«Провалы» теории рационального выбора | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2012. № 3 (19).

«Провалы» теории рационального выбора

Рассмотрена доминирующая в экономической антропологии неоклассическая парадигма экономического человека Resourceful, Evaluative, Maximizing Man, обобщенасуть претензий к неоклассической теории рационального выбора по восьми направлениям: исторический контекст, социальный контекст, метод, математизация, субъект, целеполагание, информационные ограничения, иррациональность, по каждому изнаправлений показаны наиболее значительные попытки теории преодолеть стоящиеперед ней ограничения, сделан вывод о необходимости появления альтернативной модели экономического человека, более близкой к реальности.

Failures of rational decision making theory.pdf На настоящий момент теория рационального выбора позиционирует себякак универсальное средство, основной принцип социальных наук, однако ееэмпирическая состоятельность не подтверждена.В 1960-х и 1970-х гг., когда происходило развитие основных неокласси-ческих постулатов, идея о рациональности поведения обычных людей каза-лась более правдоподобной, чем видят ее современные ученые. Несмотря нарегулярную критику, теория рационального выбора является непоколебимымстолпом сегодняшней экономической науки.Рациональность в экономической теории реализуется прежде всего в мо-дели экономического человека (homo economicus). Экономический человексодержательно определяется как совокупность отношений взаимообмена че-ловека с природной и социальной средой постольку, поскольку этот обменснабжает его средствами для удовлетворения материальных потребностей [1.P. 29]. Однако такая расширенная трактовка не стала доминирующей в эко-номической науке.Доминирующая парадигма (mainstream) в экономике в дальнейшем раз-вивалась на основе влияния на неоклассическую теорию взглядов кейнсиан-цев, монетаристов, новых институционалистов. Взаимовлияние этих школ инаиболее продуктивные идеи поощрялись решениями Нобелевского комите-та, что фиксировалось в университетских учебниках. Но главенствующаяидея оставалась неизменной. Изложим ниже основные параметры господ-ствующей в экономической теории модели.Модель экономического человека должна описать три группы факторов,представляющих цели человека, средства для их достижения (как веществен-ные, так и идеальные) и информацию (знание) о процессах, посредством ко-торых средства ведут к достижению целей [2. P. 84. Цит по: 3]. Наиболее по-следовательно это делает REMM - Resourceful, Evaluative, Maximizing Man[4].1. Resourceful. Человек активен. Он ищет и экспериментирует, что явля-ется генетически унаследованным свойством человеческой природы. Человекрассуждает о последствиях изменений в окружающей его среды и в своемповедении. Механический процесс оценивания (присвоение значений резуль-татов элементам подмножества, суммирование значений этих элементов, оп-ределение наиболее ценного элемента подмножества) формально соответст-вует модели человека. Но свойство природы человека состоит в том, что онспособен в процессе рассуждений предположить последствия неизвестныхему до сих пор событий, что расширяет рамки его возможностей. Более того,человек способен создавать новые опции выбора, тенденций к которым досих пор не было. Изобретательность, помимо этого, допускает оппортуни-стическое поведение, если это приносит больший выигрыш индивиду.2. Evaluator. Человек оценивающий. Индивид оценивает все процессы иявления своей жизни: яблоки, знания, богатство, положение других лиц, пре-стиж, правила поведения, погоду и т.д. и т.п. Обозначим все эти явления как«товары и услуги». Индивид предпочитает большее количество товаровменьшему. Оценка товаров относительна, ее значение зависит от того, какиееще товары потребляет индивид, а также от количества самих товаров (пер-вый закон Госсена). Однако распределение оценок в ситуации неизменностивнешних условий стабильно и непротиворечиво.3. Maximizing. Максимизатор. Он действует таким образом, чтобы насла-ждаться самым высоким уровнем полезности из всех ему доступных. «Клю-чевая поведенческая предпосылка в моделях, используемых в современноймикроэкономике, заключается в том, что поведение людей мотивируется же-ланием максимизировать чистый выигрыш, получаемый при осуществленииопераций» [5. C. 14]. Для этого нужно знать максимум, а также иметь боль-шую свободу выбора. Красиво в науке, сложно осуществимо в реальности,когда требуются издержки на принятие решения. Автор модели В. Меклингподчеркивает ограниченность REMM: если информация несовершенна, вре-мя ограничено, издержки принятия решения велики, то названные ограниче-ния могут качественно изменить суть процесса и максимизация выродится внекую упрощенную процедуру выбора.