Слова-образы как выражение национальной культуры (на материалеавстралийского варианта английского языка) | Язык и культура. 2011. № 2 (14).

Слова-образы как выражение национальной культуры (на материалеавстралийского варианта английского языка)

В диахронической перспективе рассматривается пополнение лексического корпуса плюрицентричного английского языка за счет заимствований из языков коренного населения Австралии. Особое внимание уделяется междисциплинарному исследованию национальных словесных образов на основе так называемых слов-эндемиков, отражающих особенности природно-географической среды Зеленого континента.

Image backgrounded words as a reflection of a national culture(borrowings from Australian indigenous languages in Modern English).pdf Изучение национальных образов мира, складывающихся из на-циональных словесных образов, чрезвычайно важно для таких меж-дисциплинарных научных направлений, как лексикология и теориямежкультурной коммуникации. Словесное выражение образа, как из-вестно, обусловлено законами номинации языка, само же возникнове-ние и характер определяются внутренней формой слова и его внешни-ми ассоциативными связями [1, 2].Слово, будучи основной единицей языка, с одной стороны, отража-ет связь языка, мышления и внеязыковой действительности, с другой -является выражением соответствующей культуры. К разряду безэквива-лентной, коннотативной, фоновой лексики относятся, в частности, реа-лии, отражающие особенности природно-географической среды, в кото-рой живет народ - носитель языка.В разные периоды своей истории английский язык являл собойязык, изобилующий заимствованиями из контактных языков: норманско-го французского, латинского, греческого и итальянского. В эпоху колони-альной экспансии английский язык пополнился за счет заимствований изязыков коренного населения и других иммигрантских языков европейско-го происхождения.Словарь Australian National Dictionary содержит 10 000 австралиа-низмов, слов, заимствованных из языков аборигенов. Разумеется, не всеони узнаваемы за пределами Зеленого континента, но для австралийскогонаселения с ними связан ряд стереотипных ассоциаций, закрепленных вфоновых знаниях народа-носителя.Абсолютным большинством заимствованных слов являются слова-существительные, обозначающие животных (gulawan>gula>Coola>koolah>coala, gogobera>kookaburra); растения (wirna, mulga); орудия (kylie,boomerang), а также предметы быта, окружающей среды и многих аспектовкультуры коренного населения, его религиозных верований и церемониаль-ных ритуалов. Как правило, заимствованные слова проникали в язык коло-нистов исключительно с прагматической целью: британцы не могли обхо-диться без этих слов-концептов, сопровождавших взаимодействие с контак-тирующими языками и культурами.Безэквивалентная, коннотативная и фоновая лексика, содержащаякультурный компонент значения, концентрировано выражает особенно-сти семантики и, по словам Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова, «требу-ет для своего распредмечивания сочетания лингвистических и лингво-страноведческих знаний» (цит. по: [3. С. 172]).К фоновой лексике относят денотативные реалии, не имеющие сло-весных соответствий в других языках из-за отсутствия подобающих реа-лий либо из-за отсутствия лексических единиц, обозначающих эти реа-лии. Чаще всего такая лексика заимствуется либо переводится описатель-но, например крик, буш, аутбэк, коала, бушрейнджер.Как правило, названия эндемиков и широко распространенных жи-вотных и растений становятся названиями-символами. Безусловным ли-дером среди анималистических символов Австралии является кенгуру -одно из первых слов, которое проникло в английский язык из языка ко-ренных жителей the Guugu Yimidhirr.Известно, что капитан Дж. Кук, причалив на корабле Endeavour вБотани Бэй (штат Новый Южный Уэльс), 23 июня 1770 г. записал в кора-бельном журнале, что один из членов его команды увидел экзотическоеживотное: «One of the men saw an animal something less than a grey hound,it was of a Mouse colour very slender made and swift of foot» [4. P. 1]. 