Социальное и экономическое пространство регионов: концептуальные подходы к измерению и методика оценки (на примере регионов Сибирского федерального округа) | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2013. № 2 (22).

Социальное и экономическое пространство регионов: концептуальные подходы к измерению и методика оценки (на примере регионов Сибирского федерального округа)

Предлагаются концептуальные подходы к измерению и методика оценки уровня и направленности развития социального и экономического пространства регионов с позиции системного и процессного подходов на основе дифференциации социальных и экономических процессов и оценки степени их сбалансированности. Обосновывается первоопределяющая роль социальных процессов, формирующих социальное пространство региона, в обеспечении воспроизводства человеческого капитала как эндогенного источника устойчивого развития социально-экономических систем.

Social and economic space of regions: conceptual approaches to measurement and the assessment technique (on the example of regions of the Siberian federal district).pdf Неравномерность развития социального и экономического пространства регионов России объективно предполагает необходимость его измерения. В условиях переходной экономики внимание научного сообщества, органов публичного управления всех уровней по вполне объективным причинам было сосредоточено на тех процессах, которые получили развитие именно в эпоху трансформационных преобразований. Объектом внимания выступала экономическая составляющая развития территорий, а в качестве инструмента для сглаживания социальных диспропорций в основном использовались пассивные формы социальной политики (дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности, предоставление межбюджетных трансфертов отдельным категориям граждан и др.). Проблема необходимости развития человеческого капитала как фактора устойчивого развития социально-экономических систем в начале становления в России рыночных отношений органами публичного управления не поднималась и не рассматривалась. В законах о федеральном бюджете на 1995 и 1996 гг. фигурировали такие понятия, как «нуждающиеся» и «особо нуждающиеся» регионы с точки зрения их бюджетной обеспеченности, что демонстрировало узость подхода к проблеме неравномерности развития социального и экономического пространства отдельных территорий. В программе «Реформы и развитие российской экономики в 1995-1997 годах» [1] были сформулированы критерии и определена система показателей, позволяющая оценивать уровень развития социально-экономического пространства регионов и тем самым относить их к депрессивным и кризисным. К депрессивным были отнесены регионы, обладающие достаточным экономическим потенциалом, но в результате структурного кризиса характеризующиеся устойчивым снижением производства и реальных доходов населения, растущей безработицей. Регионы, отличающиеся экстремальным характером экономических, социально-политических и экоприродных процессов (остановка подавляющей части промышленных предприятий, межэтнические конфликты, последствия природных катаклизмов), были отнесены к кризисным. Указанная программа была ориентирована на краткосрочную перспективу, что не позволяло в рамках предусмотренной в ней системы показателей обеспечить эффективный мониторинг уровня развития социально-экономического пространства территорий. Кроме того, социально-экономическое пространство предлагалось измерять в целом. В программно-прогнозных материалах Министерства экономики РФ, разработанных в конце 1996 г., использовались методы группировки регионов по уровню развития социально-экономического пространства с выделением регионов «с относительно высоким уровнем развития», «выше среднего», «со средним», «ниже среднего», «с низким» и «с крайне низким» [2]. Недостаток методики состоял в том, что в основу комплексной оценки были положены показатели, характеризующие как социальные процессы, так и экономические (производство валового регионального продукта на душу населения; индекс производства за период 1991-1995 гг.; доля населения, имеющая доходы ниже прожиточного минимума; уровень безработицы; обеспеченность жильем; обеспеченность детскими дошкольными учреждениями; обеспеченность образовательными учреждениями; обеспеченность нестационарными и стационарными лечебными учреждениями). На основе данных показателей рассчитывался интегральный индекс, при этом