В КАКОМ СМЫСЛЕ ИНФОРМАЦИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ИСТИННОЙ? | Гуманитарная информатика. 2016. № 10. DOI: 10.17223/23046082/10/1

В КАКОМ СМЫСЛЕ ИНФОРМАЦИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ИСТИННОЙ?

Предметом исследования данной статьи выступает понятие истины в фило- софских дискуссиях о природе информации. Одним из распространенных вопро- сов в рамках данных дискуссий является вопрос о том, должна ли информация быть истинной. Однако ответ на данный вопрос уже предполагает ту или иную интерпретацию понятия истины. В каком смысле термина «истина» информация должна быть истинной? В статье эксплицируются различные точки зрения по этой проблеме. Рассматриваются тезисы корреспондентной и когерентной теорий истины. Показывается, как в зависимости от принятия той или иной теории исти- ны изменяется ответ на вопрос об истинности информации.

IN WHICH SENSE MUST INFORMATION BE TRUE?.pdf Введение В современных исследованиях о природе информации достаточно распространенными являются дискуссии о том, должна ли информа- ция быть истинной. На уровне исследования структур языка данный вопрос формулируется следующим образом. Должны ли информа- тивные высказывания содержать истинные сведения о тех или иных объектах? Однако прежде чем соглашаться или не соглашаться с утвердительным ответом на данный вопрос, следует поставить иную проблему, без решения которой вышеуказанные дискуссии предстают как двусмысленные, неясные с точки зрения употребляемой в них терминологии. В каком смысле информация должна быть истинной? Как именно определяется понятие истины в данных дискуссиях? Це- лью данной статьи является обсуждение этой терминологической проблемы. 9 В.А. Ладов Определение информативности высказывания у Г. Фреге На протяжении XX в. в семантике доминировал подход Г. Фреге к определению информативности высказывания [1, 2]. Фреге сформу- лировал этот подход в виде проблемы, которую современные фило- софы-аналитики называют «загадкой тождества» [3. P. 384]. Эта про- блема может быть представлена следующим образом. Предположим, что а и b - имена одного и того же предмета в мире. Как тогда объяс- нить тот факт, что мы различаем выражения а = а и а = b? Выражение а = а является тавтологией и не содержит в себе никакой информации, кроме утверждения логического закона тождества предмета самому себе. Выражение а = b явно отлично от предыдущего. Оно призвано к тому, чтобы нести новую информацию о предмете мира. Причем если бы различие между выражениями сводилось только к различию меж- ду знаками, то а = b также было бы не информативно. Здесь роль иг- рал бы только способ обозначения, зависимый от произвольно при- меняемой системы знаков. Следовательно, делает вывод Фреге, ин- формативная новизна а = b состоит в том, что это выражение указы- вает новый способ смысловой интерпретации, понимания предмета, предмет а может быть понят в качестве b. Эту интерпретацию задает, по Фреге, не голый знак, а специфический медиальный элемент в по- знании - смысл. Введение этого нового эпистемологического элемента объясняет также распространенное явление принятия истинности первого выра- жения и непринятия второго в так называемых косвенных контекстах. Я вполне убежден, что Венера - это Венера, т.е. что предмет, обозна- ченный этим именем, тождествен самому себе, но я могу не верить, что Венера - это Вечерняя звезда. Причем я не принимаю последнего утверждения не в силу чисто знакового отличия имен «Венера» и «Ве- черняя звезда», а именно в силу той информативной нагрузки, которую несет последнее имя. Я не верю в то, что Венера - это Вечерняя звезда, потому что я обычно видел эту планету на небосклоне по утрам. Смысл имени задают развернутые описания, которые приписывают предмету некоторые свойства. Через выражение «Вечерняя звезда» предмет, обозначаемый собственным именем «Венера», получает опре- деленный смысл. Таким образом, «Фреге, как кажется, удерживал что- то подобное той точке зрения, что каждое собственное имя является “свернутой” [truncated] дескрипцией» [3. P. 386]. Эта дескрипция имеет 10 В каком смысле информация должна быть истинной? референт - тот предмет, о котором идет речь, и смысл, определенный способ интерпретации, понимания этого предмета. Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что в русле фрегевской семантики информацию следует понимать как смысловое содержание, как значение (meaning) языкового выражения. Понятие информации в современных исследованиях Однако в самых современных работах по философии информации, которые имеют место уже в XXI в., в частности в исследованиях Л. Флориди [4], утверждается, что под информацией следует пони- мать не просто нейтральное смысловое содержание высказывания, но необходимо учитывать истинностную оценку данного высказывания. Подлинной информацией может быть только истинное высказывание. Голландский математик П. Адриаанс [5] положительно расценива- ет уточнение Флориди, приводя в пример американское вторжение в Ирак в 2003 г. [5. P. 42]. Как известно, США ввели войска в Ирак под предлогом того, что американская администрация обладает информа- цией о том, что правительство Саддама Хусейна не просто ведет раз- работки, но уже и обладает оружием массового поражения. П. Адриаанс указывает, что впоследствии мир был шокирован тем, что военная агрессия США началась, по сути, на пустом месте. Про- блема состояла не в том, что у администрации США не было мысли об оружии массового поражения в Ираке, а в том, что эта мысль была очевидно ложной. Поэтому представляется контринтуитивным пред- полагать, что у Дж. Буша была информация (понимаемая как нейтральное семантическое содержание) об оружии массового пора- жения в Ираке, и на основании этого он вполне имел право отдать приказ о военных действиях против режима Саддама Хусейна. В том- то и дело, что информации у американского президента не было, и именно этот факт шокировал впоследствии мировую общественность. Следовательно, делает вывод Адриаанс, под информацией действи- тельно недостаточно понимать лишь семантическое содержание в чистом виде, и Флориди прав, что только истинное семантическое содержание можно расценивать как массив информации. Несмотря на достаточно убедительные аргументы в защиту вышеуказанного тезиса, не так-то просто понять, что именно имеет в виду Л. Флориди в «Философии информации», когда говорит об ис- тинности информации. Дело в том, что Флориди является автором 11 В.