Трудности медицинского перевода и способы их преодоления при обучении студентов неязыковых вузов | Язык и культура. 2018. № 43. DOI: 10.17223/19996195/43/18

Трудности медицинского перевода и способы их преодоления при обучении студентов неязыковых вузов

Статья посвящена вопросам изучения перевода, «сущности» перевода. С точки зрения коммуникативной теории определяются основные функции перевода и критерии его качества. На основе их анализа формулируются требования, предъявляемые к качественному переводу. В работе говорится о возникающих проблемах при переводе текста с одного языка на другой, которыми занимались как отечественные лингвисты, так и зарубежные; излагаются цели и задачи медицинского перевода; анализируются специфика, общие и частные проблемы перевода медицинских текстов при обучении студентов неязыковых вузов. Описаны основные сложности и особенности перевода научнотехнических текстов на грамматическом, синтаксическом и лексическом уровнях. Проанализировав в основной части возможные подходы к решению поставленных задач, а именно способы достижения адекватного и точного перевода медицинских текстов: терминов, аббревиатур, способы передачи иностранных сокращений на русском языке, были выявлены и систематизированы все возможные варианты перевода. Следует отметить, что авторы уделяют внимание специфике специализации в обучении иностранному языку в медицинском вузе. Большое значение для специализации обучения иностранным языкам имеют специальные тексты. Чтение научного иноязычного текста является стабильным фактором повышения мотивации изучения иностранного языка, поэтому в профессиональной подготовке современного специалиста-медика большую роль следует отводить обучению профессиональному переводу. В работе излагаются требования к использованию медицинских терминов и медицинский лексикон, включая употребляемые в научной медицине термины других наук (биологии, химии, физики, микробиологии, радиологии, генетики, антропологии, психологии, кибернетики и др.), которые составляют несколько сот тысяч слов и словосочетаний. Также рассматриваются лексико-грамматические особенности перевода медицинских текстов, подчеркивается необходимость обучения профессионально ориентированному медицинскому переводу, выделяются и описываются характерные особенности перевода медицинских рукописных документов. Для корректного и полного перевода научно-технических текстов и документации прежде всего необходимо правильно понять и перевести связанные между собой смысловые группы слов, составляющие мысль отрезка информации. Грамотный перевод данного слоя лексики и подбор необходимых эквивалентов обеспечиваются также использованием профильных словарей и справочников. Особое внимание в статье занимают межъязыковые омонимы, или «ложные друзья переводчика». К обсуждению также предлагается возможность получения дополнительного лингвистического образования по программе «Переводчик в сфере профессиональной коммуникации» в Центре изучения иностранных языков при Сеченовском университете. Задачей Центра является оказание содействия медицинским и фармацевтическим вузам в подготовке современных квалифицированных специалистов, а также в повышении квалификации молодых ученых, профессорско-преподавательского состава и врачей-практиков в области владения иностранными языками. В заключении статьи представлены современные требования, предъявляемые к специалистам различных областей знания, предполагающие глубокое знание терминологии будущей специальности. Для медицины это особенно актуально, кроме того, эти знания помогают глубже усваивать специальную литературу и развивать профессиональную эрудицию. Настоящая работа может представлять интерес для студентов медицинских образовательных учреждений, медработников и специалистов в области здравоохранения, для практикующих переводчиков.

The problems of medical translation and the ways of overcoming difficulties in non-linguistic universities.pdf Введение Мировые глобализационные процессы ставят перед человеком новые проблемы и задачи, требуют дальнейшего развития профессиональных знаний и умений. В современном мире осуществляются активное сотрудничество и международный обмен опытом в сфере медицины и здравоохранения. В связи с этим актуальное значение приобретает выполнение качественного перевода медицинской документации. Перевод - это сложный и многогранный вид человеческой деятельности. Основное требование к переводу - точность и полнота. Ни одна мысль автора не должна быть пропущена или искажена. В зависимости от типа перевода, последствия изменения смысла первоисточника могут быть различными, вплоть до причинения вреда человеку, если речь идет, например, о переводе в медицине. Современная теория перевода не выработала еще единого определения перевода как языковой деятельности. Одним из определений перевода является следующее. «Перевод - это полноценная передача средствами одного языка сообщения, сформулированного на другом языке» [1. C. 237-256]. Теоретические работы по переводу по-разному подходят к толкованию «полноценности» передачи информации. По заключению экспертов, полноценный перевод медицинского текста обладает совершенно иными признаками, чем полноценный перевод публицистического текста. «Полноценность» является не столько лингвистическим, сколько экстралингвистическим, прагматическим свойством перевода, так как она обеспечивается лишь при учете таких факторов, как реальная ситуация общения, степень социально-культурной общности адресатов оригинала и адресатов перевода, коммуникативная установка автора оригинала и ее релевантность для перевода. Мировые глобальные процессы ставят перед медициной XXI в. новые задачи, решение которых требует развития профессиональных навыков и умений, что невозможно без тесного сотрудничества и обмена опытом на международном уровне. Основными целями обучения иностранному языку в медицинском вузе являются обучение профессионально ориентированному чтению, формирование умения извлекать необходимую информацию из научного текста в зависимости