Государство и филателия в Советской России начала 1920-х гг.: нормативно-правовая база | Вестн. Том. гос. ун-та. История. 2020. № 66. DOI: 10.17223/19988613/66/9

Государство и филателия в Советской России начала 1920-х гг.: нормативно-правовая база

Представлены результаты исследования нормативно-правовой базы РСФСР по вопросу регулирования филателистического движения. На основе анализа ключевых нормативно-правовых актов 1922 г. доказано, что при определении приоритетного пути в области регулирования филателистического движения был выбран путь экономического использования возможностей рынка филателистических материалов в условиях монополии внешней торговли в противовес поддержке филателии как традиционной области коллекционирования.

State and philately in Soviet Russia in the early 1920s: legal framework.pdf Традиционно филателия рассматривается как область коллекционирования и изучения знаков почтовой оплаты и других филателистических материалов. Ее также связывают с исследованием истории почтовой связи. Именно таким образом складывались представления о филателии у русских коллекционеров-филателистов дореволюционного периода. Эти представления подкреплялись устойчивым мнением о том, что коллекционирование марок является своеобразным вложением денег, поскольку уже до 1917 г. в мире филателии существовало достаточно большое количество раритетных выпусков почтовых марок, оценивавшихся в весьма значительные суммы. Именно в стяжательстве и спекуляции обвиняли российских коллекционеров-филателистов так называемые «идейные коллекционеры», которых предполагалось объединить на платформе первого советского специализированного филателистического журнала «Советский филателист», первый номер которого вышел в свет в сентябре 1922 г. Программа развития советского филателистического движения предполагала: очищение филателии от спекулятивных начал, в которых обвинялись прежние, «неидейные», буржуазные коллекционеры; постепенное превращение филателии в специальную науку, имеющую прикладное значение в научном, педагогическом, эстетическом и экономическом отношениях; использование филателии в пропагандистских целях; соорганизацию «идейных» филателистов вокруг специализированного журнала; содействие в поддержке государственной монополии внешней торговли [1. С. 3-4]. Решение этих задач требовало от государственных органов, особенно в условиях перехода от жесткой политики «военного коммунизма» к более либеральной новой экономической политике, установления устойчивого постоянного контроля в этой достаточно специфической области повседневной жизни части населения Советской республики. Практически сразу после окончания Гражданской войны и иностранной интервенции в данной сфере человеческой повседневности начинает оформляться коллизия, совершенно не характерная для дореволюционной России. Она заключалась во все большем нарастании противоречий между индивидуальными стремлениями отдельно взятых коллекционеров-филателистов пополнять свои собственные коллекции, в том числе и за счет международного обмена, и все большим пониманием скрытого экономического потенциала такого обмена и возможностей реализации накопившихся запасов знаков почтовой оплаты самим государством в рамках активизации внешнеторговых операций на условии сохранения и укрепления монополии внешней торговли [2. C. 5]. Это противостояние фактически вылилось в противостояние двух государственных учреждений, каждое из которых по-своему трактовало цели и задачи реализации запасов знаков почтовой оплаты. События начали разворачиваться еще летом 1920 г., когда Ф.И. Чучин, опираясь на поддержку Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности и Комиссии ВЦИК по улучшению жизни детей, подготовил и направил в малый Совнарком проект сбора имеющихся в стране запасов почтовых марок прежнего режима, периода Гражданской войны и марок РСФСР с целью их монопольной реализации за границей. К решению вопроса был подключен даже В.И. Ленин. Однако эта первая попытка Ф.Г. Чучина установить контроль над государственной монополией внешней торговли в области имеющихся почтовых запасов не увенчалась успехом. Главным его оппонентом выступило руководство Народного комиссариата почт и телеграфов, которое подготовило почти аналогичный проект, предполагавший создание специального органа по государственной политике в области филателии - Российского бюро филателии (РБФ) при НКПиТ. Это учреждение было создано в сентябре 1921 г. и должно было начать сбор и обработку марочных запасов, имевшихся в стране, с целью их последующей реализации за пределами РСФСР. Однако права самостоятельно сбывать накопленный материал РБФ не имело, а должно было передавать его в Народный комиссариат внешней торговли, который и обладал монопольными правами на его реализацию. А.