А. Ладов концепции «информационного скептицизма» [6], сформулированной им немного ранее выхода в свет «Философии информации». В кон- цепции информационного скептицизма Флориди утверждает, что эпистемологический скептицизм на современном этапе его развития в эпоху информационного общества оказывается безобидным или «безвредным» [6. P. 63]. Такая оценка признается уместной потому, что информация как таковая является экзистенциально ненагружен- ной. Мы можем передавать, обмениваться, хранить информацию, не принимая на себя, если говорить словами У. Куайна [7], никаких онтологических обязательств. Информация представляет собой определенный массив сведений о некотором объекте, причем коли- чество этих сведений не возрастает и не убывает в зависимости от того, имеем ли мы дело с реально существующим объектом или же с искусственно сгенерированной фикцией. Безвредность радикального эпистемологического скептицизма, ко- торый применительно к современным условиям Л. Флориди называет информационным скептицизмом, демонстрируется с привлечением понятий теории информации. В частности, Л. Флориди использует понятие «расстояние Хэмминга» (Hamming distance) [6. P. 73]) для обоснования своей позиции. В теории информации расстоянием Хэмминга между двумя последовательностями равной длины называют число позиций, в которых соот- ветствующие символы различны. Иными словами, расстояние Хэммин- га обозначает минимальное число замещений, требуемых для того, что- бы поменять одну последовательность на другую, или же число измене- ний, ошибок, которые переводят одну последовательность в другую [8]. Используя понятие расстояния Хэмминга, Л. Флориди приводит рассуждение, логику которого мы попытаемся воспроизвести. 1. Допустим, некоторая модель М является массивом информации о системе S (реальный мир). Причем качество этой модели таково, что расстояние Хэмминга в данном случае равно нулю (hd(MS) = 0), т.е. модель М воспроизводит сведения об объектах системы S адекватно и в полном объеме. 2. Допустим далее, что имеется некоторая модель D, содержащая массив информации о системе V (виртуальный мир). Модель D также адекватно и в полном объеме воспроизводит все сведения об объектах этого особого виртуального мира V, поэтому расстояние Хэмминга между D и V снова минимально (hd(DV) = 0). 12 В каком смысле информация должна быть истинной? 3. В соответствии с аргументацией радикального скептика мы должны заключить, что расстояние Хэмминга между моделями M и D также равно нулю (hd(MD) = 0), поскольку каждая из этих моделей адекватно и в полном объеме описывает свою систему объектов и в дополнение к этому, как утверждает скептик, мы не можем провести различия между реальностью и фикцией (виртуальный мир V иденти- чен реальному миру S). 4. Из 1), 2) и 3) следует вывод о том, что у нас нет возможности определить, является ли М массивом информации о системе S, а не о системе V, поскольку обе системы S и V оказываются неразличимы. Таким образом, мы должны заключить, что расстояние Хэмминга в случае соотношения М и S на самом деле неизвестно (hd(MS) = ?). Положение 4) является тезисом информационного скептицизма, который, в соответствии с Л. Флориди, никак не вредит познанию. Отсутствие знания о расстоянии Хэмминга между моделью M и си- стемой S не делает ущербным наше эпистемологическое предприя- тие в том случае, если мы действительно уверены, что hd(DV) = 0 и hd(MD) = 0. То есть если массив информации, содержащийся в мо- дели, в принципе адекватно и в полном объеме передает все сведе- ния об объектах системы, то на этом информативность данной мо- дели исчерпывается. От того, является ли эта система действительно существующей или же только особым, искусственно созданным виртуальным миром, объем информации в модели, описывающей эту систему, не увеличивается и не убывает. Если, вслед за автором тезиса об эпистемологической безвредно- сти информационного скептицизма, воспользоваться образом из из- вестного фильма «Матрица», то можно сказать, что у нас нет нужды глотать «красную пилюлю», которая бы помогла увидеть, каков мир на самом деле. Информативно эпистемологическая модель человека в Матрице является столь же состоятельной и завершенной, как и эпи- стемологическая модель человека, живущего в реальном мире, в том случае, если она адекватно и в полном объеме воспроизводит все свойства объектов некоторой системы, вне зависимости от того, су- ществует ли эта система на самом деле или нет. В качестве итога своих рассуждений Л. Флориди заключает: «Нет никакого эпистемологического беспокойства в том, чтобы называть реальное виртуальным или виртуальное реальным, если они идентич- ны. Это лишь вопрос поэтического вкуса» [6. P. 85]. 13 В.