МЕХАНИЗМЫ ИНТЕРСЕНСОРНОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ В ОПЫТАХ РАЗВИТИЯ ДИСКУРСИВНЫХ ПРАКТИК | Гуманитарная информатика. 2013. № 7.

МЕХАНИЗМЫ ИНТЕРСЕНСОРНОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ В ОПЫТАХ РАЗВИТИЯ ДИСКУРСИВНЫХ ПРАКТИК

Процессы развития дискурсивных практик рассматриваются как сфера сетевых взаи- модействий, где связанность, цикличность коммуникационных отношений обусловлена эволюцией механизмов интерсенсорного моделирования, референциальностью рефлексии, мультирациональными основаниями коммуникации.

MECHANISMS OF THE INTERSENSORY MODELING IN DEVELOPMENT OF THE DISCOURSE PRACTICES.pdf Осмысление особенностей разворачивания системы значений через структурный или функциональный анализ дискурсивных практик имеет давние традиции и продолжает вызывать оправданный интерес в совре- менной науке. Вместе с тем сегодня все более заметную роль в понима- нии подобных методов социокультурного конструирования начинают иг- рать когнитивистские исследования. Одним из заметных и весьма обнадеживающих направлений является изучение сетевых процессов. Оно тесно связан с исследованиями генезиса дискурсивных практик и формированием междисциплинарного поля, обеспечивающего понима- ние принципов символического взаимодействия как такового и их широ- кой многоаспектной применимости в медийной сфере. Практики комбинирования элементов рационального и эмоциональ- ного интеллектов с особенной остротой проявили себя в становлении со- временного мультимедийного дискурса – особой разновидности текста, открывшей эпоху особых ритмов, сенсорной организации и разрастания элементов, сфер, методов описания мира. Наблюдая за сменой стандар- тов мышления, восприятия и реагирования, человек всё менее может быть уверен в том, что текст является инструментом воспроизводства смыслов и сферой ответственности за сохранение накапливаемых куль- турой значений. Всё более глубоко погружаясь в лабораторию социаль- ного кодирования, человек начинает отчетливо сознавать, что сам явля- ется инструментом такого процесса, каким является опыт текстового самовыражения. Этот медийный парадокс приводит к потере смысложиз- ненных ориентиров и настойчиво стимулирует поиск оснований для фор- мирования устойчивых моделей ритуалографики культуры как системы воспроизводства значений, наполненных смыслом и жизненной энер- гией. Многочисленные попытки сгенерировать такую идею, которая бы позволила находить необходимые предпосылки для развития различных дискурсивных практик как точек прикосновения к смыслам, привели к эклектичному союзу, как кажется на первый взгляд, науки и искусства. Он причудливо реализован и в форме современных мультимедийных форматов в современной культуре, которые представляют собой высоко динамичное комплексное представление существующих систем описа- ния мира и матрицу человеческих представлений. Формирование мультимедийного дискурса воспринимается многими либо излишне прагматично, либо заостренно экзистенциально. Однако возможен более обобщенный взгляд на процессы мультимедийного вос- производства. На наш взгляд, он тесно связан с сетевыми концепциями, которые позволяют увидеть онтологию социального конструирования под новым углом. Мир, как представление, возможен лишь в органике сетевого мышления, которая гибко сочетает в себе сложность процессу- ального видения мира, его «прорастание» в многоуровневом простран- стве информационных взаимодействий через во многом непредсказуе- мые метаэффекты и «тихие» резонансы. Опыт развития дискурсивных практик имеет к ним самое непосредственное отношение. Он выступает медиумом, включенным звеном коммуникации, той динамичной струк- турой опосредования, которая позволяет увидеть основание генезиса тек- стовой, жанровой упорядоченности неустойчивого, критичного в своем становлении мира. Многообразие реализаций дискурсивных и жанровых стратегий можно рассматривать с позиций представления актуальных опций смысла. Однако сегодня такое видение во многом поставлено под сомне- ние самим динамизмом развития коммуникативных стратегий и нарочи- той интерпретативностью практик осмысления многочисленных жизнен- ных явлений. Возможен ли оправдательный вердикт? Можно ли зафиксировать то статусное положение, которое имеют дискурсивные практики в общем контексте развития культуры? Можно ли сегодня говорить без лукавства о возможностях освоения новых пространств интел- лектуального поиска и художественного самовыражения как о средствах, открывающих дорогу к истинному? В определенном смысле опыт когни- тивистских исканий обнадеживает. Он позволяет приблизиться к пони- манию роли и значения медиумов в формировании контекстов современ- ной социокультурной ситуации и онтологии человеческого развития в целом. В этом смысле важно, что и то, что когнитивистский опыт иссле- дования позволяет рассматривать процессы развития дискурсивных практик как сферу сетевых взаимодействий, где связанность, циклич- ность