4 авгу-ста того же года Дж. Кук писал, что местные жители называют это жи-вотное Kangooroo, or Kanguru.По возвращении Дж. Кука и Дж. Бэнкса в Англию слово быстровошло в обиход англичан. Известный английский лексикограф, автор-составитель знаменитого Dictionary of the English Language (1775) док-тор Сэмюэл Джонсон умело изображал невиданноеСлово kangaroo с легкой руки Дж. Бэнкса получило интернацио-нальное звучание, будучи зафиксированным в 1787 г. в его словаре NewHolland Language. Впоследствии оно приобрело родовое значение.В новой английской колонии словом kangaroo стали обозначать живот-ных. Данный факт приводил в смятение коренное население Австралии,непривычное к употреблению слова kangaroo для обозначения patagaramsи wallabies, разновидностей кенгуру в современном смысле этогослова. Лишь спустя некоторое время нашлось объяснение данному недо-разумению. Член морского корпуса Первого флота Уоткин Тенч писал в1790 г., что, по всей видимости, капитан Кук совершил ошибку, неточноупотребляя слово кенгуру. В районе Сиднея животное называли patagaram,а в Куктауне kangaroo.Дело в том, что когда капитан Дж. Кук спросил у представителя ко-ренного населения, как называется это животное, тот ему ответил kangaroo,что буквально означало на языке народа the Guugu Yimidhirr «Я незнаю». Как выяснилось, Кук взял на вооружение слово кенгуру, которое наместном диалекте обозначало большое и черное кенгуру Мacropus robustas.Открыв эпоху заимствований из языков коренного населения, словокенгуру получило невероятно широкое употребление в австралийском ва-рианте английского языка. С 1930-х гг. им называют членов австралий-ской регбийной лиги. Ранее, в 1880-1890 гг., словом кенгуру обозначилиигроков австралийской команды по крикету. Австралийских солдат обеихмировых войн также называли кенгуру.В начале XX в. для обозначения австралийца получило широкоераспространение слово kangarooster. Оно вошло в состав сложных словдля обозначения растений и других животных, например kangaroo apple(произрастающий в южной и восточной Австралии кустарник со съедоб-ными плодами яйцевидной формы), kangaroo bush (разновидность акации,произрастающей в засушливых районах), kangaroo grass (растущая пуч-ком (кочкой) трава, распространенная по всей территории Австралии),kangaroo rat (небольшого размера кенгуру, обладающее прыгучестью ипереносящее на хвосте строительный материал для своих гнезд), kangaroofish (разновидность лососевых, обитающих в тропических водах севернойАвстралии и в водах штата Квинсланд) и т.д.В современном австралийском варианте английского языка упот-ребляются такие сложные сочетания, как kangaroo bar (bulbar) (располо-женная в передней части автомобиля решетка из прочного металла, за-щищающая его в случаях столкновения с животными, в частности с кен-гуру). E.g.: «His vehicle was a late-model bone-white station wagon withplenty of chrome and massive kangaroo-bars forming a protective grid in frontof the radiator grille» (Его многоместный автомобиль был последней мар-кой фургона-универсала, весь отделанный хромом и покрытый матовойбелой эмалью. Спереди на радиаторной решетке выступал габаритныйкенгурятник, защищающий автомобиль от столкновений с препятствием),kangaroo route (the Quantas route to London via Singapore - перелет авиа-компаний Квантас из Сиднея в Лондон с посадкой в Сингапуре), kangaroostart (a jerking start by a motor vehicle - резкий старт мотора), kangaroosteamer (a stew made from kangaroo meat - жаркое из мяса кенгуру). Сло-восочетанием kangaroo paw обозначают распространенное в Юго-Западной Австралии цветочное растение, напоминающее удлиненнуюлапку кенгуру; цветочная эмблема Западной Австралии.Любопытно, но выражения, имеющие в своем составе слово кенгу-ру, стали появляться за пределами Австралии в совершенно других со-циокультурных ситуациях. Так, например, для обозначения суда, состоя-щего из людей, не имеющих никаких законных оснований и полномочий(суд забастовщиков, суд заключенных, суд мятежников), появилось вы-ражение kangaroo court. Данное выражение получило широкое употреб-ление в 1853 г. на предприятиях золотодобывающей промышленности вАмерике. Выражение kangaroo closure, означающее «допущение предсе-дателем парламентской комиссии обсуждения лишь некоторых поправокк законопроекту», также свидетельствует об интернационализации тер-минологии. Напротив, фраза «to have kangaroos in the top paddock» озна-чает «to be crazy or eccentric» (быть сумасшедшим или эксцентричным).