ЦИФРОВАЯ КОНТРКУЛЬТУРА | Гуманитарная информатика. 2004. № 1.

ЦИФРОВАЯ КОНТРКУЛЬТУРА

ЦИФРОВАЯ КОНТРКУЛЬТУРА.pdf Постиндустриальное общество Маршалл МакЛюэн однажды заметил, что «искусство всегда б ыло системой раннего оповещения, которая может предупредить культуру о том, что с ней должно произойти» [1]. Произведения Николаса Кейджа и других художников послевоенного авангарда, кажется, могут послу- жить подтверждением теории МакЛюэна, поскольку им удалось пре д- восхитить восшествие интерактивных и мультимедийных технологий, доминирующих в наши дни. Кейдж и близкие ему авангардисты пре д- ложили новое видение, которое помогло преодолеть технологическую паранойю «холодной войны» и перевести ее плоды в доступные для понимания, пусть и утопич еские идеалы всеобщей взаимосвязи мира и личной самореализации. Использование компьютеров в мире искусства также отражало во зросшую важность новых технологий как части так называемого «п ост- индустриального общества». Широкую известность эта концепция п о- лучила благодаря работе американского социолога Даниэла Бэлла «Гр я- дущее постиндустриальное общество» (1973) [2]. Однако предвосхищ е- нием этой теории можно смело назвать как ранние работы самого Бэлла, так и исследования Ральфа Дарендорфа, Фритца Машлупа, Ма ршалла МакЛюэна, Жака Эллула и других. Общим центром этих теорий являе т- ся тезис о том, что США и другие развитые страны находятся на новой стадии развития и формирования новых форм социальной организации, которые сменят индустриальную модель. Опираясь на статистические данные динамики занятости, исследователи утверждали, что если авто- матизация производства приводит к снижению потребности в рабочей силе, больше рабочих мест создается в сфере услуг. В результате фо р- мируется новый тип общества, в котором информация и знание являю т-  Gere Charlie, Digit al Cult ure (London: Reaktion Books, 2002) - фрагмент главы 4 “ Dig- it al Count er-culture”, с. 112-121, 124-142.  Charlie Gere. Оригинальный текст.  Дмитрий Галкин. Перевод. 50    Гум анитарная информатика. Вып. 1.    ся доминирующим ресурсом производства, и развитие которого Бэлл представлял как эволюционный процесс. Бэлл также предсказывал, что произойдет увеличение числа специалистов, работающих с «теоретич е- ским знанием», в противоположность оперированию эмпирическ ими данными, которое более типично для индустриальных обществ. Однако идеи Бэлла не выдержали критики перед лицом реалий с овременных информационных обществ, да и сам он впос ледствии ста- рался отмежеваться от своих прежних выводов. И главным пунктом критики стал, пусть и смягченный, технологический детерминизм, из которого исходила теория Бэлла. Тем не менее концепция постинду- стриального общества и сегодня служит своего рода ме таобъяснением нынешних реалий общественной и культурной жизни. Такая популя р- ность, как отмечает Франк Вебстер, несет на себе печать «раскрученн о- сти» имени Бэлла и его статуса гарвардского профессора [3]. Однако массовая диффузия идей постиндустриализма и концепции постинду- стриального общества во многом обязана апокалиптическим и поп у- листским работам Алвина Тоффлера. Он сделал себе имя уже в 1970 г. книгой «Шок будущего» [4], в которой пытался доказать необходимость понимать будущее так же, как мы пытаемся п онять прошлое и предска- зывал, что культура будущего будет определяться развитием техноло- гий. Десятью годами позже вышла книга Тоффлера «Третья волна» [5]. В ней он провозглашает наступление эпохи знания, которая строится на компьютерных и коммуникационных технологиях. Чтобы избежать «шока будущего» и с должной готовностью встретить надвигающиеся радикальные социокультурные перемены, Тоффлер предложил ряд стратегических решений, включая «антиципаторную демократию» и «гибкое планирование». В 60-70-х годах XX в. были созданы технологические средства для осуществления проекта постиндустриального информационного общ е- ства: сначала почти одновременно появились мини -компьютер и ком- пьютерные сети, а затем увидел свет первый персональный компьютер. Последний стал технологическим решением, которое одновременно подтолкнуло создание парадигмы компьютерных технологий, близких по духу новому поколению пользователей с новыми потребностями и культурными ожиданиями, но также оказалось в русле динамики и ре а- лий реструктурированного капитализма. Однако следует учитывать, что это не был просто процесс технологического развития, в котором мы остро нуждались, и эта нужда была удовлетворена. Развитие технологий стало результатом встречи как технологических, так и культурных те н- денций и факторов, включая осознание возможностей цифровых техн о- логий в сфере военных разработок (обработка графических данных,    Гум анитарная информатика. Вып. 1.    