от коммуникативной задачи специалиста, а также вести беседу на специализированные темы. Выработка умения чтения и понимания оригинальной литературы по специальности диктуется необходимостью получения информации из иностранных источников и отражена в программах по иностранным языкам. Знание иностранных языков, в том числе медицинского английского, помогает врачам быть всегда в курсе событий в сфере медицины, знакомиться с современной литературой на английском языке, участвовать в конференциях по актуальным тематикам. Это позволяет сотрудничать с зарубежными коллегами, участвовать в различных клинических исследованиях. Основу медицинского языка составляет терминология, описывающая состояние организма, лекарственные препараты и их воздействие на человека, технологии, используемые при лечении, и многое другое, что фиксируется в специальных публикациях, содержание которых связано со здоровьем людей. Подобные тексты, нуждающиеся в переводе, могут быть любого уровня: выписка из истории болезни, протоколы диагностических исследований и проведенных операций, результаты лабораторных тестов, информация для пациентов и / или врачей, инструкции по применению лекарственных средств, рекомендации по лечению и т.д. Обучение иностранному языку в медицинском вузе имеет ряд особенностей. Если в технических вузах профессиональная направленность изучаемого языкового материала базируется на знаниях естественнонаучных предметов средней школы, то в медицинском вузе начинают изучать профессионально ориентированный материал на иностранном языке еще на доклиническом курсе. Трудность усвоения учебного материала обусловливается тем, что студенты вынуждены работать с понятиями, которые даже на родном языке не представляются вполне ясными. Поэтому спецификой обучения в медицинском вузе являются четкая направленность и предметность. Студенты овладевают языком прежде всего как средством для получения дополнительной информации по своей специальности. Перевод текстов медицинской тематики - один из самых сложных видов перевода, требующий от переводчика не только отличного знания языка, но и понимания медицинских процессов. В процессе перевода студент-медик сталкивается с рядом трудностей: - не всегда точное и грамотное применение соответствующей медицинской терминологии; - проблема «ложных друзей переводчика»; - неправильное построение фразы и всего предложения в целом; - ошибки в переводе аббревиатур в медицине. Методология Ведущее место в современном переводоведении принадлежит лингвистике перевода, изучающей переводоведение как лингвистическое явление. Как и всякая научная дисциплина, современное переводоведение создавалось усилиями ученых многих стран. Немалая заслуга в этой области принадлежит отечественной науке [2-6]. Много ценных результатов получено учеными США, Великобритании, Канады, Франции [7-12]. Медицинский перевод, перевод текстов медицинской и фармацевтической тематики - это узкоспециализированный вид перевода, для выполнения которого требуется переводчик, владеющий не только соответствующим иностранным языком, но и специальной терминологией переводимого текста. Характерными чертами современной медицины являются рост количества узких специальностей, появление новых возможностей лечения и разработка специализированного оборудования и материалов. Соответственно, возрастают требования к квалификации переводчика. За последние два десятилетия наиболее подробно были исследованы вопросы перевода медицинских текстов в языковых комбинациях, где одним из языков является английский. Переводоведы выделяют несколько основных проблем перевода медицинских текстов. Так, квебекский лингвист М. Руло [13. P. 143-152] на материале английского и французского языков выделяет шесть основных проблем: 1) особенности узуса, включая метонимическое употребление терминов и предпочтительное употребление определенных частей речи; 2) изменчивость терминологии; 3) терминологическая синонимия; 4) проблемы перевода эпонимов; 5) несовпадение аффиксов в словах общего происхождения (англ. dental - фр. dentaire, англ. aortal - франц. aortique); 6) недостаточно высокое качество специализированных дву- и многоязычных словарей. Н. Раск [14. P. 16-17] на материале шведско-английских переводов выделяет следующие проблемы: 1) недостаточная стандартизация терминологии; 2) допустимость применения англицизмов в переводном тексте; 3) затруднения в переводе эпонимов; 4) различия в организации системы здравоохранения в различных странах. Х. Ли-Янке предлагает классификацию трудностей медицинского перевода, применимую к любым парам языков: 1) терминологические проблемы; 2) трудности перевода сокращений; 3) трудности перевода эпонимов; 4) допустимость применения англицизмов; 5) особенности сочетаемости языковых единиц и структуры текста [15. P. 145-153]. По классификации медицинского перевода медицинский перевод, как и любой другой, разделяется на письменный и устный [16. С. 7-8]. Устный перевод представлен профессиональным, полупрофессиональным и наивным языками общения, для чего важны характер ситуации, специальное образование участников коммуникации и владение терминологией. Для профессионального уровня присуще употребление определенных лексических единиц и синтаксических конструкций, характерных и для письменного медицинского перевода. Это язык конференций, консилиумов, презентаций, докладов и т. д. На полупрофессиональном уровне (общения врача с пациентом) эффективность коммуникации снижена тем, что один из ее участников к медицине не относится, и, соответственно, устанавливаются барьеры для общения, среди которых: семантический коммуникативный, психологический, культурный, стилистический. Письменный перевод подразделяется на перевод медицинской документации, такой как история болезни, медицинская справка, рецепт, амбулаторная карта, направление и т.