дифференциация показателей отдельно на социальные и экономические не производилась, что в конечном итоге «затушевывало» не только социальные, но и экономические проблемы территорий. В результате оставалась открытой проблема оценки степени сбалансированности социальных и экономических процессов. В «Докладе о ситуации в экономике, финансово-банковской и социальной сферах субъектов РФ в январе-апреле 2012 года» Министерство регионального развития РФ использует обширный круг показателей, характеризующих процессы в региональных социально-экономических системах (бюджетные, инвестиционные, распределительные, занятости и безработицы и др.), однако интегральная оценка их уровня не позволяет понять причины различий в уровне развития социального и экономического пространства региональных социально-экономических систем [3]. К измерению социального и экономического пространства в основном подходят с позиции измерения социально-экономических или экономических процессов. При этом в систему индикаторов для оценки уровня развития экономического пространства, как правило, включают показатели, характеризующие не только экономические процессы, но и социальные. Подобный подход не позволяет сформировать объективную картину об уровне развития отдельно социального и отдельно экономического пространства и главное -оценить степень сбалансированности протекающих в нем социальных и экономических процессов. В своей работе «Теория экономического пространства: методологический и региональный аспекты» [4, С. 110-124] О.А. Бияков обосновывает измерение экономического пространства региона с позиции процессного подхода. Для оценки уровня использования экономического потенциала региона автор выделяет четыре группы процессов - основные процессы, вспомогательные процессы, процессы жизнеобеспечения и процессы, препятствующие развитию экономического пространства, и определяет для их измерения соответствующие им системы показателей. Так, к показателям, характеризующим основные процессы, О.А. Бияков относит сальдированный финансовый результат деятельности организаций, валовую производительность труда, инвестиции в основной капитал на душу населения, иностранные инвестиции в экономику, ВРП на душу населения. Для измерения уровня развития вспомогательных процессов автор использует показатели, отражающие объем перевозок грузов автомобильным транспортом, объем работ, выполненных по договору строительного подряда, численность студентов государственных вузов на 10 тыс. человек населения. Для характеристики процессов жизнеобеспечения используются такие показатели, как наличие собственных легковых автомобилей на 1000 человек населения, густота автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием, наличие квартирных телефонов на 1000 человек сельского населения, объем платных услуг на душу населения, оборот розничной торговли на душу населения, численность врачей на 10 тыс. человек населения, число больничных коек на 10 тыс. человек населения. И, наконец, к показателям, характеризующим процессы, препятствующие развитию экономического пространства региона, относятся: заболеваемость на 1000 человек населения, выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух от стационарных источников, число зарегистрированных преступлений на 100 тыс. человек населения, уровень безработицы [4. С. 110-123]. К спорным моментам предлагаемого О.А. Бияковым подхода, по нашему убеждению, относится включение социального пространства в экономическое, что означает признание первоопределяющей роли именно экономического пространства. Подобный подход затушевывает значимость социальной составляющей, человеческого фактора в обеспечении сбалансированности социальных и экономических процессов и устойчивом развитии социально-экономических систем. Независимым институтом социальной политики при оценке уровня развития экономического пространства регионов в качестве базовых дифференцирующих признаков были выбраны показатели, характеризующие экономическое положение домохозяйств (душевой ВРП, отношение денежных доходов к прожиточному минимуму, уровень бедности) и освоенность территории [5]. Использование данного подхода, по нашему мнению, не позволяет понять причины территориальных диспропорций в уровне развития экономического пространства, в том числе в контексте приведенных показателей. По Л.