Психологическое исследование коммуникативной толерантности у студентов высшей педагогической школы | Язык и культура. 2019. № 45. DOI: 10.17223/19996195/45/12

Психологическое исследование коммуникативной толерантности у студентов высшей педагогической школы

Обосновывается актуальность изучения коммуникативной толерантности у студентов педагогического вуза в условиях реализации программ инклюзивного образования лиц с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) и инвалидностью. Отражены результаты теоретико-экспериментального исследования толерантных / интолерантных установок студентов на проблемы лиц с ОВЗ и инвалидностью, оценку развития коммуникативной толерантности у выпускников педагогического вуза. Предметом рассмотрения проблемы стали исследования А.Г. Асмолова, В.В. Бойко, С.К. Бондаревой, Н.А. Асташовой, О.Б. Скрябиной, Ж.А. Ореховой, Г. Олпорт, М. Уолцер и др. На основе анализа отечественных и зарубежных исследований обосновано понятие «коммуникативная толерантность», показана его связь с понятием «толерантность», проведен анализ входящих в него компонентов, дана их краткая характеристика. В статье анализируются экспериментальные данные изучения толерантных / интолерантных установок студентов, степени выраженности коммуникативной толерантности в различных ситуациях взаимодействия с партнером у студентов-выпускников разных профилей подготовки (дефектологического и педагогического), показана позитивная тенденция выраженности характеристик коммуникативной толерантности у студентов дефектологического профиля подготовки. Полагаем, что это связано с осознанным профессиональным выбором студентов и возможностью их активного взаимодействия с лицами с ОВЗ и инвалидностью в рамках реализации образовательных программ подготовки и научно-исследовательской деятельности в высшей школе. По результатам исследования обоснованы задачи и условия формирования толерантной личности в высшем учебном заведении.

Psychological study of communicative tolerance in students of higher educational school.pdf Введение Гуманизация всех сфер общественной жизни, изменения в системе ценностей общественного развития меняют принципы реализации социокультурной политики в отношении лиц с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) и инвалидностью, провозглашается непреходящая ценность любой человеческой личности. Идея ценностного отношения к лицам с ОВЗ и инвалидностью заложена в «Конвенции о правах ребенка (1989 г.), в «Конвенции о правах инвалидов (2006 г.) и других международных и государственных документах. Идея самоценности человека приобретает особую актуальность в связи с реализацией идей инклюзивного образования, одного из приоритетных направлений государственной образовательной политики России [1], важнейшей составляющей реализации Федеральной целевой программы развития образования на 2016-2020 гг. [2]. Процессы инклюзии затрагивают различные социальные группы: не только лиц с ОВЗ и их родителей, но и педагогов специальных школ, субъектов образовательного процесса системы массового образования (педагогов, родителей, лиц с сохранным здоровьем). Реализация инклюзивного образования сталкивается не только с трудностями создания «безбарьерной среды», реализацией технологий инклюзии, но и с неприятием субъектами образовательного пространства гуманистических принципов образования, с отсутствием ценностно-смыслового отношения к лицам с ОВЗ, к их обучению в условиях инклюзии, что затрудняет создание зоны «принятия и толерантности», реализацию принципа партнерства и сотрудничества во взаимодействии с лицами с ОВЗ и инвалидностью [3-6]. По данным исследований [3, 5], 40% опрашиваемых респондентов (педагогов, родителей, детей, представителей общественности) в качестве препятствия для успешного продвижения практики инклюзии выделяют неуважение субъектов поликультурного пространства к индивидуальным различиям людей, предрассудки в отношении лиц с ОВЗ. Среди проблем реализации инклюзии 25% респондентов называют трудности межличностного взаимодействия участников образовательного процесса [5]. Опрашиваемые респонденты с ОВЗ, по результатам исследований [4], в 40% случаев программируют негативное отношение к себе со стороны субъектов образовательного пространства (сверстников, педагогов, родителей детей с сохранным здоровьем). Таким образом, по данным исследователей, основной риск реализации инклюзии на различных ступенях образования - недостаточность образовательной среды, ориентированной на принципы принятия и толерантности. Феномен коммуникативной толерантности Реализация политики инклюзивного образования лиц с ОВЗ и инвалидностью делает актуальной проблему развития у всех субъектов общественного развития толерантного сознания. Сущность толерантного сознания раскрыта в «Декларации принципов толерантности» (ЮНЕСКО, 1995 г.): «...