А. Ладов Однако таким образом выстроенная концепция информационного скептицизма оказывается коррелятивной скорее фрегеанским взгля- дам на медиальный характер семантического (информативного) со- держания, нежели собственному представлению Л. Флориди об ин- формации как об истинном массиве сведений. Говоря об информаци- онном скептицизме как о безвредном, Флориди хочет подчеркнуть, что содержание высказывания, если использовать привычную терми- нологию аналитической философии, полностью исчерпывается выра- женной в нем пропозицией, и утверждение истинности или ложности ничего не добавляет к этому содержанию. Однако не стоит сразу же, в силу вышеуказанных рассуждений, клеймить позицию Флориди как противоречивую. Возможно, более правомерным будет поставить вопрос о том, в каком именно смысле Флориди говорит об истинности информации в «Философии инфор- мации». Понимает ли он истинность с точки зрения корреспондент- ной теории истины или же стоит на позициях когерентной теории ис- тины? Если верно первое, то его исследования информации как еди- ное целое, действительно, содержат в себе противоречие. Но если он подразумевает истинность высказывания в когерентном смысле, тогда его позиция в «Философии информации» вполне согласуется с его же концепцией информационного скептицизма. Понятие информации в контексте корреспондентной теории истины Корреспондентная теория считает высказывание истинным в том случае, если в нем утверждается существование некоторого факта, который имеет место на самом деле в объективной реальности. Это воззрение восходит к Аристотелю [9] и является классическим в силу того, что подавляющее большинство онтологических и эпистемоло- гических концепций в истории философии основывалось именно на нем. Так, с точки зрения данной теории, высказывание «На улице идет дождь» будет истинным в том случае, если в окружающем аген- та речи реальном мире в момент продуцирования данного высказыва- ния имеет место выпадение осадков. Высказывание «На улице светит солнце» является ложным в том случае, если в окружающем агента речи реальном мире в момент продуцирования данного высказывания имеет место выпадение осадков, но говорящий, по тем или иным эпи- 14 В каком смысле информация должна быть истинной? стемологическим причинам, фиксирует в качестве существующего прямо противоположный факт. Если Флориди понимает истинность высказывания именно таким образом, тогда его взгляды, в самом деле, противоречивы, а именно: в концепции информационного скептицизма он утверждает, что массив информации о системе объектов не претерпевает каких-либо измене- ний от того, является ли эта система реально существующей или лишь виртуальной, тогда как в «Философии информации» он настаи- вает на том, что информативными будут только те сведения, которые являются истинными, т.е. (в случае корреспондентного понимания истины) адекватно отражающими связи реально существующих объ- ектов. Понятие информации в контексте когерентной теории истины Когерентная теория истины значительно «моложе» рассмотренной выше классической теории. В научных исследованиях необходимость пересмотра классического понятия истины возникла в связи с оцен- кой эпистемологической значимости точных наук: математики и ло- гики. Если в естественных науках, изучающих объективный мир жи- вой и неживой природы, вполне можно ориентироваться на классиче- скую корреспондентную теорию истины, то в математике с использо- ванием классической теории возникают затруднения. Дело в том, что теоретическая математика представляет собой высокоабстрактное знание, вообще не ориентирующееся на реально существующий мир. Поэтому математические высказывания нельзя оценивать как истин- ные или ложные в корреспондентном смысле, т.е. соответствующие либо не соответствующие реально существующим фактам. В таком случае мы должны либо полностью отказаться от понятия истины в математике (что было бы слишком контринтуитивным по отношению к данной области знания, которой с давних времен приписывается статус «царицы наук»), либо изменить само содержание понятия ис- тины таким образом, чтобы оно соответствовало специфике матема- тического исследования. Изменение содержания понятия истины как раз и было представлено в новой, когерентной теории истины. С точ- ки зрения данной теории высказывание считается истинным не тогда, когда оно соответствует реальным фактам, а тогда, когда оно согласу- 15 В.А. Ладов ется (не противоречит) иным высказываниям в рамках определенной замкнутой системы знания. Так, при построении той или иной аксио- матической системы в математике или логике определенное высказы- вание (теорема системы) будет считаться истинным, если оно выво- димо из первоначально заданных аксиом и не противоречит иным высказываниям (теоремам) в рамках данной системы. Если Флориди в своей «Философии информации» понимает истинность высказывания в соответствии с когерентной теорией, то это существенным образом изменяет оценку его взглядов. В таком случае концепция информационного скептицизма вполне может сочетаться с тем, что говорится об информации в «Философии информации». Если информативное высказывание должно быть истинным только в коге- рентном смысле, тогда оно обязано адекватно (истинно) представлять свойства и взаимодействия объектов в определенной замкнутой си- стеме безотносительно того, является ли эта система системой реаль- но существующих или же только виртуальных объектов. При допущении вышеуказанной гипотезы взгляды Л. Флориди действительно обретают цельность и непротиворечивость. Однако в рамках такой интерпретации уже неуместным выглядит поддержка Флориди П. Адриаансом, ибо Адриаанс, очевидным образом, подра- зумевает корреспондентное понимание истины, когда говорит о собы- тиях вторжения вооруженных сил США в Ирак: мировую обществен- ность возмутил тот факт, что в реальности у Ирака не было оружия массового поражения и, следовательно, Дж. Буш не обладал инфор- мацией по данному вопросу. Выводы Проведенное в данной статье исследование может только конста- тировать негативное положение дел относительно сформулированной во «Введении» терминологической проблемы. В рассмотренных ра- ботах ведется дискуссия по вопросу о том, должна ли информация быть истинной. Однако необходимое первоначальное прояснение со- держания понятия истины не проводится, соответственно, решение вопроса о том, в каком смысле информация должна быть истинной, не дается. Это означает, что тезисы рассматриваемых работ не могут претендовать на полную ясность, что затрудняет их понимание. Тем не менее представленная выше в качестве вывода негативная констатация имеет и позитивный момент, а именно указывает на оче- 16 В каком смысле информация должна быть истинной? видную актуальность терминологических исследований, которые должны находиться в основании дискуссий о том, должна ли инфор- мация быть истинной.

