Светская лексика в церковном дискурсе (на материале речи Патриарха Кирилла) | Язык и культура. 2017. № 37. DOI: 10.17223/19996195/37/5

Светская лексика в церковном дискурсе (на материале речи Патриарха Кирилла)

Проанализированы тексты официальных речей Патриарха Кирилла с целью выявления особенностей его церковной и общественной проповеди. В процессе изучения выступлений православных иерархов сделан вывод об эволюции церковного дискурса, в котором библей-ско-богословские коннотации сочетаются с политическими и социокультурными. Появление в речи Патриарха Кирилла неологизмов, формулировок, ранее не используемых церковными проповедниками, свидетельствует о модернизации языка культурной и социальной коммуникации Церкви. Процесс преобразования церковного дискурса приобретает инновационные черты в связи с рецепцией светской терминологии и тенденцией ухода от архаики. С одной стороны, происходит переориентация священников на более свободное и творческое использование в проповеди общеупотребительной лексики, с другой - само общество адаптируется к духовному посланию Церкви. Качественное и лексическое изменение дискурса осуществляется в рамках церковной стратегии ответа на актуальные общественные вызовы. По отношению к обществу Патриархия занимает активную позицию, пытаясь презентовать духовно-нравственные паттерны в доступной и понятной форме, в адекватных современности формулировках. Расширение лексического разнообразия дискурса становится методом повышения динамики и мобильности языковой коммуникации. Православный проповедник уже не ограничивается рамками специфической церковной лексики и, в зависимости от тех или иных обстоятельств, волен извлекать из общей языковой системы необходимые ресурсы. Данные тенденции не приобретают значения фактора влияния на идентичность церковной проповеди, в которой вечные духовно-нравственные истины остаются неизменными. Использование прогрессивных подходов в информационной политике Московского Патриархата располагает светское общество к развитию общения с Церковью.