51 компьютерные сети, интерактивность в реальном времени), а также во з- никшее из решения военных задач требование миниатюризации, резуль- татом которого стало создание менее дорогих и более компактных ко м- пьютеров. Проблема в том, что эти достижения были изначально пом е- щены в технократический контекст противостояния в «холодной войне», которое, в свете использования кибернетики и компьютеров в о вьетнамской войне, послужило причиной того, что компьютер оказался заклеймлен печатью позора оппозиционными милитаризму силами. Необходимость смены парадигмы восприятия компьютеров требовала культурных трансформаций в не меньшей степени, чем развития сам их технологий. Это изменение произошло благодаря ряду довольно разных, но вз аимосвязанных факторов. В частности, после войны во Вьетнаме пр етер- пел изменения сам дискурс об информации, в результате чего он п ере- ориентировался в направлении, более отвечающем новому образу мы ш- ления. Новый дискурс стал продуктом «кибернетики второго п орядка», а также развития в 60-х годах новых дисциплин, таких как те ория слож- ных систем и искусственной жизни. В то же самое время были сформ у- лированы новые позитивные концепции технологического ра звития: среди многих других отметим техно авангардизм в искусстве, работы медиа-теоретика Маршалла МакЛюэна и архитектора Букминстера Фю- ллера. И в довершении сложились обстоятельства, которые собрали эти различные факторы вместе. В частности, совпадение сосе дства одного из центров микроэлектроники - Силиконовой Долины в Северной Ка- лифорнии и города Сан-Франциско (чуть севернее), который сам по себе стал в 60-х центром контркультурного движения. Силиконовая Долина В 50-х годах инженер компании «Bell» Уильям Шокли вернулся до- мой в родной город Пало Альто и решил воспользоваться изобретением транзисторов, чтобы создать свою собственную фирму. Изобретенные после Второй мировой войны транзисторы сделали работу электронной техники более эффективной при меньших размерах и большей экон о- мичности. Они были немедленно приняты на вооружение производите- лями бытовой электроники - телевизоров и радиоприемников, а в конце 50-х транзисторы стали основной деталью компьютер ов. Шокли решил создать свою фирму на Западном побережье США не просто из сенти- ментальности. Уже тогда, в 50-х, частично благодаря соседству Стэ н- фордского университета, район к югу от Сан -Франциско начал превр а- щаться в центр микроэлектроники. К несчастью для Шокли, его управ- ленческие способности уступали его инженерному гению. В результате 52    Гум анитарная информатика. Вып. 1.    за три года восемь лучших специалистов его компании, включая самого одаренного из них - Роберта Нойса, уволились, чтобы создать свою собственную фирму (Fairchild Semicond uctors ). Производство транзи- сторов приносило хорошие доходы, но , кроме того, инженеры компании вкладывали значительные силы в исследования для решения проблем, связанных с несовершенством технологии производства. Несмотря на то, что транзисторы явно выигры вали по сравнению с лампами, они все еще создавали немало проблем, особенно при использовании в военных технологиях. Некоторые системы навигации для военных самолетов на - считывали более двадцати тысяч транзисторов, связь между опер ациями которых при использовании оборудования нередко просто исч езала. Более того, чем сложнее становилась техника, чем более сложные эле к- тронные соединения в ней создавались, тем медленнее она выпо лняла свои функции. Решение подобного рода проблем стало приоритетом для компьютерных разработок в военно -промышленном комплексе. Решение созрело практически одновременно в двух разных комп а- ниях: уже упомянутой Fairchild и Texas Ins trumental. Их инженеры п о- няли, что решение проблемы лежит на пути включения всего цикла транзисторных связей в один блок, выполненный из полупроводнико- вых материалов - кремния или германия, а лучше - из того и другого сразу. Эта идея, а также представление о том, что такой блок должен быть плоским, привели к изобретению в 1959 г. интегрированной цепи (IC). (В действительности Дж. Даммер - эксперт по радарам специаль- ного ведомства Британского правительства - предложил аналогичное решение еще в 1952 г. Он предположил, что решение кроется именно в создании электронных цепей в едином блоке на основе одного матери а- ла. Однако его опытная модель не сработала и этот проект не получил достаточной поддержки в Великобритании. Тем не менее его разрабо т- ки вполне могли получить самостоятельное развитие в Соединенных Штатах). К сожалению, интегрированные цепи были дороги в пр оизводстве и, как следствие, экономически невыгодны для компьютерной индустрии. Хотя именно IC оказались впоследствии идеальной технологией для реализации Американской космической программы и ее кульминации - высадки человека на Луну, а также для создания систем наведения но- вого поколения в ракетах “Минитмен 2”. В обоих случаях требовалось производство значительно меньших по размеру и более надежных ко м- пьютерных систем, чем это было возможно с использованием транз и- сторов. Таким образом, с помощью НАСА и сре дств бюджета военного ведомства стало возможным дальнейшее развитие IC-технологий. Это не замедлило сказаться на цене первых “чипов”, которая благодаря ус о-    Гум анитарная информатика. Вып. 1.    