Н. Булгаковой, при формировании системы показателей для анализа функционирования экономической системы на уровне региона должен соблюдаться ряд принципов построения динамического критерия, поскольку любые объемные характеристики региональной экономической системы (ВРП, выпуск продукции, численность занятых и др.), взятые изолированно, не в состоянии дать оценку эффективности ее функционирования и по сути всего лишь отражают состояние системы в определенный момент времени. Автор предлагает сведение показателей в упорядоченную систему, где каждому из них должно быть отведено свое место. Другими словами, показатели должны определенным образом соотноситься друг с другом [6]. Позитивно, что к измерению процессов автор подходит с позиции динамического критерия, при этом подчеркивая важность соотнесения показателей друг с другом. Однако Л.Н. Булгакова при формировании системы показателей в целях оценки социально-экономического потенциала региона социальные и экономические процессы не дифференцирует и систему показателей для их измерения определяет в целом. Игнорирование на протяжении многих лет органами публичного управления необходимости развития социальной сферы, использование преимущественно пассивных форм реализации социальной политики, перманентное урезание расходов по таким значимым направлениям с точки зрения развития человеческого капитала, как образование и наука, здравоохранение, спорт, культура, искусство, привели к снижению его качества, в то время как мировое научное сообщество определяет человеческий капитал главным фактором производства, составляющим основу труда, капитала, национального богатства и выступающим фактором-детерминантом экономического роста [7. С. 3]. Ф. Фукуяма подчеркивает, что «.. .в современных условиях капиталом являются не столько земля, заводы, инструменты и станки, сколько знания и квалификация людей, причем значение указанных факторов постоянно растет» [8. С. 129]. В свою очередь, В. Роик совершенно справедливо отмечает: «Отрасли социальной, образовательной и научной сфер, где воспроизводится человеческий капитал и генерируется интеллектуальный потенциал страны, всё более не соответствуют вызовам времени» [9. С. 9]. По мнению В. Мау и В. Ступина, «. опыт региональных исследований свидетельствует о необходимости дополнить традиционный анализ методами, позволяющими изучать экономические, социальные и политические процессы в их совокупности и взаимодействии. Только такой подход дает возможность оценить реальные перспективы развития данного конкретного региона» [10. С. 30]. Необходимость рассмотрения именно совокупности процессов развития социально-экономических систем разных уровней иерархии обосновывается В.В. Михайловым, поскольку «...обеспечить сбалансированность социальных и экономических процессов возможно только при условии сбалансированности частных подпроцессов, которые относятся соответственно к экономическим и социальным» [11. С. 15]. Проведенный анализ показал, что существующие подходы к измерению уровня развития социального и экономического пространства региона и совокупности процессов, протекающих в нем, не ориентированы на измерение социальных и экономических процессов в отдельности и оценку степени их сбалансированности. Это не позволяет получить объективное представление об уровне и направленности развития отдельно социального пространства региона и отдельно экономического, в то время как выделение и измерение социальных и экономических процессов в контексте совокупности частных подпроцессов и рассмотрение их с позиции динамического критерия является принципиально важным в исследовании социального и экономического пространства региональных социально-экономических систем, поскольку позволяет повысить уровень управляемости процессами в системах, а стало быть, и устойчивость самих систем. Важность дифференциации совокупности процессов в социальном и экономическом пространстве региона состоит еще и в том, что именно социальная подсистема и совокупность процессов, протекающих в ней, обеспечивают воспроизводство человеческого капитала. Характер этого воспроизводства (простое, суженное, расширенное экстенсивно, расширенное интенсивно) определяет качество совокупного человеческого капитала, результаты развития системы в целом и в конечном итоге - качество жизни сообщества. Следовательно, состояние социальной подсистемы региона, уровень и направленность развития совокупности именно социальных процессов формируют то социальное пространство, в котором обеспечивается воспроизводство человеческого капитала каждого конкретного индивида. По нашему убеждению, внимание органов публичного управления всех уровней должно быть сконцентрировано на регулировании именно тех процессов в социальной подсистеме, которые обеспечивают воспроизводство человеческого капитала на расширенной основе (образовательные, научно-исследовательские, здравоохранения, жизнеобеспечения, создание безопасной среды, обеспечение жилищных условий и т.