Ключевые слова

contradiction, reference, sense, coherence theory, correspondence theory, truth, information, противоречие, референция, смысл, когерентная теория, корреспондентная теория, истина, информация

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ладов Всеволод АдольфовичНациональный исследовательский Томский государственный университет
Всего: 1

Ссылки

Куайн У. О том, что есть // Куайн У. С точки зрения логики. М. : КАНОН+, 2010. С. 21-44.
Hamming R. Error detecting and error correcting codes // Bell System Technical Journal. 1950. № 29 (2). P. 147-160.
Аристотель. Метафизика // Аристотель. Сочинения : в 4 т. М. : Наука, 1976. Т. 1.
Floridi L. Information, Possible Worlds and the Cooptation of Scepticism // Synthese. 2010. № 175.1. P. 63-88.
Floridi L. Philosophy of Information. Oxford : Oxford University Press, 2011.
Adriaans P. A Critical Analysis of Floridi’s Theory of Semantic Information // Know Techn Pol. 2010. Vol. 23. P. 41-56.
Фреге Г. Логические исследования. Томск : Водолей, 1997.
Фреге Г. Смысл и денотат // Семиотика и информатика. 1977. Вып. 8. C. 181-210.
Carney J.D., Fitch G.W. Can Russell Avoid Frege's Sense? // Mind. 1979. Vol. LXXXVIII, № 351. P. 384-393.
 В КАКОМ СМЫСЛЕ ИНФОРМАЦИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ИСТИННОЙ? | Гуманитарная информатика. 2016. № 10. DOI: 10.17223/23046082/10/1

В КАКОМ СМЫСЛЕ ИНФОРМАЦИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ИСТИННОЙ? | Гуманитарная информатика. 2016. № 10. DOI: 10.17223/23046082/10/1