53 вершенствованию технологий производства сократилась с тысячи до л- ларов за штуку в 1959-м до менее чем десяти долларов в 1965-м. Успех IC, использование которых стало вскоре повсеместным и перешло в потребительскую электронику (например, микроволновые печи), озн а- чал, что район, в котором расположились уже известные нам произв о- дители полупроводников - Fairchild Semiconductors и Shokley Semi- conductors , - стал привлекать все новых, более мелких производителей и вскоре их стало так много, что местность окрестили Силиконовой Д о- линой. В 1965 г. Роберт Нойс и его коллега по Fairchild Гордон Мур созда- ли свою фирму - Интел (Intel). В 1969 один из инженеров Intel, Тэд Хофф, получил задание разработать систему из 12 «чипов» для япо н- ского калькулятора. И Тэд предложил свое решение: почему бы вместо разработки 12 разных микросхем для выполнения разных функций не создать одну систему чипов, которую можно программировать для в ы- полнения любых задач (примерно так, как это делает компьютер). Идея устройства, которое получило название «микропроцессор», сделала технически возможным осуществление идеи компьютера, который был бы доступен любому потребителю, однако она не стала непосредстве н- ной и неотвратимой причиной его создания. Контркультура Примерно в то же самое время, когда инженеры Силиконовой Д о- лины создавали технологии для решения задач миниатюризации, кото- рая обещала революцию в компьютерной технике, город Сан -Франци- ско, расположенный всего в 80 километрах севернее Долины, постепе н- но превращался в центр так называемой контркультуры. Это движ ение было реакцией на стремительные изменения в экономике и обществе н- ной жизни, эффект которых приобрел глобальные масштабы и з атронул прежде всего промышленно развитые страны Запада - США, Францию, Италию и Великобританию. Сочетание высокого уровня занятости, к о- торого удалось достигнуть на волне послевоенного роста благососто я- ния, и наступление поколения “бэйби бумеров”, рожденных в 40 -х и 50-х годах, предопределило ситуацию, когда молодежь получила бе с- прецедентную экономическую и, как следствие, культурную власть. Развитие “молодежной культуры” в конце 50-х и начале 60-х в немалой степени подогревалось бизнесом, который стремился снять сливки и заработать на стимулировании активного потребления поп -музыки, модной одежды и других предметов молодежного потребления. Однако ближе к концу 60-х молодежная культура прониклас ь чувством своей значимости, более масштабной власти и влияния, за которые м олодое 54    Гум анитарная информатика. Вып. 1.    поколение должно было взять на себя ответственность. И это со впало с растущей очевидностью тех проблем и противоречий, которые, благ о- даря компромиссной природе послевоенных обществ, замалчивались, хотя на самом деле их уже нельзя было просто игнорировать или зако н- сервировать. Речь идет об опасности ядерного оружия, военной авантю- ре США во Вьетнаме, продолжающейся расовой дискриминации в ра з- витых странах и растущем осознании катастрофических последствий роста промышленного производства и развития новых технологий для экологии планеты. В восприятии этих проблем молодыми преобладало желание обвинить во всех ошибках предшествующие поколения. Таким образом, конец 60-х годов ознаменовался развитием новых движений, которые встали в решительную оппозицию тому, как мысли- ли и действовали поколения их предшественников. Оппозиция прин и- мала различные формы. Во Францию, например, весна 1968 г. принесла волну политических беспорядков, которы е спровоцировали студенты (и не только), восставшие против правительства генерала де Голля. В том же году Италия оказалась на грани социального коллапса, когда так называемой “горячей осенью” рабочие и студенты вступили на путь открытой политической конфро нтации, которой суждено было продо л- житься и в 70-х. В США тактику ненасилия «Движения за гражданские права» сменил воинствующий активизм групп типа «Черные пантеры». В США подобные группы, обычно состоявшие из студентов (хотя и не всегда), возникали как активная оппозиция сложившемуся “статус кво”. Большое количество самых различных групп конкурировало за то, что- бы получить подобный оппозиционный статус. Например, проблемы асимметрии власти в отношениях полов были подняты на флаг фем и- низма. Наряду с воинствующими и оппозиционными движениями пр