п.), поскольку именно человеческий капитал (его качество) выступает эндогенным источником устойчивого развития социально-экономических систем и повышения качества жизни каждого индивида и всего общества. С учетом результатов проведенных монографических исследований [1214] и обоснования ведущей роли социальной подсистемы в обеспечении расширенного воспроизводства человеческого капитала как эндогенного источника устойчивого развития социально-экономических систем в основу авторской методики измерения уровня развития социального и экономического пространства положен расчет компонентных подындексов, характеризующих социальные и экономические процессы в региональной социально-экономической системе в отдельности, и интегрального индекса на базе агрегированной совокупности показателей государственного статистического наблюдения. Использование показателей государственного статистического наблюдения представляется нам наиболее целесообразным, поскольку позволяет обеспечить измерение уровня развития социального и экономического пространства на регулярной основе и мониторинг направлений его развития. Хотя объективности ради нельзя не отметить сознательное искажение органами государственного статистического наблюдения некоторых показателей в силу их высокой политизированности. Обоснование системы показателей, положенных в основу расчета частных подындексов, отражающих развитие социального и экономического пространства региона с учетом совокупности протекающих в нем социальных и экономических процессов, представлено ниже. 1. Система показателей, характеризующих развитие социального пространства региона с учетом направленности и качественного содержания протекающей в нем совокупности частных подпроцессов: - ожидаемая продолжительность жизни при рождении, лет. Данный показатель характеризует качество социального и экономического пространства региона в целом. Однако включение этого показателя именно в социальный блок обусловлено тем, что он характеризует состояние здоровья индивидов, являющихся активными участниками всех процессов в системе. На основе данного показателя рассчитывается частный подындекс L; - коэффициент миграционного прироста демонстрирует наиболее благополучные, прежде всего с социальной точки зрения, регионы, поскольку люди мигрируют туда, где жизнь более безопасна, комфортна, где есть свободные рабочие места и новые возможности. В этой связи коэффициент миграционного прироста наиболее высок в регионах, где социальное пространство имеет высокий уровень развития в данном контексте. На основе этого показателя рассчитывается частный подындекс M; - число зарегистрированных преступлений на 100 тыс. человек населения характеризует качество социального пространства с точки зрения безопасности личности. На основе данного показателя рассчитывается частный подындекс P; - уровень безработицы, %, отражает долю населения, не вовлеченного в процесс создания материальных и духовных благ, а значит, уровень неблагополучия социального пространства с точки зрения доступности получения доходов для индивидов. На основе данного показателя рассчитывается частный подындекс W; - обеспеченность жильем - площадь жилых помещений в расчете на одного жителя, м кв./чел. Безусловно, данный показатель не отражает доступность жилья для индивидов. Поэтому в целях обеспечения корректного измерения социального и экономического пространства в систему экономических показателей включен показатель, характеризующий отношение средних цен на рынке вторичного жилья к среднедушевым доходам населения. На основе показателя, характеризующего обеспеченность индивидов жильем, рассчитывается частный подындекс F; - коэффициент младенческой смертности - число детей, умерших в возрасте до 1 года, на 1000 родившихся живыми - демонстрирует развитость инфраструктуры на определенной территории, качество и доступность медицинских услуг. На основе данного показателя рассчитывается частный подындекс