коммуникационных отношений обусловлена эволюцией механиз- мов интерсенсорного моделирования, её референциальностью с рефлек- сивными событиями. Можно ввести допущение, что современный мультимедийный микс служит языковым каркасом, своеобразным полем коммутации отноше- ний между различными структурами сознания, имеющими сетевую при- роду. Такой взгляд дает возможность рассматривать многообразие сим- волических средств культуры как средство, позволяющее открывать и поддерживать новые формы сенсуальности, служащее производству осо- бых зон и свойств самопонимания. Все референциальные узлы, отноше- ния по существу коммутируют зоны видения, понимания, познания мира в той мере, в какой возможно взаимодействие рефлексивных опор созна- ния. Понимание принципа неоднородности как причины порождения ин- формации – описательных структур и механизмов для поддержания он- тологии сложных систем – позволяет ввести понятие мультирациональности как необходимого условия для формирования са- мой системы интерсубъективных коммуникаций. Каким образом мультирациональный подход связан с развитием дис- курсивных практик? Через осознанный или подспудный поиск эффектив- ных моделей соотнесенности формы и содержания, который опирается на «дыхание» сенсорных кодов. Он позволяет выявлять комбинаторику смыслов – рефлексивных очагов в референциональных сетях – и эмоци- ональных реакций, что обусловливает становление дискурсивных форм, как разновидности практик индивидуального и коллективного мышле- ния. Это процессуальная форма реализована в виде динамически пред- ставленной сети отношений, которой соответствует пространственно- временная семантика (стиль эпохи, архетипический локус, жанровое своеобразие и т.д.), которая требует для адекватного восприятия приме- нения интермедиального контекста. Если рассматривать этот процесс с точки зрения когнитивных практик, то речь может идти об использова- нии концепции интерсенсорного моделирования. Механизмы интерсенсорного моделирования опираются на операци- ональную связанность структурирующей и функциональной направляю- щих сознания, которые реализованы на основе принципа масштабируе- мых сетей. В заданном контексте удобнее понимать мир как реализованное многообразие на основе эволюции средств упорядочения информации. Оно обеспечивается наличием организованного взаимодей- ствия между динамическими и лингвистическими системами на путях поддержания сложностности. Эти идеи плодотворно развиваются в рабо- тах Г. Патти. Анализ их содержания позволяет утверждать, что теориям сложностности может быть придан универсальный статус. Аналоги процессов знаковой идентификации присущи всем уровням живого. Теория Г. Патти может служить примером исследования, кото- рое позволяет, применив методы функционального анализа к пониманию параметров простоты, исследовать универсальную «механику» отноше- ний внутри сложных самоописывающихся систем, обладающих свой- ствами устойчивости, способностями адаптации к окружающей среде и эволюционированию [17]. К системам такого рода можно отнести и со- циокультурные системы. Они могут рассматриваться как сложные си- стемы, обеспечивающие условия эволюционирования и адаптации разно- родных культурных комплексов во времени и пространстве за счет регенерации, обновления систем самоописания. Например, современные языки мультимедийные языки и формируемые на их основе дискурсив- ные практики функционируют как самоописания, включая в себя коге- рентное множество правил управления внутренними структурами и ре- флексивные референции. Теория Г. Патти гласит, что организация языка обеспечивает функ- ции фиксации различий между процессами, зависящими и не завися- щими от скорости. Таким образом, процессы адаптации и эволюции сложных систем невозможны без разделения динамических процессов и лингвистических описаний, выполняющих роль медиального посредника. Разнообразные языковые средства обеспечивают «замораживание опре- деленных степеней свободы» образов и идей (в более общей формули- ровке, структур). Они способствуют сохранению структур, не зависимых от времени, «выпадающих» из временного потока в пространственный. Любой из носителей информации, «замораживая» движение образов и идей в одних временных туннелях при помощи знаковых посредников, одновременно позволяет сохранять и транслировать смыслы, определен- ные эмоциональные состояния в других временных туннелях – каналам межличностных и межкультурных коммуникаций. К таким феноменам перемещений из одного временного туннеля в другой, наблюдаемым нами в обыденной жизни, относятся тексты, изоб- ражения, звуковые идентификаторы речи1 и т.