признание, принятие, понимание, отказ от доминирования и насилия, уважительное отношение к другому... установка на диалогические взаимодействия с ними» [7. С. 12]. Таким образом, отношение к другому рассматривается как фундаментальное, системообразующее начало в дефиниции «толерантность». Проблема толерантности широко представлена в отечественной и зарубежной науке (А.А. Акулова, А.Г. Асмолов, В.В. Бойко, М.М. Бахтин, С.К. Бондарева, Р.Р. Валитова, А.А. Деркач, М.С. Каган, Е.Ю. Кле-пцова, А.В. Мудрик, Г. Олпорт, М. Уолцер и др.). В контексте разных наук о человеке учеными определяются различные сущности характеристики толерантности, разные основания для ее классификации. Для нашего исследования большой интерес представляет психологический подход к рассмотрению толерантности, в рамках которого толерантность определяется как сложное личностное образование, проявляющееся в принимающем, понимающем и уважительном отношении ко всему иному в человеке (возрасту, полу, национальности, статусу, индивидуальным характеристикам и т.п.) [9-11]. Толерантность выстраивается и развивается в коммуникативном пространстве и неотделима от него, коммуникативная толерантность, проявляющаяся в процессе отношения к окружающим людям, является частной разновидностью толерантности [12]. Проблема толерантности в межличностных и межгрупповых отношениях разрабатывается в философии, социологии, социальной психологии, педагогике (А.А. Бодалев, А.В. Мудрик, В.Н. Мясищев, Г.П. Щед-ровицкий и др.). В последнее десятилетие изучением коммуникативной толерантности занимаются С.А. Гапонова, В.М. Гришук, М.А. Есипов, Г.А. Сагалакова, А.Б. Царева, Л.П. Яцевич и другие ученые. Впервые в научный оборот термин «коммуникативная толерантность» ввел В.В. Бойко. По его мнению, это «характеристика отношений личности к людям, степень переносимости его неприемлемых и неприятных психических состояний, поступков.» [Там же. С. 396]. Бойко определял коммуникативную толерантность как характеристику отношений индивида к конкретному человеку или группе людей, как отражение в его поведении позитивной коммуникативной установки. Несформированность коммуникативной толерантности и отрицательная коммуникативная установка, по мнению В.В. Бойко, выражаются в таких поведенческих реакциях, как «завуалированная или открытая жестокость к людям, склонность к необоснованным негативным обобщениям в сфере взаимоотношений и социальной деятельности» [Там же. С. 398]. В.В. Бойко считает толерантность в общении стержневой характеристикой личности, так как с ней согласуются и образуют психологическое единство многие другие качества индивида: нравственные, характерологические и интеллектуальные [13]. Как интегративную характеристику, собирательное свойство личности, имеющее многокомпонентную структуру, рассматривают коммуникативную толерантность и другие исследователи (З.А. Агеева, Н.А. Асташова, О.В. Скрябина и др.). В качестве основных компонентов этой структуры большинство исследователей выделяют когнитивный, мотивационно-личностный, эмоционально-волевой и поведенческий компоненты. По их мнению, мотивационно-ценностный компонент (отношение к собственной коммуникации как к равному взаимодействию, успех в котором может быть достигнут при учете целей, потребностей и интересов всех сторон, сохранения паритета и уважения друг к другу) занимает центральное место, определяет взаимосвязь остальных компонентов структуры [14]. Основным же является деятельностный компонент: «.лишь в границе деятельности определенного субъекта любые реальности -деятельностные и воображаемые, выстраиваются в смысловой ряд, в жизненную компетенцию» [15. С. 80]. Теоретические разработки проблемы реализуются в практических исследованиях. Интерес широкого круга исследователей, педагогов-практиков привлекает проблема формирования толерантного общения на разных ступенях образования (Е.Е. Дмитриева, Н.Р. Зыкова, О.В. Карынбаева, С.Н. Сорокоумова, А.Б. Царева и др.). Это связано с ростом социальных ожиданий и требований по отношению к образовательным учреждениям. Согласно ст. 12 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», образовательные учреждения должны содействовать развитию взаимопонимания и сотрудничества между людьми, независимо от их этнической культуры, национальной и социальной принадлежности, индивидуальных различий [1]. По мнению Н.