Secular vocabulary in the church discourse (based on the speech of Patriarch Kirill).pdf Введение Официальные выступления Предстоятеля Русской православной церкви (РПЦ) происходят в церковной и светской среде. Церковная аудитория, как правило, состоит из духовенства и прихожан православных храмов, относящихся к Его Святейшеству как безусловному авторитету. Что бы ни сказал Патриарх, это непременно вызовет лояльное отношение и благожелательную реакцию верующих. Совсем по-иному воспринимает слова иерархов светская публика, эмоционально и институционально не связанная с Церковью. В среде нерелигиозных людей специфическая лексика священников часто вызывает отторжение, служит подтверждением стереотипа об архаичности православия и неспособности Церкви говорить с людьми на достойном уровне. Богословско-церковный дискурс публичных выступлений православных иерархов второй половины XX в. ограничивался рамками сформировавшегося канона церковной проповеди. Но в публичных обращениях и интервью Патриарха Пимена (Извекова), посвященных различным общественно-политическим событиям в СССР и за рубежом, обнаруживается следующий набор понятий, свойственный речи политика или дипломата эпохи холодной войны: освобождение от эксплуатации, разрядка международной напряженности, гонка вооружений, оружие массового уничтожения, стратегическое равенство противостоящих военных блоков, патриотический долг, ядерная катастрофа [1. С. 201-202, 204, 206, 235]. Нередко использовались и типичные для выступлений руководителей Коммунистической партии и правительства СССР обороты: «мы глубоко удовлетворены», «с глубоким удовлетворением отмечаем», «с глубокой озабоченностью и тревогой», «наше общество - общество развитого социализма», «социализм и освобождение человека, социализм и мир - понятия неотделимы одно от другого», «принцип солидарности всех людей доброй воли», «новые мирные инициативы» [Там же. С. 201, 214, 225]. Ввиду радикальных перемен в государственном устройстве и общественной жизни России в 1990-е гг., освобождения Церкви от государственной цензуры Патриарх Алексий II получил возможность самостоятельно выбирать тематику и язык общения с обществом, что способствовало частичному изъятию из официальной патриаршей речи устаревших форм славянского языка (славянизмов, архаизмов), просторечий и канцеляризмов, а также пафосных словесных конструкций. Наибольшей популярностью пользовались темы о нравственном кризисе общества, вестернизации российской культуры. При Патриархе Кирилле в Московской Патриархии была разработана стратегия ответа на актуальные общественные вызовы, ключевым направлением которой является формирование нового формата проповеди, позволяющего донести православные идеи до понимания не только верующих, но и далеких от религии людей. В связи с этим в дорожную карту реформирования духовного образования был включен вопрос перехода духовных семинарий на программу бакалавриата (согласно Федеральному государственному образовательному стандарту высшего образования по направлению подготовки 48.03.01 Теология), практикуемого в светских вузах. Для священнослужителей, прошедших курс гомилетики по старым программам, не учитывающим методики светской риторики, образцом проповеди становится речь Патриарха Кирилла. В стремлении презентовать православие в новом ключе, разрушающим устоявшиеся негативные стереотипы о Церкви, нынешний предстоятель Русской православной церкви пошел по инновационному пути совмещения светской и церковной лексики. Это позволяет повышать степень восприятия широкими народными массами содержания православных идеологем и церковной символики. Методология Методологической основой данного исследования является семантический анализ формулировок, используемых Патриархом Кириллом в официальных выступлениях. Гипотезой исследования служит предположение о том, что Патриарх Кирилл вводит в свой лексикон слова, семантика которых предположительно должна быть понятна современному человеку, не принадлежащему православной церковной общине, с целью быть услышанным и понятым. При выявлении динамики изменений в лексике православных иерархов автор использовал методику дискурс-анализа, с помощью которого в трудах С. К. Гураль [2] язык представлен в качестве саморазвивающейся системы, эволю-ционирущей в рамках информационно-образовательного поля [3. С. 169]. При сравнении современной лексики Патриарха Кирилла с традиционным для Церкви каноном авторы опирались на исследование С. А. Смирновой [4], в котором религиозные лексические единицы рассматриваются как в широком смысле (вероучительный аспект религии), так и в узком толковании (ритуальная составляющая Церкви). Исследование и результаты Современная проповедь священника, согласно мнению Патриарха Кирилла, должна быть обращена, в первую очередь, к верующим интеллектуалам, что требует ее соответствия следующим требованиям: - актуальность; - доступность; - содержательность. Актуальная проповедь характеризуется таким способом изложения вечных истин, который по смысловому содержанию делает ее применимой к сегодняшнему дню, обстоятельствам настоящего времени и современному человеку. Язык проповеди должен быть безупречным, чтобы в сознании предубежденных против Церкви людей не оставалось места для двусмысленных интерпретаций. «От внешнего необходимо двигаться к внутреннему» [5. С. 82], - так официально сформулирована методика реализации проповеди, связанной с поиском различных коммуникативных вариантов при условии сохранения ее православной идентичности. «В современном информационном обществе мы должны научиться говорить понятно и доступно, не утрачивая при этом важных смыслов и оттенков» [5. С. 82-83], - считает Глава РПЦ. Критике Патриарха Кирилла подвергается не только язык современной журналистики, неспособный