B; - поступление патентных заявок на полезные модели и изобретения в расчете на 1000 человек населения. Данный показатель, по нашему мнению, характеризует уровень изобретательской и инновационной активности населения региона, а стало быть, качество человеческого капитала. Мы сознательно отказались от официального показателя государственного статистического наблюдения, отражающего количество обучающихся на 10 тыс. человек населения исключительно потому, что количество обучающихся не отражает качество подготовки специалистов, а следовательно, качество человеческого капитала. Проблема оценки квалификационного уровня выпускаемых вузами специалистов до сих пор остается открытой и требует дальнейшего развития теоретико-методологических и методических подходов к его измерению [15]. На основе данного показателя рассчитывается частный подындекс А. Полученные частные подындексы позволяют рассчитать компонентный подындекс S, характеризующий уровень развития социального пространства региона, полученный усреднением семи величин: S _ L + M + P + W + F + B + A ( S _-7-. (1) 2. Развитие экономического пространства региона предлагается измерять с использованием системы показателей, отражающих качественное содержание протекающей в нем совокупности частных подпроцессов: - среднедушевые денежные доходы населения в месяц, руб./чел., демонстрируют возможность индивидов к обеспечению своего воспроизводства на расширенной основе с точки зрения потребления материальных и духовных благ. На основе данного показателя рассчитывается частный подындекс D; - инвестиции в основной капитал на душу населения, тыс. руб./чел., отражают, насколько благоприятным в регионе является инвестиционный климат. Уровень данного показателя характеризует также развитость институциональных форм, в том числе и законодательно-правового характера, обеспечивающих инвестиционную привлекательность региона. На основе данного показателя рассчитывается частный подындекс I; - удельный вес убыточных организаций от общего их числа, %, демонстрирует качество экономического пространства региона с точки зрения эффективности функционирования субъектов хозяйствования. На основе данного показателя рассчитывается частный подындекс K; - валовой региональный продукт на душу населения, руб./чел., по существу, характеризует производительность труда индивидов в региональной социально-экономической системе с точки зрения создания валовой добавленной стоимости. Необходимо отметить, что в настоящее время рост данного показателя в основном обеспечивается экстенсивным путем, например за счет наращивания объемов добычи и первичной переработки невозобновляе-мых ресурсов, а не за счет создания высокотехнологичных продуктов с высокой долей добавленной стоимости. На основе данного показателя рассчитывается частный подындекс J; - налоговые доходы консолидированного бюджета в расчете на одного жителя, тыс. руб./чел., отражают использование налогового потенциала экономического пространства региона. На основе данного показателя рассчитывается частный подындекс T; - доля населения с доходами выше прожиточного минимума, долей ед., характеризует экономическое благополучие сообщества, которое непосредственно связано с уровнем развития экономического пространства региона. На основе данного показателя рассчитывается частный подындекс R; - отношение средних цен на рынке вторичного жилья к среднедушевым доходам населения демонстрирует доступность жилья для индивидов с учетом их среднедушевых доходов. Выбор показателя средних цен на рынке вторичного жилья обусловлен тем, что рынок вторичного жилья, по нашему мнению, является первоопределяющим. Организации, занимающиеся строительством жилья, при формировании цен на первичное жилье ориентируются на цены, которые сложились на вторичном рынке. Кроме того, приобретение первичного жилья выстраивает серьезную систему ограничений, которая связана не только с необходимостью дальнейшего инвестирования (квартиры приобретаются в основном под самоотделку), но и с тем, что заключение договоров долевого участия является выгодным только на первоначальном этапе строительства, когда цены максимально привлекательны. Однако это предполагает наличие альтернативного жилья для покупателя, поскольку сроки завершения строительства имеют высокий уровень неопределенности. На основе данного показателя рассчитывается частный подындекс Z; Полученные частные подындексы позволяют рассчитать компонентный подындекс E, характеризующий уровень развития экономического пространства региона, полученный усреднением семи величин: ^ D +1 + K + J + T + R + Z E =-7-. (2) На основании компонентных подындексов можно рассчитать интегральный индекс, характеризующий уровень развития социального и экономического пространства в целом: SE = . (3) Таблица 1 Исходные данные для оценки уровня развития социального пространства на примере регионов Сибирского федерального округа за 2003-2011 гг. Продолжение табл. 1 Референтные точки (минимальные и максимальные значения).....