Русское сыта и его этимологические связи | Язык и культура. 2011. № 3 (15).

Русское сыта и его этимологические связи

Рассмотрены особенности и ключевые характеристики сыты какчасти материальной культуры славян. Исследуется функционирование словасыта в русском языке со времени первой письменной фиксации до совре-менного состояния. Проведенный этимологический анализ возводит слово киндоевропейскому корню *seu-/*sū-. Представлен обзор родственных рус-скому сыта лексем, зафиксированных в других индоевропейских языках.

The Russian syta and its etymological links.pdf Сытой называют подслащенную воду (с медом, реже - с патокойили сахаром) или медовый отвар на воде. В словарях современного рус-ского языка это слово сопровождается пометой «устаревшее» [1. С. 327] ив настоящее время почти не употребляется. Однако нельзя исключать воз-можности возврата слова сыта в активное речевое употребление, особен-но в связи с возникшим в современном российском обществе интересом кстаринным русским напиткам. Так, на полках современных российскихмагазинов напитки под названием «сбитень» или «медовуха» - не такаяуж большая редкость. Производители напитков, имеющих долгую исто-рию (например, пива и кваса), в дизайне упаковок продуктов, в реклам-ных слоганах часто стремятся подчеркнуть древность, исконность, укоре-ненность в русской культуре продаваемых товаров. Это явление можнообъяснить тем, что для современного человека, живущего в высокотехно-логичном мире, окруженного пищевыми продуктами, очень часто содер-жащими искусственные компоненты (консерванты, красители и т.д.),вредные для здоровья, древность продукта (в нашем случае напитка) яв-ляется гарантией его натуральности и экологической безопасности.Сыта играла важную роль в быту славян. Часто ее употребляли скиселем, добавляя непосредственно в блюдо или запивая. «С сытой ки-сель да кутью едят. На сусляной сыте ставят медовые пряники. На кормпчелам ставят сыту, с разными примесями» [2. С. 684]. Сыта использова-лась также при приготовлении медового кваса и других напитков. Этотнапиток широко использовался в похоронной обрядности. Так, сыта былаодним из важнейших продуктов поминальной трапезы (наряду с кутьей,киселем, блинами) [3. С. 374]. Сыта считалась также напитком мертвых: увосточных славян бытовал обычай после похорон оставлять на столе сытудля души умершего: «После похорон старухи всю ночь караулят душуумершего, поставив на стол сыту; верили, что душа прилетит в образе му-хи и будет пить приготовленный для нее напиток» [3. С. 208]. У белору-сов на Радуницу поливали могилы водкой и медовой сытой [3. С. 208].Таким образом, сыта - не обычный напиток: она, с одной стороны, слу-жит приправой, «соусом» для пресных блюд (кисель, кутья), а с другойстороны, является культовым напитком. Вероятно, сыту не употребляликак повседневное питье (как, например, квас), однако она играла оченьважную церемониальную роль. Итак, сыта являлась одним из централь-ных, стержневых пищевых продуктов славян, она занимала важное местоне только в материальной, но и в духовной культуре. Этимологическийанализ слова сыта позволяет отнести его к древнему пласту лексики.