Особенности формирования мультилингвальной образовательной политики в условиях нелингвистического вуза | Язык и культура. 2018. № 42. DOI: 10.17223/19996195/42/10

Особенности формирования мультилингвальной образовательной политики в условиях нелингвистического вуза

Развитие приоритетных направлений науки, техники и технологий в современном обществе характеризуется рядом специфических черт, которые позволяют говорить об уже начавшемся повороте к новому этапу развития науки вообще. Этот этап, получивший название пост-неклассического, вызван острой необходимостью понять сложные экономические процессы, инициированные научно-техническим прогрессом. Центром интегративных методов познания в постнеклассической науке является человек, который на современном этапе развития науки немыслим как изолированная особь. Все более интенсивно развиваются процессы глобализации. Постнеклассическая научная парадигма диктует необходимость коммуникации, сотрудничества и сотворчества специалистов всего мира. В условиях полилингвального и поликультурного общества невозможно представить современного социально, культурно, профессионально и психологически адаптированного всесторонне развитого человека не только без знания иностранного языка, но и умений интегрировать его в структуру своей профессиональной деятельности, эффективно взаимодействовать с представителями международного сообщества, используя в качестве средства коммуникации иностранный язык. Актуальность представленного исследования заключается в том, что рост потребности в специалистах нелингвистических направлений нового поколения обусловил появление различных моделей обучения иностранному языку в высших школах России. Развитию новых концепций обучения иностранным языкам студентов нелингвистических направлений подготовки значительно способствуют идеи, лежащие в основе «Национальной доктрины образования» и «Федерального государственного образовательного стандарта», подчеркивающие значение иноязычного образования как важнейшего фактора формирования нового типа научно-технической деятельности в современном мире. В статье описаны особенности формирования языковой образовательной политики неязыкового вуза в контексте мировой и национальной лингвистической трансформации эпохи тотальной глобализации. Научно-техническое сотрудничество, а также расширение международных контактов в сфере экономики и производства обусловливают потребность в специалистах, владеющих ведущими языками интернационального общения и способных осуществлять профессиональную и деловую иноязычную коммуникацию на нескольких иностранных языках в условиях дальнейшей международной интеграции. Актуальность настоящего исследования определяется необходимостью разрешения ряда объективных противоречий, связанных с потребностью профессионального сообщества в высоко квалифицированных кадрах технического профиля со знанием двух и более иностранных языков и недостаточной разработанностью процессов формирования целенаправленной мультилингвальной политики нелингвистических вузов, а также отсутствием междисциплинарного согласованного взаимодействия между представителями университета. Целью исследования являлись теоретическое и научное обоснование необходимости лингвистического преобразования неязыкового университета, а также разработка ключевых принципов языковой политики в логике концепции мультилингвального обучения и формирования многоязычной личности будущего специалиста. Рассматривая общее состояние мировой лингвистической политики в качестве предпосылки формирования российской языковой политики, отмечается общая тенденция к развитию мультилингвизмав странах ЕС и многоязычия в России. Определяется приоритетное направление, связанное с воспитанием многосторонней мультилингвальной личности гражданина РФ, которое, с одной стороны, строится на принципах патриотизма, любви и уважении к национальному языку и культуре, с другой - на основе толерантности к представителям иносоциумов, признания культурного плюрализма и осознании себя как части многополярного мирового сообщества. Научное обоснование исследования базируется на изысканиях Московской школы управления СКОЛКОВО и Агентства стратегических инициатив, которые определили среди перспективных компетенций в период до 2030 г. мультиязычность и мультикультурность, обеспечивающих успешную профессиональную деятельность специалиста эпохи многоязычия и поликультурности. Выявленные в процессе исследования закономерности легли в основу разработки принципов формирования муль-тилингвальной языковой политики неязыкового вуза как фактора обеспечения качества профессионального образования в логике межкультурного и синергетического научных подходов, а также содержания текущей образовательной политики. В этой связи мультилингвальная образовательная политика рассматривается как целостная система взаимосвязанных и взаимодополняющих компонентов, имеющих стратегический характер и ориентированных на практический результат.