«пателеи. характерна....... ранни не социального и экономического пространства регионов Сибирскою фслера......от округа чи 20lb-2ll11 п . Регионы СФО Обеспеченность жил ьем, м.к в./чел. Коэффициент младенческой смертности (число детей, умерших в возрасте до 1 года, на 1000 родившихся живыми) Количество поданных патентных заявок на интеллектуальную собственность, штЛООО чел. 2003 2005 2007 2009 2011 2003 2005 2007 2009 2011 2003 2005 2007 2009 2011 Республика Алтай 15,2 15,8 17,5 17,9 18,7 24 14,3 14,1 9,5 11 0 0,01 0,014 0,043 0,01 Республика Бурятия 17,6 17,9 18,4 19 19,9 14,3 12,8 11,4 9 8,1 0,053 0,037 0,063 0,082 0,081 Республика Тыва 12,6 12,4 12,3 12,5 13,1 27,6 19,3 16,3 16,1 13,5 0,009 0,019 0,01 0,013 0,016 Республика Хакасия 18,9 19,4 20 20,5 21,3 18,4 17,5 13,5 8,2 9,5 0,02 0,011 0,015 0,019 0,019 Алтайский край 19,2 19,8 20,4 21 22,1 11,3 11,5 10,2 9 7,7 0,094 0,135 0,134 0,111 0,126 Забайкальский край 18,2 18,5 19 19,2 19,7 16,3 10,3 8,5 6,6 6,4 0,031 0,027 0,026 0,056 0,032 Красноярский край 20 20,7 21,4 21,7 22,7 14,1 13,9 12 10,4 7,8 0,153 0,162 0,183 0,191 0,231 Иркутская область 19,3 19,7 20,1 20,5 21,7 13,7 12,5 10,7 10,1 9 0,114 0,113 0,132 0,134 0,122 Кемеровская область 19,7 20,2 20,7 21,3 22,4 11,8 11,7 9,4 8,4 7,4 0,119 0,133 0,137 0,133 0,126 Новосибирская область 18,6 19,2 20,1 21,2 21,9 11,9 10,8 8,6 8,5 7,2 0,294 0,274 0,298 0,282 0,26 Омская область 19,5 20,2 21,1 21,8 22,8 11,9 9,9 9Д 7 5,9 0,169 0,194 0,212 0,195 0,216 Томская область 19 19,6 20,3 21 21,7 17,2 13,2 11,1 10,4 7,1 0,426 0,466 0,572 0,547 0,594 Таблица 2 Исходные данные для оценки уровня развития экономического пространства на примере регионов Сибирского федерального округа за 2003-2009 гг. Продолжение табл. 2 Регионы СФО Налоговые доходы консолидированного бюджетав расчете на одного жителя, тыс. руб. Доля населения с доходами выше прожиточного минимума, долей ед. Соотношение средних цен на вторичном рынке жилья со среднедушевыми доходами населения, раз 2003 2005 2007 2009 2011 2003 2005 2007 2009 2011 2003 2005 2007 2009 2011 Республика Алтай 6,29 8,54 8,18 8,63 10,84 0,617 0,636 0,662 0,678 0,841 4,39 3,33 5,55 3,68 2,68 РеспуОлика Бурятия 5.14 5.96 9.69 12.84 16.74 0,633 0,674 0.75 0.811 0.799 2.84 2,32 3.37 2,21 2.53 Республика Тыва 2.6 2.91 4.8 6.97 8.6 0,519 0,547 0.628 0.72 0.694 2,92 4.97 3,29 3.72 Рестошм Хакасия 6,69 7,36 12,75 15,57 21,99 0,715 0,728 0,795 0,813 0,814 3,42 3,07 2,36 2,73 Алтаискии край 3,1 3,61 7,03 8,54 12,66 0,66 0,746 0,793 0,747 0,774 4,18 4,03 4,79 2,9 2,91 Забаикальскии край 8.1 6.5 10.02 13.87 18.32 0,677 0,738 0.761 0.8 0.811 1.84 2,39 3.38 3.18 2.49 Красноярским край 13,36 15,88 33,2 28,62 44,83 0,753 0,783 0,838 0,816 0,819 2,59 3,17 1,87 2,24 Иркутская область 7.93 9.77 15.5 19.56 29.11 0,688 0,784 0.811 0.807 0.808 2,68 4.41 2.63 2.66 Кемеровская область 7.48 11.65 17.92 16.46 29.43 0,798 0,87 0.891 0.879 0.884 1.89 3 2.57 2.37 2.08 Новосибирская область 6,12 8,33 16,73 18,72 23,85 0,678 0,781 0,813 0,836 0,835 3,81 4,77 3,19 2,56 Омская область 6,55 11,11 11,47 12,62 17,72 0,79 0,837 0,858 0,845 0,873 2,41 3,25 2,26 2,01 Томская область 9.8 12.01 16.73 20.05 27.11 0,798 0,834 0.866 0.822 0.822 2,66 3.73 2.85 2.47 Таблица 3 Рефе- Ожидаемая продолжипри рождении, (общее) Коэффимиграциприросга (на 10 000 стрирова преступ-100 000 Уровень безрабом.