Взаимодействие парцелляции и метафоры как средств аттенциального фокусирования в художественном и публицистическом дискурсах | Язык и культура. 2018. № 41. DOI: 10.17223/19996195/41/2

Взаимодействие парцелляции и метафоры как средств аттенциального фокусирования в художественном и публицистическом дискурсах

Рассмотрен дискурсивно-когнитивный анализ механизма конвергенции наиболее ярких средств фокусирования лексико-семантического и синтаксического форматов: метафоры и парцелляции. Парцелляция понимается как средство деавтоматизации и стимуляции внимания к отчленяемому сегменту, определяется как преднамеренное и эффективное средство перераспределения внимания в высказывании. Исследование, представленное в статье, проводится на материале корпуса художественных и публицистических текстов, аннотированного при помощи компьютерной программы Linguistica. Анализ корпуса показал, что одним из наиболее частотных партнеров парцелляции в конвергенции, наряду с повтором, сравнением, градацией и антитезой, является метафора. Способность парцелляции к подобному взаимодействию авторы называют ее конвергентным потенциалом, понимая под конвергенцией стремление различных разноуровневых языковых средств к сближению и взаимодействию в дискурсе. Под метафорой понимается основная ментальная операция, которая объединяет два ментальных пространства и создает возможность использовать потенции структурирования пространства-источника при концептуализации нового пространства. Рассматриваются механизм взаимодействия метафоры и парцелляции и их роль в текстообразовании. Анализ материала приводит к выводу о том, что фокусы образов референта в тексте трансформируют его структуру, происходит постоянное перефокусирование элементов. В этом процессе участвуют различные средства лексико-семантического и синтаксического форматов. Активную роль при этом играет парцелляция, которая находится с метафорой в отношениях взаимной поддержки. Парцелляция, регулирующая распределение внимания в формате предложения, «наводит» аттенциальный фокус на существенные, приоритетные для продуцента элементы, имеющие интенционально обусловленную когнитивно-дискурсивную значимость. По мнению автора, конвергенция парцелляции и метафоры иллюстрирует возможность взаимодействия разных когнитивных механизмов и языковых средств и их роли в реализации авторских интенций в формате дискурса.

Convergence of parceling and metaphor as means of focusing in literary and media discourses.pdf Введение В лингвокогнивных исследованиях фокусирование внимания определяется как широкий класс лингвокогнитивных процессов, в ходе которых происходят изменения в распределении внимания носителей языка, приводящих к повышению салиентности определенных аспектов конструируемых ситуаций, т.е. их перемещению в фокус внимания. Фокусирование воспринимается как важнейший фактор формирования значения, как процесс, в реализации которого происходят подавление нерелевантных для текущей деятельности сигналов и выдвижение в основной фокус наиболее значимых элементов конструируемой ситуации или объекта. Процесс фокусирования может протекать в различных форматах: лексико-семантическом, синтаксическом и дискурсивном (см. более подробно в [1]). Одним из наиболее ярких синтаксических средств фокусирования является парцелляция. Данный факт был установлен в ходе экспериментов, проведенных в лаборатории когнитивной психологии Э. Сен-форда (Университет Глазго, Великобритания). Целью экспериментов являлось выявление конструкций, способных повышать или снижать внимание к информации в печатных текстах. Ученые установили, что парцеллятный разрыв провоцирует повышенное внимание испытуемых. Он деавтоматизирует внимание, направляя его на парцеллят, и таким образом обеспечивает лучшее запоминание информации, содержащейся в нем. Следовательно, по мнению исследователей, парцелляция при восприятии требует концентрации внимания (несет когнитивную нагрузку) и является одним из эффективных средств перераспределения внимания синтаксического формата [2]. Опираясь на результаты исследований когнитивных психологов, мы можем определить парцелляцию как осознанные и контролируемые продуцентом отбор и размещение в аттенциальном фокусе какого-либо свойства объекта или ситуации, представляющимся продуценту ниа-иболее значимым. Под парцелляцией понимаем также визуально-графическую операцию, следствием которой является расчленение единой синтаксической конструкции на отдельные, но не самостоятельные в семантико-синтаксическом отношении составляющие. Операторами парцелляции, или ее сигналами в тексте, являются финальная синграфема, осуществляющая парцеллятный разрыв (парцеллографе-ма), и заглавная буква парцеллята. Аттенциальное фокусирование, как уже было сказано, является эффективным средством вывода наиболее значимой информации о референтной ситуации или ее аспектах в фокус внимания. Это свойство парцелляции дает возможность манипулировать сознанием адресата, что делает данное явление чрезвычайно востребованным в таких типах дискурса, как художественный и публицистический. В дискурсе парцелляция часто взаимодействует и поддерживается различными стилистически окрашенными средствами лексико-семантического и / или синтаксического формата, т.