д., и перевод научных исследований, т. е. таких документов, как статьи, рецензии, описания исследований, случаев из практики в специализированной литературе, отчеты, учебные пособия и т. д. Исследование Рассмотрим указанные проблемы на материале русского, английского и французского языков. Медицинский перевод характеризуется такими особенностями, как синонимия терминов, специализированная медицинская терминология (в том числе и международная), медицинские аббревиатуры и сокращения. Издавна трактаты по медицине писались на латинском и греческом языках, поэтому в медицинский обиход было введено много латинских и греческих терминов и понятий. Греко-латинская терминология используется и в современном медицинском языке. Знание значений корней греческого и латинского происхождения дает возможность понять значение данных слов, а также раскрыть мотивацию их заимствования. Приведем некоторые латинские и греческие корни в современных английских словах. Приставка “hyper-”, “hypo-” употребляется для обозначения «-под», «что-то чрезмерного или недостаточного». Так, например, когда мы слышим выражение “hypodermic injection'”, мы легко можем понять значение словосочетания, так как приставка “hypo-” означает «-поД», слово “dermis”” (от лат.) означает «кожа», соответственно, “hypodermic injection”” - «поДкожная инъекция». С некоторыми примерами можно ознакомиться в предлагаемой таблице [17. P. 127]. В клинической терминологии суффиксы приобретают большую смысловую значимость, чем в общелитературном языке, некоторые из них получают терминологическое значение. Среди распространенных суффиксов клинической терминологии выделяют суффиксы греческого происхождения -genous, -itis, -orna, -osis, -is. Например, “cellulitis / celiulite”” - «флегмона», “peritonitis, itidis f - “fibromai / fibrome”” -«фиброма», “-osis” - “necrosis” - некроз, омертвение тканей [18. C. 53-57]. Во французском языке для создания термина “peritonitis, itidis (f/ж.р.)” французский врач Франсуа Соваж (середина XVIII в.) впервые использует суффикс -itis, -itidis (f/ж.р.). С тех пор суффикс стал самым продуктивным в клинической терминологии и образовал микросистему наименований воспалительных заболеваний. Если воспалением поражена покровная оболочка органа, к клиническому термину добавляется приставка “peri-”” - “perimetritis””, “-itidis”” f - «воспаление брюшины, покрывающей матку»; если клетчатка вокруг органа -приставка “para” - “parametritis”, “-itidis ” f - «воспаление клетчатки около матки»; если внутренняя оболочка органа - приставка “endo-” -“endometritis”, “-itidis” f - «воспаление слизистой оболочки матки». Суффикс “-osis”” имеет общее значение «патологический процесс, заболевание невоспалительного характера»: “nephrosis, is (f/ж.р.)” - «Дегенеративное заболевание почечных канальцев»; “arteriosclerosis, is” (f/ж.р.) - «склероз артериальных сосуДов» [19]. Помимо этого, в медицинских документах встречается неразборчивый рукописный текст (неразборчивый почерк медицинского персонала). При этом одни и те же понятия имеют разные названия в зависимости от языка и региона. Например, такой термин, как «анализ крови» можно перевести на английский язык несколькими способами: "blood test” и ''blood analysis”, хотя британские и американские врачи употребляют специальный термин "complete blood count” (CBC), о чем не сказано ни в одном словаре. Современная медицинская терминология - одна из самых обширных и сложных в понятийном, содержательном отношении систем терминов. Медицинский лексикон, включая употребляемые в научной медицине термины других наук (биологии, химии, физики, микробиологии, радиологии, генетики, антропологии, психологии, кибернетики и др.), составляет несколько сот тысяч слов и словосочетаний. В их число входят весьма многочисленные синонимы, составляющие в некоторых областях медицины 40% терминологического фонда. Проблема синонимии в медицинской терминологии, как следует из переводоведческих исследований, характерна для большинства языков. Медицина является незамкнутой и развивающейся системой, для которой характерно усовершенствование терминологического аппарата. Следует отметить, что проблема синонимии главным образом проявляется в области клинической медицины, в меньшей степени относится к анатомической терминологии. Это можно объяснить интенсивным развитием информационных технологий и их внедрением в клиническую практику и научно-исследовательскую работу. Классификация синонимов является предметом исследования длительного периода времени. Например, академик Г.Н. Бабич выделяет три типа синонимов: идеографические - слова обозначают одно понятие, но отличаются в оттенках значений, например "doctor -physician - medical practitioner”, стилистические - слова имеют отличные стилистические характеристики, например, “lazy eye - amblyopia”, абсолютные - слова совпадают во всех оттенках значений и стилистических характеристиках, например “to abduce - to abduct, sternum -breastbone” [20. С. 81]. Следующие примеры можно считать абсолютными синонимами, представленными сокращенной и полной формами: “antiseptic devices” -“antiseptics”, “antibiotic remedies” - “antibiotics”, “contraceptive devices” -“contraceptives”, “deoxyribonucleic acid” - “DNA”, “ribonucleic acid” -“RNA”, “electrocardiogram” - “EKG”. Данные сокращения являются общеизвестными интернациональными выражениями. Синонимию терминов терминоведы считают крайне нежелательным явлением, ставящим под вопрос саму терминологичность данных единиц [21. С. 36]: фр. “tonsillite” - “amygdalite”, “thrombocyte” -“plaquette”, “erythrocyte” - “he matie” - “globule rouge”, рус. «верхнечелюстная пазуха» - «гайморова пазуха» - «гайморова полость» - «верхнечелюстной синус». Следующей особенностью медицинского перевода является употребление аббревиатур и сокращений. Значимую часть медицинской терминологии составляют эпонимы, акронимы. Аббревиатуры и сокращения обнаруживают целый ряд грамматических особенностей в связи с особенной склонностью английского языка к компрессии, экономии языковых средств, упрощению грамматических конструкций. С одной стороны, это бесконечные возможности для создания все новых аббревиатур, их скорейшей адаптации в системе английского языка, с другой стороны, это