д. Они обеспечивают функ- ционирование механизма адаптации и эволюционирования такой слож- ной системы, как человеческая культура за счет инертности семиотических сетей медиа. Их первичная функция заключается в огра- ничении спонтанного движения мыслеобразов, но это ограничение одно- временно открывает новые уровни свободы передачи смыслов. Если ска- занное за основу суждений, то все формы социальной информации являются воплощением феномена инертности времени, представленного нашему сознанию в пространственных формах. Этот теоретический под- ход близок традиции научных исследований, позволяющей рассматри- вать медиа как средство, противостоящее процессу необратимости времени. От универсалистской модели можно перейти к рассмотрению опыта интерсенсорного моделирования как основы коммуникационных прак- тик и базовая функция медийного опосредования. Эволюция медиальных инструментов за последние десятилетия позволила усложнить системы связей внутри разнородных семиотических комплексов и создать новое поколение медиальных средств. В основе медиатизации сознания совре- менного человека лежит резкая смена форм игры с сенсорными кодами на основе применения известных техник монтажа аттракционов и психо- логических методов воздействия. Их основная особенность заключается в расширении спектра управления разными регистрами человеческого сознания и подсознания за счет экстремальной динамизации коммуника- ционных языков, усложнения их структуры и форм знаковой инсталляции. Крупномасштабный семиологический эксперимент по медиатизации сознания людей сегодня принимает многообразные формы, преломляясь в различных сферах человеческой деятельности, мышлении, коммуника- ционном опыте миллионов. На наш взгляд, представляет первостепенное значение исследование обусловленности генезиса коммуникационных практик и медиакомплексов эволюцией практик интерсенсорного моде- лирования. Историческое производство знаково-символических сред позволяет рассматривать медиа как комплекс методов управления сен- сорным опытом человека и общества в целом. Принято считать, что ме- диальные эффекты обеспечивают работу механизмов коллективного и личностного восприятия, формируют смену психологических стандартов реагирования, вызывают изменение практик социального конструирова- ния, определяют стратегии смыслопорождения и закладывают грамма- тику чувств. Но эти процессы существуют за счет мультимодальной направленности медиаагентов и эффектов коммуникации, реализующих потенциал практик интерсенсорного моделирования. Комплексные средства медиального воздействия формируют чело- века нового сенсорного типа. Это позволяет рассматривать феномен человека как продукт когерентного развития практик интерсенсорного моделирования и эволюционирующего, структурно усложняющегося коммуникационного опыта и средств организации медиапространства. Разнообразие методов медиавоздействия на различные структуры созна- ния человека формирует новые формы сенсуальности, служит производ- ству особых свойств видения, понимания, познания мира. Одним из аспектов изучения может служить проблема соотношения эволюционных параметров практик интерсенсорного моделирования и медиасредств ор- ганизации коммуникации. Исследование этих процессов требует углубле- ния знаний о механизмах организации когнитивных структур, динамике ментальных репрезентаций2, сенсорно-перцептивных основах когнитив- ной организации и т.д. Эти вопросы тесно связаны с новейшими психо- генетическими исследованиями когнитивной организации – вопросами детерминации развития интеллекта, психомоторных способностей, речи, критических и сензитивных периодов. Интерсенсорное взаимодействие служит основой когнитивной ре- презентации. Восприятие, действие и репрезентация рассматриваются в едином континууме взаимодействия по отношению к способности пони- мания физического и ментального мира. Механизмы интерсенсорного взаимодействия являются врожденными. Они выражаются в том, что по- ступление информации по одному из сенсорных каналов или изменение его состояния вызывает ответный отклик всех анализаторов. Этот фено- мен является одним из проявлений единства сенсорно-перцептивной ор- ганизации человеческого организма как единой системы анализаторов всех без исключения модальностей. Целостность психологического отклика на внешний стимул и возмож- ность интерсенсорного взаимодействия помимо всего прочего обеспечи- вают внутриполушарные связи. Основная особенность их формирования связана с тем, что правое и левое полушария развиваются не одновре- менно. Например, на ранних этапах онтогенеза имеет место некоторое опережение в становлении функций, обеспечиваемых работой правого полушария. Самостоятельное значение имеет изучение особенностей интермо- дального3 взаимодействия, которые отражают отдельные свойства, эф- фекты взаимодействия ощущений. Существование функционального ядра базовой репрезентации обеспечивает механизм интеграции отдель- ных элементов в целостное представление об атрибутах существования мира. Для первичной репрезентации внешнего мира в сознании человека играет важную роль наличие «антиципирующей схемы». Она направляет восприятие и организует действия. Выделяется несколько уровней организации интермодального взаи- модействия. Начальная