ввиду конфликта церковного и светского форматов передать смысл христианской веры, но и выступления современных священников в центральных российских СМИ. Закрепление негативных стереотипов о Церкви, по мнению Патриарха, обусловлено следующими факторами: - низким уровнем общественной дискуссии в современных масс-медиа, а также ее конфликтным и скандальным характером; - недостаточной компетентностью священнослужителей, приглашаемых на телевизионные площадки с целью презентации позиции Церкви по тем или иным вопросам; - несоответствием публичной речи священника общественным ожиданиям [6. С. 191-192]. Порицая некомпетентность церковных лиц в общественной проповеди, Патриарх Кирилл акцентирует внимание на непривлекательных для нашего современника «благочестивых банальностях» епископов и приходского духовенства, которые «оказываются неспособными выйти в своих речениях за пределы привычного для них и уже хорошо известного аудитории набора этических максим» [5. С. 408]. Для речи самого Патриарха Кирилла характерно совмещение традиционных для православного миссионерства сентенций (в основном это цитаты из Библии) и светской терминологии. В подобном изложении религиозные смыслы, за редким исключением, не требуют помощи толковников. Презентация данного формата языковой коммуникации происходит как внутри церковной институции, так и в общественной дискуссии, во время важных официальных встреч и массовых мероприятий с участием представителей власти, широкой общественности и масс-медиа. Наиболее важными церковными площадками, на которых обсуждаются стратегии политики Московского Патриархата в отношении межрелигиозных и межнациональных отношений, социальной деятельности церковных приходов, духовного образования и т.д., являются Архиерейские соборы и Епархиальные собрания г. Москвы. За последние годы наиболее тенденциозными и многократно повторяемыми стали следующие слова и словосочетания, ранее не получавшие применение в церковном дискурсе: трансляция, гармонизация, синергийный эффект, вектор, атомизация, базисные ценности, духовно-нравственный базис, синдромом случайного гостя, ресоциализация, дискурс, дихотомия, алгоритмы действий, императив, инкорпорирование. Использование термина «трансляция» в значении «передать, донести, поделиться» практикуется, чаще всего, через отсылки Патриарха к образовательной сфере: «В задачу преподавателей сейчас входит не просто трансляция (здесь и далее курсив наш. - Е.М., В.М.) студентам суммы знаний, но вступление в интенсивное и живое взаимодействие с каждым из учащихся» [6. С. 212]. Термин «гармонизация» в значении взаимного согласования, унификации, сведения в систему и координации применяется при обсуждении вопросов, связанных с кризисом конфессиональных и этнических конфликтов: «Тема гармонизации межэтнических и межрелигиозных отношений волнует сегодня большую часть человечества» [Там же. С. 314]. Термин «синергия», широко используемый в таких естественных науках, как биология, физиология, биохимия, а также встречающийся в богословских трактатах в значении совместного действия Бога и человека, в лексике Патриарха Кирилла раскрывается в смысле сотрудничества, помощи, содействия, соучастия и наибольшее применение находит в социальной тематике. Говоря о необходимости развития милосердного служения церковных общин, Глава РПЦ подчеркнул: «Нам следует всячески содействовать такого рода объединению усилий, которое способно дать максимально синергийный эффект» [Там же. С. 346]. Поскольку в наше время слово «вектор» приобрело большую популярность в среде видных ученых, политиков и экономистов, Предстоятель РПЦ также не преминул воспользоваться им при изложении своих социально-политических взглядов: «К сожалению, смена политического вектора не может в корне изменить и осчастливить общество» [Там же. С. 391]. Высказываясь о проблеме взаимоотношений этносов, Патриарх предупреждает общество, в котором ценности индивидуализма ставятся выше социальных, о риске так называемой атомизации: «Межэтнические проблемы также являются проявлением атомизации общества» [Там же. С. 392]. Под атомизацией в данном случае имеются ввиду разрушение культурных традиций, бездуховный характер общественного развития, социальное разобщение. Генерация новой терминологии особенно характерна для Патриарха Кирилла в тех случаях, когда он выступает в качестве духовного эксперта по вопросу кризисного состояния современного общества: «Наивное доверие нынешнего человека к информации, выложенной в социальных сетях, вкупе с нравственной дезориентацией и утратой базисных ценностей делают наших современников особенно уязвимыми для манипулирования их сознанием» [Там же. С. 392]. Очевидно, что под базисными ценностями именуются моральные установки, такие как милосердие, сострадание, самопожертвование, патриотизм, чувство долга и ответственности. Светская среда предоставляет Патриарху Кириллу большую свободу для риторического маневрирования, нежели церковная, в которой все новое может восприниматься с недоверием и трактоваться негативно. Не случайно, что именно в учредительном собрании Общества русской словесности Патриарх Кирилл формулирует роль православия в цивилизационном становлении российского общества: «Традиционная русская школа - неотъемлемая часть российской цивилизации, основным формирующим началом которой исторически является духовно-нравственный критерий, духовно-нравственный базис» [5]. Понятие «базис» входит в церковную лексику в значении «основа, фундамент, основание». Идиоматические эксперименты присущи выступлениям Патриарха Кирилла и на тему социального и информационного взаимодействия Церкви и общества: «Иногда наша скованность и недостаточная убедительность объясняются не изжитым с предшествующих времен синдромом случайного гостя, когда