Древнерусское сыта впервые зафиксировано в X в. в «Повестивременных лет» за 6505 (997) г.: «Людье же нальяша корчагу цhжа и сытыот колодезя, вдаша Печенhгомъ; они же, пришедше, повhдаша все быв-шая». Слово встречается также в «Хождении за три моря» Афанасия Ни-китина (1466-1472 гг.; Троицкий список XVI в.): «А вина есми не пивалъ,ни сыты» [4. С. 877]. Слово сыта зафиксировано в Словаре АкадемииРоссийской: «Сыта, ты с. ж. Вода, в коей распущен мед» [5. С. 663]. При-мечательно, что в этом словаре сыта дается в словарной статье, посвя-щенной существительному соты: сближение этих двух слов связано, ве-роятно, с тем, что в сыту вместо меда иногда добавляли соты, а такжелегковычленимым общим семантическим компонентом «мед». Слово от-ражено в словаре Даля: «Сыта ж. сыченая медом вода, медовый взвар,разварной мед на воде» [2. С. 684]. Слово сыта представлено в диалект-ных словарях: в Большом толковом словаре донского казачества [6.С. 522], в Словаре говора казаков-некрасовцев [7. С. 283], в Смоленскомобластном словаре [8. С. 898].Существительное сыта - общеславянское, с аналогичным русскомузначением оно присутствует во многих других славянских языках. В восточ-нославянских: украинское сита [9. С. 311], белорусское сыта; в южносла-вянских: сербское сита; в западнославянских: польское syta [10. С. 392].Общепринятой этимологии слово сыта не имеет. Напрашиваетсяего сближение с прилагательным сытый, однако некоторые исследовате-ли не согласны с этим. Так, Ф. Миклошич отмечает, что сыта не родст-венно слову сытъ, но своей этимологии не дает [11. С. 336].Прилагательное сытый (сытъ, -та, -то) в форме сытъ встречается вXI в. [12. C. 821]. Это слово зафиксировано в Старославянском словаре:«сытъ, ыи прил. сытый: гладивая сия ненасыштеная яже николиже своимънhста сыта (Супрасльская рукопись)» [13. С. 676]. В Словаре АкадемииРоссийскоймежду тем не выходит нисколько из берегов» [15. С. 224]; «сытный, жир-ный» [7. С 283]. Прилагательное сытый - общеславянское, представленопочти во всех славянских языках: украинское ситий «1) утоливший свой го-лод; 2) откормленный, жирный; 3) питательный, хорошо насыщающий;4) перен.: богатый - о людях; 5) (о земле) плодородный, хлебородный, туч-ный» [9. С 311-312]; белорусское сытый «1) сытый, не голодный;2) жирный» [16. С. 630]; сербское сит, и, а, о «1) сытый; 2) сытный» [17.С. 870]; болгарское сит, а, о; и «сытый» [18. С. 712]; польское syty «1. сытый2. пресыщенный 3. сытный 4. богатый» [10. С. 392]; чешское syty «1. сытый2. сытный, питательный 3. сочный, яркий, густой» [19. С. 397] и др.Происхождение слова сыта от прилагательного сытъ (субстанти-вация) кажется вполне вероятным. С точки зрения словообразования сло-во сыта можно поставить в ряд субстантивированных существительныхженского рода на -а адъективного происхождения, широко распростра-ненных в славянских языках [20. C. 134]. Таким образом, словообразова-тельная модель была такой же, как, например, у существительного руда:rudъ  ruda zemja  ruda. В нашем случае словообразовательная модельвыглядит так: sytъ  syta voda  выпадение существительного, субстан-тивация прилагательного  syta.С точки зрения семантики описанный выше процесс мог происхо-дить так: «полный, напитанный, насыщенный» (sytъ)  «напитанная, на-сыщенная [медом] вода» (syta voda  syta).Определить значение прилагательного sytъ не как «наевшийся», акак «полный, насыщенный» позволяет спектр значений, имеющихся уэтого слова в славянских языках и диалектах. Значение «наевшийся» яв-ляется частотным, однако в некоторых диалектах оно не зафиксировано[6. С. 522; 14. С. 494; 15. С. 224]; тогда как компонент наполненности, на-сыщенности всегда остается ядерным, например, в таких значениях, как«большой, хороший», «полноводный», «богатый», «плодородный», «соч-ный, яркий, густой».Можно предположить и другой путь семантического развития словасыта: «наевшийся, сытый» (sytъ)  «делающая сытым, сытная вода»(syta voda  syta).