модель репрезентации, эволюционируя, превра- щается во вторичную модель. Она получила название «мультимодель», так как её важнейшей особенностью является способность совмещения нескольких моделей репрезентации. Мультимодель предоставляет воз- можность совмещения прошлых и текущих событий для предсказания невидимых трансформаций, понимания и интерпретации символических средств, таких как изображения, жесты, язык, зеркальный образ. Она обеспечивает появление символической игры, которая включает в себя осознание различия между реальным миром и символическими сред- ствами его представления. Метамодель представляет собой следующий уровень организации интермодального взаимодействия. Она включает в себя понимание ин- тенциональности ментального опыта, способность к репрезентацион- ному опосредованию, построение репрезентационных теорий, наличие разделенного внутреннего опыта, переключение с одного вида абстрак- ций на другой, понимание некоторых аспектов организации физического и социального мира и т.д. Медиальные эффекты (способность к свободным ассоциациям, сен- зитивность к экспрессии ментальных состояний, зрительно-моторные, зрительно-слуховые и слухо-моторные координации, топологические проекции, когерентность разных модальностей и характер их взаимных изменений, синестезия чувств и т.д.) достигаются благодаря целостному реагированию анализаторов на разнородные внешние стимулы. Основ- ной акцент в исследовании особенностей интерсенсорного, интермодаль- ного взаимодействия может определяться изучением вопросов, связан- ных с определением степени общности информации, получаемой по разным сенсорным каналам, сходства разномодальных образов, механиз- мов интерсенсорной интеграции, роли кинестетических (ощущения), перцептивных (аффекты) и когнитивных элементов в восприятии различ- ных языков и моделей медиа [20, с. 73]. Особый интерес представляют исследования влияния визуальных эффектов на мышление и сознание, поскольку образы выступают в качестве ёмких метафор психического опыта человека. Проблема исследования особенностей интерсенсорного (кроссмо- дального) взаимодействия афферентных систем4 тесно сопряжена с изучением вопросов, связанных с обработкой человеком противоречий ин- формации, поступающей по различным сенсорным каналам. Наличие противоречивой разно-модальной информации является условием возникновения и способом существования конфликтных отношений между взаимодействующими анализаторами человека. Существует несколько моделей медиального. Каждая из них содер- жит разные формулы знаковости и интерсенсорного воздействия на мышление и сознание человека. Привычное понимание знака как мате- риального субъекта коммуникации не соответствует всему корпусу средств медиальности, вовлеченных в ритуалографику человеческой культуры и системы общественных отношений. За любой знаковой фор- мой медиа скрывается интуитивный коммуникативный контакт, включа- ющий в себя стремление превзойти исходный способ восприятия дей- ствительности. Именно это ядро двигательной активности образов и идей составляет содержание медиа. «Природа медиа раскрывается не в опо- средовании общения, но в производстве новой реальности. Средства ком- муникации – вне нас, а медиа – внутри нас» [19, с. 226]. Выбирая такой подход, мы можем понимать медиа как процесс взаимодействия через наши настроения с чем-то активно включенным в жизненный контекст, но воспринимаемым чувствами как условно «параллельный мир». Присутствие медиа изначально определяется актами внутреннего за- печатлевания, сенсорного отклика сознания человека, и его последую- щего перекодирования на языки многоярусного опыта коммуникацион- ных отношений и мультимодальных5 форматов мировой культуры. Наличие эволюционирующей системы внешних кодов для фиксации сен- сорного отклика сознания человека обеспечивает переструктурирование текучих потоков информации и перенос значений на поля развивающе- гося социокультурного опыта. Вся совокупность средств описания реаль- ности опирается на системы вырожденных описаний объектов, создавае- мых при помощи символов, слов, изображений, музыкальных композиций, формул, компьютерных программ и т.д. Но все эти формы «знаковых покрытий» лишь маскируют перцептивно-сенсорные основа- ния коммуникации. Медиа задают параметры сенсуальности человека, всего комплекса его ощущений, а значит, и особенностей восприятия окружающего мира и себя в этом мире. Единство системы интерсенсорного реагирования яв- ляется одним из основных условий эволюции человеческого сознания. Разные медиаинструменты способствуют фиксации фрагментов реально- сти с помощью разных когнитивных структур, адекватных механизмам как чувственно-наглядного, так и абстрактно-понятийного мышления. Эффект медиа возникает благодаря тому, что все виды впечатлений, пе- реживаний, раздумий человека могут взаимно обмениваться и перево- диться друг в друга, позволяя субъекту реагировать на мир как