о- цветали и более умеренные. Весьма примечательно, что идея контркультуры как альтернативн ого общественного уклада, основанного на иных ценностях, нежели до- минирующие ценности обществ того времени, нашла свое выражение в различных формах и различных местах. Вообще говоря, о контркуль - туре можно сказать, что она была по большому счету феноменом белой Америки. Среди ее основных черт следует отметить особый и нтерес к самореализации личности, обычно с помощью таких средств, как нарко- тики, ЛСД и “кислота”, а также культ рок-музыки. Контркультура пр о- цветала во многих местах, но осела, нашла свою нишу именно в Севе р- ной Калифорнии и особенно в Сан -Франциско - городе, непреодолимо тянувшем к себе всех тех, кто был обуреваем страстью к экспериментам с альтернативными образами жизни, мышления и поведения. Возмо ж- ными причинами этой привлекательности , вероятно, могли быть рас-    Гум анитарная информатика. Вып. 1.    55 пространенные в Америке представления о Калифорнии как последнем, самом западном рубеже в истории США , и, конечно, особый шарм Сан- Франциско - небольшого портового городка, со свойственной ему те р- пимостью к различным отклонениям и неортодоксальным взглядам, который к тому же приютил группу писателей-“битников” - знамени- тых предвестников хиппи. Небольшой район, где п ересекаются две улицы - Хай Стрит и Эшбери Стрит, был излюбленным местом встреч всех тех, кто хотел броситься в объятия контркультуры. С одной стор о- ны, соседство этого района с Силиконовой Долиной было просто совп а- дением. Машины и технологии, для которых б ыла необходима микр о- электроника, по крайней мере тогда , в 60-х, принадлежали образу мыш- ления и миру технократической рациональности, оппозицией которым и была контркультура, и во многом как раз потому, что они служ или стратегии и тактике «холодной войны». Одной из сторон контр - культурного мышления была его антитехнологичность, проповедь во з- врата к естественности как образу жизни. Но, с другой стороны, контр- культура и технологически ориентированный капитализм представляли разные аспекты общего духа, общего о щущения последнего рубежа, который, наверное, и приблизил Лиланд Стэнфорд к встрече с удачей и открытию Стэнфордского университета. Благодаря удачному соседству кислоты и силикона произошла встреча новых технологий и контркуль- турного мышления, что в конечном итоге и определило те обстоятель- ства, при которых появился персональный компьютер, а также многое другое из современной нам цифровой культуры. Прекрасным примером ценностей и этики контркультуры Западного побережья может служить «Всепланетный проект» (Whole Earth Pro- ject), основанный Стюартом Брандом при спонсорской поддержке И н- ститута Портола - некоммерческой организации, ориентированной на развитие альтернативного образования (ее создал Боб Альбрехт, в пр о- шлом специалист Control Data Corp). Целью п роекта Бранда было предоставление широкого доступа к идеям и рецептам контркультуры и альтернативного образа жизни всем интересующимся через регуля рное издание “каталогов”. Проект имел огромный успех. Но уже в 1971 г. , через три года после выхода первого и здания, организаторы проекта решили издать последний каталог и закрыть предприятие. В том же г о- ду был опубликован “Последний всепланетный каталог” [6], который имел такой успех, которого никто не ожидал. Продажи шли настолько хорошо, что Бранду и его партнерам пришлось создать механизм равно- го и эффективного распределения прибыли. Проект продолжался все в том же духе, и в 1974 г. в свет вышел “Всепланетный эпилог” [7], а в 1982 - его обновленная версия под названием “Следующий всеплане т- 56    Гум анитарная информатика. Вып. 1.    ный каталог” [8]. Кроме того, стал издаваться ежеквартальный журнал “Всепланетный обзор”, вдохновивший усилия разных подражателей, типа британского журнала “Индекс возможностей” [9], популярного в середине 70-х. “Последний всепланетный каталог” был больше чем просто каталог. Он представлял весьма ценный взгляд на обширный и разнородный массив альтернативных знаний и способов мышления, включая техн о- логии сельского хозяйства, строительства, различных ремесел, а также описания музыкальных инструментов, советы типа “помоги себе с ам” и как заботиться о животных. Кроме того, каталог содержал изложение разнообразных философских воззрений. В числе последних было много из того, что можно было с полным основанием ожидать в подобного рода коллекции: Юнг, восточные религии, религия и мифо логия амери- канских индейцев и тому подобное. Среди этого разнообразия вполне комфортно расположилась и кибернетика. Рекомендовались, в числе прочего, работы Винера и Эшби, а также труды по проблемам иску с- ственного интеллекта. Одной из причин, по которой ки бернетика при- влекала авторов «Всепланетного проекта» и