«If you show signs of mental weakness you are either balmy, dotty, ratty, oryou may even have… kangaroos in your top paddock» употребляется исклю-чительно в австралийском контексте (Если ты проявляешь признаки сла-боумия, то ты либо глуп, «с приветом», жалок, либо ты далек от реально-сти, чудак) [5. С. 58].Процесс словообразования в современном австралийском вариантеанглийского языка далек до завершения. Слово kangaroo продолжаетформирование новых терминов. Так, словосочетание kangaroo nugget обо-значает монету из золота высокой чистоты весом в 1 унцию, отчеканен-ную в Перте в середине 1980-х гг. Или другой пример: также в середине1980-х гг. для обозначения видоизмененной игры в крикет, когда исполь-зовались мягкий мяч и пластиковая бита, в обиход вошло выражениеkanga cricket. По свидетельствам респондентов Национального лексико-графического центра, в английском языке местного населения широкоупотребляется выражение kangaroo marriage для обозначения того, кто несвязан ни с европейским законодательством, ни, тем более, с законамикоренного населения Австралии: «hop on, hop off, and hop away».В общеупотребительном австралийском английском языке и в на-стоящее время происходят словообразовательные процессы с использовани-ем части слова kangaroo, а именно суффикса -roo. Мужская футбольная ко-манда обозначается словом Socceroos, женская сборная по хоккею - Hockeyroos,олимпийская сборная по футболу - Olyroos [4. С. 16]. Нередко процессзаимствования сопровождался неверным этимологическим толкованием.Так, небольшого размера кенгуру (wallaby) стали называть pademelon>paddymelon-pademelon a small wallaby (Paddy - шутливое прозвище ирландца).Кроме того, для обозначения небольших млекопитающих животных в языкекоренного населения, жившего на территории современного Сиднея, упот-реблялось слово wallaby: black-gloved wallaby, brush wallaby, hare wallaby,nail-tailed wallaby, rock wallaby, swamp wallaby, whiptail wallaby.Выражение wallaby track (бездомный, бродяжнический) буквальноозначало «path worn by a wallaby» (тропинка, избитая валаби (кенгуру)),впервые зафиксировано в 1849 г. Уже через три года оно стало использо-ваться для обозначения сезонного рабочего. Данное выражение постепен-но стало употребляться в усеченной форме: on the wallaby - быть на зара-ботках. Впоследствии словом wallaby стали обозначать кочующего сель-ского работника. Ср.: «Three cooks were kept during the "wallaby" season -one for the house, one for the men, and one for the travelers» (1869) (В периодсезонных работ держали трех кашеваров: один готовил еду в доме, дру-гой - рабочим, а третий - путешественникам) [6. С. 41].До сих пор в современном языке бытует выражение on the wallabyдля обозначения армий кочевников и путешествующих по Австралии всвоих камперванах пенсионеров. Ср.: «"What's the attraction of spendingsix or seven months a year on the wallaby?" "What else can you do whenyou're retired - in my age?" Joe says. "I get a lot of pleasure out of it. Ratherthan stay in the murky city, get out in the fresh air» [7. P. 6].Слова-существительные нередко употреблялись в словосочетанияхкак прилагательные и вносили некое уточнение их значения, как, напри-мер, gibber stone (камень определенной формы), a gilgai hole (отверстие вопределенного вида почве), mulga scrub (скраб, в состав которого входитавстралийская акация или мимоза).