целое, «вбирать» его в себя, интеллектуально и эмоционально эволюционируя. Сложный выбор между повседневностью и идеалами, процесс осо- знания своего места и роли в семье, социуме, Вселенной невозможен без включения медиа, выступающего в роли духовного посредника. Его мис- сия может быть реализована в виде комплекса слабо рефлексируемых ощущений, имеющих, однако, силу проводника высших идей. Подобным образом любая религиозная система апеллирует к вере как особому со- стоянию человеческого сознания, позволяющему ощущать реальность медиума как Божественного проводника. Созданная вокруг ощущения веры знаковая среда для посвященных всегда играет лишь второстепен- ную роль. Статус внутренней формы медиа может быть значительно выше и «адреснее» для человеческого восприятия, чем затейливые мат- рицы знаковых инсталляций, вербально/авербальных композиций. Свернутая артикуляция медиа позволяет условно обозначить смыс- ловые рамки, оттенить сенсорные ракурсы внутренних состояний, задать топосы понимания. Используя теорию циклического мышления В. Ар- шинова, можно утверждать, что медиа обнаруживает себя там, где возни- кают так называемые «петли» коммуникации. Они создаются на основе формирования метасистем, возникающих как отношения между позна- нием и познанием этого познания, между познанием познания и самопо- знанием [3, с. 154]. «Петли» коммуникации можно рассматривать как конфигурацию топологического поворота реальности. Таким образом, мы вынуждены признать, что медиальное реализует себя в разных формах, интегративных функциях и уровнях. Медиальные средства позволяют дифференцировать и интегрировать единое поле че- ловеческого опыта, конституировать его границы, выбирать различные ракурсы пространственно-временных отношений, форм и значений [13]. Они обозначают линию раздела между материальной реальностью и ускользающей видимостью сверхчувственного как медиума истинной ре- альности чувств и идей. Итак, любое средство, выполняющее роль медиума в обществе и/или культуре, обладает способностью порождать собственные структурные и смысловые пространства. Это обусловлено тем, что разные медиаинстру- менты позволяют фиксировать фрагменты реальности с помощью разных когнитивных структур, адекватных механизмам чувственно-наглядного и абстрактно-понятийного мышления. Вместе с тем в изучении проблемы знакового посредника, как включенного звена эволюционирующих ком- муникационных систем, необходима разработка аспектов, освещающих практики интерсенсорного моделирования. Значимость исследования этого аспекта в первую очередь связана с изучением генезиса медиасред и способов социокультурного конструирования. Производство знаково- символических пространств должно рассматриваться как комплекс мето- дов и средств управления сенсорным опытом человека и общества в це- лом. Проблема изучения эволюции практик интерсенсорного моделиро- вания как основы коммуникационных отношений и базовая функция медиа может иметь убедительную исследовательскую перспективу. Её разработка позволит расширить базу практических и теоретических ис- следований социокультурного опыта и эффектов медиатизации совре- менной цифровой эпохи. Сегодня исследователи говорят о наличии медиального сдвига в си- стемах культурного и социального обмена. Эпоха тотальной активизации цифровых медиа сделала их главным вектором, индикатором, идентифи- катором формообразования коммуникационных отношений и, в конеч- ном счете, амбициозным актантом всей эволюционирующей и усложня- ющейся структуры информационных взаимодействий. В связи с этим встала проблема исследования генезиса и эволюции медиа. Стало воз- можным говорить об особом «пространственно-временном континууме медиа» [10]. Медиальный сдвиг характеризуется изменением методологии фор- мирования социальной реальности. Появление динамичных информаци- онно ёмких и сенсорно активных семиотических комплексов, включаю- щих в себя электронные средства хранения и переноса данных, привело к изменению способов информационного моделирования. Этот процесс потребовал адаптации систем социокультурного конструирования к ди- намике и характерным проявлениям цифрового семиозиса. Структурные, функциональные и парадигмальные изменения в сово- купном опыте социокультурных трансформаций эпохи цифровых комму- никаций способствуют стиранию четкой грани рационального и ирраци- онального в человеческом мышлении. Многообразие средств репрезентации разных аспектов рациональности, динамических пере- ключений топосов внимания формируют более гибкие соотношения форм эмоционального и логического интеллекта. «Идеал медиа пытается отличиться от идеала классической рациональности» [10, с. 40]. Наблю- дается возвращение к поискам «прочувствованной истины» в духе геге- левской философии. Разработка аспектов, связанных с возможностью открытия истины в точке развития впечатления, была предпринята и в работах М. Мамарда- швили [14]. Он отмечал, что истина требует преодоления