е. стилистическими фигурами и тропами, повышающими выразительность, изобразительность парцеллята и, как следствие, способствующими еще большему увеличению коммуникативно-прагматического потенциала парцелляции. Среди наиболее частотных средств, вступающих в конвергенцию с парцелляцией, мы зафиксировали метафору, градацию, сравнение, различные виды повторов, антитезу, полисиндетон (в частности, о конвергенции парцелляции и повтора см.: [3]). Следует также отметить, что в дискурсе возможны самые разнообразные варианты их комбинаций. Способность парцелляции к этому взаимодействию мы называем конвергентным потенциалом, понимая под конвергенцией стремление различных разноуровневых языковых средств к взаимодействию в дискурсе. Как показало исследование, наиболее ярким партнером парцелляции в конвергенции является метафора. Метафора - одно из основных понятий, к которому обращается стилистика. В рамках стилистики метафора определяется как вид тропа, «перенос признака с предмета на предмет на основе их ассоциативной связи, субъективно воспринятого сходства» [4]. При таком подходе метафора представляет собой сравнение, при котором то, что сравнивается, замещается тем, с чем сравнивается, и «используется при описании предметов для подчеркивания их малозаметных свойств, для представления их под необычным углом зрения» [Там же]. Отмечается, что из всех тропов метафора отличается особой экспрессивностью. Обладая неограниченными возможностями в сближении и неожиданном уподоблении самых разных предметов и явлений, по существу по-новому осмысливая предмет, метафора способна вскрыть, обнажить его внутреннюю природу [5]. Как и остальные тропы, метафора основана на том свойстве слова, что оно в своем значении опирается не только на существенные и общие качества предметов (явлений), но также и на все богатство второстепенных его определений и индивидуальных качеств и свойств. Таким образом, возникновение метафоры обязано «вторичным» значениям слов, что в художественном и публицистическом дискурсах становится важным средством раскрытия существенных черт, свойств, деталей, признаков описываемой действительности. В когнитивной лингвистике метафора рассматривается иначе, не как средство образности, а как основная ментальная операция, которая объединяет две понятийные сферы (ментальные пространства) и создает возможность использовать потенции структурирования сферы-источника при концептуализации новой сферы [6. С. 37] (см. также [7-11]). М.И. Киосе уточняет, что с позиций когнитивно-функционального подхода метафора является одним из средств непрямой (вторичной) номинации, в процессе которой происходит перефокусирование, вызывающее трансформацию образа референта. М.И. Киосе относит метафору к группе средств непрямой номинации с участием семантического скачка и отмечает, что для метафорической техники перефокусирования «характерна актуализация концептуального элемента оценочного типа, репрезентирующего ментальное пространство, не пересекающееся с пространством исходного образа референта» [12. С. 28]. Приступая к исследованию, мы ставим перед собой следующую задачу: выявить своеобразие конвергентного потенциала парцелляции на примере ее взаимодействия с метафорой в художественном и публицистическом дискурсах как сферах, постоянно продуцирующих все новые комбинации приемов речевого воздействия. Рассмотрение парцелляции и метафоры под данным углом зрения обусловливает необходимость обращения к методике анализа, опирающейся на работы представителей когнитивно-функционального направления лингвистики (О.К. Ирисханова, М.И. Киосе, L. Talmy, R. Langacker, J.R. Taylor). В исследовании мы активно используем некоторые приемы и техники анализа, разработанные О.К. Ирисхановой и М.