Неизвестные заметки В.А. Жуковского в книге Ю.Мартина «Напоминание о грехопадении, искуплении и загробной жизни» (1840) | Имагология и компаративистика. 2015. № 2 (4).

Неизвестные заметки В.А. Жуковского в книге Ю.Мартина «Напоминание о грехопадении, искуплении и загробной жизни» (1840)

В статье исследуется материал неизвестных заметок В.А. Жуковского, связанных с предполагавшийся переводом на русский язык книги немецкого теолога Ю. Мартина «Erinnerung an die Lehren von der Sunde, von der Erlosung und von dem Schicksal des Menschen nach dem Tod» (1840). Осмыслена тема «наследной греховности» человека как важнейшей составляющей в системе позднего религиозно-романтического сознания В.А. Жуковского, осуществлена попытка определить место указанного сочинения в про-странстверелигиозных исканийрусского классика. Автографы и маргиналии расшифровываются и комментируются в соотнесении с аутентичным Жуковскому немецким окружением и контекстом последнего десятилетия жизнетворчества.

Unknown notes of VA. Zhukovsky in the book Er-innerung an die Lehren von der Sunde, von der Erlosung und von dem Schicks.pdf Книги основоположника русского романтизма В.А. Жуковского по-прежнему являются интереснейшим материалом, хранящим на своих страницах еще не открытые грани мировоззрения и позднего творчества, когда поэту открылась «метафизическая поврежденность души грехом» [1. С. 414] и начался неустанный духовный поиск, столь явно отозвавшийся во всем его творчестве периода 18401850-х гг. Вполне закономерным для глубокого и всестороннего изучения этой темы представляется выбор книги «Напоминание о грехопадении, искуплении и загробной жизни» немецкого теолога Юлиуса Мартина28, экземпляр которой был обнаружен в архиве В.А. Жуковского. На этот материал прозорливо указывал И.Ю. Виницкий, замечая, что «роль указанного сочинения в религиозных поисках Жуковского еще предстоит выяснить» [3. С. 424]. На белых листах бумаги, вшитых между страницами печатного издания этой книги, располагаются русскоязычные заметки, сделанные рукой поэта и связанные с предполагавшимся переводом сочинения, который, к сожалению, так и не был закончен. Четыре листа заполнены карандашными записями владельца, которые условно можно разделить на шесть отдельных тезисов, объединенных общей темой грехопадения. Предположительно Жуковский изучал труд немецкого проповедника в начале 1840-х гг., сразу после выхода книги из печати. Выбор «Напоминания о грехопадении» для осуществления перевода на русский язык также в известной мере обусловливается окружением первого русского романтика. И.Ю. Виницкий, ссылаясь на прижизненного биографа Жуковского К. Зейдлица, справедливо отмечает, что «тема греховности человека занимала важное место в пиетистском миросозерцании семьи Рейтернов» [3. С. 424] и, естественно, в миросозерцании самого Жуковского, который стал неотъемлемой частью этой семьи после женитьбы на Елизавете фон Рейтерн. Кроме того, мотив греха являлся не просто организующим при чтении поэтом немецкой духовно-назидательной литературы, образуя важнейшую составляющую в системе позднего религиозно-романтического сознания В.А. Жуковского, но и нашел воплощение в цикле поздних статей 1845-1850-х гг. «Закон и грех», «Плоть-дух», «Таинство причащения» и др. Вопрос о поврежденности человеческой души первородным грехом является центральным в христианском вероучении. Величайшей трагедией человечества, с точки зрения христианства, явилось грехопадение, когда первые люди, Адам и Ева, нарушили заповедь Господа и вкусили запретного плода, противопоставив, таким образом, свою собственную свободную волю воле Божией. Так человек отдалился от Творца, сделался смертным, силы его души и тела пришли в разлад. Само понятие «первородный грех» - западного происхождения: согласно учению Церкви зачатие и рождение - тот канал, по которому передается прародительская вина. В западном богословии этот вопрос встал особенно остро с расцветом духовно-назидательной литературы в XIX в. в Германии. Проблема утраты человеком цельности души в результате первородного греха, его обреченность на страдание и стремление обрести ее вновь побудили целый ряд немецких теологов, среди которых Юлиус Мюллер (1801-1878) и Юлиус Мартин (даты рождения и смерти не установлены) к написанию фундаментальных исследований на эту тему. Юлиус Мюллер - теолог протестантизма, один из влиятельнейших догматиков Нового времени, в 1838-1839 гг. - ректор Марбург-ского университета, важнейшим своим трудом считал двухтомное теологическое исследование «Христианское учение о грехопадении»29. Первый том, вышедший в 1839 г. в Бреслау, посвящен «сущности и причинам греха» (Wesen und Grunde der SUnde), второй том, увидевший свет пятью годами позже, раскрывает «понятие наследного