Pecularities of multilingual education policy formation in the context of non-linguistic university.pdf Введение Новые требования к выпускнику нелингвистического вуза в условиях процветающей глобализации и интернационализации профессиональной деятельности, увеличение спроса на многоязычных специалистов объясняются возникшей потребностью в межкультурном общении на производстве и решении мультилингвальных коммуникативных задач в ходе личного, делового и профессионального сотрудничества с представителями стран партнеров. Работники, обладающие сформированной мультилингвальной компетенцией, умеющие интегрировать ее в структуру собственной профессиональной деятельности, востребованы во всех отраслях народного хозяйства. В этой связи воспитание мультилингвальных специалистов технического профиля видится в качестве приоритетного направления высшей школы, которое должно осуществляться с учетом принципов национальной языковой политики, международного опыта и специфики университета. В современных научных исследованиях сложились определенные теоретические предпосылки формирования языковой образовательной политики высшей школы в логике теории системного подхода и новой образовательной среды [1, 2]; теории высшего образования и подготовки специалистов различных профилей [3], а также методики преподавания иностранных языков [4]. Примерами практической разработки данной проблемы являются созданные профессионально ориентированные образовательные программы и спецкурсы по дисциплине «иностранный язык» для специалистов разных профилей [5], а также прикладные исследования, посвященные формированию различных компетенций студентов высшей школы в рамках требований Федерального государственного образовательного стандарта высшего образования [6, 7]. Кроме того, большое теоретическое и практическое значение имеют нормативно-правовые акты, регламентирующие образовательную деятельность и оказывающие влияние на формирование языковой образовательной политики современного университета [8-13]. Несмотря на то что уже определены теоретические предпосылки и существует практический опыт формирования языковой политики в условиях высшей школы, системная работа по формированию мульти-лингвальной политики нелингвистического вуза практически не осуществляется. Содержание данной статьи освещает одну из попыток проанализировать внешние и внутренние социополитические процессы, влияющие на формирование языковой образовательной политики российского вуза, а также разработать методологические основания формирования мультилингвальной политики современного нелингвистического университета. Анализ актуальности и степени разработанности проблемы позволяет заключить, что в педагогической науке и образовательной практике существует ряд противоречий: - между социальным заказом общества на высококвалифицированные кадры технического профиля со знанием двух и более иностранных языков и недостаточной разработанностью процессов формирования целенаправленной мультилингвальной политики неязыковых вузов; - между необходимостью модернизации языкового образования как важнейшей составляющей профессионального образования эпохи глобализации и отсутствием согласованного взаимодействия между лингвистами и специалистами по профессиональному образованию; - между потребностью выпускников в овладении качественными иноязычными навыками, необходимыми для межкультурной профессиональной коммуникации в условиях мировой интеграции, и разногласиями между представителями университета, возникающими вследствие их незаинтересованности в лингвистическом образовании обучающихся; - между наработанным зарубежным и отечественным опытом преподавания иностранных языков и формирования профессионально значимой иноязычной коммуникативной компетенции и недостаточным использованием активных образовательных резервов университета для ее качественного формирования. Выявленные противоречия определили проблему исследования: какова специфика формирования мультилингвальной образовательной политики в условиях современного нелингвистического университета? Теоретическое исследование состояния мировой языковой политики как предпосылка формирования образовательной языковой политики РФ Поскольку целью исследования являлись определение особенностей формирования мультилингвальной образовательной политики и создание алгоритма ее осуществления в условиях неязыкового вуза, то для достижения указанной цели был проведен общий анализ состояния мировой языковой политики, оказывающей непосредственное влияние на развитие отечественной языковой политики, в том числе и в сфере образования. В ходе изучения ряда недавних отечественных и зарубежных работ, посвященных данной проблеме, было установлено, что основной задачей мирового многоязычного социума является построение грамотной языковой политики, нацеленной на сохранение национального языка и