И. Киосе. Помимо этого, нами используется экспериментальный прием - прием депарцелля-ции, под которым понимаем снятие парцеллографемы и реинтеграцию парцеллированного элемента в структуру основной части, что позволяет восстановить исходную допарцеллятную структуру. Сопоставление парцеллированного и депарцеллированного вариантов дает представление о роли выделенного сегмента при конструировании референтной ситуации. Применение данной интегрированной методики представляет, на наш взгляд, оптимальную стратегию, которая позволит решить поставленную задачу. Исследование Настоящее исследование опирается на материалы французско-русского корпуса художественных и публицистических текстов, построенного и индексированного при помощи компьютерной программы Linguistica (Свидетельство о государственной регистрации № 2014660349 в Роспатенте от 06.10.2014). Программа была протестирована и уже показала себя эффективной в исследованиях прецедентных концептов [13], прецедентных высказываний [14], парцелляции [15] и абсолютных конструкций с причастием [16], для которых создавались корпусы двух и более языков. Привлекая данные двух языков, мы не ставим перед собой задачу их сопоставления. Приводимые примеры призваны проиллюстрировать конвергентные возможности парцелляции, присущие, как показало наше исследование, как русскому, так и французскому языкам. Анализ корпуса позволяет констатировать довольно высокую частотность конвергенции парцелляции и метафоры по сравнению с другими фигурами и тропами в обоих языках. Приведем примеры: - Мещане в свое время умели жить медленно и внимательно, -сказал Ив Монтан. - Сейчас этого не умеют. Все торопятся. А зачем? - Чтобы успеть на свой поезд. В долгую счастливую жизнь [17]. Оператор застрекотал камерой. Кадр был выстроен. Цветовое решение оптимальное. Я в белом. Принц в черном. Как муха на сахаре [18]. Ушел, проиграв решающий матч. За жизнь [19]. Сигаретные магнаты объединяются. Чтобы дать прикурить конкурентам [20]. Возможно, он хотел поломать жанр художественного фильма как таковой. Об коленку [21]. Объекты бизнеса - все мы. Паства, пипл, дойная корова [22]. Tu connais mes gouts: un peu comme toi quoi, grand brun, flegmatique et qui m'en fait voir de toutes les couleurs. Un avec qui faire la guerre. Et la paix. La guerre. Et encore la рaix. Un qui ne se rende jamais... [23]. C'est la guerre. La guerre ouverte [24. Р. 217]. C'est une femme intelligente, elle a compris comment il fonctionnait et elle le suit partout. Dans l'ombre [25. P. 556]. Bref, elle s'emploie a se rendre indispensable sans paraitre «trop intelligente», parce qu'il n'aime pas 5a. Ni trop collante [24. P. 78]. Je ne suis alle a l'ecole qu'a partir de la sixieme. Et en pension, en plus... Ce fut une annee horrible. La pire de ma vie... Comme si l'on m'avait jete dans le grand bain sans que je sache nager... [26. Р. 200]. Camille eut du mal a descendre les escaliers. Elle etait percluse de courbatures et souffrait d'une migraine epouvantable. Comme si quelqu'un lui avait enfonce un couteau dans l'ml droit et s'amusait a tourner delicate-ment la lame au moindre de ses mouvements [Ibid. Р. 146]. Полагаем, что механизм взаимодействия парцелляции и метафоры целесообразно рассматривать в точке конвергенции, т.е. локально, в месте сосредоточения, но, безусловно, с учетом их участия в построении продукта дискурса - тексте. Для начала обратимся к отрывку из художественного текста -рассказа В. Токаревой «Тайна Земли», в котором дается характеристика одного из центральных персонажей рассказа - Николаева: Эта потребность в подтверждении происходила от неуверенности в себе. При внешнем комплексе превосходства, он все же ощущал комплекс неполноценности. Он себе не доверял. И уверенность Алены была ему просто необходима для удельного веса. Чтобы не всплыть на воде. Чтобы не взлететь от ветра с поверхности земли [27]. Как известно, значения зависят от конкретного контекста, а их интерпретация - от того, как реципиент сможет самостоятельно выстроить метафорические связи между разными сферами знаний непосредственно в дискурсе. В данном контексте в основной части конструкции использована метафорическая номинация «удельный вес», представляющая собой термин и относящаяся к ментальному пространству «Физические величины». Словарное значение: удельный вес - «вес единицы объема вещества» [28]; «(g) - отношение веса тела P к его объему V: у = P/V . У. в. может быть определен и через плотность вещества: у = gp: где g - ускорение свободного падения. У. в. не является однозначной характеристикой вещества, так как зависит от величины g (следовательно, от географической широты места измерений). Единицей измерения У. в. служат Н/м3 (СИ), дин/см3 (СГС); 1 Н/м3 = 0,1 дин/см3 » [29]. Метафорически: «значимость, ценность, влияние кого-либо, чего-либо среди однородных явлений в какой-либо сфере деятельности человека, общества. Удельный вес легкой промышленности в экономике страны. Удельный вес атомных электростанций в энергетике» [30]. При конструировании образа референта основное значение лексемы дефокусируется, в ней кодируются