греха» (der Begriff der ErbsUnde). В этом сочинении автор достаточно ясно очерчивает свою позицию, выступая ярым противником либерализма, полагая, что именно стремление к независимости и самостоятельности и есть главный и первейший источник греха. В отличие от Ю. Мюллера об авторе «Напоминания о грехопадении» Юлиусе Мартине, учителе семинарии и внештатном священнике г. Хомбурга, известно совсем немногое, несмотря на то, что его труды имели популярность в эпоху Нового благочестия и неопиетизма. «Напоминание о грехопадении, искуплении и загробной жизни», написанное им в 1840 г., преследует цель, по собственному выражению автора, «представить свои убеждения, которые состоят в полной гармонии с учением Церкви» [2. C. 1]. Интересно указание «fur gebil-dete Laien» - «для образованных мирян» на титульном листе издания. Другими словами, автор адресует свою книгу не коллегам-теологам и людям, имеющим церковный сан, а простым верующим, которые смогут обрести в предложенном размышлении духовную пищу для себя и своих близких, что полностью соответствует направлению домашнего благочестия. Несмотря на отсутствие более или менее полной информации о личности священника и других его сочинениях, вполне ясным представляется созвучие его идей идеям Ю. Мюллера. К подобному заключению подводит не только синхронность публикаций, общность тематики и очевидная схожесть заглавий, но и тот факт, что книга Ю. Мартина была написана им и вышла из печати в городе Марбурге, где, как известно, ректором университета и главной фигурой являлся профессор Ю. Мюллер. Не исключено, что оба автора могли быть лично знакомы. Сочинение Ю.Мартина состоит из трех объемных разделов, которые в полном соответствии с названием книги посвящены грехопадению (Vom Stindenfall), искуплению греха (Von der Erlosung) и судьбе человека после его смерти (Das Schicksal des Menschen nach dem Tod). Важное место в первом разделе отведено тому, чтобы дать максимально точное определение термину «грех»: «Мы можем обозначить грех - как эгоистичное обособление человека от Бога» [2. C. 7]. Свобода рассматривается немецким теологом как опасный инструмент, предоставляющий возможность духовно отстраниться от Всевышнего: «Под свободой мы понимаем не состояние, но возможность, а именно, возможность человека быть верным Богу или, напротив, отвернуться от Него» [2. C. 9]. Если человек способен грешить, повинуясь своей свободной воле, то искупить содеянное самостоятельно, в сущности, невозможно. Именно эта неспособность человека к спасению самого себя доказывает то, что мы нуждаемся в Спасителе, - об этом в простых выражениях и ясных образах повествует второй раздел интересующей нас книги. Третий раздел книги стремится найти ответы на два глобальных вопроса, касающихся участи смертного человека: в какое состояние вступает человек сразу же после смерти и существует ли вечное проклятие. По замыслу В.А. Жуковского, русскоязычная версия книги о грехопадении, искуплении и загробной жизни должна была предваряться предисловием переводчика, которое послужило бы органическим дополнением к авторскому. Об этом свидетельствует пространный оригинальный текст на первой странице записей, начинающийся словами: «Я христианин. Я человек любови Божией» [5. Л. 2]. Дальнейшее развитие мысли отталкивается от «наследности греха первородного», продолжаясь поиском возможности этот грех «искупить». Единственной возможностью искупления, с точки зрения Жуковского, является избрание человеком «христианского пути»: пути не свободы, но любови Божией. Финальный абзац предисловия начинается словами: «Счастлив христианин внутри пути христианского» [5. Л. 2]. Подобная концепция целиком согласуется с христианской философией В.А. Жуковского, где «прошедший через грехопадение, осознание своей греховности и раскаяние, исполненный скорбью по поводу своего несовершенства, человек способен выбрать путь самосозидания, приближающий его к Богу» [6. С.178]. Все последующие записи, сделанные поэтом, относятся к переводу отдельных частей из первой главы книги Ю. Мартина «Грехопадение», которая открывается упоминанием первых людей, Адама и Евы, в Ветхом и Новом Заветах. Интересно, что само понятие первородного греха несколько по-разному трактуется в за -падном и православном богословии. Как было сказано, термин «первородный грех» был введён западными богословами для обозначения личного греха Адама и Евы, вина за который лежит на каждом из их потомков. В православии же это не личный грех прародителей, для их обозначения был введен другой термин - «прародительский грех», а возникшее вследствие преслушания первых людей глубочайшее наследственное повреждение самой человеческой природы. Это повреждение поразило душу и тело таким обра -зом, что раскололо их между собой