Тенденции обновления словарного состава обиходного языка путем перехода в него интернет-лексем | Язык и культура. 2019. № 45. DOI: 10.17223/19996195/45/9

Тенденции обновления словарного состава обиходного языка путем перехода в него интернет-лексем

Традиционно интернет-язык анализировался с точки зрения расширения его словарного состава, источником пополнения которого являются как обиходный, так и специальный языки, а также профессиональный жаргон. В рамках данного диахронического исследования впервые делается попытка выявить изменения, которые происходят с лексическим составом языка под влиянием процессов интернет-коммуникации. В качестве материала исследования выступают лексические единицы китайского интернет-языка, включенные в различные рейтинги за период 2013-2018 гг. Интернет-лексика анализируется в трех аспектах: морфологическом, прагматическом и визуальном. Первоначально определяются факторы, которые влияют на продолжительность существования этих лексических единиц. Внутренние факторы касаются морфологического аспекта исследования, к ним относятся способы образования слов и выражений по уже существующим в языке словообразовательным моделям, которые учитывают особенности грамматических структур китайского языка, соблюдая принцип языковой экономии. Внешние факторы тесно связаны с прагматическим аспектом: единицы интернет-лексики рассматриваются в рамках социально-политических и межличностных коммуникативных отношений. В рамках визуального аспекта анализируется влияние, которое оказывает на лексическую единицу соединение текстовой составляющей с изображением. На основании проведенного исследования делаются выводы о том, что в морфологическом аспекте единицы интернет-языка, построенные по грамматическим моделям, наиболее близким к существующим с соблюдением принципа языковой экономии, со временем перестают идентифицироваться как выражения, присущие только интернет-среде, и начинают встречаться в процессе реальной межличностной коммуникации. Что касается прагматического аспекта, то интернет-лексика, возникающая в социально-политической сфере, чаще всего быстро теряет свою актуальность и замещается другими выражениями, связанными с новыми идеологическими понятиями. Выражения, имеющие отношение к бытовой или межличностной сфере коммуникации, обладают большей универсальностью. Они могут возникать как в различных СМИ, так и в самой интернет-среде, причем благодаря своей универсальности, они со временем также выходят за пределы Интернета и используются в процессе реальной межличностной коммуникации. Анализ лексических единиц китайского интернет-языка в визуальном аспекте позволил говорить о том, что первоначально они чаще всего представляют собой слова или выражения, однако затем интернет-пользователи создают на их основе ин-тернет-мемы, которые также расширяют сферу своего использования, что способствует еще большей универсализации и закреплению их в обиходной лексике.

Tendencies of renovation the everyday vocabulary of the language through a borrowing internet-lexem.pdf Введение К настоящему времени интернет-коммуникация стала не только важной составляющей повседневной жизни, но и превратилась в объект пристального внимания ученых из разных областей науки. Особый интерес представляет изучение интернет-коммуникации с позиций неоло-гии, так как в интернет-среде возникает и распространяется множество новых слов и выражений. Наряду с изучением универсальных закономерностей, по которым развиваются процессы интернет-коммуникации, существуют и исследования интернет-лексики, имеющей отношение только к определенному языку. В данной работе рассмотрены лексические единицы китайского интернет-языка. При этом стоит отметить, что интерес к новым словам и выражениям, появляющимся и распространяющимся в процессе интернет-коммуникации, характерен не только для ученых-лингвистов, но и для обычных интернет-пользователей, о чем свидетельствует множество списков новых интернет-выражений, ежегодно публикуемых различными интернет-изданиями. Это своего рода «культурологическое» явление представляет собой существенное подспорье для лингвистов, занимающихся исследованиями китайского интернет-языка, так как списки не только фиксируют момент возникновения этих лексических единиц, но, что более важно, являются прямым доказательством их актуальности и служат отправной точкой для отслеживания тенденций их дальнейшего развития. Методология и терминология Интерес к явлению интернет-коммуникации возник в научном мире уже в конце XX в., о чем свидетельствуют многочисленные исследования с позиций как лингвистических, так и нелингвистических дисциплин. Например, в понимание того, каким образом Интернет влияет на человека и общество, значимый вклад внесли С.