Целью данной статьи является обобщение сути претензий к неоклассиче-ской теории рационального выбора и попыток теории преодолеть стоящиеперед ней ограничения.Ниже приведем суть претензий к неоклассической концепции потреби-тельского выбора по следующим направлениям:1. Исторический контекст.2. Социальный контекст.3. Метод.4. Математизация.5. Субъект.6. Целеполагание.7. Информационные ограничения.8. Иррациональность.1. Исторический контекст1.1. Модель рационального человека, используемая экономистами, имеетограниченное историческое применение: ее действенность не распростра-няется за рамки Нового времени и рыночной капиталистической экономики.С помощью данной модели нельзя объяснить другие нерыночные и дорыноч-ные механизмы социального обмена, прежде всего механизм дарения, играв-ший огромную роль в докапиталистических хозяйственных порядках [3]. Ес-ли в рыночной экономике все опосредованно деньгами, деньги есть универ-сальный посредник, с помощью которого можно производить любые обмен-ные операции, то в примитивном традиционном обществе блага не имеютвсеобщего эквивалента, они разбиваются на категории (текущее потребление,роскошь, запасы и т.п.). Расходование благ жестко контролируется общиной.Практически нет возможности переводить благо из одной категории в дру-гую, место блага в жестком иерархическом порядке зависит от роли, которуюоно выполняет в семейном, властном, религиозном смысле. Обмен благамипроизводится внутри общины под контролем влиятельных людей, которыеопределяли по устоявшимся традициям, каким членом общины какое количе-ство благ должно быть потреблено. На этом держался статус старейшин,деньги в таком обществе являются излишней, угрожающей целостности суб-станцией. Соответственно, говорить о максимизации индивидуальной полез-ности не приходится. Более того, многие общества имеют свои стандартыповедения, которые описывают иные, чем современные нам, наиболее эф-фективные способы достижения поставленных целей с заданным образомвосприятия мира. Мистическое восприятие мира, например, предполагает,что в племенах могут топить детей с пороками в реке не потому, что они бо-ятся калек, а потому, что это подходящий способ разрушить связь между ми-ром людей и животных. И с их точки зрения это вполне рационально. Еслипервобытный охотник уверен, что наилучший способ убить оленя - это пора-зить копьем его изображение, нарисованное на стене пещеры, то, проделываяэто, он строго следует требованиям экономической рациональности [3].К тому же понятие рациональности меняется при включении в анализ до-полнительных факторов, не известных потомкам: например, если первыйчлен общины вырастил урожай и потребил сразу практически все на празд-нике урожая, то это рационально в отсутствие многопериодного принятиярешения; другой член общины отложил часть на семена (рационально), но наобщину напали разбойники и потребовали отдать продукты (рациональнеебыло бы «прогулять» на празднике урожая), он отдал, чтобы не убили (ра-ционально), но наступил голод и он умер (лучше бы сопротивлялся и не от-дал, тогда бы в случае победы была бы возможность дожить до следующегоурожая). Таким образом, оценка рационального действия является контекст-ной, обусловленной как ситуациями, так и традициями общества.1.2. Специфика возникновения ТРВ как теоретической концепции.Модель полной рациональности возникла, прежде всего, как теория. Толькогоды спустя были предприняты попытки поиска ее эмпирического подтвер-ждения. Другие типы рациональности (ограниченная, органическая, экологи-ческая) возникли изначально в пику классическому типу как реакция на абст-рактность и неподтвержденность ТРВ. Они определяли свои категории исхо-дя из наблюдений за реальным поведением людей и выстраивались от фактови наблюдений, а не наоборот [6. P. 20].2. Социальный контекст2.1. Внесоциальная теория. Модель рационального человека предпола-гает, что равновесие на рынке устанавливается автоматически и без явнойпомощи институтов, для чего базовой посылкой является свобода воли инди-видов. Таким образом, неоклассическая теория слабо представляет