В. Якуб 76 Тем не менее руководство РБФ не спешило выполнять свои обязательства и всячески пыталось самостоятельно осуществлять зарубежную торговлю филателистическими материалами, вступая в том числе в отношения с рядом представителей зарубежных миссии в РСФСР, которые переправляли накопленные запасы за рубеж для местных филателистических торговцев. Такое неприкрытое нарушение права государства на монополию внешней торговли не могло долго продолжаться. В конце декабря 1921 г. появилось постановление Совнаркома, согласно которому Народному комиссариату внешней торговли было передано монопольное право на создание государственного экспортного фонда по марочным запасам для торговли с заграницей. Однако и после этого РБФ не прекратило попыток самостоятельной реализации марочных запасов за рубежом. Руководство страны предприняло еще одну попытку урезать аппетиты РБФ. НКВТ и НКПиТ провели межведомственное совещание, по результатам которого была принята специальная инструкция по ввозу и вывозу марок в пределы и за пределы РСФСР, окончательно запретившая РБФ всякую деятельность в этом направлении. Таким образом, Российское бюро филателии, созданное в структуре Наркомата почт и телеграфов, исходило из доминирования представлений его руководства о коллекционировании знаков почтовой оплаты именно как о филателии, не гнушаясь открытой спекуляцией марок в рамках международного обмена [3-5]. Однако такой ситуация в области регулирования зарубежной торговли марочными запасами страны долго оставаться не могла. Требовался более прагматичный подход, который во многом определялся событиями, связанными с разразившимся в Советской России в том же, 1921 г., голодом. Это вынудило советское руководство не только создать систему государственной помощи внутри страны, но и пойти на расширение международных контактов с целью как привлечения помощи от иностранных организаций и частных лиц, так и создания собственных организаций, деятельность которых была направлена на увеличение золотовалютных запасов, полученных от внешнеторговой деятельности. Как известно, помощь голодающим в Советской России оказывал ряд зарубежных организаций. Так, еще 15 августа 1921 г. верховным комиссаром Международного Красного Креста по оказанию помощи голодающим России был назначен Ф. Нансен, который также оказался сопричастен к использованию запасов почтовых марок в качестве средства оказания помощи голодающим. Учитывая, что в условиях политической и экономической блокады Советской России почтовая связь с заграницей была затруднена, а интерес к российским и первым советским почтовым маркам среди марочных торговцев и отдельных коллекционеров был велик, Ф. Нансен в феврале 1922 г. предложил Наркомату внешней торговли РСФСР собрать 300 тыс. почтовых серий (по 6 советских гашеных марок в серии) с целью обмена их на такое же количество плиток шоколада с обещанием после реализации первой партии повторить обмен на этих же условиях. Идея начать сборы почтовых марок с целью их последующей реализации за рубежом была, по-видимому, признана вполне состоятельной. Однако сразу же всем действиям в этом направлении была придана форма государственной монополии, полностью исключавшей аналогичные действия со стороны любых ранее созданных, даже в рамках государственных органов исполнительной власти, структур [6]. Первым документом стало Постановление ЦК Пом-гол при ВЦИК РСФСР, подписанное М.И. Калининым и опубликованное в «Известиях ВЦИК» 30 марта 1922 г. Целью предпринимаемых мер являлась организация дополнительной помощи голодающим в Советской России. Населению страны добровольно предлагалось начать сбор и немедленное пожертвование через «.. .ближайшие государственные учреждения» любого количества почтовых марок, как одиночных, так и полными сериями и даже коллекциями, с целью «.обмена их на хлеб и другие продукты за границей» (п. 1). Предполагалось, что сбор марочных пожертвований будет проводиться местными государственными и общественными учреждениями и предприятиями самостоятельно. Функции контроля и наблюдения за этой деятельностью возлагались на местные комиссии помгола, созданные в каждой губернии страны. Именно региональные комиссии создавали специальные пункты приема для сбора всех пожертвований и отправляли весь накопленный марочный материал в адрес Уполномоченного ЦК Помгола при ВЦИК по марочным пожертвованиям в России и за границей, центральная контора которого располагалась в Москве (п. 2). Для практического решения по обработке полученного марочного материала создавался специальный аппарат работников, который должен был привести весь поступавший в центральную контору материал в ликвидное состояние для последующей реализации этих марочных запасов за рубежом (п. 3). Уполномоченным ЦК Помгол при ВЦИК по марочным пожертвованиям в России и за границей был назначен старый большевик Ф.Г. Чучин. Ему предписывалось в срочном порядке подготовить и опубликовать соответствующую инструкцию местным комиссиям ЦК Помгол (п. 4) [7. С. 10]. Такая инструкция по деятельности местных комиссий ЦК Помгол в области марочных пожертвований была разработана Ф.Г. Чучиным незамедлительно и опубликована в том же номере газеты «Известия ВЦИК». В ней четко и последовательно прописывался алгоритм деятельности местных комиссий помгола. Во-первых, все собираемые почтовые марки должны были иметь ликвидный характер. В случае, если марки поступали прямо на конвертах, их следовало аккуратно вырезать из последних с сохранением штемпеля гашения (п. 1). Во-вторых, в каждом государственном и общественном учреждении на видном месте размещались специальные емкости, кружки или ящики, соответствующим образом опечатанные, куда должны были опускаться все марочные материалы. Эти емкости не Государство и филателия в Советской России начала 1920-х гг. 77 реже одного раза в неделю должны были вскрываться с целью извлечения из них накопленных запасов (п. 2). В-третьих, для обработки накопленных марочных запасов предполагалось использовать труд добровольных помощников - учащихся, молодежи, рабочих и служащих, которые производили первичный разбор полученных материалов по номиналам почтовых марок и изображениям на них. Все марки подлежали строжайшему учету. Затем весь сформированный соответствующим образом материал подлежал упаковке для его последующей отправки в центральный аппарат (п. 