И. Паринов, Т.Е. Романова, О.В. Тихонов и другие ученые. Кроме этого, с точки зрения философии и культурологии, исследованиями интернет-коммуникации занимались О.Н. Арестова, Р.Н. Абрамова, Л.Н. Бабанин, М.В. Пинская и т.д. В то же время внимание ученых не обошел стороной и язык - важнейшая составляющая интернет-коммуникации. Лингвистический аспект данного явления изучали такие представители зарубежной науки, как D. Crystal, W. Frindte, Н. Grice, D.S. Herring, T. Koehler и др., среди отечественных языковедов выделяются работы Н.Г. Асмус, Н.В. Виноградовой, Е.И. Горошко, О.В. Лутовиновой, Н.Б. Мечковской, М.Ю. Сидоровой, Г.Н. Трофимовой, Л.Ю. Щипици-ной и т.д. Что касается интернет-коммуникации на китайском языке, то среди китайских лингвистов исследованиями в данной области занимаются Сунь Жуйся, Чжан Цзяюй, Чжан Юньхуэй, Чэ Фэй и др., исследования российских ученых в этой области довольно малочисленны, однако следует отметить работы Л.В. Джимбеевой, А.Н. Сбоева, А.А. Хаматовой и др. Помимо языка интернет-коммуникации данное исследование также затрагивает и некоторые сферы неологии, например механизмы возникновения неологизмов и обновления лексического состава, которыми занимались такие русские и зарубежные ученые, как Л.П. Катлинская, Н.З. Котелова, Е.В. Сенько, Ю.М. Шемчук, J. Ayto, E.T. Hall, Ya. Levchenko и др. С точки зрения терминологии, китайский лингвист Чэ Фэй в своей статье «Исследование новых интернет-выражений китайского языка за последние несколько лет» [1] на основе статистических исследований выделяет понятия «ЩЕ^Д^Цр» (ванло синь цыюй) - «новые интернет-выражения» - и «ЩЙЙтЙ» (ванло синь цы) - «новые интернет-слова», причем первое понятие является более широким и включает в себя второе. По мнению Чэ Фэя, новые интернет-выражения - это языковые явления, которые представляют собой «продукт» научно-технической революции и зеркально отражают экономическую, социальную, культурную, религиозную и политическую обстановку в стране в новую эпоху. Однако данное определение рассматривает понятие «новые интернет-выражения» в широком смысле, в более узком смысле «новые интернет-выражения» - это гибкий уникальный набор коммуникативных символов, которые включает в себя буквы, цифры, изображения и эмотиконы [2]. Приведенные определения отражают единое представление китайского научного сообщества о данном языковом явлении, однако при поиске соответствий в аналогичной терминологической базе, разрабатываемой отечественными учеными, возникли некоторые трудности. На данный момент в среде российских лингвистов широко используется термин «интернет-мем», который подразумевает не только особую лексическую единицу, используемую в процессе интернет-коммуникации, но также трактуется и как «вербальные, невербальные и гибридные образования, которые объединяет два ключевых признака: воспроизводимость и высокая скорость циркуляции в Интернете» [3. С. 86]. Однако когда речь заходит о форме существования интернет-мемов, то у ученых возникают разногласия, возможно, обусловленные именно «всеохватываемостью» термина «мем». Например, Ю.В. Щу-рина включает в понятие «интернет-мем» текстовые мемы (слова или фразы), мемы-картинки, видеомемы и креолизованные мемы, состоящие из текстовой и визуальной части [4]. В то же время, по мнению С.В. Канашиной, интернет-мем - это комплексный феномен интернет-коммуникации, представляющий собой целостную, завершенную единицу, с текстом и картинкой в квадратной рамке [5]. Таким образом, очевидно, что во избежание терминологической путаницы в процессе исследования китайского интернет-языка в большинстве случаев целесообразнее воспользоваться такими нейтральными понятиями, как «интернет-лексика», «единицы интернет-языка» и т.п., однако когда речь пойдет о лексических единицах интернет-коммуникации, которые состоят из текста и изображения, то возможно использование термина «интернет-мем». Исследование В данном исследовании был реализован диахронический подход, материалом послужили единицы интернет-лексики за период 20132018 гг., которые были включены в ежегодные рейтинги, публикуемые различными интернет-изданиями. В процессе работы использовались описательный метод, а также контекстуальный, структурный и дискурсивный анализ. Отправной точкой данного исследования послужила работа китайской ученой Чжан Мэйсю, которая в своей статье «Анализ факторов, влияющих на "долговечность" интернет-лексики» [6] выделила два типа факторов: внутренние и внешние, что подтверждает их универсальность (см., например, подобное описание факторов, влияющих на обновление немецкого обиходного языка, в работе Ю.