социаль-ную структуру. Социальные отношения практически не оказывают влиянияна поведение экономического человека, чье поведение сводится к автоматиз-му. Тогда в применении неоклассической теории к мезо- и макроуровню естьсущественное противоречие: применять теорию для объяснения агрегатов, неучитывая агрегационные социальные процессы, лежащие в основе агрегатов,нельзя. Посылка о механической сумме репрезентативных потребителей су-щественно искажает суть процессов [7. P. 45-47].2.2. Этическая несостоятельность концепции рациональности. Повыражению Ф. Махлупа, экономический человек был «универсальным пуга-лом», воплощением бездушного эгоизма и рационализма, другой исследова-тель А. Котс высказывался о homo economicus как о «грубой, вводящей в за-блуждение концепции» [8]. Приведем доводы культурологов и этически ори-ентированных экономистов. Первый вариант - этика в экономическом выбо-ре может фигурировать в целях. Если это так, то часть вариантов изначальноотвергаются, но они могут приносить повышенную прибыль. Возьмем, кпримеру, решение: инвестировать ли средства в производство порнографиче-ских фильмов? С одной стороны, отказываясь от этого из этических сообра-жений, предприниматель лишает себя дополнительной прибыли. С другой -если согласиться, возникнет проблема моральных издержек. Возможно ком-промиссное решение: инвестировать, но часть прибыли тратить на благотво-рительность. Второй вариант - моральные правила действуют как ограниче-ния. При принятии решений индивид видит все альтернативы, мораль же вы-ступает барьером, который может быть преодолен с разной степенью слож-ности. Весь вопрос в том, насколько компенсировано будет преодоление тре-бований морали в виде большей прибыльности или полезности аморальноговарианта.3. Метод3.1. Эпистемиологический дефект теории. Данные, собранные дляподтверждения гипотезы, и сами гипотезы выводятся из теории. Теория,основанная на ложных предпосылках, сама не может предложитьокончательного знания. Таким образом, само утверждение о возможностипредсказания и созданная в развитие этого методология ставятрациональность выбора в позицию необсуждаемого вопроса. Тогда понятиеэкономической рациональности является чисто тавтологическим («рацио-нальным является все то, что человек делает») [3].3.2. Картезианские истоки неоклассики. Картезианство, как направле-ние в философии и естествознании, утверждает дуализм мира как две незави-симые субстанции: протяженную и мыслящую, что нашло выражение в спо-собе отражения системы ценностей. В неоклассической модели ограниченияформируются в протяженной, а предпочтения - в мыслящей субстанции, дляотображения на графиках равновесных ситуаций требуется их независимость.Ограничения при этом устанавливают приемлемые средства реализации дан-ных целей, предпочтения же определяют набор дозволенных целей. Не про-изводится учета трансформации ограничений в предпочтения (интериориза-ция ограничений) и наоборот. Концепция не восприимчива к разнице инсти-тутов как ограничений и институтов как инструментов, используемых длярешения практических задач. Или, по выражению К. Касьяновой [9. С. 196-197], «...праведник не «соблюдает» запреты и предписания, он ими пользует-ся для выражения вовне своего внутреннего импульса, желания и они (имен-но они) подходят ему... Для «религиозного же фундаменталиста»... все пра-вила заключают в себе определенный момент принудительности». Интерио-ризация ограничений способствует предотвращению оппортунистическогоповедения: многократное повторение действий, опосредованных угрозойприменения санкции, может привести к интериоризации нормы. При исчез-новении угрозы поведение не изменяется в течение определенного периода,поскольку норма включена в функцию полезности и исключает отклонениеот нормы из числа альтернатив.3.3. Неопределенность решения вследствие множественности равно-весий. В данной конкретной рыночной ситуации, даже оставаясь в рамкахТРВ, может оказаться, что оптимальный выбор не определен и однозначноерешение не может быть принято. Речь идет о множественности равновесий,которых может быть континуум. В теории игр, примененной к ситуации ра-циональности, рынков несовершенной конкуренции и равновесия, было об-наружено несколько равновесий [10], попадение в одно из которых во мно-гом случайно или зависит от истории развития рыночной ситуации (pathdependent).