культуры и в то же время ориентированной на изучение иностранных языков, необходимых для адаптации в обществе эпохи глобализации. Россия с началом демократических реформ стала активнее внедряться в европейское образовательное пространство через вхождение в планетарную сеть университетов, интернационализацию связей, гармонизацию учебных программ высших учебных заведений, создание предпосылок для взаимного признания документов о высшем образовании, развитие академической мобильности субъектов образовательного процесса. Анализ литературы по национальной языковой политике показывает, что в условиях современных социально-экономических и политических реформ в нашей стране складывается новая языковая ситуация, для которой характерен отказ от односторонней линии развития российской культуры и языка (монолингвизма) и развитие наряду с национально-русским русско-национального многоязычия (полилингвизма), а также ориентация на продвижение би- и мультилингвизма как следствия интеграции в мировое сообщество [14-16]. В этой связи в языковой политике стран ЕС и России наблюдается определенная солидарность, выражаемая в стремлениях к развитию мультилингвизма в странах-членах [17-20] и многоязычия в РФ [5, 15, 16], реализуемых при общем условии сохранения национально-языковой и культурной идентичности в условиях тотальной глобализации. Существенными доводами в пользу развития политики мультилингвизма в России также являются ряд сложившихся социально-экономических и политических закономерностей. Во-первых, это переход к постиндустриальному информационному обществу и усиление интеграции РФ в мировое сообщество, общение внутри которого осуществляется на «доминирующих языках или языках экономической силы» [16, 19] как при личных контактах, так и через многоязычные сети Интернет посредством коммуникационных технологий («гаджетов») в основном иностранного производства. В этом контексте знание иностранных языков для граждан нашей страны приобретает статус закономерной необходимости при межкультурной коммуникации и овладении инновационными техническими средствами международного обмена информацией. Во-вторых, динамичный рост и смена наукоемких технологий, активное внедрение новых информационных технологий в экономическую, социальную, академическую, профессиональную и другие сферы нашей страны ведут к необходимости международного сотрудничества и установления межкультурного диалога с иноязычными представителями стран партнеров [22. С. 98]. В-третьих, языковая глобализация, обеспечивающая общечеловеческую и профессиональную потребность взаимопонимания в мировом масштабе, привела к становлению английского языка как linguafranca [23], обучение которому в качестве основного иностранного языка стало осуществляться на всех уровнях российского образования, что привело к использованию английского языка в качестве базы при обучении другим иностранным языкам [24, 25]. Таким образом, рассматривая национальную языковую политику с позиции реалий третьего тысячелетия, становится очевидно, что ее приоритетным направлением должно стать воспитание многосторонней мультилингвальной личности гражданина РФ, осуществляемое, с одной стороны, на принципах патриотизма, любви и уважении к национальному языку и культуре, с другой - на основе толерантности к представителям иносоциумов, признания культурного плюрализма и осознании себя как части многополярного мирового сообщества эпохи процветающей глобализации, технологизации и цифровизации. Формирование данной категории личности требует выработки соответствующих подходов к системному построению российской образовательной политики в сфере обучения иностранным языкам как на федеральном, так и на региональном, муниципальном уровнях, а также на уровне собственно образовательного учреждения. Эмпирическое исследование детерминант модернизации языковой политики неязыковых вузов России Научное обоснование необходимости модернизации современного языкового образования в пределах российских нелингвистических вузов отражено в изысканиях Московской школы управления СКОЛ-КОВО и Агентства стратегических инициатив, которые провели масштабное исследование «Форсайт Компетенций 2030» [26]. Более 2 000 экспертов из 19 отраслей экономики обсуждали глобальные технологические, социальные и экономические изменения, влияющие на структуру рабочих задач, и строили отраслевые «карты будущего», при помощи которых выявляли спрос на новые компетенции и выстраивали образ востребованных в будущем профессий. Результаты исследования были собраны в «Атлас новых профессий» [26, 27], где среди универсальных надпрофессиональных навыков и умений были выделены системное мышление; навыки межотраслевой коммуникации; умение управлять проектами и процессами; программирование инженерно-технических решений и работа с искусственным интеллектом; многофункциональность и