изнутри. В результате возникли так называемые естественные, не зависящие от самого человека страсти в душе и теле: забота о жизни, нужда в пище, сне, одежде, зависимость от природы, подверженность болезням, старости, смерти. И хотя сами по себе эти страсти не являются греховными, тем не менее они являются той самой зыбкой почвой, на которой человек легко делается послушным рабом противоестественных страстей. Другими словами, человек стал удобопреклонным ко греху. Вслед за автором Жуковский переводит: Грехопадение В Древнем Завете В Новом Завете Пав. II Кор. Римъ. 3, 12-23 О грехе 1. Грехопадение а) Бог в начале создал одного человека - мужа и жену Это равномерно утверждает древний (1 М. 1.2) и новый завет. Бог создал чтобы все поколения людей на земле от одной происходили крови говорит апостол Пав [5. Л. 6]. Следующие заметки касаются состояния первосозданного человека до первородного греха. Ведь, как известно, Господь создал человека по образу и подобию своему - святым и безгрешным. Так, человек не был изначально наделен от Всевышнего грехом, но был наделен свободной волей, следуя которой отступил от Бога и пошел против воли Божьей: Первый человек создан чистым [5. Л. 6 об.] Зло вошло в мир не вследствие творческого акта Но Святость Божия есть нечто непост без существо-ва греха Зло противоречит Богу Его святость есть противоречие Святость есть Божие самоутверж, его любовь к самому себе Он лишь себя любит В творен его любовь к самому себе Ибо мир не созд по произволу, а по воле Его воля есть его сущест/сущест Мир с воле Все в нем есть следств его воли Следовательно человек создан им без греха Иначе Бог сам уничтожит саму божественн и Или тогда грех не противоречит Богу что уничтожит нравственность [5. Л. 8]. Эти мысли вполне согласуются с идеями, выраженными Жуковским в одной из поздних религиозно-философских статей 18441847 гг. из цикла «Мысли и замечания»: Тело, до падения чистое, по своей испорченности от падения сделалось главным врагом души человеческой. Душа по натуре своей божественна, дух бывает по испорченности воли, произведенной грехопадением, плотью, то есть работа тела и внешнего мира» [7. Т. 14. С. 311]. Однако существование греха необходимо, лишь в противопоставленности греху раскрывается истинная святость Божия, видится истинный масштаб жертвы, принесенной Иисусом Христом, является истинная цель христианства: «Христианство состоит в совершенной противоположности с нуждами падшего человека: цель Христианства есть уничтожение ветхого человека, с его первых дней, с его отторжения из-под власти его природы, и без понятия о падении человека нет Христианства. Если принять падение и вследствие оного испорченность природы человеческой, то Христианство в совершенной противоположности с этою природою» [7. Т. 14. С. 293]. Примечательно, что в оригинальном немецком издании «Напоминания о грехопадении, искуплении и загробной жизни» отсутствует оглавление как таковое, есть лишь заголовки и подзаголовки, членящие текст на отдельные части. На последней странице издания Жуковский составляет собственный план, который, вероятно, послужил бы оглавлением к русскоязычной версии книги, если бы ее перевод был завершен. План-автографВ.А. Жуковского О Грехов 1. Грехопаден Создание одного человека Первосоздание челов Возможность греха Грехопадение 2. Всеобщая греховность Грехопадение первого человека для всего чел рода Все грешники И сие учение наследство оспаривает 3. О сродстве наших грехов и грехов предков Определение сего понятия Есть наследственный грех Наследственная вина Грех препятствует блаженству О искуплении О ///// спасен не собст сила Оправдание верою Любов Божеств Милосердием во Христе О оправдании О вере Освящение Святой Дух Движения Святого Духа (О крещении) Судьба человека последн (л. 62) Заголовки в книге Ю. Мартина I. Von der SUnde. 1. Vom SUndenfall. a) Gott schuf im Anfang ein Menschen paar. b) Der erste Mensch wurde rein erschaffen. c) Die Moglichkeit der SUnde. d) Der SUndenfall. 2. Von der allgemeinen SUndhaftigkeit a) Der Fall Adams hat eine Folge gehabt fUr das ganze Menschengeschlecht. b) Alle Menschen sind SUnder. c) Und doch findet gerade diese Lehre den groBten Widerspruch. 