ТРВ может избежать неопределенности, только наложив на при-нимающего решение субъекта еще более жесткие требования к рационально-сти: субъект должен знать все ситуации равновесия и среди них всех (не ло-кально!) выбирать Парето-оптимальное.3.4. Обособленность актов выбора или однопериодный выбор. Для ре-шения задачи выбора в концепции поведение делится на обособленные, изо-лированные друг от друга действия. Присутствует неявное допущение о не-зависимости последующего акта выбора от предшествующего, история по-ступков не имеет значения. Теория, конечно, предлагает решение в виде мо-делей межвременного выбора. Но появляется другая сложность: отсутствуетсвязь между априорными и апостериорными параметрами выбора [11. С. 89].Более того, большую проблему составляет разница в степени влияния разныхтипов оценок на выбор: ретроспективные оценки полезности оказывают начеловека меньшее влияние, чем интроспективные [12. P. 28]. Последний па-радокс теории состоит в том, что само время в условиях сравнительной ста-тики лишено продолжительности.4. Математизация4.1. Сложности в применении концепций теории вероятности. Ра-циональность предполагает рассуждение в терминах теории вероятности.Однако есть ряд моментов, препятствующих использованию названного ин-струментария. Во-первых, нет однозначности в концептуальных взглядах нарациональность среди статистиков и философов. Спорными являются воз-можности применения вероятностных суждений к единичным событиям [13.P. 175-179]. Во-вторых, при применении концепций теории вероятности про-исходит неучет содержания и контекста принятия решения: правила опреде-ления вероятности событий считаются заданными и только позже в рамкахэтих правил описывают предпочтения индивидов, т. е. происходит движениене от анализа проблемы и предположений людей о ситуации, а от норматив-ного суждения. Например, при тестировании байесовского вывода предпоч-тений (Bayesian inference) участники эксперимента могут делать некие обоб-щающие суждения, используя не относящуюся к сути выбора информацию ине используя важную, как в случаях с нерелевантными якорями. В-третьих, вбольшинстве тестов предположений о вероятностном вынесении сужденийиспользуется простая проблема, по мере усложнения ситуации вычислениевероятностей для индивида не представляется возможным, модель рацио-нального выбора невозможно специфицировать из-за отсутствия возможно-сти определения круга проблем для решения.4.2. Отсутствие неопределенности. Точнее, отсутствие учета стратеги-ческой неожиданности. Это означает, что происходит абстрагирование отсобытий, которым нельзя приписать пусть даже субъективную вероятность,основанную на статистических наблюдениях. Ведь для вычисления вероятно-стей необходимы повторяемость событий и опыт встречи с ним у потребите-ля. В большинстве случаев потребитель встречается с аналогичной, но не та-кой же ситуацией, когда он может абстрагироваться от ряда отличий, при-числив ситуацию к некоему классу, вычислив вероятности исходов из опыта.Но все чаще в нашем меняющемся мире индивид попадает в ситуации край-ней неопределенности и волотильности, что никоем образом не находит от-ражения в теории. В этом случае выходом становится «концептуальная сле-пота»: происходит абстрагирование от событий, которые невозможно иден-тифицировать в силу их неизвестности.4.3. Следование развития модели потребительского выбора за логикойразвития математического инструментария. Повышенная степень абст-рактности рациональной модели человека, принятой в экономической тео-рии, ее относительная независимость от реальных фактов хозяйственногоповедения представляет собой серьезную методологическую проблему. Ма-тематический инструментарий имеет собственную логику развития и частовнедряется без какой-либо осмысленной поведенческой интерпретации. Со-отношение теории и фактов ни в какой другой общественной науке не явля-ется столь болезненным вопросом, как в неоклассической экономическойтеории.5. Субъект5.1. Единственность роли индивида. В неоклассике человек есть субъ-ект, максимизирующий целевую функцию в виде абстрактной полезности,аргументами которой являются доход, статус, свободное время и т.