вербального по- крытия вещей. Она всегда есть предмет и результат интерпретации «ты- сячей внешних знаков». Впечатления служат предпосылкой для оформления фундамента действительной жизни. Здесь смысловые собы- тия отождествляются с жизнью чувств и имеют идеациональную направ- ленность. Плюрализм репрезентаций реальности, неоднородность ин- формационных потоков, стремление к преодолению условностей рациональности при таком подходе становятся условием медиальности коммуникационных отношений. Эволюцию медиа с позиций самоопре- деления истины чувства, расширения границ мультирациональности можно рассматривать как процесс усложнения медиальных сред, посред- ством которых человек может переживать какой-то объем действитель- ности. За шумом медийных фейерверков исследователи стремятся разли- чить становление новых форм рефлексии [5; 10; 15]. В центр внимания попадает изучение самостоятельной роли медиа в системах коммуника- ционного обмена, обладающих способностью к адаптации и потенциа- лом эволюционирования. Период, когда медиа как саморефлексивная си- стема концентрировали внимание на технологических аспектах своего бытия, сменился этапом, когда медиа рассматриваются как самостоятель- ное звено коммуникационных отношений с определенным статусом и функциональной нагрузкой в процессах эволюции форм социокультур- ного обмена. Сформированная система значений и приобретенный опыт мультимодального кодирования человеческого сознания потребовали об- суждения проблемы становления медиа как включенного звена сложных процессов, связанных с генерированием социальных стратегий, форми- рованием оценочных систем, определением границ понимания мира, раз- работкой разнообразных моделей восприятия и структурирования в сетях социального воспроизводства. Там, где прежде поднимался вопрос об определении исторически значимых этапов развития человеческого общества и культуры на основе критериев, связанных с материальной фиксацией, хранением, передачей, распространением, эффективным поиском информации, был поднят во- прос о замене проекта «медиа как технологии» на проект «медиа как творчество», как возможность воспроизведения идеала в новом обличье или статусе. Теперь уже операциональные особенности внедряемых тех- нологических конструкций для совершенствования систем информаци- онного взаимодействия стали играть второстепенную, хотя и критически значимую роль. Комбинирование элементов гетерогенных коммуникаци- онных сетей, применение более динамичных средств описания реально- сти и развитие методов воздействия на сознание человека стали состав- лять основу реализации различных форм культурного и социального проектирования. На первый план исследовательских «полигонов» выдвинулась про- блема изучения генезиса медиальных структур, сопутствующих станов- лению социального [4–9]. Стали представлять особый интерес такие во- просы, как понимание социально-психологических эффектов, возникающих в результате возрастающей структурной сложностности медиа и усиления их динамической мощи. В широком обиходе принято использовать термин «медиа» в значе- нии «совокупность средств массовой информации и коммуникации», что заведомо снижает актуальность и глубину исследований природы меди- ального. Он не фиксирует контекстные и содержательные аспекты медиа, ограничивая определение отсылкой к организационным и технологиче- ским аспектам практик информационного взаимодействия. Медиа6 как медиум должны отождествляться с эволюцией знаковых референтов раз- ного уровня и сменой их адресной специализации, не замыкаясь в преде- лах границ известных средств визуализации и аудиального опыта комму- никации, поскольку процессы, протекающие в современной культуре, ориентированы на кардинальное расширение спектра сенсорных репре- зентантов знаковой среды. Более обобщенное понятие «медиа» тесно связано с идеей включен- ного движения вдоль границ сознательного, бессознательного и подсо- знательного. Включенное движение предполагает наличие рефлексив- ных оснований коммуникации. Они служат средством «сшивания» смысловых разрывов, возникающих в представлениях людей. «Швы» структурогенеза практик социокультурного проектирования проклады- ваются вдоль рефлексивных линий человеческого сознания через отно- шения дополнительности пространства и времени. Медиа выступают зве- ном коммуникационных сетей, поддерживающих нити человеческого сознания, структурируя мышление, формы социального устройства и ор- ганизации. Медиа реализуются в активных формах внешнего/внутреннего коди- рования смыслов, значений и комплексов ощущений человека во вре- мени и пространстве и могут рассматриваться в качестве одного из ак- тантов процесса эволюции его сенсорной организации. Медиа позволяют обеспечивать следующие функции: трансляцию смысла, эмоциональных откликов, переживаний во времени и пространстве через системы культурного и социального кон- струирования; сохранение многообразия смысловых значений и