представители церкви были вынуждены чувствовать себя благодарными той или иной редакции уже за сам факт приглашения к разговору» [5. С. 407]; «Отдельный непростой вопрос - ресоциализация лиц, выходящих из мест лишения свободы» [8]. Слово ресоциализация (лат. re - повторное, возобновляемое действие и socialis - общественный), подразумевает приспособление человека к жизни в новом обществе. Поскольку примерами ресоциализации в современном мире могут быть эмиграция, уход в монастырь, обретение нового вероисповедания, Патриарх Кирилл посчитал возможным использовать данный термин для актуализации проблемы восстановления социальных связей бывших заключенных. Выступления Патриарха в органах государственной власти в определенном смысле можно рассматривать как нарративную процедуру, в которой философская терминология используется для придания церковным доктринам яркой эмоциональной окраски. На встрече с депутатами Московской городской думы Глава Русской православной церкви идею симбиоза традиции и инноваций представил следующим образом: «Очень часто наш общественный дискурс препарирует общество совершенно примитивно - мол, есть консерваторы, традиционалисты, а есть люди продвинутые, радикальные, устремляющиеся в будущее. Эта дихотомия очень вредна и даже опасна, потому что одно не может быть без другого» [9]. С высокой долей вероятности можно предположить, что слово «дискурс» нечасто используется в лексике официально-делового стиля, тем более в церковной проповеди. В переводе с французского языка оно означает речь, процессы языковой деятельности и предполагающие их системы понятий, а также сложное коммуникативное явление, систему иерархии знаний, включающую, кроме текста, экстралингвистические факторы (знания о мире, мнения, установки, цели адресата и др.). Не менее проблематично представить использование в формулировках Государственной Думы понятия дихотомии (греч. Sixoxo^a: Slxfl, «надвое» и тоцл, «деление»), присущее почти исключительно научно-гуманитарному дискурсу. Поскольку пафос выступлений Патриарха Кирилла связан с данной терминологией, можно сделать вывод, что патриаршее послание, адресованное к власти, имеет ввиду также научную и творческую интеллигенцию. Наличие в речи Патриарха понятий из точных наук бывает характерно для дискуссии, в которой он представляет важнейшие интересы Церкви. На одном из заседаний Наблюдательного, Общественного и Попечительского советов по изданию «Православной энциклопедии» Его Святейшество призвал присутствующих «сориентироваться и выработать правильные алгоритмы действий» [10]. Математический термин «алгоритм» употребляется в данном случае как вспомогательный при формулировании инструктивного указания скоординировать действия и разработать перечень инструкций, описывающих порядок действий для достижения конкретного результата. Выражая церковную позицию по вопросу преподавания теологии в вузах, Патриарх Кирилл пускает в оборот философские категории, однозначно понимаемые учеными и специалистами в области гуманитарных наук: «Нашему обществу необходимо осознать, что теология -это не попытка сделать в одночасье всех религиозными и набожными и не вторжение в иное интеллектуальное пространство. Теология в вузах - это культурный императив для современного российского общества, которое на протяжении длительного времени было отчуждено от религии как особой и важнейшей сферы человеческого бытия» [11]. Обращение к понятию императива, содержащего в трактовке И. Канта противопоставление общезначимого предписания индивидуальным постулатам, позволяет донести до определенной части научного сообщества призыв поступиться личными принципами, основанными на нерелигиозном мировоззрении, перед общественно значимыми инициативами Церкви. В последние годы наблюдается рост включения специфической светской терминологии в нормативные акты Русской православной церкви, разработанные с учетом официальных обращений Главы РПЦ к членам Священного синода. Возникает ощущение, что это происходит не хаотично, а с целью приобщения епископата, священства и мирян к новому формату церковной коммуникации. Ярким примером служит использование термина «инкорпорация» (лат. incorporatio - присоединение), маркирующего процесс редактирования нормативных актов: «Как вы знаете, мы также предложили соответствующий механизм, с помощью которого эти поправки можно было бы инкорпорировать в тексты» [12]. Таким образом, тенденция развития церковного дискурса обусловливается коммуникативной деятельностью, сопряженной с трансляцией ценностей и обменом знаниями [3. С. 169], т.е. обучением. Заключение В постсоветское время общественная проповедь церковных иерархов качественно эволюционировала. Если до Патриарха Кирилла язык Церкви носил ярко выраженную идеологическую направленность, содержал привычные для того времени словесные обороты и конструкции, то в наше время в церковный дискурс вводится достаточно большое количество новых терминов и слов с целью донести религиозные идеи до понимания широких масс. Наиболее характерным становится интенсивное использование светской лексики, особенно во время мероприятий с участием государственные чиновников, представителей науки и культуры в присутствии прессы, что выявляет наличие прагматического подхода к коммуникативному процессу. Поскольку православным сознанием деятельность священноначалия воспринимается не иначе, как пример для подражания, речь Патриарха Кирилла легитимирует в общественной проповеди современного духовенства совмещение светской терминологии и специфических церковных выражений. Степень профессиональной компетентности современного священника определяется не только в аспекте знания вероучения и церковной службы, но и способности адаптировать духовное послание к пониманию как верующих, так и атеистов.