А. Ореховской [16], инклюзивная среда современных образовательных учреждений является необходимым условием толерантного общения. Полагаем, что особую актуальность проблема формирования коммуникативной толерантности у обучающихся приобретает в системе высшего педагогического образования. Выпускник высшей педагогической школы может являться носителем ценностного отношения к лицам с ОВЗ и инвалидностью, образцом толерантной коммуникации в образовательной среде. Психологические особенности формирования коммуникативной толерантности у студентов высшей педагогической школы Цель эмпирического исследования - изучение особенностей толерантных, интолерантных установок студентов, а также установление уровня развития у них коммуникативной толерантности. В исследовании приняли участие 120 студентов выпускных курсов НГПУ им. К. Минина, обучающихся по разным профилям подготовки: 60 студентов профиля «Специальная психология» (далее группа I) и 60 студентов профиля «Русский язык и литература» (далее группа II). Основные методы исследования - анкетирование и опрос. Вопросы предложенной студентам анкеты позволили выяснить уровень их информированности о категориях лиц с ОВЗ и инвалидностью и возможности реализации прав последних на образование, а также оценить имеющийся опыт общения студентов с этой категорией лиц. Высокий уровень информированности по результатам анкетирования показали 83% студентов I группы (дефектологический профиль подготовки) и 70% студентов II группы (педагогический профиль подготовки). В качестве необходимого условия реализации инклюзивной практики в высшем учебном заведении респонденты рассматривают создание толерантной социальной среды. Студенты I группы (33%) и II группы (20%) говорят о необходимости подготовки студентов с сохранным здоровьем к восприятию лиц с ОВЗ и общению с ними. Имеют опыт общения с лицами с ОВЗ в качестве наблюдателей 18% студентов II группы и только 3% студентов - личный опыт общения с этой категорией лиц. Результаты анкетирования актуализируют проблему расширения и обогащения опыта общения всех студентов, особенно студентов педагогического профиля подготовки («Русский язык и литература»), с различными категориями лиц с проблемами в развитии. Представим результаты опроса по методике «Индекс толерантности» (Г. Солдатова, О. Кравцова, О. Хухлаева, Л. Шайгерова) [17]. Цель опроса - изучить ценностные установки респондентов в разных сферах взаимодействия людей, где проявляется толерантность / интолерантность. Шкалы опросника направлены на диагностику этнической и социальной толерантности, толерантности как черты личности. Качественно-количественный подход к анализу результатов опроса позволяет охарактеризовать уровни развития толерантных / интоле-рантных установок респондентов, уровень толерантности как черты личности. Низкий уровень толерантности свойствен 2% студентам I группы и 5% студентам II группы. Характерная особенность этих респондентов -наличие интолерантных установок по отношению к партнеру по взаимодействию. Соответственно, 14% студентов I группы и 10% студентов II группы имеют высокий уровень толерантности. У них преобладают позитивные установки на взаимодействие с партнером, высокий уровень саморегуляции, самоконтроля поведения. У студентов обеих групп (соответственно 84 и 85%) выражен средний уровень толерантности, у них гармонично сочетаются как толерантные, так и интолерантные установки. Данный уровень предполагает наличие у респондентов терпимого отношения к различным социальным группам, ситуативную готовность к участию. Высокий уровень личностных черт, установок и убеждений показали студенты I группы по шкале «Толерантность как черта личности» (соответственно 78% студентов группы I и 62% -группы II). Полагаем, что высокие показатели толерантных черт отражают опыт волонтерской деятельности студентов-будущих дефектоло-гов в сообществах лиц с инвалидностью, в деятельности Ресурсного центра сопровождения лиц с ОВЗ и инвалидностью Мининского университета. С целью оценки коммуникативной толерантности студентов использовали «Тест коммуникативный толерантности» В.