п. Единст-венность роли означает ее локальное определение и позволяет зафиксироватьцель человека как члена семьи, потребителя, наемного работника, предпри-нимателя, политика и др. Проблема выявления взаимосвязей между ролямичеловека не находит отражения в mainstream.5.2. Репрезентативный субъект. Проверка предпосылки на эксперимен-тальных данных [14] не показывает наличие репрезентативности лишь в сла-бой форме (сильная форма дает возможность суммировать по всем ценам привсех уровнях дохода, слабая - ограничивает). Уровень рациональности здесьпостоянный, не зависит от конкретного человека и обстоятельств, посколькуречь идет о репрезентативном экономическом агенте, полученном, как предпо-лагается, в результате естественного отбора и (или) посредством агрегирова-ния. Отсюда для макроуровня рациональность как таковая не нужна.6. Целеполагание6.1. Модель человека не способствует объяснению конечных целей че-ловеческого существа. Для выбора окончательных целей жизни концепциярациональности не подходит, скорее всего применена будет ценностная ра-циональность, которую предлагает этика и в которой используются иерархияцелей, размышления и рассуждения вместо трезвого расчета. В ходе рассуж-дений, являющихся уникальной и определяющей чертой каждого человека,выявляются конечные цели (ultimate ends), позволяющие человеческому су-ществу постичь свою природу и возможности [15]. Неоклассическая рацио-нальность просто не рассматривает вопрос так глубоко. В соответствии сутилитаризмом Бентама целью человека является достижение счастья, полу-чаемого от потребления товаров и услуг. И здесь возникает ряд вопросов.Действительно ли дополнительные кофточка, гаджет, машина приближаютчеловека к состоянию счастья? Возможно ли достичь счастья в одиночку?Эти вопросы вне поля действия неоклассики. Но нельзя сказать, что неоклас-сика не пытается проникнуть в эти области. Например, Д. Гутиер [16. Цит.по: 11] считает, что действовать кооперативно в общих интересах возможноинструментально рациональному человеку, так как в итоге получается обще-ство, действующее в общих интересах. Д. Шмидц [17] утверждает, что аль-труизм инструментально рационален, поскольку позволяет индивиду расши-рять собственные горизонты целей и тем обогащать свою жизнь.6.2. Рациональность бессильна в случае конфликта целей. Домини-рующая в экономической теории концепция рациональности не затрагиваетцелеполагание человека и его представления об окружающем мире, на основекоторых выбираются средства для достижения поставленных целей [18]. По-требитель может преследовать следующие варианты целей: 1) минимум уси-лий по принятию решения, 2) максимум точности решения, 3) минимум нега-тивных эмоций во время принятия решения, 4) максимальная простота в оп-равдании решения перед самим собой. Одно может исключать другое. Мало-вероятно, что человек при четко поставленной цели не будет стремиться еедостигнуть. Ситуация типа человека с бомбой на острове, который хочетубить другого человека, взорвав остров, - выдуманный для демонстрацииэкстремального случая конфликта целей анекдот. Но если человек не можетопределиться относительно иерархии целей, то оптимальная стратегия неможет быть определена. По-прежнему происходит апелляция к спасительнойценностной рациональности. Неоклассическая теория рациональности беретцели как данные, как результат сложившихся предпочтений и дает средствопо выбору путей их достижения [15]. В этом ее принципиальное неустрани-мое ограничение.7. Информационные ограничения7.1. Дефект концепции общего знания. Проблема в применении концеп-ции рациональности состоит не в том, что субъекты выбора нерациональны, ав том, что они не знают точные исходы и их вероятности, т. е. не выполняет-ся предпосылка общего знания. Названный дефект взаимодействия в повто-ряющейся игре возникает уже в случае, когда участник взаимодействия до-пускает даже малую вероятность эгоистического поведения контрагента. Ес-ли бы действия всех участников, наряду с другими параметрами рынка, явля-лись общим знанием, вопрос об эмпирической несостоятельности концепциирациональности не стоял бы так остро [19].7.2. Ограничения на объем информации. Никто в мире не владеет пол-ной информацией, она просто недоступна или важные ее компоненты созна-тельно скрываются как объект коммерческой тайны. Тогда решения субъек-тов могут быть основаны на заранее смещенных, условно приписываемыхсобытиям вероятностях. В этом случае даже если сбор информации стоитденег и есть возможность избежать 10% вероятности потерять 100 у.е., запла-тив 25 у.е., тогда в ситуациях смещенных вероятностей такая повышеннаяплата может и не быть нерациональной [15].7.3. Ограничения возможностей обработки информации. В неокласси-ческой теории человеческий мозг предстает «демоном Лапласа» [20]: супер-компьютером с неограниченным временем, знаниями, машинным ресурсом.