определенные сложности, связанные с противоречиями в данной системе, с ее несовершенством. Прежде всего, это проблемы перевода аббревиатур. Точность и однозначность аббревиатуры важны в любой области науки, но в медицине данная проблема представляется жизненно важной, ибо, к сожалению, часты случаи нанесения вреда пациенту, вплоть до летального исхода, в результате неверной интерпретации медицинской аббревиатуры. В английском языке наблюдается тенденция к сокращению любого термина. Русский язык значительно отстает в количественном отношении аббревиатур: то, что называется термином в русском языке, в английском превращается в аббревиатуру: LK “left kidney” «левая почка»; RK “right kidney” «правая почка»; LN “liquid nitrogen” «жидкий азот». Переводчику необходимо знать основные способы передачи иностранных сокращений на русском языке. Такими способами являются: - заимствование иностранного сокращения (с сохранением латинского написания), например англ. GCP (“good clinical practice”) в русском соответствует GCP («надлежащая клиническая практика»); - передача буквенного состава иностранного сокращения русскими буквами (транслитерация). С помощью этого способа обычно передаются сокращенные названия военных блоков, политических партий и других политических организаций и т.д., например UNESCO -«ЮНЕСКО»; INTERPOL - «ИНТЕРПОЛ»; - передача фонетической формы иностранного сокращения русскими буквами (транскрипция); - описательный перевод: применим в тех случаях, когда нет сокращения-эквивалента. Например, англ. ICPA (“International Commission for the Prevention of Alcoholism”) - «Международная комиссия за борьбу с алкоголизмом»; англ. TV (ти-ви), широко распространенное в англоговорящих странах, придется передавать развернутым «телевидение» или «телевизионный»; - передача иностранного сокращения эквивалентным русским сокращением или создание аббревиатуры из русских эквивалентных терминов (англ. m - “meter”, рус. м - «метр»). Итак, рассмотрим особенности перевода некоторых видов сокращений. Существует значительное количество типологий сокращений. Общепринято разделение аббревиатур на три больших группы: графические, лексические и синтаксические. Среди графических аббревиатур различают стандартные и широко известные, но ограниченные функционально рамками полуофициальной медицинской документации, например T.S.T.H. “too sick to send home” «не полностью выздоровевший для отправления из стационара домой». Очевиден тот факт, что если в письменном подъязыке медицины данный класс сокращений относится к разряду графических, то в профессиональной разговорной речи это лексические аббревиатуры, находящие широкое применение и по сути своей не отличающиеся от других лексических аббревиатур. Данный класс представлен такими аббревиатурами, как a.c. “ante cibum, before meals” «перед едой»; b.i.d. “bis in die, twice a day” «два раза в день»; p.o. “per os, orally” «для приема внутрь» и др. Здесь мы остановимся на таком интересном явлении, как лекси-кализация графической аббревиатуры. При этом у нее появляется собственное произношение, либо алфавитное (BP “blood pressure” «кровяное давление», GP “general practitioner” «врач общей практики», GB “gallbladder” «желчный пузырь», OD “occupational disease” «профессиональное заболевание» и т.д.), либо звуковое, в результате чего образуются акронимы (AIMES, JAMA - названия медицинских журналов и т.д.). Зачастую алфавитный способ произнесения находит отражение в орфографическом оформлении: Bee-pee “blood pressure”; Geepee “general practitioner”. Такая форма, с одной стороны, указывает на состоявшуюся лек-сикализацию данного сокращения, исключая прочтение аббревиатуры с помощью расшифровки, а с другой стороны, затрудняет процесс перевода, усиливая неоднозначность восприятия данной аббревиатуры. Таким образом, нарушается соотношение между планом содержания и планом выражения. В результате лексикализации аббревиатура обретает собственную формообразовательную парадигму и не отличается в этом смысле от обычного слова. Например, OD - ODs '“patients with overdosage of some drug” «пациенты, получившие передозировку лекарства». Нельзя забывать и о смешанном типе лексических аббревиатур, которые при переводе становятся либо полуалфавитизмами, либо полуакронимами: DDSO [di:di:sou] “diamino-diphenylsulphoxide” «диаминодифенил сульфоксид»; TRITC [tri:ti:si:] “tetramethylrhodamine isothiocyanate” «тетраметилродамин изотиоцианат». Во французских медицинских текстах ситуация усугубляется обилием окказиональных сокращений, используемых чаще, чем в русских: “APP / app. (appendice)” - «аппенДикс», “IT (indice Tiffenaud)” - «инДекс Тифно», “NVF (nelfmavir)” - «нелфинавир», “ttt (traitement)” - «лечение», “d.d.c. (des deux cotes)» - «с обеих сторон», “s.p. (sans particularites)”- «без особенностей», “MIG (membre inferieur gauche)” - «нижняя левая конечность, левая нога». Во французских медицинских текстах также часто используются английские аббревиатуры: “IMT (intima-media thickness)” - «толщина комплекса интима-меДиа», “TSH (thyreostimulating hormon)” - «тиреотропный тиреостимулирующий гормон», “NRTI (nucleosic retrotranscriptase inhibitors)” - «нуклеозиДные ингибиторы обратной транскриптазы» - используется параллельно с сокращением INTI, образованным от французского сочетания “inhibiteurs nucleosidiques de la transcriptase inverse” [22. С. 131-141]. Другой разновидностью смешанного типа является эпоним. Эпонимы - это имена собственные, ставшие в той или иной отрасли знания именами нарицательными. В медицине, как правило, это названия болезней, различных патологических состояний, какого-либо понятия, метода или препарата по личному имени человека, который его открыл или изобрел. Так, эпонимы встречаются в анатомической терминологии, например “Adam's apple” - «АДамово яблоко, или каДык», “Fallopian tubes” - «Фаллопиевы трубы» [23. P. 119-120], H disease “Hart's disease” «болезнь Харта»; при описании заболеваний, например “Parkinson's disease” - «болезнь Паркинсона», “Alzheimer's disease” - «синДром