот ключе-вой элемент сводом определенных правил, ограничителей и рекомендаций,которые обеспечат соответствие предпосылок продвинутого подхода реаль-ной среде с учетом особенностей российской банковской системы, которых внастоящее время очень много и которые методология IRB Advanced Approach(IRBAA) не учитывает.Одна из особенностей - высокая концентрация по отношению к крупнымссудам, что подтверждается широкой выборкой российских кредитных орга-низаций. Исследования П. Разумовского [3. С. 2] доказывают, что типичныйпортфель российского банка определяется 35 крупными кредитами, в то вре-мя как в банковской системе Германии этот показатель порядка 65. В данномслучае под риском концентрации мы понимаем риск, возникающий в связи снеравномерным распределением кредитных ресурсов банка среди заемщиков,а также по причине чрезмерной отраслевой либо региональной концентрациибизнеса [2. С. 52].Несмотря на то, что риск концентрации в кредитных портфелях банковявляется составной частью кредитного риска, его значение в общей структурерисков банковского портфеля часто недооценивается, что может негативноотразиться не только на кредитоспособности отдельного банка, но и повли-ять на состояние российской банковской системы в целом. По данным Ба-зельского комитета, девять из 13 крупных кредитных кризисов за последние100 лет были следствием высокой концентрации кредитного портфеля [3.С. 3]. Финансовый кризис 2007-2008 гг. выявил недостатки нормативногоконтроля риска концентрации. Реакцией на кризис стали многочисленныепредложения со стороны органов банковского надзора по пересмотру суще-ствующих норм в отношении кредитной концентрации портфелей банков.Тем не менее данные нормы относятся по большей части к контролю надриском концентрации на одного заемщика. Секторная концентрация до сихпор не подвергается никаким номинальным ограничениям со стороны регу-лятора.Таким образом, особый научный интерес для нас представляет проработ-ка существующих в отечественной и зарубежной литературе подходов коценке экономического капитала банка с учетом фактора концентрации, атакже построение «упрощенной» регрессионной модели расчета «поправкина концентрацию» (Granularity Adjustment) с учетом разработок зарубежныхи отечественных ученых.2. Причины несовершенства существующих методик расчета величиныэкономического капиталаВ настоящее время разработано достаточное количество подходов к рас-чету экономического капитала банка, необходимого для покрытия возмож-ных потерь кредитного портфеля, в том числе Internal Ratings-Based AdvancedApproach (IRBAA) Basel II и CreditRisk+. Данные методологии наиболее по-пулярны потому, что они учитывают два основных источника кредитногориска: индивидуальный риск неплатежеспособности заемщиков (CreditRisk+)и зависимость вероятности дефолта всех компаний от общей макроэкономи-ческой среды (IRBAA). В обратном случае, если при определении совокупно-го убытка по кредитному портфелю делать акцент лишь на одном источникекредитного риска, экономический капитал будет недооценен. IRBAA являет-ся общепринятой методологией и широко распространена благодаря требо-ваниям Базельского комитета (Basel II), хотя адаптирована только несколь-кими крупными российскими банками с более совершенной системой риск-менеджмента (в частности, Сбербанком).Исследования, проведенные П. Разумовским, доказывают, что предпо-сылки IRBAA и CreditRisk+ в большем случае не выполняются на практике,поскольку точные расчеты при выведении совокупного убытка по портфелюпри помощи данных методов занимают много времени и не позволяют быст-ро рассматривать варианты при принятии решений по выдаче кредитов[3.С. 8]. Поэтому считаем, что предложенную Базельским комитетом IRBAAвообще не следует рассматривать как универсальную модель построения эф-фективной системы риск-менеджмента. IRBAA (Basel II) - этого лишьметодология, которая только при условии ее правильной адаптации к россий-ской действительности будет гарантировать построение эффективной систе-мы управления кредитными рисками.В целом IRBAA (Basel II) содержит в себе следующие спорные предпо-сылки:1. IRBAA учитывает только общий риск-фактор и игнорирует индивиду-альный кредитный риск крупных заемщиков.2. Капитал, рассчитанный при помощи IRBAA, инвариантен к структурекредитного портфеля. В частности, М. Горди [9. P. 210-223] показал, что привыполнении ключевых предпосылок ASRF моделей (Asymptotic Single RiskFactor; к данному типу относится модель О. Васицека, лежащая в основе ба-зельской методологии IRBAA) индивидуальные требования к капиталу каж-дого кредита (Component VaR или CVaR) не зависят ни от параметров, дру-гих кредитов, входящих в портфель, ни от характеристик кредитного портфеляв целом. Следовательно, один и тот же кредит в портфелях разных банков по-лучает одни и те же требования к капиталу. Не учитываются эффекты дивер-сификации и концентрации. Данное свойство значительно упрощает процессконтроля над расчетом капитала со стороны регулятора (Центрального банка),однако делает применение продвинутого подхода в целях принятия решенийпо выдаче каждого кредита ограниченным, поскольку непонятно, как повлияетвыдача нового кредита на параметры риска портфеля в целом. Это значительносужанализ и ограничивает управление кредитным риском.3. Абстрактное определение риск-фактора, который не выражается ре-альными макроэкономическими показателями. П. Разумовский [3. С. 10-12]показал, что «IRBAA есть идеализированная конструкция и предпосылка мо-дели О. Васицека никак не может быть ни подтверждена, ни опровергнутареальными фактами». Следовательно, нельзя и использовать уровень довери-тельной вероятности, равный 99,99% (означает дефолт банка раз в 963 года).4. Невозможно проверить точность модели О. Васицека на историческихданных (back testing), так как очень трудно оценить статистическими метода-ми, насколько единичное нарушение кредитного VaR является случаымили же свидетельствует об ошибке модели.