Слово mulga пришло из языка, который не́когда был распространенсреди коренных жителей современных штатов Новый Южный Уэльс иЮжная Австралия. Мимоза традиционно произрастала во внутренних за-сушливых территориях Австралии, отдаленных и малозаселенных. Этослово вошло в состав следующих словосочетаний: mulga country (After therains the mulga country becomes alive with the colour of up to 20 species offlowers in any one area) [8]; mulga flats (These mulga flats are intersected bysmall gun creeks) [9. Р. 15]; mulga paddocks (Where the mulga paddocks arewild and wide, That's where the pick of stockmen ride) [10. Р. 14]; mulgascrub (Most days she rides out bare-back on the piebald horse… and exploresthe surrounding mulga scrub and the claypan country) [4].Встречаются также интересные сочетания слова mulga c наименова-ниями животных: mulga ant (муравейник, строительным материалом для ко-торого служат листья акации), mulga parrot (попугай зеленого цвета с яркимижелтыми или голубыми пятнами, обитающий в засушливых районах Авст-ралии), mulga grass (растущая пучками или кочкой трава); характернымиописаниями человека и его происхождения: mulga-bred (уроженец отдален-ной территории) либо Mulga Bill (деревенский простак). Сформировалосьдаже такое понятие, как Mulga Billness, возникшее по аналогии с mulga madness, для характеристики эксцентричного поведения, характерного для жите-лей захолустья. Так, в апреле 1909 г. в сиднейском Бюллетене были описаныслучаи проявлений mulga madness: привычка носить свисающие с полей шля-пы и привязанные к ним тонкими жгутами пробки, которыми, как правило,затыкали бутылки; или привычка носить молодого тюленя или щенка в поход-ном котелке; или иметь отношения с девицами легкого поведения [11. С. 18].Известный английский лингвист Боб Диксон, родившийся в Нот-тингеме и получивший образование в Лондоне и Оксфорде, по приезде в1963 г. в Австралию предпринял попытку изучения языков аборигенов.Однако очень быстро он заметил, что чрезвычайно мало изменилось современ Е.Е. Морриса, издавшего в 1898 г. словарь Austral English.«In 1963, the languages of Australia were very much a terra incognita.Pitifully little work had been done in the 175 years since the first white invasion,and half-way decent grammars were only available for three or four of thetwo hundred distinct Aboriginal languages. During my period in the field, therewas just one other linguist at work - the Sanskrit scholar Luise Hercus, whowas recording the languages of Victoria from their last speakers» [12. Р. 14].До недавнего времени можно было встретить неточное этимологиче-ское толкование заимствований из языков коренного населения Австралии.В первом и последующем дополненном изданиях Macquarie Dictionary (1981и 1985 гг.) в слове кенгуру содержалось указание на заимствование из языковаборигенов. Лишь в 1991 г. во втором издании была указана верная этимоло-гия для слова gangurru - большое черное или серое кенгуру (абориг.; из язы-ка Guugu Yimidhirr). Б. Диксоном была изучена и пересмотрена этимологиямногих слов. Изменения были зафиксированы в Australian National Dictionaryв 1988 г. и Australian Aboriginal Words in English в 1990 г.В словарь Б. Диксона вошло, в первую очередь, несколько тысячтопонимов. По сравнению с заимствованиями географических названийколичество других заимствований было более скромным. Из разных язы-ков местного населения было заимствовано порядка 440 слов. Как прави-ло, основными языками-экспортерами служили языки, которые были рас-пространены на территориях первых поселений.Так, например, вокруг Сиднея прибрежное коренное население гово-рило на языках Dharuk и Eora. Они обогатили английский язык наименова-ниями животных и растений: waratah (дерево с ярко красными крупнымицветами округлой формы) (1788), dingo (1789), potoru (мышиное кенгуру)(1789), burrawang (дерево-пальма) (1790), geebung (кустарник с плодами, по-хожими на сливу) (1790), warrigal (дикая собака динго) (1790), koala (1798),wombat (сумчатое животное вумбат) (1798), pademellon (кенгуру небольшогоразмера) (1802), wonga wonga (голубь) (1821), wallaroo (кенгуру большогоразмера) (1826), cobra (корабельный червь; моллюск) (1836).