М. Шемчук [7]). Целью данного исследования является выявление тенденций обновления лексики под воздействием интернет-коммуникации (на материале современного китайского языка), которая достигается путем решения следующих задач: 1. Выявить изменения, происходящие с единицами интернет-лексики за период с 2013 по 2018 г. 2. Определить тенденции обновления лексики китайского языка под воздействием интернет-коммуникации в морфологическом, прагматическом и визуальном аспектах. Итак, прежде всего, обратимся к морфологическому аспекту исследования, который тесно связан с внутренними факторами, влияющими на «долговечность» интернет-лексики. По мнению Чжан Мэйсю, к внутренним факторам относятся способы образования слов и выражений по уже существующим в языке словообразовательным моделям, которые учитывают особенности грамматических структур китайского языка. Например, выражение [honghuang zhi li] -«первобытная сила» - появилось в интернет-языке благодаря спортсменке Фу Юаньхуэй, которая во время интервью после одного из соревнований на Олимпиаде 2016 г. произнесла фразу: «^И^ШЙ^ЙЛЙЙГ Г,'^Й^Л^ГТ» - «Вчера я израсходовала всю свою энергию (букв. "первобытную силу"), и сегодня у меня нет сил». Ин-тернет-пользовали стали активно использовать это выражение в процессе интернет-коммуникации, причем со временем из-за сходства с традиционными чэнъюями многие перестали идентифицировать его как единицу интернет-языка, о чем свидетельствуют многочисленные посты на форумах. Например, вопрос одного из пользователей на сайте «Baidu£Q3t>> звучит следующим образом: - «"Перво бытная сила" - это чэнъюй?» [8]. К данной категории можно отнести и выражения, представляющие собой новые «грамматические конструкции», содержание которых можно менять в зависимости от ситуации. Например, появившаяся в начале 2018 г. благодаря гонконгскому актеру Исон Чану фраза «XXX7fi?-T» [XXX liaojie yixia] - «узнавать о чем-либо, знакомиться с чем-либо». На одном из видео, где он окружен толпой поклонников, голос за кадром, скорее всего, принадлежащий промоутеру или распространителю листовок, произносит: «РМ! Й^Й /^ШЙТ^?-Т», что значит «О! Исон Чан. Плавание, спорт. Подходим, интересуемся». Благодаря комическому эффекту данное выражение стало популярным среди интернет-пользователей, которые начали применять его, чтобы высмеять чью-то полноту, например: Я'^ Т» - «Много ели в праздники и располнели? Поинтересуйтесь плаванием и спортом». Однако затем в Сети появились и другие варианты использования этой конструкции: если интернет-пользователь хотел высмеять худобу собеседника, то он мог сказать: «ШИ^Шг ffi?-Т» - «Поинтересуйся фастфу-дом (букв. «бургерами и чаем с молоком»). Что касается таких словообразовательных моделей, как сокращения и аббревиация, учитывающих принцип языковой экономии, то примером может служить выражение «й^^» [gaodashang] - «высочайшего качества, дорогостоящий», представляющее собой сокращение фразы «Нда^^^ЙЖ» [gaoduan daqi shang dangci], образованной из трех слов «й^ГО» (дорогостоящий, эксклюзивный), (величественный, достой ный) и «^ЙЖ» (высший уровень, высший класс). Впервые использование этих трех слов вместе было зафиксировано в сериале «Мой личный меченосец» (2010 г.), а затем распространилось в Интернете в виде единой языковой единицы, которая впоследствии и подверглась сокращению. Однако нередко возникает ситуация, когда выражение построено по уже существующей в языке словообразовательной модели с соблюдением принципа языковой экономии. Например, рассмотрим выражение «Л^^ЖЙ» [ren jian Ьй chai] - «нежелание принимать правду». Его первоисточником послужили строки из песни «Ложь» тайваньского исполнителя Линь Юцзя: «ЛЗЕ^ШШШ^, ЁШШ^Ш&у, которая в переводе звучит как «Жизнь человека так сложна, что иногда не стоит открывать ему правды». Впоследствии интернет-пользователи сократили данное выражение, и оно стало чрезвычайно походить на традиционный чэнъюй. Абсолютно аналогичная ситуация произошла с выражением [lei jue Ьй ai] - «устать от любви, быть не в состоянии полюбить еще раз». В 2013 