была включена в матери а- лы каталога, было использование “целостного системного мышления” как подхода к осмыслению экологических проблем. Каждый из выпу с- ков “Всепланетного каталога” начинался с раздела п од названием “По- знание целостных систем”, в котором рассматривались эко -, био- и хо- зяйственные системы в терминах кибернетики. Обычно тексты для да н- ного раздела готовил Ричард Букминстер Фюллер - самобытный гений, бродячий инженер, архитектор и теоретик. Фюллер, бывший когда-то разработчиком геодезических колпаков, был к тому же философом и поэтом, чьи неортодоксальные подходы к глобальным проблемам, в особенности его знаменитая идея “Земли как космического корабля” [10], привлекали поколение, пришедшее к о сознанию экологического кризиса на планете. Фюллер подчеркивал роль информации как исто ч- ника благосостояния через отрицательную энтропию, которая возраста- ет за счет исследований и развития технологий. Компьютерные технолог ии и контркультура “Всепланетный каталог” не только связал кибернетику и контр - культуру, но и помог создать контекст, в котором стало возможным р е- ализовать идею персонального компьютера и сделать интерактивные мультимедиа доступным потребительским товаром. Именно контркул ь- тура открыла про странство, в котором могло начаться развитие перс о- нальной компьютерной техники. Идеи саморазвития и гуманного и с- пользования знаний и технологий, идеи, которые проповедовала и кото-    Гум анитарная информатика. Вып. 1.    57 рыми вдохновляла субкультура, сделали производство и обладание компьютером вполне реальными. Главным достижением контркультуры следует считать создание контекста, в котором интерактивные техноло- гии, разработанные военными благодаря финансированию исследов а- ний и проектов в период «холодной войны», избавились от их милита- ристской технократической ауры и преобразились через очищение к и- бернетическим идеализмом (частично заимствованным из послевоенн о- го авангарда). В результате чего их смысл и цели стали более друж е- ственны и понятны для нового поколения. И хотя интерактивные муль- тимедиа технологии родились в лабораториях «холодной войны», способность воспринимать их как мирные и прогрессивные силы выношена в лоне контркультуры и авангардного мировоззрения с его идеями и н- термедиа, мультимедиа и перфоманса. В 1972 г. в журнале “Роллинг Стоун” в статье о компьютерной игре “Звездные войны” - разработке группы хакеров Массачусетского те х- нологического института один из авторов “Всепланетного каталога” Стюарт Бранд провозгласил: “Компьютеры идут к людям”. Бранд утверждал, что это “хорошие новости, может быть, самые лучшие со времен изобретения психоделиков” [11]. Бранд известен также как пе р- вый автор, использовавший термин “персональный компьютер” в его книге “Два кибернетических рубежа” (1974). И хотя сам Бранд прип и- сывал изобретение термина иссле дователю компьютеров Алану Кею, он как издатель “Co-Evolution Quaterly” регулярно использовал слово “пе р- сональный компьютер” еще до того, как само устройство было создано. Как говорят, Боб Альбрехт ушел из Control Data Corp. и создал Инсти- тут Портола, ставший главным спонсором Всепланетного предприятия, именно потому, что в корпорации недооценивали возможности созда- ния персонального компьютера. Финансируя “Всепланетный каталог”, Альбрехт параллельно издавал газету “Компьютер для людей”, целью которой было р аспространение информации о компьютерных техноло- гиях для жителей района залива Сан-Франциско. “Каталог” и газета Альбрехта вдохновили еще целый ряд проектов, среди которых стоит упомянуть проект “Память Сообщества Беркли” (1973) - проект Ли Фелзенштейна - один из самых первых экспериментов по использов а- нию технологий для развития сообществ и стимулирования свободного обращения идей с помощью компьютерных сетей. Примерно в то же время на передовой линии компьютерных иссле- дований происходило то, что настойчиво сближало их с контркуль - турой. Так, осенью 1968 г. в Сан-Франциско в рамках Объединенной компьютерной конференции Дуглас Энгельбарт и его команда орган и- зовали семинар по приросту знания. К семинару в качестве воло нтера 58    Гум анитарная информатика. Вып. 1.    