3. Von dem Zusammenhang unserer SUnde mit der SUnde der Voraltern. a) Genauere Bestimmung des Begriffs. b) Es gibt eine solche ErbsUnde. c) Die Erbschuld. d) Die ErbsUnde ein Hindernis der Seligkeit. II. Von der Erlosung 1. Nicht durch eigene Kraft 2. Rechtfertigung durch den Glauben a) In der Liebe Gottes b) Gottes Gnade in Christo aa) Von der Rechtfertigung bb) Von dem Glauben 3. Von der Heiligung a) Der Heilige Geist b) Wirkung des heiligen Geistes. Anhang. Von der Taufe. III. Das Schicksal des Menschen nach dem Tod. Es gibt eine ewige Verdammnis Подстрочный перевод I. О грехе 1. О грехопадении а) Сначала Бог создал человеческую пару б) Первый человек создан чистым в) Возможность греха г) Грехопадение 2. О всеобщей греховности а) Падение Адама возымело последствие для всего человеческого рода б) Все люди - грешники в) Но и это учение вызывает множество возражений 3. О взаимосвязи наших грехов с грехами прародителей а) Точное определение понятия б) Существует наследственный грех в) Наследственная вина г) Наследственный грех -есть препятствие блаженству II. О спасении 1. Не собственными силами 2. Оправдание верой а) В любви Божией б) Милость Божия во Христе аа) О оправдании бб)О вере 3. Об освящении а) Святой Дух б) Воздействие святого Духа Приложение. О крещении. III. Судьба человека после смерти. а) Существование вечное проклятье Интересны некоторые характерные отличия плана Жуковского от заголовков автора в тексте оригинала. Так, «человеческая пара» превратилась у поэта в «одного человека». Подобное понимание, без сомнения, восходит к гипотезе о двойственной природе первого человека, где любовь двух супругов есть путь к восстановлению высшей гармонии (подробнее об этом см. статью И.Ю. Виницкого). Священные брачные узы для Жуковского нерушимы, а супружеская пара неразделима, потому под одним человеком подразумевается муж и жена, другими словами, единое целое, прекрасное и совершенное, согласно божественному замыслу. Не менее примечательно отсутствие в плане-автографе Жуковского раздела о существовании вечного проклятия. В оригинале раздел этот посвящен размышлению о том, есть ли оно на самом деле и может ли человек сознательно отринуть спасение Божье: «Кто допускает, что человек - есть существо свободное, тот должен допускать и возможность того, что человек на вопрос Господа: хочешь ли ты быть сыном моим и быть спасенным? - может ответить: Нет» [2. C. 7]. Думается, что Жуковскому, как человеку глубоко верующему претила сама мысль о том, что Бог может быть отвергнут. Идея вечного проклятья также представляется противоречащей самой божественной сути. Роль «Напоминания о грехопадении, искуплении и загробной жизни» Ю. Мартина в религиозных поисках В.А. Жуковского представляется весьма немаловажной, поскольку с этого труда, судя по всему, и начинался путь первого русского романтика в немецкой духовно-назидательной литературе. Думается, что концепция греха, как составляющая позднего религиозно-романтического сознания Жуковского, развилась и обрела четкие формы параллельно с чтением и комментированием «Напоминания о грехопадении», поскольку к более поздним трудам Г. Мюллера, Т. Клифота, И. Фейта, которые также фокусируются на этом мотиве, поэт подходил уже с «готовыми мерками», точно зная, что его интересует. Неверным было бы утверждать, что мотив греха возник в жизне-творчестве В.А. Жуковского в поздние годы. Тема эта совершенствовалась на разных этапах жизнетворчества, начиная с интереса молодого поэта в 1805 г. к поэме Дж. Мильтона «Потерянный рай» («Грехопадение, плод запрещенный...»), в 1808-1814 гг. герои, совершившие грех и получившие за него справедливое наказание, становятся центром баллад «Адельстан», «Варвик», «Громобой», в 1830-е гг. уже ясно звучит мотив милости и сострадания к грешникам (баллады «Покаяние», «Братоубийца», «Ленора» и др.), с совершенно особой религиозно-философской концепцией Жуковский подходит к теме греха в 1840-е гг., развивая ее в прозе и заметках из цикла «Мысли и замечания», оригинальной христианской философии. Несомненно, столь напряженное внимание к этому понятию в поздние годы объясняется не в последнюю очередь личными мотивами, все чаще возникает он в переписке с близкими. Особенно выделяется послание к С.М. Соллогуб от 22 сентября (4 октября) 1850 г., в котором Жуковский искренне и проникновенно пишет о вере, рассуждает о грехе и жертве Христа: «Все такие минуты самоотвержения выражены в той минуте Христа Спасителя, в которой, так сказать, он дошел до последней границы того человечества, которое сам на себя принял. Он был вполне человек, и потому мог сказать: да пройдет чаша сия мимо. В этом слове изобразилась вся человеческая трепещущая природа. Но вслед за ним произнесено: да будет твоя, а не моя воля. Первое принадлежит просто человеку; последнее - человеку без греха, человеку-Богу. В обоих случаях оно образец для грешного человека, покорного высшей воле» [7. C. 23] . Важность бумаг В.А. Жуковского 1840-1850-х гг. трудно переоценить: их материал позволяет открывать все новые и новые грани германофильства первого русского романтика. Поздние заметки, неизученные планы и записные книжки ставят вопрос о комплексном осмыслении и других бумаг в соотнесении с аутентичным Жуковскому немецким окружением и контекстом последнего десятилетия его жизнетворчества.

