Литературные прецедентные имена в российской и египетской прессе | Язык и культура. 2014. № 3 (27).

Литературные прецедентные имена в российской и египетской прессе

Статья посвящена сопоставительному изучению прецедентных имен со сферой-источником «Художественная литература» в российской и египетской прессе с целью определения общих закономерностей и специфических черт, присущих фоновым знаниям адресатов прессы России и Египта.

Litarary precedent names in russian and egyptian press.pdf В наше время в условиях всемирной глобализации человек постоянно испытывает на себе влияние современных СМИ, которые являются мощным средством внушения, управления сознанием. СМИ не просто описывают окружающую действительность и объективно фиксируют происходящие вокруг события. Они прямо или косвенно, в открытой или скрытой форме влияют на все социально-политические процессы в обществе. Одним из самых важных СМИ является пресса. Для определения границ культурологического фонда любого языка можно использовать язык современной прессы, которая ориентируется на массового читателя, а следовательно, на фонд культурных сведений или фоновых знаний, общезначимых для нации, говорящей на данном языке. В последние годы наблюдается повышенный интерес к использованию прецедентных имен в российской и египетской прессе, что проявляется в количественном преобладании прецедентных имен над всеми остальными видами прецедентных феноменов. Согласно выводам В.В. Джанаевой [1. С. 11], прецедентные имена составляют 48,2% от всех прецедентных феноменов, употребляемых в российской прессе. Это объясняется тем, «что имена, названия гораздо проще ассоциируются в сознании с определенным эталоном, образом поведения, становятся символами и приобретают оценочность» [2. С. 126]. Кроме того, прецедентные имена обладают менее сложной структурой по сравнению со структурой прецедентных ситуаций и прецедентных высказываний и большим удобством в использовании на практике. Прецедентные имена являются экономичным способом усложнения текста, создания «вертикального текста» в тексте, позволяющим автору вызвать у читателя необходимые ему представления и ассоциации и тем самым расширить рамки текста, поэтому из всех видов прецедентных феноменов в прессе наиболее часто используются прецедентные имена. Прецедентное имя - это «индивидуальное имя, связанное или с широко известным текстом (например, Печорин, Теркин), или с прецедентной ситуацией (например, Иван Сусанин, Стаханов). Это своего рода сложный знак, при употреблении которого в коммуникации осуществляется апелляция не к собственно денотату (в другой терминологии - референту), а к набору дифференциальных признаков данного прецедентного имена» [3. С. 17]. Прецедентные имена представляют собой особую группу имен собственных с широко известным денотатом, занимающую промежуточное положение между именами собственными и нарицательными. По своим функционально-семантическим характеристикам они приближаются к именам нарицательным, но остаются в статусе имен собственных, поскольку, несмотря на семантические преобразования, сохраняют связь с носителем имени. Классификация прецедентных имен на основе сфер-источников культурного знания является одним из перспективных направлений в исследовании изучаемых единиц в современной прессе. Она определяет круг фоновых знаний, который необходим читателю для правильного и полного понимания соответствующих текстов. Вместе с этим указанная классификация предоставляет важную информацию о превалирующих ценностях и наиболее актуальных проблемах данного национально-лингвокультурного сообщества на конкретном этапе исторического развития, что дает ключ к пониманию образа мысли национально-лингвокультурного сообщества и, следовательно, приводит к выводам о наиболее эффективных механизмах воздействия на сознание его представителей. Сфера-источник как основание для классификации прецедентных имен предоставляет «интересный материал как для оценки эрудиции, жизненного опыта, политических предпочтений, прагматических установок и речевого мастерства автора, так и для оценки авторского представления об аналогичных качествах адресата» [4. С. 88]. Широкая распространенность данного подхода к систематизации корпуса прецедентных имен объясняется и его высокой результативностью. В статье для нас принципиально важно сопоставительное исследование используемых в российской и египетской прессе прецедентных имен со сферой-источником «Художественная литература» с целью определения общих закономерностей и специфических черт, присущих фоновым знаниям адресатов прессы России и Египта. Прецедентные имена, в отличие от имен собственных, обозначают конкретных людей (антропонимы), места (топонимы), события. Но в нашем исследовании мы ограничиваемся изучением прецедентных имен литературных персонажей (т.