В. Бойко и критериально-ориентированный подход к оценке результатов [12, 13]. Тест позволяет диагностировать толерантные и интолерантные личностные установки, проявляющиеся в процессе общения. Девять блоков вопросов теста позволяют отразить особенности поведения человека в определённых ситуациях общения. Качественно-количественный анализ балльных оценок дает возможность распределить респондентов по уровням развития коммуникативной толерантности (от высокой степени выраженности до полного неприятия окружающих). Результаты диагностики студентов представлены в таблице. Сравнительные данные степени выраженности коммуникативной толерантности у студентов различных профилей подготовки Группы респондентов Степень выраженности коммуникативной толерантности Высокая Средняя Низкая Полное неприятие абс. % абс. % абс. % абс. % Студенты I группы 9,0 15,0 32,0 53,3 19,0 31,7 - - Студенты II группы 5,0 8,3 30,0 50,0 24,0 40,0 1 1,7 Высокую степень выраженности толерантности показали соответственно 15% студентов I группы и 8,3% студентов II группы. Данный уровень толерантности в общении предполагает принятие индивидуальных характеристик партнера, способность к диалогическому взаимодействию, высокий уровень саморегуляции и самоконтроля поведения. Соответственно, 31,7% студентов I группы и 40% студентов II группы показали низкий уровень выраженности толерантности по отношению к партнеру по общению, что может проявляться в безразличии к партнеру, агрессивных и конфликтных формах поведения. У студентов II группы зафиксировано в 1,7% случаев (1 студент) полное неприятие партнера по общению. У большинства студентов обеих групп зафиксирована средняя степень выраженности коммуникативной толерантности (соответственно 53,3 и 50%). Респондентов этой группы отличает сдержанность в общении, ситуативность поведенческих реакций. Уровневые показатели коммуникативной толерантности по отдельным показателям толерантных и интолерантных установок личности в общении представлены на рис. 1. Рис. 1. Распределение показателей коммуникативной толерантности у студентов двух групп (I и II). Условные обозначения шкал: 1 - «Неприятие или непонимание индивидуальности человека»; 2 - «Использование себя в качестве эталона при оценке поведения и образа мыслей»; 3 - «Категоричность или консерватизм в оценке других людей»; 4 - Неумение скрывать или сглаживать неприятные чувства»; 5 - «Стремление переделать, перевоспитать партнеров»; 6 - «Стремление подогнать партнера под себя, сделать его "удобным"»; 7 - «Неумение прощать другим ошибки, неловкость, непреднамеренно причиненные вам неприятности»; 8 - «Нетерпимость к физическому или психическому дискомфорту, создаваемому другими людьми»; 9 - «Неумение приспосабливаться к характеру, привычкам и желаниям других» Анализ количественных данных рис. 1 свидетельствуют о том, что у студентов I группы выражена тенденция к средне-высоким значениям коммуникативной толерантности, у студентов II группы - к средним и низким значениям. Детальный анализ результатов по уровням выраженности коммуникативной толерантности по разным показателям выявил следующую тенденцию. Наиболее высокий уровень респонденты обнаружили по показателю «Непринятие и непонимание индивидуальности человека» (33,3% -I группа и 20% - II группа) и показателю «Нетерпимость к физическому или психическому дискомфорту, создаваемого людьми» (20% - II группа). Наибольший процент низких значений наблюдается во II группе респондентов по показателям «Категоричность или консерватизм в оценке других людей» (53,3%), «Стремление подогнать партнера под себя» (53,4%), что может затруднять понимание индивидуальных характеристик партнера и приводить к конфликтному взаимодействию. Таким образом, по результатам изучения, студенты группы I (дефектологический профиль подготовки) более терпеливы, миролюбивы, бесконфликтны, способны принимать индивидуальность окружающих людей, чем студенты II группы (педагогический профиль подготовки). Заключение Представленные результаты исследования актуализируют проблему развития у студентов высшей педагогической школы готовности и способности к толерантной коммуникации. Задачи становления толерантной личности: целенаправленное развитие ценностно-смысловой сферы личности будущего педагога [18, 19]; актуализация и развитие качеств, создающих личностную готовность к общению и взаимодействию с людьми независимо от их индивидуальных особенностей [20, 21]; стимулирование процесса самосознания как условия саморазвития и самосовершенствования [22, 23]. Основные условия реализации задач - обогащение реального опыта взаимодействия выпускников высшей педагогической школы с лицами с ОВЗ и инвалидностью при реализации программ педагогической практики, программ сопровождения лиц с проблемами в развитии в инклюзивной образовательной среде вуза [24, 25].