Ключевые слова

неизвестный перевод В.А. Жуковского, немецкая духовно-назидательная литература, религиозные искания В.А. Жуковского 18401850-х гг, unknown translation of V.A. Zhukovsky, German ecclesiastical-protreptic literature, Zhukovsky's religious quests of the 1840s-1850s

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Дубовенко Ксения ИгоревнаТомский государственный университаспирант кафедры романо-германской филологииksenia.dubovenko@gmail.com
Всего: 1

Ссылки

Долгушин Д.В. Новый Завет в переводе В.А. Жуковского: история создания и публикации // Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа / пер. В.А. Жуковского. СПб., 2008.
Martin J. Erinnerung an die Lehren von der SUnde, von der Erlosung und von dem Schicksal des Menschen nach dem Tode. Marburg, 1840.
Виницкий И.Ю. «Немая любовь» Жуковского // Пушкинские чтения в Тарту 5: Пушкинская эпоха и русский литературный канон: К 85-летию Ларисы Ильиничны Вольперт: в 2 ч. Тарту, 2011.
Muller J.Die christliche Lehre von der SUnde. Breslau, 1839.
OP РНБ. Ф. 286. On. 1. № 59.
Айзикоеа И.А. Евангельские идеи, мотивы, образы в «святой прозе» В.А. Жуковского // Евангельский текст в русской литературе XVIII-XX веков. Петрозаводск, 2008. С. 168-197.
Жуковский В.А. Полное собрание сочинений и писем: в 20 т. М., 2004.
Речь, произнесенная в Имп. Дерптском университете 29-го января 1883 года ординарным профессором П.А. Висковатовым / С приложением двух писем В.А. Жуковского к графине Софье Михайловне Соллогуб. СПб., 1883. С. 22-23.
 Неизвестные заметки В.А. Жуковского в книге Ю.Мартина «Напоминание о грехопадении, искуплении и загробной жизни» (1840) | Имагология и компаративистика. 2015. № 2 (4).

Неизвестные заметки В.А. Жуковского в книге Ю.Мартина «Напоминание о грехопадении, искуплении и загробной жизни» (1840) | Имагология и компаративистика. 2015. № 2 (4).