присоединился Стюарт Бранд, которой уже заработал в Силикон овой Долине репутацию легендарного персонажа. В объявлении о конфере н- ции в канун ее тридцатилетнего юбилея организаторы, едва спра вляясь со сбивчивым от возбуждения дыханием, охарактеризовали начало это- го проекта как «нехилое рок-шоу». В этом была своя правда, поскольку на самом деле все оборудование, собранное для демонстраций и презе н- таций (включая 12 CRT дисплеев), создавало впечатление мультим е- дийного перфоманса, что впоследствии вдохновило деятелей авангар д- ного и психоделического искусства, таких как рок-коллективы «Велвет Андеграунд» и «Пинк Флойд» или эксперименты со светом в «андегр а- ундных» ночных клубах. Когда однажды в интервью для одн ого он- лайнового журнала Энгельбарта спросили, был ли он поражен тому факту, что активисты контркультуры так легко и вдруг оказались вовле- чены в мир компьютеров, он ответил, что нисколько, потому что все, чем он занимался, «просто даже и не пересекалось с тем, чем живут л ю- ди в «привычном культурном окружении» [12]. При том, что он был типичным инженером и ученым, Энгельбарт возвещал о радикальном потенциале компьютерной техники для расширения возможностей ч е- ловеческого интеллекта. И эта идейная связь только усиливалась пр и- сутствием на конференции Бранда. Замысел Энгельбар та звучал в уни- сон с установками на личностное развитие и гуманное использование технологий, положенных в основу контркультурной философии. Так что нечего и удивляться, что через «Всепланетный каталог», свой жу р- нал “Co-Evolution Quaterly” и журналистскую деятель ность в “Роллинг Стоунз” Бранд активно пропагандировал компьютерные технологии. Это не только привело к тому, что сложились условия для появления PC - персонального компьютера, но прежде всего создало контекст, в котором можно было вообразить будущее персо нального компьютера как контркультурного и даже революционного средства. В том же году, когда Энгельбар т со своими единомышленниками организовал знаменитый семинар, Николас Нигропонте основал группу машинной архитектуры (Architecture Machine Group - AMG) в Массачу- сетском технологическом институте (MIT). Сам Нигропонте начинал аспирантом MIT и занимался изучением возможностей компьютера как инструмента для дизайна. В 1966 г. он вошел в число преподавателей родного института. По своему замыслу AMG должна была стать гибри- дом лаборатории и центра мозговой атаки на проблемы проектирования интерфейса человек - машина. В 1976 г. группа представила одному из специализированных военных агентств (DARPA - Defens e Advans ed Res earch Project Agency . - Перев.) проект с названием “Расширение во з- можностей человеческих ресурсов для решения задач управления и ко н-    Гум анитарная информатика. Вып. 1.    59 троля средствами мультимедийного взаимодействия человек - машина”. В основе проекта лежала идея взаимодействия пользователя с трехме р- ным виртуальным пространством. В 1978 г. AMG разработала вирту- альную карту городка Эспен (As pen Movie Map). Она работала как с и- муляция на экране компьютера ведения автомобиля по городку Эспен, штат Колорадо. В системе использовались видеодиски, что позволяло пользователю изменять маршрут движения и даже выбирать время года для своего путешествия. Это была и, пожалуй, на сегодня остается о дной из самых удивительных и изощренных систем из всех, что были созданы. Она являет собой образец междисциплинарного подхода, которым рук о- водствовался Нигропонте и который он продемонстрировал еще и в кач е- стве художника, организовав инсталляцию во время выставки Дж эка Бёрнхэма под названием “Software”. Между 1979-м и 1980-м Нигропон- те и бывший президент MIT Джером Вейзнер подали заявку на орган и- зацию в MIT медиа-лаборатории (The Media Lab), которая унаследовала многое из того, чем занималась AMG. Но при этом Media Lab задум ы- валась как попытка объединить усилия различных специалистов MIT: не только программистов, но и психологов, дизайнеров, музыка нтов, режиссеров, антропологов и многих других, кто мог бы внести свой вклад в достижение главной цели новой исследовательской структуры - изучить возможности информационных и коммуникационных технол о- гий. Медиа-лаборатория MIT стала одним из тех мест, где идеи мульти- медиа, возникшие в контексте авангардного искусства и контркультуры, были впервые использованы в разработке компьютеров [13]. «Всепланетный каталог» вдохновил известного диссидента Теодора Хольма (Теда) Нельсона на пропаганду своего видения широчайших возм ожностей компьютеров в будущем, которое он сформулировал в своей книге «Компьютерная свобода/ Машинные мечты» (“Computer Lib/ Machine Dreams ”) [14]. Нельсон работал над диссертацией по фило- софии, и компьютеры попали в поле его интересов, когда он параллел ь- но начал проводить исследования на магистерскую степень по социол о- гии в Гарварде. Его проницательность и довольно эксцентричное для того времени восприятие возможностей компьютеров привели Нельсона к попытке создания системы текстового редактирования еще до того, как само понятие или термин успели возникнуть. Еще в 1965 г. Нельсон представил доклад на конференции Ассоциации компьютерной техн и- ки, в котором содержалось описание того, что он назвал “гипертекст”, имея в виду нелинейно связанные тексты. Тед даже попытался реализо- вать свои идеи в системе под названием “Ксанаду” (Xanadu). Это была программа, созданная явно под влиянием идей Ванневара Буша (его знаменитой статьи “Как мы можем мыслить”, которая вдохновила и 60    Гум анитарная информатика. Вып. 1.    