смыслы, выводимые исключительно на основе контекста: «уверенность в себе», «способность твердо стоять на ногах» - это то, что не хватает герою рассказа, работнику Научно-исследовательского института физики Земли. Инферированию этих смыслов способствует предыдущий контекст, где используются прямые антонимические номинации «неуверенность в себе», являющейся причиной «потребности в подтверждении», и «комплекс неполноценности», от которого страдает персонаж и который противопоставляется «комплексу превосходства». Парцеллированные сегменты представляют собой вторичные номинативные комплексы, оформленные в виде синонимических синтаксически параллельных конструкций, намеренно подчеркивающих одну и ту же деталь. Оба комплекса «Чтобы не всплыть на воде» и «Чтобы не взлететь от ветра с поверхности земли» ментального пространства «Физические свойства» приравниваются к одному и тому же метафорическому значению «чтобы не быть слишком легким». Следует отметить, что всплывать на поверхность воды и взлетать от ветра - это физические свойства очень легких предметов. Герой рассказа - физик по профессии - видит мир сквозь призму физики, что обусловливает обращение именно к этому ментальному пространству как источнику метафорической экспансии. Персонажу В. Токаревой важно ощущать уверенность в себе, свою значимость и твердо стоять на ногах, в чем ему существенно помогает его девушка Алена. Ее уверенность в нем представляет собой значимую составляющую в уверенности героя в самом себе. Парцелляция способствует выносу в основной фокус вне-фокусную на вербальном уровне, эксплицитно невыраженную информацию - страх, опасения персонажа, то, чего он хотел бы избежать благодаря Алене. Прием реинтеграции парцеллированных элементов в основу пар-целлемы свидетельствует о том, что в этом случае они попадают в де-фокусированную зону (вторичный фокус): * Он себе не доверял, и уверенность Алены была ему просто необходима для удельного веса, чтобы не всплыть на воде, чтобы не взлететь от ветра с поверхности земли. Очевидно, что в депарцеллятной презентации нейтрализуется са-лиентность (выделенность) элементов, снимается экспрессивность, снижается эмоциональная оценка. Для автора сегменты, которые были вынесены в парцелляты, имеют существенное значение для создания образа референта, в его намерения входит выдвижение данного смысла на первый план, в связи с чем и применяется операция парцелляции. В книге К. Панколь «Желтоглазые крокодилы» главная героиня пытается осмыслить свои неудавшиеся отношения с мужчиной. В качестве источника также используются физические свойств веществ, в данном случае воды: C'est de ma faute aussi. J'ai vide mon creur dans le sien. Jusqu 'a la derniere goutte. Je l'ai rassasie [25. Р. 288]. По данным словаря Larousse, глагол vider имеет следующие значения: Retirer de quelque chose, d'un lieu, d'un contenant tout ce qu'il conti-ent: Vider un tiroir. Faire s'ecouler completement le contenu (liquide, grains, poudre) de quelque chose: Vider la baignoire de son eau. Vider I'eau de la baignoire [31]. С целью экспрессивизации автор размещает значимую часть метафорического комплекса в синтаксическом комплексе, воспользовавшись операцией парцелляции. В основной фокус попадает мера проявления признака - До последней капли, т.е. «полностью, без остатка». Вторичный метафорический комплекс «перелить мое сердце в его до последней капли» - эффективное средство передать в наиболее яркой форме характер концептуализации мира женщиной, потерявшей любовь мужчины. В следующем примере метафорическую проекцию устанавливает женщина, рассказывающая о крокодилах, которых она наблюдала ночью. Героиня описывает их глаза сначала как свет от карманных фонариков на воде (в основной части), а затем как плавающие желтые светлячки (в парцелляте): - La nuit, tu sais, Antoine... Parfois, je me leve pour les regarder et j'aper?ois leurs yeux dans le noir... £a fait comme des lampes de poche sur l'eau. Despetites lucioles jaunes qui flottent... Ils ne dorment jamais? [25. Р. 199]. Обратимся к подробному анализу трансформации образа референта, осуществляемой с помощью метафоры и парцелляции. В отрывке содержатся три кореферентные номинации. Прямая номинация leurs yeux, т.е. les yeux des crocodiles, является прямой и предшествует парцеллированной конструкции. Вторая, уже непрямая, номинация lampes de poche расположена в основе конструкции, и третья, des petites lucioles jaunes, размещена в приоритетной, синтаксически фокусной позиции - в парцелляте. Исходный образ референта подвергается трансформации, в которой участвует общий элемент «свет» ментальных пространств Глаза животного и Источник света. В структуре нового образа референта, конструируемого в основной части парцеллированной конструкции, фокусным становится «точки света». Де-фокусированию, затушевыванию подвергается элемент «глаза». Вынос следующего элемента в парцеллят позволяет произвести перефокусирование; под ним, вслед за М.