В реальности все, конечно, не так. Иногда в экспериментах индивиды делаютошибки в расчетах. Иногда индивиды выбирают удачно, основываясь на не-рациональных критериях и догадках (например, нравится торговая эмблема),и неудачно - на в общем-то рациональных. Эксперименты показывают, чтодаже если индивиду доступна вся информация, он может быть просто не всостоянии ее обработать. Приведем пример такого эксперимента [21]. Всюинформацию для участников разбили на три части: три группы индивидовполучали соответственно одну, две или все три части. В целом индивидыстановились более рациональными при увеличении доступной информации,но при сравнении тех, кто получал одну, и тех, кто получал две части инфор-мации, оказалось, что решение лучше принимают первые.8. Иррациональность8.1. Нерефлексивность выбора. Потребительский выбор чаще всего во-обще нерефлексивный выбор. Это связано с тем, что потребление как про-цесс протекает в нерыночной обстановке - в домашнем хозяйстве. Здесь гос-подствуют традиции, нерациональный выбор. Наука пытается объяснить ра-ционально принятие решений в этом секторе, однако предприниматели от-лично понимают тщетность своих усилий, поэтому используют в рекламесоциологические, психологические и даже психиатрические методики про-движения товара, воздействуя скорее на бессознательный уровень [22. P. 42].8.2. Отсутствие учета влияния эмоций на потребительский выбор.Эмоции влияют на выбор потребителя не только в эмоционально нагружен-ных областях, но и при торговле ценными бумагами и недвижимостью [23.P. 433]. Например, часто поиск информации для снижения неопределенностине производится не из-за того, что выгоды поиска меньше издержек. Потре-битель может находиться в плену так называемых когнитивных иллюзий:вместо того, чтобы искать информацию, люди слишком ленивы, рассеяны,нетерпеливы, что становятся чересчур оптимистичны относительно будущегорезультата или, наоборот, приписывать слишком высокую ценность сложив-шемуся статус-кво. Наряду с этим может возникать конфликт эмоций илиамбивалентность, когда на выбор оказывают влияние две взаимоисключаю-щие характеристики, каждая из которых приносит отрицательные эмоции[24], как в известной модели Дж. Аккерлофа и У. Диккенса [25], когда на вы-сокооплачиваемой опасной работе люди перестают заботиться о техникебезопасности, так как убеждают себя, что работа не опасна. Конфликт эмо-ций приведет к психологическому внутреннему конфликту, результатом ко-торого становится смещение восприятия характеристик выбора. Ярким при-мером в потребительском выборе является ориентация современных моло-дых людей на автомобили такой ценовой категории, которую они не могутсебе позволить, даже заложив банку свою душу. Тогда, покупая глянцевыеавтомобильные журналы, разбираясь в малейших нюансах комплектации ав-томобилей, проводя часы в беседах об авто премиум-класса с единомышлен-никами, они как бы получают частичку желаемого, они уже, еще не купив,«потребляют» вожделенный предмет. Таким образом, от эмоций нельзя изба-виться, не делая выбор бессмысленным.Существующая модель, несмотря на все свои недостатки, обладает рядомчерт, с которыми ученым «удобно». Во-первых, она универсальна, т.е. можетбыть применена ко всевозможным вариантам поведения и выбора человека (идаже животного), что создает предпосылки для экспансии экономическойтеории в смежные области и науки. Во-вторых, она претендует на лавры ес-тественно-научной дисциплины, используя математический аппарат, т.е. соз-дается иллюзия возможности предсказания поведения индивида, но при лю-бой сколь бы то ни было солидной проверке оказывается, что точность про-гноза невелика. В-третьих, критика теории рационального

Ключевые слова

поведение потребителя, теория рационального выбора, consumer behaviour, rational decision making theory

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Рыжкова Марина ВячеславовнаНациональный исследовательский Томский государственный университет; Национальный исследовательский Томский политехнический университетдоцент, кандидат экономических наук, докторант кафедры общей и прикладной экономики; доцент кафедры экономикиmarybox@inbox.ru
Всего: 1

Ссылки

Polanyi K. The Economy as Instituted Process // The Sociology of Economic Life / Ed. by M. Granovetter, R. Swedberg. Boulder, 1992.