кв./чел. к фф Средне-руо. Удельный ций, в % от общего органидушу руб./ рованного бюджета в расчете на руб./чел. ирожимума, средних рынке среднеду- Min 54,2 -125 1511 1.2 12.3 5.9 0 2873 2.71 21.4 26540 2.6 0.519 1,83 Мах 69,68 81 3793 21.8 22.8 27.6 0.594 20145 107.23 55.6 419507 44.83 0.891 5,55 Размах 15,48 206 2282 20.6 10.5 21.7 0.594 17272 104.52 34.2 392967 42.23 0.372 3,72 Результаты расчета компонентных подындексов и интегрального индекса, характеризующих развитие социального и экономического пространства регионов Сибирского федерального округа за 2003-2011 гг. Регионы СФО Компонентный подындекс, характеризующий уровень развития социального пространства Рейтинг региона в 2011г. Компонентный подындекс, характеризующий уровень развития экономического пространства Рейтинг региона в 2011г. Интегральный индекс, характеризующий уровень развития социального и пространства в целом Рейтинг региона в 2011 г. 2003 2005 2007 2009 2011 2003 2005 2007 2009 2011 2003 2005 2007 2009 2011 Республика Алтай 0,374 0,443 0,487 0,503 0,599 10 0,188 0,273 0,288 0,410 0,561 11 0,281 0,358 0,387 0,456 0,580 11 Респуолика Бурятия 0,423 0,409 0,429 0,505 0,640 9 0,185 0,301 0,429 0,508 0,585 9 0,304 0,355 0,429 0,507 0,613 9 Республика Тыва 0,138 0,173 0,284 0,299 0,417 12 0,146 0,167 0,214 0,382 0,380 12 0,142 0,170 0,249 0,341 0,398 12 Реет о лика Хакасия 0,447 0,427 0,542 0,612 0,695 0,258 0,325 0,458 0,522 0,653 7 0,352 0,376 0,500 0,567 0,674 Алтаисыш крап 0.553 0.549 0.615 0.650 0.755 5 0.142 0.217 0.363 0.425 0.533 10 0.348 0.383 0 489 0 538 0 644 8 Заоаикальскии край 0,397 0,447 0,503 0,546 0,578 11 0,255 0,291 0,383 0,476 0,595 8 0,326 0,369 0,443 0,511 0,587 10 Красноярский край 0,561 0,550 0,607 0,658 0,799 4 0,364 0,449 0,669 0,767 0,933 1 0,462 0,499 0,638 0,713 0,866 1 Иркутская область 0,485 0,465 0,514 0,545 0,680 8 0,237 0,385 0,506 0,570 0,689 5 0,361 0,425 0,510 0,557 0,685 6 Кемеровская область 0,611 0,627 0,679 0,650 0,713 6 0,330 0,449 0,597 0,590 0,777 2 0,470 0,538 0,638 0,620 0,745 5 Новосибирская область 0,600 0,587 0,636 0,710 0,859 2 0,219 0,332 0,478 0,569 0,692 4 0,410 0,460 0,557 0,639 0,776 3 Омская область 0,591 0,613 0,669 0,741 0,845 3 0,293 0,412 0,532 0,540 0,675 6 0,442 0,513 0,601 0,640 0,760 4 Томская область 0,578 0,624 0,733 0,766 0,928 1 0,371 0,462 0,607 0,620 0,767 3 0,475 0,543 0,670 0,693 0,847 2 Таблица 5 Скорость изменения социального и экономического пространства регионов Сибирского федерального округа (темпы роста, °/о) Регионы СФО Скорость изменения социального пространства Скорость изменения экономического пространства 2005/2003 2007/2005 2009/2007 2011/2009 2005/2003 2007/2005 2009/2007 2011/2009 Республика Алтай 118,503 110,029 103,225 119,160 144,965 105,544 142,473 136,867 Республика Бурятия 96,768 104,843 117,658 126,702 162,804 142,690 118,383 115,154 Республика Тыва 125,645 163,935 105,110 139,434 114,565 127,722 178,713 99,288 Республика Хакасия 95,507 126,999 112,996 113,466 125,745 141,151 113,872 125,091 Алтайский край 99,199 112,090 105,707 116,105 152,621 166,888 117,230 125,455 Забайкальский край 112,491 112,623 108,500 105,941 114,184 131,621 124,247 124,962 Красноярский край 97,875 110,495 108,420 121,326 123,393 149,215 114,643 121,566 Иркутская область 95,824 110,498 106,077 124,886 162,289 131,325 112,667 120,906 Кемеровская область 102,534 108,351 95,713 109,664 136,118 133,020 98,924 131,536 Новосибирская область 97,842 108,224 111,643 121,070 151,755 144,022 119,067 121,602 Омская область 103,791 109,182 110,636 114,107 140,589 129,079 101,469 124,954 Томская область 118,503 110,029 103,225 119,160 144,965 105,544 142,473 136,867 Таблица 6 Динамическая сопоставимость показателей скорости изменения социального и экономического пространства регионов Сибирского федерального округа Регионы СФО Соотношение скорости развития социального (С) и экономического (Э) пространства 2005/2003 2007/2005 2009/2007 2011/2009 Республика Алтай СЭ С

Ключевые слова

социальное пространство, экономическое пространство, социальные процессы, экономические процессы, сбалансированность, региональные социально-экономические системы, social space, economic space, social processes, economic processes, balance, regional socio-economic systems

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Глушакова Ольга ВладимировнаКемеровский государственный университетдоктор экономических наук, доцент кафедры финансов и кредитаtrinity@oaoktk.ru
Вайсберг Ярослава АлександровнаКемеровский государственный университетмагистрант магистерской программы «Экономическая теория и финансово-кредитные отношения» кафедры экономической теорииvaysberg_yara@mail.ru
Всего: 2

Ссылки

О Программе Правительства Рос. Федерации «Реформы и развитие российской экономики в 1995-1997 годах»: утв. Постановлением Правительства Рос. Федерации от 28 апреля 1995 г. № 439.