г. один из пользователей китайской социальной сети «Доубань» поместил на свою страницу пост, состоящий из одного предложения: «1ЕЖ ЩШёЕЛ^РШТ», что обозначает «Я очень устал и чувствую, что больше не смогу полюбить». Впоследствии данный пост широко обсуждался среди молодежи, а фраза «АЩ ЙШёЕЛ^РРЙТ» подверглась сокращению и приняла форму чэнъюя, который стал обозначать специфическое эмоциональное состояние, проявляющееся в отсутствии интереса к любви. Впоследствии выражения, образовавшиеся таким способом, пользователи также нередко начинают идентифицировать как традиционные чэнъюи, причем в Сети происходят настоящие дискуссии о том, можно ли их считать таковыми или нет [9]. Внешние факторы, которые влияют на длительность существования единиц интернет-лексики, напрямую связаны с прагматическим аспектом исследования. Чжан Мэйсю в своей статье описывает то, каким образом продолжительность существования лексических единиц зависит от определенной коммуникативной сферы и их взаимосвязь с частной жизнью людей, однако при таком разделении второй фактор, по сути, является составляющей первого фактора, поэтому логичнее будет проанализировать единицы интернет-языка с точки зрения отношений между участниками коммуникации, таким образом, следует выделить социально-политические и межличностные отношения. Сферу социально-политических отношений наиболее ярко иллюстрируют слова и выражения, связанные с политической идеологией или различными общественными движениями. Например, понятие «Н-Ш^»» [Zhongguo meng] - «китайская мечта», которое ввел в обиход Си Цзинь-пин, нынешний глава КНР, выступая с речью на закрытии съезда ВСНП в марте 2013 г. Он описал «китайскую мечту» как единство мечты и стремления каждого человека и всей нации в целом, которое напрямую связано с будущим всей страны. Концепция «китайской мечты» стала одним из направлений деятельности Коммунистической партии Китая и получила широкое освещение в средствах массовой информации. Интернет-пользователи также стали участвовать в распространении новой идеологии Си Цзиньпина и китайской власти, обсуждая ее между собой и высказывая личное видение собственной «китайской мечты». К этой категории относится и выражение «^Й» [guangpan] -«чистые тарелки», появившееся в январе 2013 г., когда пользователи китайской социальной сети «Вэйбо» начали публиковать посты с призывами провести праздник «чистых тарелок». От активности в социальных сетях волонтеры перешли к действию и стали распространять в городе листовки и афиши с просьбой поддержать мероприятие. Праздничные церемонии «чистых тарелок» состоялись 16 января во многих столовых и закусочных Пекина, в ходе которых организаторы призывали посетителей доедать заказанные блюда. Акция вызвала широкий отклик у населения и повлекла за собой создание Общества чистых тарелок. Таким образом, население выразило поддержку политической деятельности председателя КНР Си Цзиньпина, направленную на искоренение в среде чиновников привычки проводить приемы и обеды на государственные средства. Интернет-пространство стало площадкой создания и распространения данного движения, название которого можно было трактовать как один из видов борьбы с коррупцией. Однако исследования показали, что данные выражения уже через несколько месяцев перестали упоминаться интернет-пользователями, на их смену пришли новые идеологические понятия, которые, к тому же, не так активно стали распространяться в интернет-среде. Например, принятый в 2016 г. проект экономического развития «-'щ-jS^» [yidai y№] - «один пояс, один путь», предназначенный для того, чтобы связать современные экономические зоны Азии и Европы. Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что выражения, которые возникли в процессе социально-политических отношений и затем распространились в Интернете, не обладают универсальностью, довольно быстро теряют свою «жизнеспособность» и перестают быть актуальными. Большая часть интернет-лексики возникает и / или используется в процессе межличностного общения. Так, практически все выражения, которые мы рассматривали раньше, относятся к этой категории. Здесь мы можем выделить два типа интернет-выражений: первый возникает в медийной среде, т.е. за пределами межличностных отношений, и затем активно используется в интернет-среде в процессе межличностной коммуникации, т.е. находит свое вербальное воплощение в процессе межличностных отношений. К этому типу относятся такие выражения, как «XXX7fi?