И. Киосе, понимаем «когнитивный механизм, который реализует операцию замещения одного элемента другим в структуре нового образа референта» [32. С. 183]. Автор «упаковывает» новую концептуальную структуру в «старую оболочку конвенционального слова» (выражение О.И. Ирисхановой) [33. С. 77]. Крокодильи глаза превращаются в желтых светлячков. Задействованы непересекающиеся ментальные пространства. Номинативный комплекс включает как собственно номинативный компонент, так и атрибутивные: «petites» и «jaunes». Структура нового образа референта реструктурализируется за счет нового оценочного концептуального элемента «красивые точки света». Дефокусированным оказывается элемент «насекомое». Показательно, что при конструировании образа референта говорящий прибегает к неожиданному анималистическому контрасту: крокодил - опасное, кровожадное животное, вызывающее жуткий страх у героини, с одной стороны, и светлячок - безобидное, мирное насекомое, ведущее ночной образ жизни и имеющее свойство светиться в темноте, обычно используемое в метафорических построениях с положительной коннотацией (светлячки как маячки и т.д.) - с другой. Однако на этом трансформация не заканчивается. Важно учитывать также еще одно перефокусирование: переход от элемента, относящегося к пространству Электрический источник света к элементу пространства Живой источник света, который попадает в основной фокус в парцелляте. В ходе динамического конструирования образ референта не только уточняется, усложняется, но и приобретает некоторую поэтичность, усиливается его ярко субъективный эмоционально-оценочный характер. Справедливым в связи с этим считаем замечание Т.Г. Поповой и Е.В. Курочкиной о том, что метафорические номинации отражают «индивидуально-творческие особенности в субъективном содержании мира поэтических видений» [34. С. 48]. Не менее эффектно и не менее успешно с коммуникативно-прагматической точки зрения взаимодействие парцелляции и метафоры в газетно-публицистическом дискурсе. Рассмотрим данный тип конвергенции, зафиксированной в статье В. Коклюшкина «Кто бы думал!» [35]. Статья посвящена бедам современного российского общества и полна сарказма. Метафорический лид статьи содержит парцеллированную конструкцию: Птицы улетают, деньги улетают... Казалось бы, со своих мест должны полететь и чиновники. Клином на север. Опорой для метафорического номинативного комплекса, часть которой позже подвергнется парцеллированию, является первое предложение лида, содержащей метафору «деньги улетают», в котором происходит уподобление денег птицам в их способности «улетать», т.е. в данном случае формируется предположительное значение «растрачивать, выводить деньги из государственного бюджета». Источником метафорической экспансии служит ментальное пространство Птицы. Данная орнитологическая метафора воспринимается довольно легко и адекватно в силу своей узнаваемости, относительной стертости, так как птицы - типичный источник зоометафор, используемых в публицистическом дискурсе. Немаловажную роль играют синтаксический параллелизм и повтор глагола «улетают», формирующие конструкцию, облегчающую восприятие метафоры и усиливающую вместе с парцелляцией ее воздействующий потенциал. Во втором предложении лида, основной части парцеллированной конструкции, автором развивается уже сформированная, подготовленная конфигурация ментальных пространств, только птицам здесь уподобляются чиновники, которые должны «полететь со своих мест», т. е. должностей. Причина подобной меры была указана в левом микроконтексте (первое предложение лида) и уже декодирована рецепиентом: это «улетевшие» деньги, под которыми кодировались украденные или растраченные чиновниками бюджетные средства. Интересно, что «улететь», глагол вертикального перемещения, применяемый к существительным «птицы» и «деньги», заменяется в основной части парцеллемы на глагол «полететь», который в сочетании с контекстуальным распространителем «со своих мест» относится уже к глаголам каузации вертикального перемещения вниз, что передает значение «падение с вершин власти» и направлено на дискредитацию референта, обладает выраженной пейоративной окраской. При анализе трансформации образа референта следует также учесть, что в данном случае он концептуализируется в структуре ментального пространства Не-лица (см. типологию имен Т. Гивона, в которой Живое подразделяется на Лица (люди) и Не-лица (животные) [36]). Сближение ментальных пространств Люди и Животные также способствует тому, что в фокус выдвигается элемент оценочного типа, а именно их негативная оценка. Краткий, состоящий всего из двух номинативных компонентов, но яркий метафорический парцеллят Клином на север фокусирует внимание реципиента на характере «полета» чиновников и его направлении, что транслирует отношение автора к сказанному ранее и требует от реципиента вывода инференций, которые на эксплицитном уровне находятся вне фокуса внимания. Парцеллят здесь предстает довольно сложной, комплексной семиотической сущностью, которая вовлекает в построение значения сложные структуры знаний и сложные когнитивные операции. Как отмечает О.