Признак сытности вполне мог стать мотивирующим при образова-нии слова сыта - именно эффект насыщения, за счет высокого содержа-ния сахара и других питательных веществ в меде, был одним из диффе-ренциальных признаков, выделяющих сыту из ряда других напитков.Кроме того, как уже отмечалось выше, сыту часто употребляли как частьсытного блюда (с кутьей, киселем, хлебом). В пользу этой гипотезы гово-рит и то, что подобный семантический переход отмечен в хеттском языке:galank «накармливать досыта»  galaktar//galattar «приятный, сладкийсок растений, используемый в ритуалах» [21. С. 568].Точнее говорить о семантической истории слова сыта позволит ус-тановление этимологии слова сытый. Общеславянское *sytъ не имеетобщепризнанной индоевропейской соотнесенности. Самым распростра-ненным является его возведение к индоевропейскому корню *sā-, *sə- созначением «насыщать, удовлетворять» - подобная точка зрения представ-лена, например, в словаре Ю. Покорного [22. С. 876]. От этого корня про-исходят санскритские a-si-n-va-, asinvan, «ненасытный»; армянские at-ok'«полный, выросший», hač, hačoy «полно, довольно» (из *sadįo-). Значи-тельное количество дериватов в греческом: άƒƒƒƒ «удовлетворять себя» (из*sə-įō); Aor. Inf. άƒƒƒ «удовлетворять, становиться сытым; ά-ƒƒƒς (*ņ-sə-tos),«ненасытный», άƒƒƒ (беотийское άƒƒƒ) «вплоть до удовлетворения, доста-точно»; άƒƒ «насыщение»; ƒƒƒ-ƒάƒƒς «прожорливый»; ƒƒƒƒός «плотный,достаточный»; ƒƒƒός «плотный, спелый»; эолийское άƒƒ, ионийское άƒƒ«пресыщение, печаль», отсюда глаголы ƒƒάƒƒƒƒ «сыт, чувствую отвраще-ние», ƒƒάƒ «перенасыщать». В латинском корень *sā-, *sə- представлен внаречии satis «достаточно» и в прилагательном satur «сытый». В кельтскихязыках зафиксированы древнеирландские sāith (*sāti-) «сытость» и sāithech«сытый»; в германских - готские sō.a «насыщение» и sa.s «сытый»; древ-неисландское sađr «сытый», а также древнесаксонское sad «сытый », древ-неверхненемецкое sat и древнеанглийское s.d с аналогичным значением -отсюда и английское sad «огорченный, серьезный». В германских языкахесть и глагольные образования - древнеисландское seđja «удовлетворять»,древневерхненемецкое satōn и средневерхненемецкое seten, setten «удовле-творять», а также древнеанглийское sadian «становиться сытым». В бал-тийских языках - литовское sόtis «насыщение», sōtus «сытый» и sόtinti«удовлетворять». В этот же ряд Ю. Покорный ставит и старославянскоеsytъ «сытый», отмечая, однако, неясность происхождения y в корне. Имен-но вокализм при бесспорности семантического и морфологического аспек-тов данной гипотезы не позволяет принять ее и заставляет искать другоерешение вопроса.Предположение о возможном происхождении общеславянского*sytъ от индоевропейского корня *seu- представлено в этимологическомсловаре П.Я. Черных [23. С. 222]. Рассмотрим эту гипотезу подробнее.Индоевропейский корень seu-/seųə/sū- имеет значение «сок, влага», этоткорень в индоевропейских языках обычно представлен в глаголах созначением «выделять сок; моросить, течь» и в существительных со зна-чением «сок». Так, в греческом зафиксированы глагол ύƒƒ «идет дождь»(1 л. ύƒ из *sū-įō) и существительное ƒƒƒός «сильный дождь» (*suų-etos).Вариант корня *sū- представлен в албанском shi «дождь» и в тохарскомswese «дождь».В древнеиндийском зафиксированы глагол sunōti (авестийский hunaoiti)«выжимать, выдавливать» и отглагольное существительное savana-m,sava-m «выдавливание сомы», от этого же корня и существительное sōma-(авестийское hauma-) «сома». В германских языках этот индоевропейскийкорень представлен, в основном, в именных образованиях: древневерхнене-мецкое sou «сок», древнеанглийское seaw «сок», исландское soggr «влаж-ный». Корень встречается и в кельтских языках, например в древнеирланд-ском suth «сок, молоко».