эмоциональных состояний в виде гетерогенных знаковых хранилищ; обеспечение условий воспроизводства культурных форм; структурирование сенсорных откликов человеческого сознания на внешние стимулы; переключение одного вида абстракций на другой; поддержка синестезии чувств, различных комбинаций межчув- ственных переносов; совершенствование инструментов медийного воспроизводства. Потоки знаковых референтов, заполняющих жизненное простран- ство современной культуры, являются продолжением знаковой среды пространства внутреннего, психологического. Применяемые сегодня ме- тоды социокультурного проектирования основываются на включении са- мых разнообразных медиальных средств, требующих творческой реали- зации способностей суждения и воображения, гибкой комбинаторики отношений логического и эмоционального интеллекта. Развитие практик медиавоздействия на сознание человека создает условия для наблюде- ний, исследований, обобщений, понимания языка и духа современной мультимодальной культуры. Опыт включения цифровых посредников в веками складывающуюся семиотическую среду требует разработки специальных концептуальных подходов к изучению динамических аспектов формообразования в опыте становления социокультурных комплексов. Одним из вариантов подоб- ного исследования являются теории, вводящие разграничение для ди- намических процессов и лингвистических описаний сложных систем. Возможно, изменение методов структуризации информационных пото- ков и виртуализации пространства позволит достигнуть более полного формального описания мира. Это позволило бы утверждать, что цифро- вые медиа как особый медиум, проводник впечатлений, переживаний, смыслов, идей, ведут «свою игру» на исторически сформированном поле знаковых систем. Итак, медиа как включенное звено коммуникации выступают важ- ным функциональным звеном системы пространственно-временных от- ношений, обеспечивая действие механизмов адаптации и эволюциониро- вания социокультурных отношений на основе развития практик интесенсорного моделирования. Современные цифровые медиа могут рассматриваться в качестве одного из примеров сложно организованной семиотической среды: медиареальность представляет собой сложно структурированную сеть медиатекстов и их элементов, коррелирующую внутри себя на разных смысловых и сенсорных уровнях. Объединение кодов разных семиотических языков в современном медиатексте в сово- купности представляет собой не только сложностную структуру сохра- нения и передачи проблесков смысла в референциальных отношениях с миром. Сетевые модели дискурсивных практик существуют в виде по- движного мультирационального поля гибкого соотнесения эмоциональ- ных импульсов, состояний и переживаний, узлами которого выступают символические системы. Потенциал их эволюционирования связан с раз- витием коммуникационных кодов культуры в направлении формирова- ния более сенсорно активных систем описания реальности. Новые дина- мические гетерогенные средства организации идей, опыта, знаний и эмоций человека предполагают включение развитых интермедиальных механизмов, которые отказывают любой знаковой системе в праве на до- минирование и тем самым косвенным образом подтверждают наличие мультирациональных оснований социальной коммуникации, как гибкой адаптивной системы фиксирования пространственно-временных отно- шений. Можно предположить, что современный цифровой медиаязык представляет собой форму кооперирования кодов сложноорганизован- ной сетевой среды, которая соответствует формированию человека осо- бого сенсорного типа. 1. Для биологического уровня таким медийным центром выступает формула генома. Она может рассматриваться как описательный репрезентант структурного узла простран- ственно-временных отношений. 2. Ментальные состояния понимаются как акт внутренней репрезентации. 3. Интермодальные взаимодействия проявляются как форма связности ощущений, вы- ражающаяся в общности свойств оценки и восприятия действительности. 4. Афферентные системы – системы, выстроенные на основе синтеза материала, запе- чатленного в памяти, мотивации, информации о среде и пускового стимула с целью приня- тия решения. Из теории функциональной системы П.К. Анохина. 5. Мультимодальность выражает взаимосвязанность, когерентность разных ощущений, целостность отклика разных анализаторов на внешний информационный стимул. 6. Понятие «медиа» рассматривается в обобщенном смысле, как знаковое, семантиче- ски значимое гетерогенное поле, заключающее в себе информацию в связном виде

Ключевые слова

эволюция механизмов интерсенсорного моделирования, дискурсив- ные практики, evolution of intersensornogo modeling, discursive practices

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Нургалеева Л.В.Национальный исследовательский Томский государственный университет
Всего: 1

Ссылки

Cавчук И. Медиареальность. Медиасубъект. Медиафилософия // Медиафилосо- фия II. Границы дисциплины. СПб.: С.-Петерб. философ. об-во, 2008. С. 226–240.