К. Ирисханова, для оперирования многоплановыми и поэтапно разворачивающимися конструктами в текущем режиме «требуется механизм сокращения, сведения сложных ментальных образований к простым» [37. С. 154]. Согласно словарям, «клином» называют что-либо, располагающееся в пространстве вытянутым треугольником (см., например, [28]) и часто применяют к способу построения стаи перелетных птиц. На наш взгляд, в данном контексте очень емкая, метафорическая номинация «клином», во-первых, продолжает развивать и усиливать уже заданную в левом микроконтексте орнитологическую метафору, имеющую выраженную пейоративную окраску и, во-вторых, выводит в фокус внимания значения: «один за другим, всей стаей». Другими словами, отвечать за растраты и вывод денег из государственного бюджета должны все «члены стаи», т. е. все чиновники, нарушающие законы. Еще более сложным конструктом и сложным ключом для активации тех структур знаний, которые не выражены эксплицитно, является лексема «север», значение которой в данном контексте основано на ассоциации, связывающей «направление, противоположное югу» [29] - значение, которое в данном контексте дефокусировано, и место нахождения исправительных колоний и лагерей. Такое указание является весьма экономным способом установления метафорических связей и трансляции негативной оценки автором действий чиновников. Парцеллятная аранжировка наводит аттенциальный фокус на внефокусную на вербальном уровне информацию, а именно категоричность, жесткость позиции автора. В парцеллятной позиции эта информация приобретает признак салиентности благодаря своей визуальной очерченности, замкнутости в определенных графических границах. Прием депарцелляции нейтрализует выявленный смысл: * Казалось бы, со своих мест клином на север должны полететь и чиновники. При снятии точки парцелляции и восстановлении порядка слов выравнивается ритмо-мелодический рисунок высказывания, повышается автоматизированное^ восприятия. Фокус при такой подаче смещается и наводится на существительное «чиновники», расположенное в синтаксически фокусной, приоритетной конечной позиции. Как показывает работа с материалом, в публицистическом дискурсе в фокус внимания чаще попадают элементы, представляющие собой объекты сарказма, критики, возмущения, дискредитации, нередко несущие пейоративный заряд. Например, в статье К. Смирнова описывается сложная экономическая ситуация в России, когда рубль резко упал по отношению к доллару. Однако во время торгов на Московской бирже 15 февраля наступило временное улучшение, проявившееся в том, что «рубль развернулся в обратную сторону». Переломить ситуацию смог Центральный банк России: Вчера ЦБ вообще решил ничего не объяснять. Видимо, руководство мегарегулятора сейчас само не видит панацеи от обвала курса. Однако там сдаваться не собираются. Нашли все-таки две микстуры. Горькие и противные. Но в ЦБ надеются на их эффективность [38]. В метафорической номинации «микстуры» кодируется смысл «средства защиты курса рубля», декодирование которого опирается на предыдущий контекст: ЦБ решения проблемы пока не видит, но «там сдаваться не собираются», результатом чего является «нашли все-таки ...». Левый микроконтекст содержит лексему «панацея», значение которого: «панацея, -и, жен. (книжн. ирон.). Средство от всего плохого, от всех бед [первонач. всеисцеляющее лекарство, к-рое пытались изобрести алхимики]. П. от всех зол» [39]. За счет первичного использования номинации «панацея» ускоряется актуализация значения вторичной номинации «микстуры». При конструировании образа референта значение лексемы сужается, фокусируется элемент «средство от падения рубля». Этот элемент поддерживается в тексте словосочетаниями «снижение курса рубля», «план по спасению рубля», «обвал рубля» и др. Далее следуют атрибутивные компоненты «Горькие и противные», которые совместно с вторичной номинацией «микстуры» формируют номинативный комплекс, который и подвергается парцелляции. Парцеллят является как характеризующим, так и несущим негативную оценку. Для