-T» [XXX liaojie yixia] - «узнавать о чем-либо, знакомиться с чем-либо» - и [honghuang zhi li] -«первобытная сила». Ярким примером, характеризующим данный тип, может служить выражение «■Ф@te» [xiaomtoiao] - «малая цель, легкодостижимая цель». Его «автором» стал китайский бизнесмен Ван Цзяньлинь, который в одном из интервью произнес следующую фразу: «ШЙЙ^^Ш ШЙШЙ-ШШШЁ-4ZZ», что переводится как «Стать богатым человеком - неплохое желание, но сначала лучше всего поставить перед собой небольшую цель, например: "Сначала я заработаю сто миллионов"». Кроме того, что данная фраза сама по себе обладает комическим эффектом, она затронула так называемую болевую точку общества - социальное неравенство, которая также широко обсуждается в процессе межличностного общения в интернет-среде, например: «шш'йшшзшгажад^л, шйшшааи^^ш) - «Если ты довольствуешься должностью обычного служащего и не хочешь прилагать усилий, чтобы достичь чего-то большего, то тогда покупка квартиры для тебя вовсе не является малой целью». Второй тип интернет-выражений, затрагивающих область межличностного общения, возникает и распространяется непосредственно в интернет-среде, постепенно выходя за ее рамки. Например, к этой категории можно отнести сетевые чэнъюи «ЛХЙ^Л» [ren jian Ьй chai] -«нежелание принимать правду» - и «ШШ^Ш» [lei jue Ьй ai] - «устать от любви, быть не в состоянии полюбить еще раз», которые на данный момент перестали рассматриваться только как единицы интернет-коммуникации и стали использоваться в реальном общении. К этой группе можно отнести и слово «Щ^» [taoto] - «тактика, стратегия», которое первоначально обозначало набор боевых приемов в компьютерной игре. В 2016 г. из соцсети «Вэйсинь» облетели скрины с диалогом между юношей и девушкой, который привлек внимание интернет-пользователей благодаря следующей фразе: - «Побольше искренности и поменьше спланированных действий». Таким образом, данный термин, использующийся преимущественно в компьютерных играх, перешел в сферу межличностных отношений. Отсюда можно сделать вывод, что после того, как единица интернет-лексики начинает использоваться в процессе бытовой интернет-коммуникации, а именно в сфере межличностных отношений, благодаря своей универсальности она получает шанс выйти за границы интернет-пространства и начать использоваться как единица разговорной лексики в реальной жизни. Визуальный аспект исследования кажется далеким от традиционного лингвистического анализа, однако его невозможно избежать в процессе исследования интернет-лексики, так как в сети крайне популярен такой «продукт творчества» интернет-пользователей, как интер-нет-мемы. Они представляют собой соединение текста с картинкой, т.е. являются результатом превращения словарного выражения в креолизо-ванный мини-текст. Для китайского интернет-пространства особенно характерно постепенное преобразование текстовых выражений в мемы, т.е. первоначально интернет-выражение имеет только текстовую форму, которую интернет-пользователи впоследствии соединяют с изображением, причем после этого она продолжает существовать и как лексическая единица, и как креолизованный мини-текст. Примером может служить выражение «Я1& [na me wen ti lai le] - «таким образом, возникает вопрос», которое используется для того, чтобы придать ироническую окраску какому-либо философскому высказыванию. Первоисточником этого выражения послужила фраза из рекламы Шаньдунского профессионального технического училища «Ланьсян»:

Ключевые слова

интернет-коммуникация, обиходная лексика, китайский язык, интернет-лексика, интернет-мем, морфологический аспект, прагматический аспект, визуальный аспект, Internet communication, everyday vocabulary, Chinese, Internet vocabulary, Internet memes, morphological aspect, pragmatic aspect, visual aspect

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Шемчук Юлия МихайловнаМосковский государственный лингвистический университет ; Московский государственный областной университетпрофессор, доктор филологических наук, профессор кафедры лингвистки и профессиональной коммуникации в области гуманитарных и прикладных наук; профессор кафедры германской филологииshemchuk.j@mail.ru
Гусева Мария ДмитриевнаМосковский государственный лингвистический университетпреподаватель кафедры лингвистки и профессиональной коммуникации в области гуманитарных и прикладных наукmariia.guseva@bk.ru
Всего: 2

Ссылки

Дубровина К.Н. Библейские фразеологизмы в русской и европейской культуре. М. : Флинта ; Наука, 2012.