Энгельбарта). Программа была задумана как м еханизм доступа ко всей текстовой информации в мире, дающий возможность параллельно из у- чать текст, связывать его с другими текстами, а также создавать новые версии. Неизбежность появления “Ксанаду” была очевидной еще с с е- редины 60-х, но большинство обещанных ею возможностей были реали- зованы только после создания Всемирной паутины - World Wide Web. Так что влияние Теда Нельсона можно назвать скорее концептуальным, чем практическим. Среди тех, кто получил наибольшие дивиденды в этой суматохе 60-х (основное “бурление” шло , конечно же, от накала контркультуры), оказался исследовательский центр компании “Ксерокс” - КсероксПАРК (XeroxPARC - Palo Alto Res earch Centre). Развязанная США война во Вьетнаме привела не только к катастрофическим последствиям, н о и спровоцировала ряд довольно противоречивых обстоятельств, пор о- дивших, в частности, целое поколение протеста, с его часто нелепыми акциями гражданского неповиновения, конфронтациями и насилием. Эти же обстоятельства поставили под вопрос и расходы на вое нные ис- следования в университетах, поскольку деньги Пентагона могли нан е- сти вред независимости академических структур. И вот в 1970 г., ком и- тет сенатора Майка Мэнсфилда выдвинул поправку к одному из законов о военных поставках, которая гласила: “Ни один из выделенных фон- дов… не может быть использован для проведения исследовательских проектов, если только эти исследования не имеют непосредственного отношения к конкретной военной задаче или операции” [15]. Поправка Мэнсфилда в первую очередь затронула как раз тех, кто работал в сфере компьютерных исследований и разработок, которые финансировало Агентство передовых исследовательских проектов (ARPA - Advans ed Res earch Project Agency . - Перев.), дававшее при этом ученым большие полномочия и свободу. Национальный научный фонд, который мог взять решение проблемы на себя, не получил на это достаточных средств. В то же время Xerox загорелась идеей “безбумажного офиса”, сулившей революцию в бизнесе. И она действительно обретала контуры реальности - если появятся компьютеры. Чтобы принять этот вызов достойно, компания Xerox решила сама стать частью компьютерной революции. Для чего и была создана XeroxPARC на Западном побер е- жье США. Выбор городка Пало Альто был сделан Джекобом Голдм а- ном - руководителем корпоративных иссле дований Xerox, и весьма уда- чно. По соседству не только зарождалась Силиконовая Долина как центр микроэлектроники, но и бурлил очаг альтернативного контркул ь- турного мышления. В общем и целом, сложилась идеальная ситуация    Гум анитарная информатика. Вып. 1.    61 для привлечения молодых и нестандар тно мыслящих ученых и компью- терных инженеров. Первым главой XeroxPARC стал Боб Тайлор, бывший еще недавно начальником исследовательского крыла военного Агентства передовых исследовательских проектов (ARPA). Одним из первых его шагов на новом посту стало приобретение синих «бинбэгов» (мягкие сумки - подушки для сидения. - Перев.), которые помогли создать в коллективе особую атмосферу непринужденности, подходящую и очень друж е- ственную для того типа специалистов, которых приглашали на работу. Разработки центра сразу заинтересовали вездесущего Стюарта Бранда, который заезжал “потусоваться” на кампусе центра, после чего написал пророческую статью в «Роллинг Стоун», предсказывая скорое приш е- ствие персонального компьютера. Но и визит Бранда, в свою очередь, оказался полезен для XeroxPARC. В одной из статей о Бранде в журнале “Fortune” Алан Кэй специально отметил, что «Всепланетный каталог» - это первая книга, купленная PARC и служившая символом того, к чему они стремились на самом деле. Эти обстоятельства, наряду с п оправкой Мэнсфилда и присутствием Тайлора в качестве шефа XeroxPARC, озн а- чали, что многие талантливые специалисты по компьютерной технике, работавшие на ARPA, нашли себе место в XeroxPARC. Среди них был и Алан Кэй, который работал с Айваном Сазерлендом (из обретателем первого графического интерфейса) в Университете штата Юта, а также был участником знаменитого семинара Дугласа Энгельбарта в 1968. Разработки Кэя и его коллег находились в некой общей логике проекта PARC и суммы внешних обстоятельств, таких как, например, экспер и- менты Сеймура Паперта с компьютерами и детьми, которые он пров о- дил, опираясь на идеи структуралистской когнитивной психологии Ж а- на Пиаже. Особой заслугой инженеров PARC можно считать разработку новых интуитивных методов взаимодействия с компьютером (на основе bit-map графики), где сочетались достижения Сазерленда в области гр а- фической визуализации и идеи Энгельбарта о придании компьютеру большей “дружественности” с точки зрения пользователя. Первым р е- альным результатом этих работ стал “Альто” - новый тип компьютера, который, благодаря использованию окон, мыши и графического инте р- фейса мог бы (по крайней мере теоретически) на интуитивном уровне использоваться любым человеком. По разным причинам, связанным с экономическими и рыночными факто рами, компания “Ксерокс” пози- ционировала “Альто” и его более позднюю модель “Звезда” как маш и- ны для бизнеса, что , соответственно, определяло их высокую цену. И хотя заложенные в этих первенцах идеи были встречены с большим э н- тузиазмом, неумелый маркетинг не позволил добиться успеха [16]. 