Лексин В., Швецов А. Смысл и механизмы государственного регулирования территориального развития // Российский экономический журнал. 1997. № 3. С. 32-46.
Официальный сайт Министерства регионального развития Рос. Федерации. Доклад о ситуации в экономике, финансово-банковской и социальной сферах субъектов РФ в январе-апреле 2012 года. URL: http://www.mlnreglon.ru/press_office/news/1948.html (дата обращения:
Бияков О.А. Теория экономического пространства: методологический и региональный аспекты. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2004. 152 с.
Официальный сайт независимого института социальной политики. URL: http:// www.socpol.ru/atlas/typology/index.shtml (дата обращения: 15.02.2013 г.).
Булгакова Л.Н. Методологические аспекты оценки социально-экономического потенциала региона. Управление экономическими системами. Электронный научный журнал. URL: http://uecs.ru/uecs-37-372012/item/1004-2012-02-01-05-52-52 (дата обращения: 21.03.2013).
Подшиваленко Д.В. Структура связей совокупного человеческого капитала в системе общественного воспроизводства: автореф. дис.. канд. экон. наук. Ростов н/Д, 2003. 24 с.
Фукуяма Ф. Доверие. Социальные добродетели и созидание благосостояния // Новая постиндустриальная волна на западе: антология / под ред. В.Л. Иноземцева. М.: Academia, 1999.
Роик В. Социальный бюджет - важнейший инструмент реализации прав человека в социальной сфере // Человек и труд. 2010. № 7. С. 9-13.
Мау В., Ступин В. Очерки политической экономии российских регионов // Вопросы экономики. 1995. № 10. С. 29-46.
Михайлов В.В. Финансовое регулирование процессов в контексте устойчивого развития социально-экономических систем // Сибирская финансовая школа. 2012. № 6. С. 15-19.
Глушакова О.В. Публичное управление процессами обеспечения качества жизни в социально-экономических системах / под общ. ред. д-ра экон. наук, проф. Н.В. Фадейкиной. Новосибирск: САФБД, 2012. 454 с.
Глушакова О.В. Управление воспроизводством качества жизни населения в социально-экономических системах: интеграционный подход. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2011. 200 с.
Глушакова О.В., Михайлов В.В. Управление воспроизводством качества жизни населения в социально-экономических системах (на примере социально-экономической системы Кемеровской области). Кемерово: ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет», 2011. 280
Михайлов В.В., Глушакова О.В. Проблемы интеграции вузовской науки в национальную инновационную систему // Сибирская финансовая школа. 2013. № 1. С. 133-140.
 Социальное и экономическое пространство регионов: концептуальные подходы к измерению и методика оценки (на примере регионов Сибирского федерального округа) | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2013. № 2 (22).

Социальное и экономическое пространство регионов: концептуальные подходы к измерению и методика оценки (на примере регионов Сибирского федерального округа) | Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2013. № 2 (22).

Полнотекстовая версия