многозадачность; способность к художественному творчеству и развитый эстетический вкус; бережливое производство. Среди наиболее актуальных навыков будущих специалистов были определены такие, как мультиязычность и мультикультурность, интерпретируемые с точки зрения свободного владения английским языком (linguafranca) и знания второго иностранного языка, а также понимания национального и культурного контекста стран партнеров и специфики работы в других странах [26. С. 6]. В этой связи указанные компетенции рассматриваются в качестве ключевых, обеспечивающих успешную профессиональную деятельность специалиста эпохи многоязычия и поликультурности, а миссия высшей неязыковой школы осмысляется в воспитании мультилингвальной личности, обладающей не только набором знаний и умений, но и позитивным отношением к языкам и культурам, многомерным мировоззрением и мироощущением. Однако исследователи не описывают ни алгоритма формирования данных компетенций, ни образовательных условий, в которых университет сможет реализовать указанную выше миссию. Очевидно, что для формирования мультилингвальных навыков обучающихся образовательная политика неязыкового университета должна быть подвергнута трансформации в сторону расширения лингвистической составляющей учебного процесса и формирования актуальной языковой политики, соответствующей требованиям времени, мировым и российским политическим тенденциям и, что особенно важно, потребностям международного профессионального сообщества. Следовательно, современная мультилингвальная образовательная политика университета формируется под воздействием ряда взаимосвязанных процессов, каждый из которых определяет роль последующего (рис. 1). Рис. 1. Взаимосвязь компонентов, формирующих мультилингвальную образовательную политику неязыкового вуза На рис. 1 наглядно показано, что в процессе формирования языковой политики нелингвистического университета тесно переплетаются вопросы политики, педагогики, дидактики и профессионального спроса на многоязычные инженерно-технические кадры, которые в своем альянсе способны решить существующие противоречия и разногласия языкового образования в гуманитарной среде технического вуза, осуществить поиск согласованной позиции в разнообразии мнений и подходов. Принятие определенного языкового решения по внедрению мультилингвальной политики возможно лишь в условиях обсуждения и отбора приоритетов в деятельности университета, осуществляемых с учетом всех вышеупомянутых компонентов, а также на основе генерации и эффективной реализации методологических принципов. Алгоритм формирования современной языковой политики нелингвистического вуза: разработка методологических принципов Языковая политика основывается на политических решениях, внедряемых в практику образовательного процесса, которые могут иметь реализацию или не находить воплощения. В контексте современности она должна быть приближена к учебно-воспитательному процессу, ориентированному на популяризацию многоязычия, культурного многообразия, межкультурного сотрудничества, что, в целом, должно определять качество профессиональной подготовки будущих специалистов [28, 29]. Образовательная политика университета не может базироваться на жесткой системе действий, а должна опираться на различные мнения, иметь коллективную договоренность, в которой принимаются во внимание интересы представителей разных сторон учебно-образовательного процесса. Важным вопросом также становятся формулировка цели языковой политики, ориентация на результат и поиск эффективных форм деятельности [30-32], которые позволят экономить средства, учебное время и ресурсы. В России не существует определенной традиции формирования языковой политики лингвистических и технических университетов. Однако явление языковой политики можно наблюдать во всех видах деятельности вуза, начиная с научной, образовательной, учебно-методической и заканчивая воспитательной, мотивационной, инновационной и др. Формирование языковой политики нелингвистического университета представляет собой сложную процедуру по осмыслению и согласованию вопросов качества лингвистического образования будущих специалистов, а также анализа субъективных лингвистических предпочтений обучающихся и языковых возможностей вуза. Таким образом, в основе создания алгоритма формирования мультилингвальной политики лежит разработанный комплекс базовых принципов, позволяющих добиться повышения качества лингвистического образования в неязыковом вузе и воспитать личность будущего специалиста в условиях искусственно созданной мультилингвальной образовательной среды. В логике нашего исследования одним из ключевых является принцип корреляции процесса формирования языковой политики вуза с процессом его модернизации и развития в рамках соответствия целям языковой политики государства и принятым государственным документам, регламентирующим