Альцгеймера» [Там же]. Структурно эпонимы чаще всего представляют собой двухкомпонентные терминологические сочетания, в которые, наряду с именем собственным, входит тематическое и структурное ядро с обобщающим значением (в клинической терминологии - болезнь, симптом, синдром, перелом, вывих, реакция, операция, метод, способ, пятно, рефлекс и др.; в анатомической - канал, труба, проток, пазуха и др.; в фармацевтической - мазь, таблетка, капли, раствор, жидкость, сбор и др.). Например, “Jefferson Fracture” - «Перелом Джефферсона», “Heller myotomy” - «миотомия пищевоДа по Хеллеру». Существенные расхождения в употреблении эпонимов наблюдаются во французском языке. Так, «гайморова полость» (названа в честь английского анатома Н. Гаймора) по-французски не обозначается ни аналогичным, ни каким-либо другим эпонимом. В русских текстах употребляются синонимы «пурпурозный пигментный ангиоДерматит Фавра - Ше» и «охряный Дерматит», тогда как во французских текстах почти всегда встречается наименование “dermite ocre”: эпоним “angiodermite de Favre et Chaix” практически не используется (несмотря на французское происхождение врачей, в честь которых было дано наименование). Следует отметить, что в медицинских текстах на английском языке единица “Favre-Chaix angiodermatitis” является относительно употребительной. В то же время в русском языке аналогом эпонима “incidence de Blondeau" («проекция БлонДо» - особое положение головы при рентгенограмме, позволяющее наилучшим образом визуализировать придаточные пазухи носа) является «проекция по Уотерсу». Во французских текстах нарицательная часть эпонима часто опускается, что затрудняет понимание. В русских текстах этого, как правило, не происходит: “Lasegue negatif”- «Проба Ласега - отрицательная», “Pas d'indication a Waaler-Rose” - «выполнение пробы Воле-ра - Роуза не показано» [22. С. 131-141]. Еще один интересный и неоднородный класс лексических сокращений - это усечения. Традиционно выделяют усечения, образованные путем апокопы (усечения последнего элемента слова) аферезиса (усечения первого элемента, утрата начального звука или звуков слова) и синкопы (выпадения звуков или букв внутри слова). Наиболее продуктивным типом усечения является апокопа. Однако она характерна для разговорной речи, образуя стилистически сниженные сокращенные единицы в современном английской медицинской разговорной речи. Апокопные сокращения могут выступать в чистом виде (неосложненные усечения): chem(istry), biol(ogy). Сложность перевода апокопы состоит в том, что вместе с окончанием отсекается грамматическая информация о слове, его облик становится расплывчатым и единственной подсказкой в том, какое из однокоренных слов используется говорящим, является контекст: chem(istry / Ist). Усечения с аферезисом встречаются в научной литературе и речи медицинских специалистов крайне редко. Перевод аферезисных усечений осложняется тем, что усекается не только грамматическая информация, но и важная семантическая составляющая, без которой адекватный перевод сокращения зачастую невозможен: (hypodermo) clysis «подкожное введение (физ.) раствора». С конца прошлого века увеличивается популярность усечений, образованных с помощью синкопы: polysome (polyrybosome) - «полирибосома»; scoline (succinylcho-line) -«мускульный релаксант». Группа синтаксических сокращений представлена эллиптическими аббревиатурами. Эллипсис характеризуется опущением одного из компонентов словосочетания, однако в отличие от предыдущих типов усечения, оставшийся компонент не претерпевает ущербных изменений в своей морфемной структуре, а лишь конденсирует семантику всего словосочетания: “gastric” (“gastric ulcer”) - «язва желудка»; “cord” (“spinal cord”) - «спинной мозг». Эллипсис как лингвистическое явление довольно распространен в профессиональных группах, связанных с общественной деятельностью. Это легко объяснить стереотипностью ситуаций производственной деятельности. По сравнению с другими типами усечений, эллипсис стилистически довольно нейтрален. Эллиптические образования могут переходить из неофициальной, разговорной в официальную речь, если слово теряет свою узкую профессиональную прикрепленность. В лингвистике всегда уделялось пристальное внимание переводу слов близких по звучанию и написанию, как в переводимом, так и переводящем языках. Изучением явления «ложные друзья переводчика» занимались известные лингвисты [23, 24 и др.]. Из отечественных лингвистов нельзя не упомянуть работы В.В. Акуленко [25, 26], В. Л. Муравьева [27]. В отличие от зарубежных коллег, посвятивших свои исследования, как правило, анализу семантических расхождений «ложных друзей», отечественные исследователи рассматривают данный вопрос во фразеологическом, этнографическом и стилистическом аспектах, сделав акцент на морфологические несходства таких слов [28. С. 31-38]. В настоящее время интерес к проблеме «ложных друзей переводчика» увеличивается во многих странах мира. «Ложные друзья переводчика», или межъязыковые омонимы, - это слова, похожие по написанию и / или произношению в двух языках, часто с общим происхождением, но отличающиеся в значениях. В английском и русском языках «ложные друзья переводчика», насчитывающие несколько тысяч слов, встречаются в пределах четырех частей речи: существительных, прилагательных, наречий и глаголов. В настоящий момент общий взгляд на проблему позволяет увидеть, что, если вопросу «ложных друзей переводчика» филологами уделяется определенное внимание [3, 29, 30], то данная тема в области медицинской терминологии остается крайне неизученной. Основываясь на теоретических трудах лингвистов и лексическом материале словарей, медицинских текстов, попытаемся выделить общие типы несоответствий в пределах «ложных друзей переводчика» в русском и английском языках, касающихся языка медицины. 