62    Гум анитарная информатика. Вып. 1.    В то же самое время компьютерный мир породил свой собственный тип контркультуры - “хакеров”. Хакерство появилось в компьютерных лабораториях MIT, а затем в Стэнфорде - то есть в местах, куда как пчел на мед притягивало сту дентов, увлеченных возможностями ко м- пьютерной техники. В этой среде и возникла культура «хакеров»: к ней обычно принадлежали молодые люди, главным делом которых было совершение элегантных «взломов», причем не ради криминальных ц е- лей (как стали считать позднее), а ради проверки возможностей комп ь- ютеров. Они пренебрегали привычным ритмом нормального труда и отдыха, вместо этого надолго погружаясь в проработку сложных пр о- грамм. Первые хакеры из MIT и Стэнфорда являются прообразами о д- ного из центральных и архетипических элементов компьютерной су б- культуры, который существует и по сегодняшний день: это интеллекту- ально продвинутый, но социально и сексуально аутичный молодой мужчина, который готов посвятить большую часть своего времени из у- чению возможностей цифровых технологий в ущерб всему остальному. К этому добавим работу день и ночь с предельной самоотдачей, скудное и просто плохое питание, минимум ухода за собой и внимания личной гигиене. (Общее представление о манерах хакеров и особенностях их режима гигиены см . в [17]; социологический взгляд дан в [18].) Строго говоря, «хакерство» ни в каком смысле нельзя назвать контркультурой, хотя близкая по форме активность - «фрикинг», т. е. нелегальное ис- пользование или «взлом» телефонных систем - эксплуатировалась не- которыми в политических целях. (Международная партия молодежи, или Йиппи, - революционное движение во главе с Эбби Хофманом - организовало специальный журнал «Программа технологической под- держки Международной партии м олодежи» (YIPL/TAP), через который распространялась информация о способах взлома телефонных си стем. Подобная информация была доступна и через журнал «Ramparts ». Слава о нем прогремела в 1972 г. после публикации схемы устройства под названием “блю бокс” для беспл

Ключевые слова

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Чарли Гир
Всего: 1

Ссылки

Signal. New York, 1988.
Paulina Barsook. Cyberflesh. London, 2000.
Mark Dery. Escape Velocity: cyberculture at The End of t he Ce nt ury. London, 1996. P. 22.
Vivian Sobchak. New Age Mutant Ninja Turtles: Reading Mondo 2000 // Mark Dery, ed., Flame Wars. Durham, NC, 1993. P. 569 -584.
Stephen Levy. Insanely Great: The Life and Time of Macintosh, the Computer that Changed Everything. London, 1994.
Steve Lambert and Suzanne Ropeiquet. CD-Rom, The New Papyrus: The Current and Future Stat e of the Art. Redmond, WA, 1996.
Sherry Turkle. Second Self: Computer and The Human Spirit. London, 1984. P. 201 - 246.
Stephen Levy. Hackers: Heroes of Computer Revolution. London, 1984.
Douglas K. Smith and Robert C. Alexander. Fumbling t he Future: How Xerox Invented, Then Ignored, the First personal Computer. New York, 1988.
Stewart Brand. The Media Lab: Inventing the Future at MIT. New York, 1987.
Ted Nelson. Computer Lib/Machine Dreams. Richmond, WA, 1987.
Ceruzzi Paul E. A History of Modern Computing. Cambridge, MA; London, 1998. P. 258.
Bennahum David S. Doug Engelbart : The Interview // Meme 3.01, www.memex.org/meme3 -01.html
An Index of Possibilities. London, 1974.
Buckm inster R. Fuller. Operating Manual for Spaceship Earth. London; Amsterdam, 1969.
Stewart Brand. Spacewar: Fanatic life and Symbolic Death Among the Computer Bums // Rolling Stone, 1972. 7 December.
The Whole Earth Apilog. Balt imore, 1974.
The Next Whole Earth Catalog. Sausalito, CA, 1980.
The Last Whole Earth Catalog. London, 1971.
Alvin Toffler. Future Shock. New York, 1970.
Alvin Toffler. The Third Wave. New York, 1980.
Frank Webster. Theories of Information Societ y. London ; New York, 1995. P. 31.
Daniel Bell. The Coming of post-Idustrial Society: A Venure in Social Forecasting. New York, 1973.
McLuchan M. Underst anding Media.T he Ext ension of man. New York, 1964.
 ЦИФРОВАЯ КОНТРКУЛЬТУРА | Гуманитарная информатика. 2004. № 1.

ЦИФРОВАЯ КОНТРКУЛЬТУРА | Гуманитарная информатика. 2004. № 1.