Таким образом, ключевые предпосылки IRBAA не соответствуют реаль-ным характеристикам кредитных портфелей российских банков, если прииспользовании IRBAA не учитывать риски концентрации крупных кредитовв составе кредитного портфеля. Иными словами, игнорирование концентра-ции крупных кредитов - один из ключевых факторов неточности IRBAA, чтоприводит к недооценке величины экономического капитала, требуемого дляпокрытия кредитных рисков.Несмотря на имеющиеся недостатки, методологию IRBAA все же удобноиспользовать в качестве базы для расчета экономического капитала. В т-ности, IRBAA («‚€tвинутый»подход) предполагает, что банки для оценкитребования на экономический капитал будут разрабатывать и применять соб-ственные модели (в том числе эконометрические) для оценки основных рис-ковых параметров (среднегодовая вероятность дефолта, экспозиция под рис-ком, LGD, горизонт риска, GRP). При этом регулятору обязательно должнабыть представлена верификация (подтверждение «‚pботоспособности» мо-дели. Таким образом, стимулируется использование банками собственныхметодик, что весьма предпочтительно.Из-за наличия концентрации крупных заемщиков базельская методоло-гия, которую в полной мере планируется ввести в практику уже к 2015 г.,нуждается в значительной коррекции. Только тогда российское банковское регулирование будет эффективно соотносить риски системы и капитал, тре-буемый для их покрытия.Действующие нормативы ЦБ, изложенные в инструкции № 110-и, такжене учитывают фактор концентрации. Так, норматив Н6 четко зафиксированна уровне в 25% и не зависит от структуры портфеля. Считаем, что если рос-сийский регулятор в лице ЦБ переходит на принципы Базеля II, то нормативыЦБ РФ тоже должны содержать конкретные механизмы поправок требованийк капиталу, рассчитанному с помощью базельской методологии, они должныстимулировать банки, либо изменять структуру своих кредитных портфелей,либо вводить корректировки к капиталу, рассчитанному при помощи ель-ской методологии.Таким образом, цель нашего исследования заключается как раз в по-строении таких возможных поправок, которые позволят нивелировать влия-ние концентрации, сделав методологию IRBAA адекватной российским усло-виям. Причем поправка на гранулированность (гранулированность означаетсоответствие кредитного портфеля предпосылке, заложенной в IRBAA; еслиусловие выполняется, портфель считается гранулированным, иными словами,это величина недооценки капитала по причине существования крупных кре-дитов в портфеле) должна выражаться стой математической формулой изависеть максимум от двух параметров для того, чтобы управление кредит-ным портфелем было оперативным.3. Этапы исследования и основные результатыВ ходе проведенного нами исследования была детально изучена принад-лежащая к классу Asymptotic Single Risk Factor (ASFE) модель О. Васицека[5], выводящая распределение агрегированных убытков по портфелю на ос-новании общего риск-фактора, поскольку Базельский комитет по банковско-му регулированию и надзору при применении «продвинутого» подхода(IRBAA) устанавливает требования к капиталу исключительно с помощьюэтой модели [10]:( ( ) ) ,( ),Basel UL EAD LGD PD Y PD MatAdEL EAD LGD PD Y= ⋅ ⋅ − ⋅= ⋅ ⋅где EAD - объем кредита в деньгах; MatAd - поправка на временной горизонткредита; M - срок кредита; уровень доверительной вероятности составляет99,99% (рекомендованный); R рекомендуется в диапазоне (0,12; 0,24),b PD PDMatAd M b PD PD− ⋅ ⋅+ − ⋅ ⋅=1 1,5 ( )1 ( 2,5) ( ) ,b(PD) = (0,11852 − 0,05478 ⋅ ln(PD))2 .Выявлено, что модель О. Васицека исходит из жесткой посылки полнойгранулированности кредитных портфелей, что означает абсолютное отсут-ствие концентрации и бесконечное количество кредитов в портфеле. Понят-но, что реальные кредитные портфели многих российских банков совершен-но не удовлетворяют этому критерию. Для таких крупных банков, как Сбер-банк, модель Васицека не приводит к существенной потере в точности. Нодля мелких и средних банков ошибка может быть критичной. Этот факт так-же подтвержден в исследованиях П.А. Разумовского и М.В. Помазанова [2].В ходе исследования детальному анализу также была подвергнута мето-дология CreditRisk+. В итоге были изучены работы К. Дульмана и Г. Шуле[6], Х. Лопеса [7], М. Горди и Е. Люткебомерта [4], М. Пыхтина [8] и некото-рых отечественных авторов. В частности, Горди в 2003 г. при помощи моде-ли CreditRisk+ вывел общую формулу поправки на гранулированность. Одна-ко трудность ее использования объясняется тем, что точные расчеты занима-ют много времени, а в реальных условиях это абсолютно непозволительно.Еще одно интересное исследование М. Пыхтина посвящено анализу влияниясекторального распределения кредитного портфеля, частично захватывая те-му концентрации отдельных ссуд.В нашем исследовании для того, чтобы вывести формулу поправки наконцентрацию, мы использовали формулу Мартина-Томпсона, которая де-монстрирует экспоненциальную зависимость поправки на концентрацию(GA) от доли кредита в кредитном портфеле. Предпочтительная форма зави-симости между UL(Gibrid) и UL(Basel) выражается так:Gibrid Basel1( ) in pf EADEADiiUL EL UL EL e=+ = У + ⋅ У ,где ƒEAD - совокупная сумма кредитов в портфеле; EADi - сумма i-го кре-дита; ULGibrid - непредвиденные потери, определяемые в соответствии с гиб-ридной методологией и учитывающие влияние двух источников кредитногориска (для расчета использовалась модель М.В. Помазанова, 2010 [11. С. 64]);ELi - ожидаемые потери по i-му кредиту; ULBasel - непредвиденные потери,полученные с помощью IRBAA; pf - критическое значение веса кредита, ко-торый может быть добавлен в портфель, не увеличивая ошибки IRBAA (чембольше pf, тем больше требования к капиталу для отдельного кредита); PD,LGD, EAD, M - основные компоненты риска.Гибридная модель М.В. Помазанова выражается формулами:( ( 1( ), ) )pf EADEADGibrid UL =EAD⋅LGD⋅ PDy N− б PD ⋅e У −PD ⋅MatAd ,( , ) ( 1( ) )1PDy Y PD N N PD R YR− + ⋅=−,( ( 1( ), ) ) Basel UL =EAD⋅LGD⋅ PDy N− б PD −PD ⋅MatAd ,R⋅Y + 1−R⋅ж