1. Одной из частых причин несоответствия между значениями слов сходных по звучанию и написанию является заимствование. Как правило, такие слова близки семантически, поскольку заимствуется как слово, так и его значение. Однако в некоторых случаях возможно расхождение значений слов в заимствующем языке и в языке-источнике, поскольку заимствуется само слово и лишь одно из его значений. Частичное расхождение значений, особенно при условии общего инварианта значения, нередко оказывается на практике менее опасным, чем можно полагать [26. С. 60-68]. Например, английский термин “stress” переводится на русский язык не только в том значении, в котором оно заимствовано в медицинскую терминологию («стресс» - «психофизиологическое состояние, вследствие действия чрезвычайно сильных раздражителей»), но и как «давление, ударение, интенсивность» и употребляется в физике, геологии и других отраслях науки. 2. Несоответствие при переводе слов, близких по написанию и произношению, может объясняться этимологией слов, когда английское слово и русское слово имеют общий язык-источник. В медицинской терминологии таким общим языком-источником выступает латинский язык. Так, например, в английском языке медицинский термин “angina” переводится на русский язык как «стенокардия», а не «ангина». Русский термин «ангина» происходит от латинского “angina tonsillitis” («удушение от воспаления миндалин»), в то время как английское слово “angina” (стенокардия) образовано от латинского “angina pectoris” («удушение грудное»). 3. Следующее несоответствие мы можем наблюдать и в словах, возникших на основе совершенно разных источников, разных языковых групп. Так, английское слово “drug” переводится как «лекарство, наркотик», а не «друг». Оно было заимствовано из древнефранцузского со значением «снабжение». Значение «лекарство» слово приобрело в лишь XIV в., значение «наркотик» - лишь в XIX в. Русское слово «друг» является исконным (от древнерусского собирательного существительного «дружья» и «друзи» (И.п., мн.ч.), а не заимствованным из английского или французского языков. Более того, при выборе адекватного значения слова “drug” при переводе - «лекарство» или «наркотик» - необходимо руководствоваться контекстом. 4. Несоответствия при переводе могут возникать вследствие того, что в разных языках в основу номинации положены различные признаки явления. Так, например, английское слово “lunatic” переводится как «сумасшедший», а не «лунатик». Слово “lunatic” было заимствовано в конце XIII в. из французского языка, в котором обозначало «человека, страдающего периодическими приступами расстройства ума, связанными с фазами луны». На ранних этапах развития медицины считали, что сомнамбулизм (лунатизм) связан с действием на человека фаз Луны. После того, как было доказано, что это болезненное состояние возникает в результате неполного пробуждения от глубокой фазы медленного сна, а не в результате воздействия Луны, значение слова “lunatic” изменилось: им обозначают человека, страдающего каким-либо психическим расстройством. В английском языке для обозначения человека, страдающего сомнамбулизмом, используют слово “sleep-walker”. В русском языке слово «лунатик» перешло в разряд разговорной лексики, как с первоначальным значением, так и для обозначения человека с какими-то странностями в поведении. 5. Следует отметить тот факт, что в одном языке слово имеет более общее (т. е. менее специальное) значение, чем в другом языке. Так, например, английское слово “agony” выражает широкое понятие о душевных и физических страданиях и их проявлениях, что отражается в англо-русском словаре как 1) предсмертные муки, агония (например, “agony of death”, “mortal agony”); 2) сильнейшая физическая боль, мука; 3) внезапное проявление, взрыв, приступ чувств(а), как в “agony of fear” «приступ страха»; 4) сильная душевная борьба, отчаяние, горе. Русское же слово «агония» означает лишь предсмертные физические муки (в английском языке это понятие обозначается термином “death-struggle” и “agony”). 6. Так, в английском языке существительное “medicine”, кроме общего понятия «медицина», означает «терапию». Русское слово «медицина» означает только «совокупность наук о болезнях человека, их лечении и предупреждении (в отличие от ветеринарии)» и не может быть механически уподоблено его английскому аналогу. Расхождения в значениях слов “medicine” и «медицина» проявляются и в сфере переносных значений: так, английское слово “medicine” в своих переносных значениях означает 1) жидкое лекарство, принимаемое внутрь, микстуру (в отличие от “injection”, “lotion”, “medical preparation”, “pill”, “ointment” и пр.), 2) колдовство, магию (у отсталых народов), 3) талисман, амулет; русское же слово «медицина» имеет совершенно иное переносное просторечное значение «медик, врач, врачи» (собирательно), которое переводится на английский язык как “physician”, разговорное “doctor” или фамильярное “doc” в единственном или множественном числе. 7. Различия в лексической сочетаемости соответствующих русских и английских слов создают значительные трудности при переводе, особенно с русского языка на английский. Например, глагол в русском словосочетании «снять электрокардиограмму» будет переводиться как “to take an electrocardiogram”. Кроме того, в трансплантологии глагол “to take” будет переводиться как «приживаться, приживаться». 8. Ошибки при переводе могут быть вызваны тем, что в одном языке слово может быть многозначным, в другом - однозначным. Расхождение в пределах «полисемия - моносемия» или «моносемия - полисемия» часто встречаются в широко распространенных словах. Например, английское “to examine” можно перевести как «экзаменовать, рассмотреть, опросить, допросить». В медицинском контексте “to examine a patient” переводится как «осмотреть пациента». 