3). В-четвертых, вся ответственность по доставке соответствующей корреспонденции возлагалась на местные почтовые органы, которые принимали подготовленные к отправке посылки в качестве казенных отправлений (п. 4). Все полученные из регионов почтовые марки приходовались за ЦК Помгол, доводились до окончательного товарного состояния для дальнейшей реализации за рубежом. Вырученные от реализации средства поступали на счет ЦК Помгол при ВЦИК и использовались на его нужды (п. 5). Количество собранных марок и сумма, полученная от их реализации за рубежом, должны были публиковаться в открытом доступе ежемесячно. Кроме того, эти сведения включались в общую сводку Уполномоченного ЦК Помгола по губерниям и областям (п. 6) [8. С. 10]. Таким образом, данное Постановление и сопровождавшая ее инструкция свидетельствуют о том, что экономические интересы государства, связанные с необходимостью преодоления последствий голода, трактовали накопленные запасы почтовых марок исключительно как дополнительное средство пополнения золотовалютных запасов страны. Все это имело весьма отдаленное отношение к филателии как направлению коллекционирования знаков почтовой оплаты. Примечательно, что и в текстах этих документах отсутствует само понятие «филателия». Ситуация коренным образом изменилась с лета 1922 г., когда пик голода в стране был пройден. Это привело к трансформации самого государственного органа, отвечавшего за решение вопроса с голодающим населением в стране. 23 августа 1922 г. Пленум ЦК Помгол признал работу Комиссии Помгол завершенной и все ее местные органы распустил. Однако последствия голода еще не были преодолены в полном объеме. ЦК Помгол преобразуется в созданную 7 сентября того же года Центральную Комиссию по ликвидации последствий голода при ВЦИК (ЦК Последгол при ВЦИК). Одновременно с этим начинает меняться и отношение к филателии, а само понятие возвращается в общественно-политический лексикон страны. 21 сентября 1922 г. появляется новый документ, имеющий весьма красноречивое название: «Постановление ВЦИК И СНК РСФСР по филателии». Этот государственный акт впервые соединил в себе представление о филателии как индивидуальном виде коллекционирования, с одной стороны, и дальнейшее укрепление регулятивных позиций в области использования накопленных филателистических запасов со стороны государства - с другой. Прежде всего, новое постановление сохранило преемственность между двумя государственными структурами - ЦК Помгол и ЦК Последгол. Согласно п. 1 Постановления все запасы по филателии, накопившиеся в государственных органах РСФСР, теперь должны были передаваться в ЦК Последгол с целью их последующей реализации за рубежом для борьбы с последствиями голода и улучшения жизни детей. Однако этот пункт имел одну весьма важную оговорку: его действие не распространялось на музейные фонды (по-видимому, подразумевалась государственная коллекция знаков почтовой оплаты, которая хранилась в Музее связи в Петрограде). Впервые государство официально заявляло о праве отдельных коллекционеров-филателистов вести индивидуальный заграничный обмен со своими зарубежными коллегами по увлечению. Это было существенной новацией, но и здесь государство не забывало своего экономического интереса. Данный обмен должен был осуществляться исключительно под контролем государственных структур, количество марок в обменных почтовых отправлениях строго регламентировалось экземплярами и общей стоимостью вложенного филателистического материала. Для каждого международного письма устанавливался специальный фискальный (так называемый разрешительный) сбор, который взимался в пользу государства (п. 2). Для регулирования и контроля за заграничным обменом ЦК Последгол получил право выпустить специальные разрешительные марки, которые наклеивались на всю международную филателистическую корреспонденцию «...в пределах установленной нормы и стоимости» (п. 3). Ключевым пунктом Постановления, безусловно, был 4-й пункт, который подтверждал Постановление ЦК Помгол при ВЦИК от 30 марта 1922 г. о марочных пожертвованиях в части требования от всех государственных и общественных организаций оказывать поддержку ЦК Последгол при ВЦИК и согласовывать с последним всю свою деятельность в отношении филателии. Еще одним новшеством, которое должно было усилить позиции и контроль государства в области филателии, было прямое требование о полной координации деятельности в этой области между ЦК Послед-гол при ВЦИК, Народным комиссариатом почт и телеграфов и Народным комиссариатом внешней торговли, которым было предписано разработать соответствующие межведомственные инструкции (п. 5). Наконец, данное Положение окончательно зафиксировало государственную трактовку филателии как одного из инструментов внешнеэкономической деятельности советского правительства при сохранении государственной монополии внешней торговли, предписав «.все вышедшие до сих пор постановления и распоряжения в связи с филателией, находящиеся в противоречии настоящему», отменить (п. 6) [9. С. 9-10]. Таким образом, в течение одного года был фактически разрешен спор, что есть с точки зрения государства филателия. Признавая право отдельных граждан А.В. Якуб 78 на занятие коллекционированием почтовых марок в качестве личного хобби, советское руководство во главу угла поставило понимание филателии как весьма продуктивного инструмента осуществления внутрен ней и внешней политики, первоначально как исключительно экономического, но, как покажет ближайшее будущее, весьма действенного политического, идеологического, пропагандистского и воспитательного.