Федуленкова Т.Н. Связи функционирования библейских фразеологизмов английско- го языка как признак системности // Фундаментальные исследования. 2014. № 12(3). С. 648-651.
Дубровина К.Н. Энциклопедический словарь библейских фразеологизмов. М. : Флинта ; Наука, 2010.
Мокиенко В.М., Лилич Г.А., Трофимкина О.И. Толковый словарь библейских вы- ражений и слов. М. : АСТ : Астрель, 2010.
Федуленкова Т.Н. Лекции по английской фразеологии библейского происхождения. М. : Издательский дом Академии Естествознания, 2016.
Федуленкова Т.Н. Диалог фразеологических единиц и их библейских прототипов // Россия и Запад: Диалог культур : материалы 10-й юбилейной Междунар. конф. Вып. 12, ч. II. М. : МГУ им. М.В. Ломоносова, 2004. С. 331-340.
Федуленкова Т.Н. Узуальная вариантность фразеологии библейского происхождения // Ученые записки. Т. XV: Вопросы германской и романской филологии. СПб. : Ле- нингр. гос. ун-т им. А.С. Пушкина, 2005. Вып. 4. С. 170-175.
Смит Л.П. Фразеология английского языка. URL: http://www.libex.ru/detail/book248968.html (дата обращения: 02.10.2018).
Кунин A.B. Англо-русский фразеологический словарь / лит. ред. М.Д. Литвинова. М. : Рус. яз., 1998.
Кунин А.В. Английская фразеология: Теоретический курс. URL:https://www.livelib.ru/book/1000825548-anglijskaya-frazeologiya-teoreticheskij-kurs-av-kunin (дата обращения: 25.09.2018).
Терентьева Л.П. Особенности формирования фразеологических единиц, восходящих к литературным источникам // Сборник научных трудов МГПИИЯ им. М. Тореза. М., 1982. Вып. 199. С. 232-243.
Ковшова М.Л. Лингвокультурологический метод во фразеологии. Коды культуры. М. : ЛИБРОКОМ, 2013.
Кунин A.B. Курс фразеологии современного английского языка. URL:http://www.cataloxy.ru/books/101986_kurs-frazeologii-sovremennogo-angliyskogoyazyka.htm (дата обращения: 25.09.2018).
Кунин A.B. Фразеологическая деривация в английском языке // Вопросы словообразования и фразообразования в германских языках : сб. науч. тр. М., 1980. Вып. 164. С. 155-162.
Кунин A.B. Фразеология современного английского языка: опыт систематизированного описания. URL: http://search.rsl.ru/ru/record/01004149688 (дата обращения:25.09.2018).
 Тенденции обновления словарного состава обиходного языка путем перехода в него интернет-лексем | Язык и культура. 2019. № 45. DOI: 10.17223/19996195/45/9

Тенденции обновления словарного состава обиходного языка путем перехода в него интернет-лексем | Язык и культура. 2019. № 45. DOI: 10.17223/19996195/45/9