формирования образа референта осуществляется сближение ментальных пространств Экономические меры и Лекарства, затем сближение с вложенным пространством последнего Вкусовые свойства лекарств, оба - негативно окрашенные и намеренно подчеркивающие одну и ту же деталь. В основной фокус в парцелляте выводится инфе-рируемый смысл «крайне неприятные». Прием реинтеграции в основу компонента, содержащегося в пар-целляте, позволяет заключить, что в депарцеллятной презентации он попадает в дефокусированную зону (вторичный фокус). Очевидно, для автора эта характеристика имеет важное значение для акцентирования свойств в образе референта, в его намерения входит выдвижение данного смысла на передний план, в связи с чем применяются синтаксические операции дислокации (перемещение компонентов) и парцелляции (их отчленение). Заключение Исследование показало, что фокусы образов референта в тексте трансформируют его структуру, происходит постоянное перефокусирование элементов. Помещение в основной фокус значимых элементов реализуется через лексическое и синтаксическое усиление. Представляя собой эффективное средство синтаксического фокусирования, парцелляция входит в конвергенцию с метафорой - средством аттенциального фокусирования лексико-семантического формата. При их конвергенции происходит сдвиг фокусов, обусловленный стремлением автора достичь максимального эффекта минимальными усилиями. Парцелляция находится с метафорой в отношениях взаимной поддержки. Совместно они регулируют распределение внимания в формате лексемы и предложения, «наводят» аттенциальный фокус на существенные, приоритетные для продуцента элементы, имеющие когнитивно-дискурсивную значимость. Парцелляция способствует выносу на первый план информации, находящейся вне фокуса внимания на вербальном, эксплицитном уровне. Приведенный пример конвергенции парцелляции и метафоры иллюстрирует возможности взаимодействия разных когнитивных механизмов и языковых средств и их роли в реализации авторских интенций в формате художественного и публицистического дискурса.

Ключевые слова

media discourse, literary discourse, cognitive linguistics, metaphorical nomination, focusing, parceling, публицистический дискурс, художественный дискурс, когнитивная лингвистика, фокусирование, метафорическая номинация, парцелляция

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Чудинов Анатолий ПрокопьевичУральский государственный педагогический университет доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой межкультурной коммуникации, риторики и русского языка как иностранногоap_chudinov@mail.ru
Богоявленская Юлия ВалерьевнаУральский государственный педагогический университет доцент, доктор филологических наук, доцент кафедры романских языковjvbog@yandex.ru
Всего: 2

Ссылки

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. URL: http://enc-dic.com/ushakov/Panaceja-44417.htm
Смирнов К. Курс рубля - в Марианскую впадину. Что дальше? // Московский комсомолец. 15.02.2014. URL: http://www.mk.ru/zloba-dnya/article/2014/02/14/985214-kurs-rublya-v-marianskuyu-vpadinu-chto-dalshe.html
Коклюшкин В. Кто бы думал! // АиФ. 08.10.2014. URL: http://www.aif.ru/poli-tics/ opinion/1354182
Givon T. Syntax: An introduction. Amsterdam: John Benjamins Publishing Company, 2001. 500 p.
Ирисханова О.К. Игры фокуса в языке: семантика, синтаксис и прагматика дефокусирования. М. : Языки славянской культуры, 2014. 320 с.
Попова Т.Г., Курочкина Е.В. Метафора как языковой и ментальный механизм в создании образно-эстетической составляющей художественного произведения // Язык и культура. 2015. № 1 (29). C. 45-53.
Ирисханова О.К. Концептуальный анализ и процессы дефокусирования // Концептуальный анализ языка: современные направления исследования : сб. науч. тр. Москва : Ин-т языкознания РАН, Министерство образования и науки РФ ; Тамбов : ТГУ им. Г.Р. Державина, 2007. С. 69-79.
Larousse. Dictionnaire de franjais. URL: http://www.larousse.fr/dictionnaires/ francais/vider/81902?q=vider#80932
Киосе М.И. Техники и параметры непрямого наименования в тексте : дис.. д-ра филол. наук. М., 2015. 434 с.
Словарь многих выражений. 2014. URL: https://all_words.academic.ru/98342
Физическая энциклопедия : в 5 т. / гл. ред. А.М. Прохоров. М. : Сов. энциклопедия, 1988. URL: https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_physics/5001/y,flEmHbm
Энциклопедический словарь. 2009. URL: https://dic.academic.ru/dic.nsf
Токарева В. Тайна Земли. URL: https://profilib.net/chtenie/63760/viktoriya-tokareva-rasskazy-i-povesti-sbornik-60.php
Gavalda A Ensemble c'est tout. Paris : Le dilettante, 2004. 603 p.
Pancol K. Les hommes cruels ne courent pas les rues.. Paris : Editions du Seuil, 1990. 360 p.