9. К «ложным друзьям переводчика» можно отнести и омонимичные аббревиатуры. Расхождение в значениях сокращенных терминов наблюдаются как в разных терминологических областях, так и в пределах одной области. Например, в медицине аббревиатура “ECG” расшифровывается как “electrocardiogram” - «электокардиограмма». В технике указанной аббревиатурой сокращают термин “electrochemical grinding” - «электрохимическое шлифование», в сфере телевидения она обозначает понятие “electronic character generator” - «электронный знакогенератор». Кроме указанных существуют еще 19 вариантов расшифровки данной аббревиатуры. Омонимия аббревиатур наблюдается не только среди разных дисциплин, но и в рамках одной, например медицинской терминологии. В медицине использованию аббревиатур следует подходить с большой осторожностью, поскольку неправильное их толкование может привести к серьезным врачебным ошибкам. Например, аббревиатурой “BPD” обозначают четыре совершенно разных понятия: 1) “bipolar disorder” - «маниакальнодепрессивный психоз»; 2) “bipariental diameter” - «бипарентеральный размер головки плода»; 3) bronchopulomonary dysplasia - «бронхолегочная дисплазия»; 4) “borderline personality disorder” - «пограничное расстройство личности». Аббревиатура “CM” обозначает: 1) “congenital malformation” - «врожденный порок развития»; 2) “congestive myocardiopathy” - «застойная миокардиопатия»; 3) “contrast medium” - «контрастное вещество»; 4) “costal margin” - «реберный край». Аббревиатура “CP” расшифровывается как: 1) “chest pain” -«боль в груди»; 2) “cardiac pacing” - «кардиостимуляция»; 3) “chicken pox” - «ветряная оспа»; 4) “child psychiatry” - «детская психиатрия»; 5) “creatinine phosphate” - «креатинин»; 6) “cleft palate” - «расщепленное небо» и т.д. Следует отметить, что кроме указанных существует еще 71 вариант расшифровки аббревиатуры “CP” [31. С. 70-72]. Проанализировав медицинскую литературу, можно составить следующий глоссарий, который поможет студентам при переводе (таблица). Перевод английских терминов Английское слово Неверный перевод Верный перевод Academic академик преподаватель или научный сотрудник вуза Accurate аккуратный точный Angina ангина стенокардия Corpse корпус труп Data дата данные Diary диарея дневник Doze доза дремота, дряблость Elemental элементарный стихийный Family фамилия семья Herb герб лекарственное растение, целебная трава Hernia ерунда грыжа Important импотент важный Liquidize ликвидировать превращать в жидкость List лист растения / бумаги список; вносить в список Liver ливер печень Lunatic лунатик сумасшедший Physician физик врач Stroke строка удар, инсульт Отличительной чертой медицинского дискурса является его насыщенность терминами-метафорами. Проблема перевода метафорических терминов интересует педагогов и филологов уже давно. Так, в работах J. Lakoff и M. Johnson, снискавших мировое признание, достоверно выявлены, детально проанализированы, классифицированы метафоры, встречающиеся в различных дискурсах [32? 33]. Можно наблюдать самую разную терминологическую классификацию метафор, однако в основе метафоризации находится оценка состояния организма человека. Наблюдение за современной языковой картиной мира показывает, что многие явления реальной действительности стали описываться «медицинским» языком и появились многочисленные «симптомы», «синдромы» и «комплексы», которые раскрываются через метафоры разного типа: “Sydenham's chorea” - «хорея Сиденгама», “Quasimodo syndrome” - «синдром Квазимодо» - «человек с физическими недостатками, желающий жить как нормальные люди», “coffee-ground vomit” - «рвотные массы в виде кофейной гущи», “brain drain” - «утечка мозгов», «неадекватное поведение» [17. P. 196]. Особый раздел медицинской терминологии - это единицы измерения. При переводе единиц измерения (например, в результатах анализа крови) необходимо «переводить» единицы измерения с одного языка на другой. Например, недоразумение может возникнуть, когда уровень гемоглобина в 13 g/dl будет переведен на русский язык как 13 г/дл. Если медицинский работник еще сможет понять, то пациент может быть введен в заблуждение. В России уровень гемоглобина измеряется не в граммах на децилитр, а в граммах на литр. Таким образом, 13 г/дл = 130 г/л [34]. Медицинские тексты отличаются построением предложений. Нередко структура английского предложения содержит сложные грамматические конструкции (инфинитивные и причастные обороты), что затрудняет определение логического ударения в предложении. Все это приводит к возникновению неоднозначности переводимого текста. С точки зрения грамматики, предложения можно разделить на переводимые практически без изменений; переводимые с помощью измененного порядка слов; требующие при переводе частичного синтаксического и лексического изменения; требующие описательного перевода предложения, сложные во всех отношениях. Говоря о медицинском переводе, следует отметить, что он требует от переводчика быть не просто лингвистически грамотным, но иметь глубокие познания в области медицины. Поскольку переводы по медицинской тематике требуют наличия специальных знаний, от переводчика требуется не только знание языка и умение переводить, но и высшее медицинское образование. Это необходимо, поскольку невозможно правильно переводить то, смысл чего не понимаешь, а разобраться в различных

Ключевые слова

перевод, медицинская терминология, особенности перевода, эллиптические, лексические, синтаксические аббревиатуры, типы сокращений, апокоп, аферезис, синкоп, синонимы, метафора, профессиональная коммуникация, реферирование, лексические трудности перевода, «ложные друзья переводчика», структура предложения, заимствование, medical translation, medical text, translation features, abbreviations (elliptical, lexical, syntactic), types of reductions (apocope, aphaeresis, syncope), synonyms, metaphor, professional interaction, abstracting, lexical difficulties of translation, misleading words, the sentence structure, linguistic borrowing

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ширинян Марине ВитальевнаПервый Московский государственный медицинский университет имени И. М. Сеченовастарший преподаватель Института лингвистики и межкультурной коммуникацииMShV1982@mail.ru
Шустова Светлана Викторовна Пермский государственный университет доктор филологических наук, доцент, профессор кафедры лингводидактикиlanaschust@mail.ru
Всего: 2

Ссылки

Бородулина М.К., Карлин А.Л. Обучение иностранному языку как специальности. М. : Высш. шк., 1975. 260 с.