Knight F.H. Ethics and Economic Reform // Freedom and Reform: Essays in Economics and Social Philosophy. N.Y., 1947.
Автономов В.С. Модель человека в экономической теории и других социальных науках // Истоки / Гл. ред. Я.И. Кузьминов. М.: ГУ-ВШЭ, 1998. Вып. 3. С. 24-72.
Meckling W.H. Values and the Choice of the Model of the Individual in the Social Sciences // Swiss Journal of Economics and Statistics (SJES). Swiss Society of Economics and Statistics (SSES). 1976. Vol. 112, № 4 (Dec.). P. 545-560. URL: http://www.sjes.c
Хайман Д.Н. Современная микро-экономика: анализ и применение: В 2 т. М., 1992. Т. 1.
Secchi D. Rationalization and Rationality / Extendable Rationality. Springer, 2011.
Jackson W.A. Economics, culture and social theory. UK: Edward Elgar Publishing Ltd, 2009.
Coats A.W. Economics and Psychology: A Resurrection Story // Psychological Economics /Ed. P. Earl. Boston, 1988.
Касьянова К. О русском национальном характере. М.: Институт национальной модели экономики, 1994.
Arrow K.J. Rationality of Self and Others in an Economic System // The Journal of Business, University of Chicago Press. 1986. Vol. 59. Iss. 4. P. 385-399.
Сапир Ж. К экономической теории неоднородных систем. Опыт исследования децентрализованной экономики. М.: ГУ ВШЭ, 2001.
Kahneman D. New Challenges to the Rationality Assumption // Journal of Institutional and Theoretical Economics. 1994. Vol. 150. Iss. 1.
Gigerenzer G., Swijtink Z., Daston L. The Empire of Chance: How Probability Changed Science and Everyday Life, Cambridge University Press, 1989. URL: http://books.google.ru/.
Battalio R.C., Dwyer G.P., Kagel J.H. Tests of Competing Theories of Consumer Choice and the Representative Consumer Hypothesis // The Economic Journal. 1987. Vol. 97, № 388 (Dec.). P. 842-856.
Rubin E.L. Rational Choice and Rat Choice: Some Thoughts on the Relationship among Rationality, Markets and Human Beings // The Chicago-Kent Law Review. 2005. Vol. 80. Iss. 3. P. 1091-1127.
Gauthier D. Morals by Agreement. Oxford: Clarendon Press, 1986. 297 p.
Schmidtz D. Rational Choice and Moral Agency. Princeton: Princeton University Press, 1995. 283 p.
Автономов В.С. Экономическая антропология и модель человека // Очерки экономической антропологии. М.: Наука, 1999. С. 17-58.
Kreps D.M., Milgrom P., Roberts J., Wilson R. Rational Cooperation in the Finitely Repeated Prisoners' Dilemma // Journal of Economic Theory. 1982. Vol. 27. Iss. 2. Р. 245-252.
Laplace P.-S. A Philosophical Essay on Probabilities. NY: John Willey & Sons, 1902. URL: http://archive.org/details/philosophicaless00lapliala.
Cangelosdi V.E., Robinson M., Schkade L.L. Information and Rational Choice // The Journal of Communication. 1968. Vol. 18 (June). P. 131-143.
Godelier M. Rationality and irrationality in economics. N.Y.; London: Monthly Review Press, 1972.
Huang P. How Do Securities Laws Influence Affect, Happiness, & Trust? // Journal of Business and Technology Law. 2008. Vol. 3.
Opaluch J.J., Segerson K. Rational Roots of «Irrational» Behavior: New Theories of Economic Decision-Making // Northeastern Journal of Agricultural and Resource Economics. 1989. Vol. 18. Iss. 2. P. 81-95.
Akerlof G.A., Dickens W.T. The Economic Consequences of Cognitive Dissonance // American Economic Review. 1982. Vol. 72. P. 307-319.
 «Провалы» теории рационального выбора | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2012. № 3 (19).

«Провалы» теории рационального выбора | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2012. № 3 (19).

Полнотекстовая версия