Pancol K. Une si belle image. Paris : Editions du Seuil, 1995. 245 p.
Pancol K. Les yeux jaunes des crocodiles. Paris : ALBIN MICHEL, 2006. 661 p.
Кичин В. Осетрина второй свежести // Российская газета. 13.01.2004. URL: https://rg.ru/2004/01/13/teleefir.html
Кудряшов К. Предсмертное покаяние Алексея Германа // АиФ. 06.03.2014. URL: http://www.aif.ru/culture/opinion/1119925
Добров Дм., Виноградов И. Сигаретные магнаты объединяются. Чтобы дать прикурить конкурентам // Коммерсантъ. 19.01.1999. URL: https://www.kommersant.ru/ doc/250934
Понедельник В. Такой парень. был // АиФ. 07.10.2014. URL: http://www.aif.ru/ sport/opinion/1354351
Токарева В. Инструктор по плаванию. URL: https://profilib.net/chtenie/63760/ viktori-ya-tokareva-rasskazy-i-povesti-sbornik-23.php
Токарева В. Система собак. URL: https://profilib.net/chtenie/63760/viktoriya-tokareva-rasskazy-i-povesti-sbornik-126.php
Нелюбина М.С., Богоявленская Ю.В. Абсолютная причастная конструкция и смежные явления во французском языке // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2016. № 3. C. 5-15.
Bogoyavlenskaya Yu. V., Nakhimova E.A., Chudinov A.P. Precedent utterances in the national historical memory: a corpus study // Вопросы когнитивной лингвистики. 2016. № 2. С. 39-48.
Богоявленская Ю.В. Парцелляция как когнитивно-семиотический феномен. Екатеринбург : Урал. гос. пед. ун-т, 2016. 180 с.
Киосе М.И. Техники и параметры непрямого наименования в тексте : автореф. дис.. д-ра филол. наук. М., 2015. 48 с.
Богоявленская Ю.В., Буженинов А.Э. Прецедентное имя «Наполеон» в исторической памяти Франции: опыт корпусного исследования // Политическая лингвистика. 2015. № 2. С. 137-143.
Бурмакова Е.А. Когнитивная природа антропоморфной метафоры в художественном дискурсе // Язык и культура. 2015. № 3 (31). C. 28-36.
Буженинов А.Э. Термины-метафоры в анатомической терминологии французского языка // Педагогическое образование в России. 2015. № 10. С. 124-128.
Плотникова М.В. Метафорическое моделирование концепта «СМЕРТЬ» в Балладе повешенных Ф. Вийона и ее переводах // Сопоставительная лингвистика. 2016. № 5. С. 204-210.
Budaev E. V., Chudinov A.P. Transformations of precedent text: metaphors we live by in academic discourse // Вопросы когнитивной лингвистики. 2017. № 1 (50). С. 60-67.
Meulleman M., Paykin K. Weather verbs sifted through a motion sieve // Сопоставитель ная лингвистика. 2016. № 5. С. 58-67.
Чудинов А.П. Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование полити ческой метафоры (1191-2000 гг.). Екатеринбург : Урал. гос. пед. ун-т, 2001. 238 с.
Литературный энциклопедический словарь / под ред. В.М. Кожевникова, П.А. Ни колаева. М. : Сов. энциклопедия, 1987. URL: https://literary_encyclopedia.aca-demic.ru/6468/Метафора
Литература и язык. Современная иллюстрированная энциклопедия / под ред. проф. А.П. Горкина. М. : Росмэн, 2006. URL: https://dic.academic.ru/dic.nsl/enc_literature/3053/ Метафора
Богоявленская Ю.В. Конвергенция парцелляции и лексического повтора во фран цузских и русских медиатекстах // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2015. № 3. C. 5-15.
Sanford A.J.S., Sanford A.J., Molle J., Emmott C. Shallow processing and attention cap ture in written and spoken discourse // Discourse Processes. 2006. № 2 (42). Р. 109-130.
Ирисханова О.К. Игры фокуса в языке: семантика, синтаксис и прагматика дефокусирования. М. : Языки славянской культуры, 2014. 320 с.
 Взаимодействие парцелляции и метафоры как средств аттенциального фокусирования в художественном и публицистическом дискурсах | Язык и культура. 2018. № 41. DOI:  10.17223/19996195/41/2

Взаимодействие парцелляции и метафоры как средств аттенциального фокусирования в художественном и публицистическом дискурсах | Язык и культура. 2018. № 41. DOI: 10.17223/19996195/41/2