Ключевые слова

«Базель II», методология IRBAA, гранулированность, поправка на концентрацию, Basel II, IRBAA - Internal Rating Based Advanced Approach, granularity, Granularity Adjustment

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Счастная Татьяна ВладимировнаНациональный исследовательский Томский государственный университеткандидат экономических наук, доцент кафедры финансов и учета экономического факультетаherz@sibmail.com
Дюпина Мария ВладимировнаНациональный исследовательский Томский государственный университетстудентка 5 курса кафедры финансов и учета экономического факультетаmdyupina@yandex.ru
Всего: 2

Ссылки

Петров Д.А., Помазанов М.В. Кредитный риск-менеджмент, как инструмент борьбы с возникающей проблемной задолженностью [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// www. bankir.ru
Разумовский П.А., Помазанов М.В. Штраф на капитал за концентрацию кредитного риска // Банковское дело. 2010. № 2. С. 52-60.
Разумовский П. Internal Ratings-Based Advanced Approach: преимущества и недостатки методологии // Экономическая политика. 2010. № 2-эл.
Gordy M., Lutkebohmert E. Granularity adjustment for Basel II // Deutsche Bundesbank Discussion paper. 2007. № 1.
Vasicek O. Loan Portfolio Value // Risk. 2002. Vol. 15, Iss. 12. P. 160-162.
Dullmann K., Scheule H. Asset Correlations of German Corporate Obligors: Its Estimation, Its Drivers and Implications for Regulatory Capital. Unpublished Working Paper. 2003. March.
Lopez J. The Empirical Relationship between Average Asset Correlation, Firm Probability of Default and Asset Size // Journal of Financial Inermediation. 2004. Vol. 13. P. 265-283.
Pykhtin M. Multifactor adjustment // Risk. 2004. Vol. 17. № 3. P. 85-90.
Gordy M. Risk-Factor model Foundation for Rating Based Capital Rules // Journal for Finfncial Intermediation. 2003. № 3. P. 199-232.
Документ Базельского комитета по банковскому надзору «International Convergence of Capital Measurement and Capital Standards. A revised Framework. Comprehensive version». Basel Committee on Banking Supervision, июнь 2006 г. [Электронный ресурс]. Режим дос
Помазанов М.В. Адаптация «продвинутого» подхода «Базель II» для управления кредитными рисками в российской банковской системе // Управление финансовыми рисками. 2009. № 1 (17). С. 48-67.
 IRBAA (БАЗЕЛЬ II): преимущества и недостатки методологии | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2012. № 1 (17).

IRBAA (БАЗЕЛЬ II): преимущества и недостатки методологии | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2012. № 1 (17).

Полнотекстовая версия