е. прецедентных антропонимов), которые включают в себе имена, фамилии, прозвища литературных персонажей. В последнее десятилетие наблюдается повышенный интерес к проблемам антропонимии, что связано с антропоцентрической парадигмой современного языкознания, предполагающей анализ именований человека с целью познания его носителя. Изучение прецедентных антропонимов является особенно интересным на материале газетных текстов, так как именно в них тесно переплетаются официальные и неофициальные сферы, проявляются характерные признаки официального, научного, разговорного, а также художественного стилей, что, в свою очередь, отражается и на особенностях употребления прецедентных антропонимов. Необходимо отметить, что антропонимы являются в языке газетно-журнальной публицистики преобладающим ономастическим пластом. Преобладание антропонимов обусловлено наличием у них более широкого спектра семантических признаков по сравнению с другими классами имен собственных, что является причиной пополнения микросистемы прецедентных антропонимов [5. С. 10]. Материалом исследования послужили газетные тексты из центральных российских газет («Комсомольская правда», «Независимая газета», «Труд», «Известия», «Советский спорт», «РБК Daily») и центральных египетских газет («Аль-Ахрам» - «Пирамиды»), jjj^l («Алшорук» -«Восход»), jjj^I («Алдостур» - «Конституция»), fjll ^j^^l («Алмасри алиом» - «Египтянин сегодня»), jA^l fjll («Алиом алсабэ» - «Седьмой день»), jtL^l («Алтахрир» - «Либерализация»)) за 2004-2013 гг. Проведенный анализ показывает, что в российской прессе прецедентные имена со сферой-источником «Художественная литература» оказались самыми многочисленными по частоте (36,42%). Это обусловлено тем, что русская культура «характеризуется регулярными апелляциями русского человека в разнообразных видах дискурса к литературным источникам с целью анализа и оценки различных явлений реальной действительности. Данные анализ и оценка оказываются возможными потому, что литературное произведение - это одновременно и "вместилище" определенного круга чувств и мыслей, принадлежащих автору и им выражаемых, и "возбудитель" (стимулятор) собственной духовной инициативы и энергии читателя» [6. С. 5]. Специалисты по русской культуре утверждают ее «литературоцентризм», высокий авторитет писателей и постоянное обращение к художественным текстам в самых различных сферах коммуникации. Итак, высокая частотность апелляции к прецедентным именам литературного происхождения в российской прессе объясняется литературоцентричностью, особым положением данного вида искусства в российском национальном сознании. В египетской прессе сфера-источник «Художественная литература» занимает второе место и составляет 15,48% от общего числа, т.е. почти в три раза меньше, чем обнаруженные в российской прессе прецедентные имена. Это объясняется, по нашему мнению, высоким процентом неграмотности в Египте и тем, что на этапе основного образования в Египете не преподают классику египетской и арабской литературы. В данной сфере-источнике выделяются две подгруппы: 1) имена героев и персонажей литературных произведений, так, например: «Надо действовать! Но я по природе своей - Обломов. Если бы я действовал, я бы, наверное, сейчас три Госпремии имел!» (Труд. 2007. 14 сент.). «Сегодня родятся дети, способные обогреть страждущих, а в экстремальных условиях, словно легендарный Данко, подарить свое сердце людям» (Труд. 2007. 27 июля). «В этом фильме Алексей Гуськов выдает натурального Скалозуба, с трудом связывая слова и приказывая сечь, топить и убирать с глаз долой» (РБК Daily. 2007. 24 дек.). «Аль-Авва - это доктор Джекилл и мистер Хайд» (Алтахрир. 2013. 7 нояб.). Аль-Авва - это адвокат бывшего египетского президента Мурси. ^jill ^S iiAj '!' iSjjjll sJlcV Aiiuij Igj) j'^" ^i ^iblijjVl Acjj " (2011/11/3 fjjll Л) ^jj^ll ^ill AbjL ^ic jeiill i_i±iill «Самое прекрасное в выборах Египта - это то, что они являются средством перераспределения богатства, они берут от богатого кандидата и дают бедному избирателю образом джентльмена-грабителя Арсена Любена» (Алмасри алиом. 2011. 3 нояб.). AiU'll ^i uae fc^a^.» ^jj^j Jj?.j Jc IAJIJ ^^j^j lil^l" (2005/12/20 .jell ^j-ll) «Почему режим всегда стремляется сохранить модель Махфуза Агаба в египетской прессе?» (Алмасри алиом. 2005. 20 дек.). Махфуз Агаб - герой расказа Мусы Сабри «слезы ее Величества», оппортунистический журналист. (2012/12/8 .jell) JLb Sjlja ^ ^j.* Jlj^ " «Брак Мурси с Фуадой - недействителен, недействителен» (Алиом алсабэ. 2012. 8 дек.). Фуада - героиня рассказа египетского писателя Сарвата Абазы «Нечто из страха», которая не по воле вышла замуж за тирана. В примере она символизирует Египет, президентом которого стал Мурси. 2) имена писателей, например: «Мы что, за последние годы вырастили нового Толстого, создали что-то особо выдающееся в области литературы, кино, живописи, скульптуры?» (Труд. 2004. 10 янв.). «Когда меня спрашивают, как вы можете охарактеризовать Плющенко, я отвечаю: "Плющенко - это Шекспир фигурного катания"» (Советский спорт. 2011. 5 марта). «То ли "современная Агата Кристи" имеет превратное представление о лихо закрученном сюжете, то ли в 60-е годы это понятие трактовали не так, как сегодня» (Комсомольская правда. 2007. 8 авг.). «Чеховы - люди талантливые» (Труд. 2007. 16 авг.). «Казахский Пушкин может рухнуть» (Известия. 2007. 13 дек.). Ailc. Ijliai ^j) lij VJ ^i AJIJ Jjia ^l ^ijjll ^SJJVI J" 4jJ" (2007/11/9 ^IJAVI) "! JJSSI «Он, как русский писатель Толстой, не скажет свое мнение о жене, пока не убедится в том, что закрыли дверь его гроба» (Аль-Ахрам. 2007. 9 нояб.). j.^. ^i ji uj^j Ajij p^j^ll * *"t