образовательную деятельность. Взаимосвязь этих величин ведет к гармоничному совокупному процессу обеспечения качества профессиональной подготовки будущих специалистов и требует анализа основных мировых и национальных тенденций развития высшей школы, региональных событий, влияющих на развитие локальных вузов, а также актуальных направлений развития, принятых в качестве приоритетных внутри самого университета. В этой связи алгоритм формирования мультилингвальной образовательной политики внутри неязыкового университета (рис. 2) осмысляется нами как последовательная логическая структура, каждый шаг которой предусматривает соблюдение определенных действий: а) обозначение целей, определение задач; б) анализ внешних, внутренних, объективных и субъективных предпосылок формирования мультилингвальной политики в условиях неязыкового вуза; в) теоретическое, практическое и научное обоснование необходимости формирования мультилингвальной политики неязыкового вуза; г) анализ содержания существующей языковой политики вуза и текущего состояния системы внутривузовского лингвистического обучения; д) поиск и выявление принципов формирования мультилингвальной политики в контексте неязыкового вуза ШАГ I: ПОДГОТОВКА а) уточнение мнений и позиций представителей университета; б) согласование совместной кооперации и принятие возможных мер; в) разработка системы педагогических и дидактических действий (программ); г) организация мероприятий между заинтересованными сторонами и координация совместной междисциплинарной деятельности; д) контроль достижения цели и реализации задач ШАГ II: УПРАВЛЕНИЕ а) проверка договоренностей о конкретных формах деятельности; ШАГ III: РАТИФИКАЦИЯ б) итоговая корректировка; в) разрешение противоречий; г) утверждение Рис. 2. Алгоритм формирования мультилингвальной образовательной политики Принцип учета языковых способностей обучающихся в неязыковом университете также рассматривается в качестве базового при формировании мультилингвальной образовательной политики, поскольку предполагается, что лингвистическая деятельность в данном направлении будет ориентирована на развитие навыков межкультурной профессиональной коммуникации. Следовательно, при поступлении в высшую школу студенты должны обладать определенным набором лингвистических умений и навыков соответствующего уровня. В первую очередь речь идет об устойчивых знаниях русского языка и культуры, а также базовых знаниях основного иностранного языка и правил межличностной коммуникации, поскольку они играют важную роль в логике дальнейшего освоения иностранных языков и эволюции личности от моно-лингвальной к би- и мультилингвальной. Принцип сопоставления языков и культур определяется в качестве ведущего при формировании мультилингвальной политики неязыкового вуза, поскольку нахождение «общего» и «специфичного», «своего» и «чужого», а также «чужого в своем» рассматривается как руководство для научной и образовательной деятельности преподавателей-лингвистов в обучении будущих специалистов. Это означает, что в дидактической подсистеме языкового образования неязыкового вуза содержание дисциплины «иностранный язык» предполагает построение такой модели обучения, при которой предусматривается соизучение культур и языков разных стран, сравнение лингвокультур и форм межкультурного делового и профессионального общения, углубление понимания собственной культуры и роли национального языка. Для этих целей необходимо использовать мультилингвальные учебники и учебно-методические пособия, осуществлять особый отбор актуальных учебных материалов из ресурсов Интернет и СМИ, а также привлекать представителей иноязычных культур и специалистов по межкультурной коммуникации. В качестве дополнительных источников лингвокультурологиче-ских знаний могут служить видеофильмы о культуре стран изучаемых языков, видеокурсы по отдельным аспектам изучения языка, компьютерные обучающие программы и цифровые лингвистические игры. Кроме того, приветствуются интеграционные курсы, предлагаемые как на русском, так и на иностранных языках, а также разнообразные лингвистические тренинги одного, двух или нескольких иностранных языков. В ходе данных мероприятий формируется мультилингвальная профессиональная компетенция, представляющая собой тандем профессиональной полифонии и языкового плюрализма. Принцип междисциплинарной интеграции понимается в логике необходимости реализации частных задач каждого учебного предмета и выполнения социального заказа общества на формирование всесторонне развитой профессионально грамотной многоязычной личности будущего специалиста. Для осуществления междисциплинарной интеграции лингвистической и технической составляющих требуются согласованные действия преподавателей профильных и непрофильных дисциплин неязыкового вуза, а также межкафедральная и межфакультетская кооперация. Одним из средств