Корень *seu- с формантом -d- (seu-d-) представлен в древнеанглий-ском be-sūtian «загрязнять», вестфальском sot «почва», а также в древне-исландском sūt «забота» и syta «печалиться».В форме seuk-, sǖk- и seug-, sǖg- корень зафиксирован в латинскомsūgō, -ere «сосать» и sūcus «сок». В германских и кельтских языках широкопредставлены существительные со значением «сок»: кимрское sugno, сред-небретонское sunaff, новобретонское suna, средневерхненемецкое suc, soc.Также хорошо представлены глаголы: древнеанглийское sūcan «сосать»,голландское zuiken «сосать», древнеанглийское socian (*sukōn) «размачи-вать, поглощать»; древнеисландское sūga (sjūga) «сосать» и отглагольноесуществительное sog «сосание»; древневерхненемецкое и древнесаксон-ское sūgan «сосать». От этого же варианта корня древнеанглийское sogeđam. «глоток»; латышское sukt «сосать»; древнепрусское suge f. «дождь».С формантом -l- корень представлен в греческом ύƒƒ «грязь, тина»,ƒƒίƒƒ «фильтровать, очищать»; древнеиндийском sūra- «хмельной напи-ток»; surā «крепкий алкогольный напиток»; литовском и латышском sula«вытекающий древесный сок»; древнепрусском sulo «свернувшееся моло-ко»; древнеанглийском sulwian «загрязнять», древневерхненемецком sullen«загрязнять», нововерхненемецком suhlen «запятнать», suhlen «валяться вгрязи»; готском bi-sauljan «запятнать», норвежском soyla «хлебать».В форме seup-, seub- корень обычно обозначает густую жидкость,нечто среднее между напитком и пищей, а также глагол, обозначающийпроцесс употребления этой пищи / напитка. Например, в древнеиндий-ском sǘpa- «бульон, суп»; древнеисландском sūpa, древнеанглийскомsūpan «хлебать», древневерхненемецком sūfan «хлебать, пить»; древне-верхненемецком sūf, средневерхненемецком suf, sof «суп». Это же значе-ние в более или менее трансформированном виде представлено в древне-английском sype m. «всасывание», древнеисландском sopi «глоток» и анг-лосаксонском sopa «глоток». Полная ступень корня в древневерхнене-мецком souf «суп», древнеисландском saup «пахта»; древнеанглийскомsopp «макаемые куски», среднеголландском и средневерхненемецкомsoppe, suppe, древневерхненемецком sopha, soffa «бульон, размоченныеломти, осадок»; готском supōn «приправлять».Что касается славянских языков, обычно к индоевропейскому кор-ню *seu- возводят sъs-ọ, -ati, Iter. sysati «сосать» (возможно, из *sup-s-)[22. С. 876]. Кроме того, вероятно, сюда же следует отнести и существи-тельное сок.Интересующее нас прилагательное *sytъ могло быть образовано отиндоевропейского корня *sū-. Эта гипотеза непротиворечива с точки зре-ния фонетики, однако требует пояснений семантическая связь между зна-чениями корня seu-/seųə/sū- «сок, влага» / «выделять сок; моросить, течь»и значением прилагательного *sytъ «наевшийся, напитанный». Семанти-чески связанным с пищей / процессом принятия пищи мог быть как гла-гольный, так и именной компонент исконного индоевропейского значе-ния. Семантический переход «сок, влага»  «жидкая пища» широко рас-пространен в индоевропейских языках, причем, в том числе, среди дери-ватов рассматриваемого корня (см. группу слов, восходящих к *seup-,*seub-). Подобная семантическая модель функционирует и в русском язы-ке, причем среди дериватов того же самого корня *seu-/*sū-: так, от суще-ствительного сок образован ряд названий пищи, таких как сочиво «каша ссоком семян», сочни (диалектное) «пресные лепешки на конопляном со-ке», соковеня (диалектное) «блины с квасом».