Ключевые слова

СМИ, язык прессы, прецедентные феномены, прецедентное имя, сфера-источник, литература, mass media, press language, precedent phenomena, precedent name, sphere-source, literature

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ибрагим Ваиль ФахимАйн-Шамский университет (г. Каир, Египет)кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры славянских языков факультета иностранных языковwfi1980@yahoo.com
Дарвиш Р.Э.Айн-Шамский университет (г. Каир, Египет)wfi1980@yahoo.com
Всего: 2

Ссылки

Джанаева В. В. Лингвокогнитивные основы коммуникации: инокультурные прецедентные феномены : автореф. дис.. канд. филол. наук. Владикавказ, 2008.
Курбакова Ю.В. Национально-прецедентные феномены и единицы с метафорическим значением в СМИ (на материале современных американских журналов) : дис.. канд. филол. наук. М., 2006.
Захаренко И.В., Красных В.В., Гудков Д.Б. Русское культурное пространство: Лингвокультурологический словарь. М., 2004. Вып. 1.
Нахимова Е.А. Прецедентные имена в массовой коммуникации. Екатеринбург, 2007.
Блинова Ю.А. Прецедентные имена собственные в немецком газетном дискурсе : автореф. дис.. канд. филол. наук. Самара, 2007.
Боярских О.С. Прецедентные феномены со сферой-источником «Литература» в дис курсе российских печатных СМИ (2004-2007) : дис.. канд. филол. наук. Екатеринбург, 2008.
Ермолович Д.И. Имена собственные на стыке языков и культур. М., 2001.
Петрова М.Г. Знаки прецедентных текстов в англоязычном дискурсе : автореф. дис.. канд. филол. наук. Самара, 2008.
Нахимова Е.А. Прецедентные онимы в современной российской массовой коммуникации: теория и методика когнитивно-дискурсивного исследования. Екатеринбург, 2011.
 Литературные прецедентные имена в российской и египетской прессе | Язык и культура. 2014. № 3 (27).

Литературные прецедентные имена в российской и египетской прессе | Язык и культура. 2014. № 3 (27).