междисциплинарной интеграции является включение лингвокультурологической и общестрановедческой информации в учебные материалы ряда технических дисциплин, таких как «физика», «химия», «компьютерные технологии», «история и методология науки и производства», «современные проблемы науки и практики», а также в рамках смежных гуманитарных наук: «педагогика высшей школы», «история», «русский язык», «философия», «культурология» и др. Указанные сведения можно включать в связи с упоминанием ученых и их изобретений; при обсуждении российских и международных проектов, технологических и цифровых разработок, инженерно-технических инноваций; в рамках дискуссий о будущей профессии и состоянии отечественного и зарубежного производства; при анализе научной, культурной и общественной жизни России и дружественных стран с акцентированием внимания на роли языков и межкультурной коммуникации народов, а также на проблемах профессиональной коммуникации с представителями стран-партнеров. Опыт обучения иностранным языкам в стенах многопрофильного технического университета свидетельствует о том, что междисциплинарная интеграция на основе иностранных языков способствует повышению интереса к гуманитарным наукам и увеличению мотивации к изучению точных наук. Данный факт подтверждается при выполнении студентами технических направлений обучения научно-исследовательских, творческих и прочих заданий с применением иноязычных знаний: презентаций, докладов, сообщений, а также проведения защит итоговых квалификационных работ на иностранном языке. Принцип генерации мультилингвальной среды в условиях неязыкового вуза основывается на идее о том, что создание позитивного многоязычного образовательного пространства способствует эффективному формированию мультилингвальной личности будущего специалиста как цели современной языковой политики высшей школы. Атмосфера муль-тилингвальности достигается посредством организации регулярных иноязычных мероприятий: викторин, конкурсов, олимпиад, дискуссий, круглых столов, конференций и форумов при участии носителей различных языков и культур, представителями которых являются, в том числе, иностранные студенты университетов России. Воспитываемый в отечественных вузах «экспортный потенциал» может обеспечить практикой мультилингвального общения русскоязычных обучающихся путем вовлечения иноязычного контингента студентов в межкультурный диалог, организованный в рамках вышеупомянутых и других внутривузовских, межвузовских, межрегиональных и международных событий. Заключение Таким образом, в ходе нашего исследования было выявлено, что специфика формирования языковой политики нелингвистического вуза основана на взаимосвязанных операциях законодательного, организационного и образовательного характера. Мультилингвальная политика технического университета должна соответствовать направлению государственной языковой политики РФ, поддерживаться руководством и профессорско-преподавательским составом вуза, реализовываться на междисциплинарном уровне и подкрепляться соответствующими локальными документами. На организационном уровне мультилингвальная политика должна базироваться на гибком алгоритме последовательных действий, способствующих гармонизации гуманитарной и технической составляющих образовательного процесса нелингвистического вуза, обеспечивающих эффективную подготовку высококвалифицированных инженерных кадров. На собственно образовательном уровне мультилингвальная политика должна представлять собой систему ключевых принципов, нацеленных на развитие иноязычных коммуникативных умений и навыков, и сосредоточиться на создании особой мультилингвальной среды, благоприятствующей развитию многоязычия и поликультурности будущих специалистов, чья профессиональная деятельность связана с работой в условиях производственного мультилингвизма. В последние годы заметно возрос исследовательский интерес к обсуждаемым в статье проблемам в связи с модернизацией высшей неязыковой школы, усилением внимания к общегуманитарной и лингвистической составляющим технических вузов России. Проведенное нами исследование позволяет дополнить недостающее звено в систему языковой политики нелингвистического вуза и убеждает в необходимости интродукции упорядоченных действий в образовательный процесс данной категории вузов, организованного на основе предлагаемых нами методологических установок по формированию мультилингваль-ной образовательной политики. Выдвигаемые нами принципы видятся в качестве ключевых, но не ограничиваются представленными в исследовании примерами. Разработанные принципы могут быть дополнены как в количественном, так и в содержательном аспектах и актуализированы в логике дальнейшего продвижения языков и культур, формирования функционального мультилингвизма и воспитания новой языковой личности будущего специалиста-мультилингва в условиях нелингвистического вуза.