В английский язык вошли также слова, обозначающие людей и цере-мониальные ритуалы: gin (женщина) (1790), koradji (тот, кто занимается тра-диционной медициной) (1793), myall (незнакомец, более позднее - дикийабориген) (1798); оружие: boomerang (1790), nulla-nulla (военный клуб)(1790), woomera (метательное взрывчатое вещество) (1793). Еще одна группазаимствований включала наименования для морской стихии и природныхявлений: bogey (плавать, купаться) (1788), gibber (скальный камень) (1790),gunyah (укрытие, убежище) (1803), bombora (океанская волна у рифа) (1871).Приведенные примеры, без сомнения, свидетельствуют о первосте-пенном значении фоновой лексики, которую взяли на вооружение евро-пейцы. Она была необходима для номинации предметного мира. Многиеслова составили костяк для обозначения флоры и фауны австралийскогоконтинента, религиозных верований, традиционных церемоний и обря-дов, явлений окружающего мира. Примерно по тем же законам происхо-дил процесс заимствования из языков северо-американских индейцев вамериканский вариант английского языка, куда вошли слова moccasin,skunk, totem, wigwam и т.д.Из местных языков, распространенных в Юго-Западной Австра-лии, в английский язык вошли следующие эндемики - слова-наименования для растений, например эвкалипта: jarrah, karri, mallet,marri, tuart; для оружия: kylie (бумеранг) (1835), для человека: boylya(умный человек) (1841) и т.д.В 1938 г. поэт Р.С. Ингамеллс ввел в обиход слово Jindyworobak измельбурнского языка для обозначения литературной группы, целью кото-рой являлось дальнейшее продвижение традиционных австралианизмов влитературе и искусстве Австралии.Китобойцы и торговцы меховыми шкурами обогатили английскийязык выражением mia-mia, которое обозначало «укрытие».Как следует из приведенных примеров, общенациональное «про-чтение мира» находит отражение в процессах номинации. Выделениелексических групп, содержащих культурный компонент значения: безэк-вивалентную, коннотативную, фоновую лексику, выражающую особен-ности семантики языка, ведет к созданию особой образности в контекстеавстралийской лингвокультуры. С широко распространенными эндеми-ками (названиями животных и растений) связан целый ряд стереотипныхассоциаций, закрепленных в фоновых знаниях носителей языка. Такимобразом, слова-реалии выражают особенности национально-культурнойсемантики плюрицентричного английского языка (австралийского вари-анта английского языка) и играют важную роль в его формировании.

Ключевые слова

языки коренного населения, языки аборигенов, диалекты, национальные словесные образы, кенгуру, мимоза, флора, фауна, aboriginal words, indigenous languages, dialect, generate new terms and collocations, kangaroo, mulga, flora, fauna

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Гришаева Елена БорисовнаСибирский федеральный университет, г. Красноярскдоктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой делового иностранного языка Института экономики, управления и природопользованияe-grishaeva@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Ощепкова В.В., Петрикова А.С. Австралия и Новая Зеландия (Лингвострановедческий словарь). М.: Рус. яз., 1998. 214 с.
Блинова О.И., Юрина Е.А. Образная лексика русского языка // Язык и культура. 2008. № 1. С. 5-13.
Ощепкова В.В. Язык и культура Великобритании, США, Канады, Австралии, Новой Зеландии. М.: Глосса-Пресс; СПб.: Каро, 2006. 336 с.
Moore B. Speaking our Language. The Story of Australian English. Oxford University Press, 2008. 225 p.
Dixon R.M.W., Moore B., Ramson W.S., Thomas M. Australian Aboriginal Words in English. Oxford University Press, 2006. 262 p.
Clarke M. The peripatetic Philosopher. Melbourne: George Robertson, 1989.
Sydney Morning Herald. 2006. 16 February.
North West Telegraph. 1991. 3 April, 25.
Tietkens W.H. Journal of the Central Australian Exploring Expedition. 1891.
Mahood K. Craft for a Dry Lake. 2000.
Bulletin (Sydney). 1909. 13 April.
Dixon R.M.W. Searching for Aboriginal Languages. St Lucia: UQP, 1981.
 Слова-образы как выражение национальной культуры (на материалеавстралийского варианта английского языка) | Язык и культура. 2011. № 2 (14).

Слова-образы как выражение национальной культуры (на материалеавстралийского варианта английского языка) | Язык и культура. 2011. № 2 (14).

Полнотекстовая версия