Федоров А.В. Основы общей теории перевода. М. : СПбГУ, Филология Три, 2002. 416 c.
Комиссаров В.Н. «'Ложные друзья переводчика» в структуре английского высказы вания // Мосты. 2005. № 2. С. 15-17.
Латышев Л.К., Семенов А.Л. Перевод: теория, практика и методика преподавания : учеб. пособие для студентов переводческих факультетов высших учебных заведений. М. : Академия, 2003. 192 с.
Миньяр-Белоручев Р.К. Теория и методы перевода. М. : Московский лицей, 1996. 208 с.
Гураль С.К., Тихонова Е.В. Организация процесса обучения устному последователь ному переводу в свете синергетической теории // Язык и культура. 2013. № 4 (24). С. 77-82.
Nida E.A. Toward a science of translating, bible translating. Leiden : Brill Archive, 1964. Р. 331.
Vinay J.-P., Darbelnet J. Stilistique comparee du francais et de 1'anglais. P. : Libr. Beauchemin, 1983. Р. 331.
Mounin G. Linguistique et traduction. Bruxelles : Dessart et Mardaga, 1976. 276 p.
Catford J.C. Linguistic Theory of Translation. L. : Oxford University Press, 1965. 103 p.
Lederer M. La traduction simultanee: experiance et theorie. P. : Lettres Modernes / Mi nard, 1981. 454 p.
Toury G. In Search of a Theory of Translation. TelAviv : The Porter Institute for Poetics and Semiotics, 1980. 159 p.
Rouleau M. La terminologie medicale et ses problems // Panacea. 2003. Vol. 4, № 12. P. 143-152.
Rask N. Analysys of a medical translation: terminology and cultural aspects // Vaxjo Universitet Publikationer. 2004. P. 16-17. URL: https://pdfs.semanticscholar.org/60dd/ dfe5ec89f8c534a36eed06b77c98349d9339.pdf
Lee-Jahnke H. L'enseignement de la traduction medicale: un double defi? // Meta: Jour nal des traducteurs. 2001. Vol. 46, № 1. P. 145-153.
Васина В. М. Акцентное оформление терминологических словосочетаний в англий ском медицинском дискурсе : автореф. дис.. канд. филол. наук. Иваново, 2006. 24 с.
Montalt V. Medical Translation Step by Step: Learning by Drafting. L. ; N.Y. : Routledge, 2014. 333 p.
Fischbach H. Translation and Medicine. Amsterdam ; Philadelphia : John Benjamins Publishing, 1988. 197 p.
Станкевич А. А. Латинский язык и основы медицинской терминологии. URL: https://vunivere.ru/work26364/page30 (дата обращения: 30.07.2018).
Бабич Г.Н. Lexicology: A Current Guide. Лексикология английского языка. М. : Флинта: Наука, 2010. 200 с.
Гринев С.В. Введение в терминографию. М. : Московский лицей, 1993. 309 с.
Солнцев Е. М. Перевод медицинских текстов: к вопросу о соотношении общих и частных проблем // Вестник Московского государственного лингвистического университета. 2010. № 588. С. 131-141.
K&ssler M. Les faux amis; ou, Les trahisons du vocabulaire anglais (conseils aux traducteurs). P. : Vuibert, 1928. 424 p.
Dupont L. Les Faux amis espagnols. Geneve : Librairie E. Droz, 1961. 166 p.
Акуленко В. В. Существует ли интернациональная лексика? // Вопросы языкозна ния. 1961. № 3. С. 60-68.
Акуленко В. В. Научно-техническая революция и проблема интернациональной терминологии // Научно-техническая революция и функционирование языков мира : сб. ст. / под ред. В.Ю. Михальченко. М. : Наука, 1977. С. 60-68.
Муравьев В.Л. «Ложные друзья переводчика» : пособие для учителя фр. яз. М. : Просвещение, 1985. 48 с.
Сластникова Т.В., Гоголь Д.В. К вопросу о межъязыковом явлении «-ложные дру зья переводчика» // Вестник Московского городского педагогического университета. 2017. № 4. С. 31-38.
Алимов В.В. Теория перевода. Перевод в сфере профессиональной коммуникации. М. : Ком Книга, 2006. 158 с.
Борисова Л. И. Лексические особенности англо-русского научно-технического пе ревода. М. : НВИ Тезаурус, 2005. С. 6-17, 26-40.
Барбашева С. С., Рожкова Т. В. О некоторых проблемах «ложных друзей» перевод чика // Международный научно-исследовательский журнал. 2015. № 3-2. С. 7072.
Lakoff G. The contemporary theory of metaphor // Metaphor and Thought. Cambridge: Cambridge University Press, 1993. P. 202-251.
Lakoff G., Johnson M. Metaphors We Live By. Chicago: University of Chicago Press, 2003. 191 p.
Журнал переводчика. URL: https://bartove.livejoumal.com/111965.html (дата обращения: 22.07.2018).
Грамматический справочник «Ложные друзья переводчика». URL: http://www.study.ru/support/translate/
Мультитран: электронный словарь. URL: http://www.multitran.ru/
 Трудности медицинского перевода и способы их преодоления при обучении студентов неязыковых вузов | Язык и культура. 2018. № 43. DOI: 10.17223/19996195/43/18

Трудности медицинского перевода и способы их преодоления при обучении студентов неязыковых вузов | Язык и культура. 2018. № 43. DOI: 10.17223/19996195/43/18