Ключевые слова

non-linguistic university, multilingualism, polyculturalism, multilingual educational policy, educational policy, language policy, нелигвистический университет, поликультурность, многоязычие, мультилингвальная образовательная политика, образовательная политика, языковая политика

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Прохорова Анна АлександровнаИвановский государственный энергетический университет имени В.И. Ленинакандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языковprohanna@yandex.ru
Жигалев Борис АндреевичНижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбовадоктор педагогических наук, профессор, ректорzhigalev@lunn.ru
Безукладников Константин Эдуардович Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет доктор педагогических наук, профессор, заведующий кафедрой методики преподавания иностранных языковKonstantin.bezukladnikov@gmail.com
Крузе Борис Александрович Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет доктор педагогических наук, профессор кафедры методики преподавания иностранных языковbkruze@gmail.com
Всего: 4

Ссылки

Безукладников К.Э., Назарова А. В. Обучение иноязычной монологической речи на интегративной основе // Язык и культура. 2017. № 39. C. 135-153.
Жигалев Б. А., Безукладников К.Э., Крузе Б. А. Технологии критериального оценивания и рефлексии как способ повышения мотивации при овладении иностранным языком в школе и вузе // Язык и культура. 2017. № 37. C. 153-165.
Гураль С.К., Терешкова Н.С. Обучение техническому переводу студентов-лингвистов китайского отделения посредством мультимедийной проектной деятельности // Язык и культура. 2016. № 1 (33). C. 129-136.
Гураль С.К., Шильнов А.Г. Обучение иноязычному дискурсу посредством интеллектуальной игры JEOPARDY! // Язык и культура. 2016. № 1 (33). C. 137-147.
Викулина М.А, Обдалова О.А. Технологии как способ реализации целей иноязычного образования в высшей школе // Язык и культура. 2017. № 38. C. 171-189.
Ананьева Т. Десять компетенций, которые будут востребованы в 2020 году. URL: http://www.kakdelat.ru/about/life.php?ID=20279 (дата обращения: 6.02.2018).
Атлас новых профессий. Агентство стратегических инициатив, Московская школа управления СКОЛКОВО. М., 2014. 168 с. URL: http://www.skolkovo.ru/public/ me-dia/documents/research/sedec/SKOLKO VO_SEDeC_Atlas.pdf (дата обращения: 17.03.2018).
Прохорова А.А Учебный мультилингвизм: стратегия будущего // Вестник Костромского государственного университета. Сер. Педагогика. Психология. Социокинетика. 2017. № 3. С. 131-134.
Барышников Н.В., Бодоньи М.А Английский язык как доминантный в обучении многоязычию // Иностранные языки в школе. 2007. № 5. С. 29-33.
Crystal D. English as a global language (2nd ed.). UK : Cambridge University Press, 2003. Р. 72-122.
High level group of multilingualism. Commission of the European Communities: Final Report. 2007.
Сазонова З. С. Современные вызовы инженерному образованию и поиск адекватных ответов на них // Известия БГАРФ. 2013. № 3 (25). С. 97-106.
Ammon U. World languages: Trends and Futures // The Handbook of Language and Glob alization / ed. by N. Coupland. Blackwell Publishing Ltd., 2010. P. 101-122.
A Common European Framework of Reference for Languages Learning, Teaching, Assessment. 2003. URL: eur-op.eu.int (дата обращения: 11.03.2018).