Ключевые слова

discourse, secular, communication, society, church, Patriarch Kirill, text, vocabulary, speech, дискурс, коммуникация, светский, общество, церковь, Патриарх Кирилл, лексика, текст, речь

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Мулявин Виктор ЮрьевичТомская православная духовная семинарияпреподавательvmulyavin@yandex.ru
Морозов Евгений МихайловичТомская православная духовная семинариякандидат богословия, проректор по учебной работеtigriso@mail.ru
Всего: 2

Ссылки

Началось экстренное заседание Священного Синода Русской Православной Церкви. // Официальный сайт Московского Патриархата Русской Православной Церкви. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4538091.html (дата обращения: 21.03.2017).
Обращение Святейшего Патриарха Кирилла к участникам и гостям XXIV Международных Рождественских чтений // Официальный сайт Московского Патриархата Русской Православной Церкви. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4354839.html (дата обращения: 21.03.2017).
Вступительное слово Святейшего Патриарха Кирилла на 28-м заседании Наблюдательного, Общественного и Попечительского советов по изданию «Православной энциклопедии» // Официальный сайт Московского Патриархата Русской Православной Церкви. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4412785.html (дата обращения: 21.03.2017).
Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с депутатами Московской городской Думы // Официальный сайт Московского Патриархата Русской Православной Церкви. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4417549.html (дата обращения: 21.03.2017).
Слово Святейшего Патриарха Кирилла на открытии заседания Высшего церковного совета 13 апреля 2016 г. // Официальный сайт Московского Патриархата Русской Православной Церкви. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4429675.html (дата обращения: 21.03.2017).
Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на учредительном собрании Общества рус ской словесности // Официальный сайт Московского Патриархата Русской Православной Церкви. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4392379.html (дата обращения: 21.03.2017).
Храните веру в сердцах: Слово Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла / сост. А.В. Велько. Минск : Изд-во Белорусского Экзархата Русской Православной Церкви, 2011. 564 с.
Кирилл, Патриарх Московский и всея Руси. Слово Предстоятеля (2009-2011). Со брание трудов. Серия I. М. : Изд-во Московской Патриархии РПЦ, 2012. Т. 1. 102 с.
Смирнова С.А. О понятии «церковная лексика» // Научный диалог. 2014. № 12 (36): Филология. С. 84-97.
Гураль С.К. Дискурс-анализ в свете синергетического видения. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2009. 176 с.
Гураль С.К. Язык как саморазвивающаяся система. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2012. 118 с.
Пимен, Патриарх Московский и всея Руси. Слова, речи, послания, обращения. М. : Издание Московской Патриархии, 1985. Т. 2. 488 с.
 Светская лексика в церковном дискурсе (на материале речи Патриарха Кирилла) | Язык и культура. 2017. № 37. DOI: 10.17223/19996195/37/5

Светская лексика в церковном дискурсе (на материале речи Патриарха Кирилла) | Язык и культура. 2017. № 37. DOI: 10.17223/19996195/37/5