Ключевые слова

РСФСР, филателия, нормативно-правовые акты, внешняя торговля, the RSFSR, philately, legal instruments, foreign trade

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Якуб Алексей ВалерьевичОмский государственный университет им. Ф.М. Достоевскогодоктор исторических наук, заведующий кафедрой истории и теории международных отношенийavy59@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Наши задачи // Советский филателист. 1922. № 1, сентябрь. С. 3-4.
Чучин Ф.Г. Филателия и монополия // Советский филателист. 1922. № 1, сентябрь. С. 4-5.
Якуб А.В. Монополия внешней торговли в политике РСФСР в 1917-1922 гг. и борьба тенденций в организации международной филателии // Вестник Омского университета. Сер. Исторические науки. 2018. № 1 (17). С. 167-171.
Якуб А.В. Заграничный филателистический обмен: экономика и политика (1922-1924 гг.) // Вестник Омского университета. Сер. Историче ские науки. 2018. № 2 (18). С. 222-228.
Якуб А.В. Российское бюро филателии и проблема монополии внешней торговли в РСФСР/СССР в начале 20-х гг. ХХ в. // V Омские исто рические чтения : материалы регион. науч. конф. Омск : Изд-во Омск. гос. ун-та. 2018. С. 97-100.
Якуб А.В., Якуб Н.В. ЦК Помгол и советская филателия: 1921-1922 гг. // Вестник Омского университета. Сер. Исторические науки. 2019. № 4 (24). С. 86-91.
Постановление Центральной Комиссии Помощи Голодающим при ВЦИК // Советский филателист. 1922. № 2, октябрь. С. 10.
Инструкция комиссиям ЦК Помгола в России и за границей по сбору и реализации марочных пожертвований в пользу голодающих // Со ветский филателист. 1922. № 2, октябрь. С. 10.
Постановление ВЦИК и СНК по филателии // Советский филателист. 1922. № 2, октябрь. С. 9-10.
 Государство и филателия в Советской России начала 1920-х гг.: нормативно-правовая база | Вестн. Том. гос. ун-та. История. 2020. № 66. DOI: 10.17223/19988613/66/9

Государство и филателия в Советской России начала 1920-х гг.: нормативно-правовая база | Вестн. Том. гос. ун-та. История. 2020. № 66. DOI: 10.17223/19988613/66/9