Не вызывает сомнений и возможность семантического перехода«сосать»  «поглощать пищу, насыщаться». Элемент питания заключен всемантике самого глагола сосать, иногда он явно выходит на первыйплан, например, в средневерхненемецком sougen «кормить грудью».Таким образом, гипотеза о происхождении общеславянского *sytъот индоевропейского корня *seu-/*sū- кажется наиболее вероятной. По-добная этимологизация прилагательного сытый делает еще более досто-верной 6c>-6.его связь с существительнымсыта. Семантическая история этихслов может быть представлена в виде модели: «сок, влага / выделять сок»(индоевропейский *seu-/*sū-)  поглощать сок / жидкую пищу (индоев-ропейский и, возможно, общеславянский глагол со значением «сосать») насыщаться, быть сытым (общеславянское *sytъ)  насыщенная водаили вода, делающая сытым (syta voda  syta).В рассмотренной модели значения насыщения и жидкости оказы-ваются тесно связанными, постоянно взаимодействующими и перете-кающими друг в друга, таким образом, этимологизация существительногосыта как производного от прилагательного сытый является убедитель-ной и непротиворечивой не только в фонетическом и словообразователь-ном, но и в семантическом аспекте.

Ключевые слова

этимология, семантика, история русского языка, сравнительно-историческое языкознание, etymology, semantics, the history of the Russian language, comparative philology

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Лазаренко Анна ИвановнаНациональный исследовательский Томский государственный университетаспирант кафедры общего, славянорусского языкознания и классической филологии филологического факультетаLazarenko-Anna@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Словарь русского языка : в 4 т. М., 1985. Т. 1. 696 с.
Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1909. Т. 4. 1619 с.
Славянские древности. Этнолингвистический словарь. М., 1995. Т. 3. 693 с.
Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. СПб., 1912. Т. 3. 910 с.
Словарь Академии Российской. СПб., 1794. Ч. 5. 1084 с.
Большой толковый словарь донского казачества. М., 2003. 605 с.
Сердюкова О.К. Словарь говора казаков-некрасовцев. Ростов н/Д, 2005. 319 с.
Добровольский В.Н. Смоленский областной словарь. Смоленск, 1914. 1022 с.
Украинско-русский словарь. Киев, 1962. Т. 5. 591 с.
Гессен Д., Стыпула Р. Большой польско-русский словарь. М., 1980. 1371 с.
Miklosich F. Etymologisches Worterbuch der slavischen Sprachen. Wien, 1886. 547 s.
Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М., 1987. Т. 3. 830 с.
Старославянский словарь (по рукописям X-XI веков). М., 1994. 842 с.
Дилакторский П.А. Словарь областного вологодского наречия. СПб., 2006. 587 с.
Опыт областного великорусского словаря. СПб., 1852. 275 с.
Носович И.И. Словарь белорусского наречия. СПб., 1870. 756 с.
Сербско-хорватско-русский словарь. М., 1957. 1168 с.
Бернштейн С.Б. Болгарско-русский словарь. М., 1953. 886 с.
Копецкий Л.В. Чешско-русский словарь. Москва ; Прага, 1976. Т. 2. 861 с.
Бернштейн С.Б. Очерк сравнительной грамматики славянских языков. М., 1974. 377 с.
Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Тбилиси, 1984. 1338 c.
Pokorny J. Indogermanisches etymologisches Worterbuch. Bern ; Munchen, 1959- 1969. 1183 s.
Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. М., 1999. Т. 2. 559 с.
 Русское <i>сыта </i>и его этимологические связи | Язык и культура. 2011. № 3 (15).

Русское сыта и его этимологические связи | Язык и культура. 2011. № 3 (15).

Полнотекстовая версия