Пелагеша Н.Э. Языковая политика ЕС: язык родной и два иностранных // Зеркало недели. 2008. № 25. URL: http://gazeta.zn.ua/EDUCATION/yazyk_rodnoy_i_ dva_inostrannyh.html (дата обращения: 15.04.2018).
Смирнова Т.П. Современная языковая политика Европейского Союза и Российской Федерации: сравнительный анализ // Политическая лингвистика. 2013. № 3 (45). С. 183-186.
Селиверстова О.А Языковая политика как инструмент реализации «мягкой силы» в политическом дискурсе XXI века: на материале российских, американских и китайских СМИ : автореф. дис.. канд. филол. наук. Великий Новгород, 2017. 21 с.
Алпатов В.М. Языковая политика в России и мире // Языковая политика и языковые конфликты в современном мире. М., 2014. С. 11-24.
Казарян А.Н. Государственная языковая политика в современной России как основа сохранения национальной идентичности в контексте мировых глобализационных процессов : автореф. дис.. канд. полит. наук. Ростов н/Д, 2013. 22 с.
Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ (ред. от 02.03.2016 г.). URL: https://duma.consultant.ru/ page.aspx?1646176 (дата обращения: 12.03.2018).
Указ Президента Российской Федерации (от 7 мая 2012 г. № 599) «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки». URL: http://legalacts.ru/doc/ukaz-prezidenta-rf-ot-07052012-n-599/ (дата обращения: 14.04.2018).
Национальная доктрина образования в Российской Федерации. URL: http://www.karavella.nios.ru/DswMedia/nacional-nayadoktrinaobrazovaniyavrf.pdf (дата обращения: 15.04.2018).
Указ Президента РФ от 19 декабря 2012 г. № 1666 «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года». URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70184810/ (дата обращения: 12.03.2018).
Заявка Российской Федерации на присоединение к Болонскому процессу. URL: http://www.bologna.ntf.ru/DswMedia/nr2004-2005 rus.pdf (дата обращения: 15.04.2018).
Концепция модернизации российского образования на период до 2020 года (Одобрена Правительством РФ 29 декабря 2001) // Вестник образования. 2002. № 6. С. 11-41.
Тарева Е.Г. Система культуросообразных подходов к обучению иностранному языку // Язык и культура. 2017. № 40. C. 302-320.
Алмазова Н.И., Баранова Т.А., Халяпина Л.П. Педагогические подходы и модели интегрированного обучения иностранным языкам и профессиональным дисциплинам в зарубежной и российской лингводидактике // Язык и культура. 2017. № 39. C. 116-134.
Безукладников К.Э., Новоселов М.Н., Крузе Б.А. Особенности формирования иноязычной профессиональной коммуникативной компетенции будущего учителя иностранного языка // Язык и культура. 2017. № 38. С. 152-170.
Дружинина М.В. От языковой политики к качеству образования. Архангельск, 2004.
Обдалова О. А, Минакова Л.Ю., Соболева А.В. Дискурс как единица коммуникативного и речемыслительного процесса в коммуникации представителей разных лингвокультур // Язык и культура. 2017. № 37. C. 205-228. DOI: 10.17223/19996195/37/14
Корнеева М.А., Гураль С.К. Обучение профессиональному иноязычному дискурсу студентов физико-технического факультета Томского государственного университета направления «Прикладная механика» с использованием кейс-стади метода (case study method) // Язык и культура. 2017. № 37. C. 166-184. DOI: 10.17223/19996195/37/12
Гураль С.К., Корнеева М.А К вопросу об организационно-методических условиях обучения английскому языку студентов направления «Прикладная механика» // Язык и культура. 2017. № 39. C. 180-186.
 Особенности формирования мультилингвальной образовательной политики в условиях нелингвистического вуза | Язык и культура. 2018. № 42. DOI:  10.17223/19996195/42/10

Особенности формирования мультилингвальной образовательной политики в условиях нелингвистического вуза | Язык и культура. 2018. № 42. DOI: 10.17223/19996195/42/10