Аршинов В. На пути к коммуникативной Вселенной солидарности и альтруизма // Антропокосмическая модель. Тула: Репроцентр, 2008. С. 150–173.
Аршинов В., Кульберг Н., Пурвис Д., Шкуденков В. На пути к коммуникативной Вселенной солидарности и альтруизма // Антропокосмическая модель. Тула: Репроцентр, 2008. С. 150–173.
Вульф К. Homo pikctor, или возникновение человека из воображения // Медиафи- лософия. Основные проблемы и понятия: Мат-лы междунар. науч. конф. «Медиа как пред- мет философии». СПб.: С.-Петерб. философ. об-во, 2008. С. 40–53.
Гройс Б. Порабощенные боги: кино и метафизика // Искусство кино. 2005. № 9. С. 77–88.
Гройс Б. Под подозрением. Феноменология медиа. М.: Художественный журнал, 2007. 200 с.
Жижек С. Киберпространство, или Невыносимая замкнутость бытия // Искусство кино. 1998. №1–2.
Зинченко Е.В. «Коммуникативная рациональность» как априори социальных наук (методологический обзор проектов) // Credo New. 2003. № 3. С. 23–32.
Исаев А., Шишко О. Медиа культура, политика и социум // Электронные библио- теки. 2001. Т. 4, вып. 3.
Коротков И. Медиа как предельный опыт // Медиафилософия II. Границы дисци- плины. СПб.: С.-Петерб. философ. об-во, 2008. С. 39–42.
Левич А. Язык категорий и функторов как архетип количественного и динамиче- ского описания мира // Системы и модели: границы интерпретаций. Томск: Изд-во Том. гос. пед. ун-та, 2008. С. 25–33.
Лукина Н.П., Нургалеева Л.В. Идеологические и аксиологические основания ин- формационного общества. Томск: В-Спектр, 2008. 240 с.
Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека. М.: Гиперборея, Кучково поле, 2007. 464 с.
Мамардашвили М. Лекция о Прусте [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.mamardashvili.ru/index.php?lib.rin.ru/doc/i/52210p.html
Медиафилософия. Основные проблемы и понятия. СПб.: С.-Петерб. философ. об- во, 2008. 346 с.
Нургалеева Л.В. Медиа как включенное звено коммуникации и практик интерсен- сорного моделирования // Гуманитарная информатика: сб. науч. cт. Томск: Том. гос. ун-т, 2010. С. 35–45.
Патти Г. Динамические и лингвистические принципы функционирования слож- ных систем // Концепция виртуальных миров и научное познание. СПб.: РХГИ, 2000. С. 91– 107.
Рогозина И. В. Медиа-картина мира: когнитивно-семиотический аспект [Электрон- ный ресурс]. – Режим доступа: http://www.mirrabot.com/work/work_12166.html
Савчук В.В. Медиафилософия: формирование дисциплины // Медиафилософия. Ос- новные проблемы и понятия. СПб.: С.–Петерб. философ. об-во, 2008. С. 7–39.
Сергиенко Е.А. Раннее когнитивное развитие. Новый взгляд. М.: Ин-т психологии РАН, 2006. 464 с.
Смирнов, А.В. Основания рациональности в разных культурах [Электронный ре- сурс]. – Режим доступа: http://mion.novsu.ac.ru/gev/projects/seminar/Smirnov
Тишунина Н.В. Методология интермедиального анализа в свете междисциплинар- ных исследований // Методология гуманитарного знания в перспективе XXI века. СПб.: С.- Петерб. философ. об-во, 2001. Вып. 12. C. 149–154.
Уилсон Р.А. Психология эволюции. Киев: Янус, 1998. 304 с.
Швыре В.С. Рациональность как ценность культуры // Вопр. философии. 1992. № 6. С. 91–105.
 МЕХАНИЗМЫ ИНТЕРСЕНСОРНОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ В ОПЫТАХ РАЗВИТИЯ ДИСКУРСИВНЫХ ПРАКТИК | Гуманитарная информатика. 2013. № 7.

МЕХАНИЗМЫ ИНТЕРСЕНСОРНОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ В ОПЫТАХ РАЗВИТИЯ ДИСКУРСИВНЫХ ПРАКТИК | Гуманитарная информатика. 2013. № 7.