Ключевые слова

толерантность, коммуникативная толерантность, ин-толерантность, толерантное общение, толерантные коммуникации, лица с ограниченными возможностями здоровья, инвалидность, толерантные / интолерантные установки, tolerance, communicative tolerance, intolerance, tolerant communication, tolerant communication, persons with disabilities, disability, tolerant / intolerant attitudes

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Мухина Татьяна ГеннадьевнаФедеральный научно-клинический центр реаниматологии и реабилитологиипрофессор, доктор педагогических наук, профессор кафедры психологии и реабилитационных технологийtg-muhina@yandex.ru
Егорова Полина АлександровнаФедеральный научно-клинический центр реаниматологии и реабилитологиидоцент, кафедра психологии и реабилитационных технологийrusboll7@gmail.com
Суворова Ольга ВениаминовнаНижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Мининапрофессор, кафедра практической психологииolgavenn@yandex.ru
Дмитриева Елена ЕрмолаевнаНижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Мининапрофессор, кафедра специальной педагогики и психологииdmitrievaele@gmail.com
Сорокоумова Светлана НиколаевнаФедеральный научно-клинический центр реаниматологии и реабилитологиипрофессор, доктор психологических наук, заведующая кафедрой психологии и реабилитационных технологий4013@bk.ru
Всего: 5

Ссылки

Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации». Текст с изменения ми и дополнениями на 2015 год. М. : Эксмо, 2015. 208 с.
Постановление Правительства РФ от 23 мая 2015 г. № 497 «О федеральной целевой программе развития образования на 2016-2020 гг.». URL: http://pravo.gov.ru/ proxy/ips/?docbody=&nd=102372590&rdk=4 (дата обращения: 25.08.2018).
Дмитриева Е.Е. Профессионально-ценностная готовность выпускников педагогиче ского вуза к работе в условиях инклюзивного образования // Проблемы современного педагогического образования. 2018. № 59 (1). С. 448-452.
Дмитриева Е.Е. Социально-личностная готовность субъектов образовательного процесса высшего учебного заведения к инклюзивному образованию. Н. Новгород, 2017. С. 39-45.
Dmitrieva E.E., Kashtanova S.N., Medvedeva E.Y., Olkhina E.A., Kudryavtsev V.A. Tol erant Consciousness of Educational and Multicultural Space Subjects // Espacios. 2018. Vol. 39, is. 38. 14 p.
Сорокоумова С.Н. Организация инклюзивного обучения в условиях модернизации образования // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2011. Т. 13, № 2 (3). С. 618-620.
Медведева Е.Ю., Ольхина Е.А Проблема формирования толерантного отношения к лицам с ОВЗ // Современные проблемы науки и образования. 2015. № 1-2. С. 227.
Декларация принципов толерантности: Двадцать восьмая сессия Генеральной кон ференции ЮНЕСКО (25 октября - 16 ноября 1995). Париж : Грааль, 1995. 16 с.
Асмолов А.Г. О смыслах понятия толерантность. М. : Век толерантности, 2001. С. 8-18.
Бондарева С.К., Колесов Д.В. Толерантность. Введение в проблему. М., 2003. 523 с.
Толерантность личности: характеристики, закономерности, механизмы формирования / под ред. А.А. Деркача. М. : Изд-во РАГС, 2003. 197 с.
Бойко В.В. Коммуникативная толерантность : метод. пособие. СПб. : СПбМАПО, 1998. 24 с.
Бойко В.В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и на других. М. : ФилинЪ, 1996. 472 с.
Скрябина О.Б. Педагогические условия формирования коммуникативной толерантности у старшеклассников : дис.. канд. пед. наук. Кострома, 2000. 209 с.
Асташова Н.А Толерантность как условие самореализации личности // Вестник Брянского государственного университета. 2011. № 1. С. 36-39.
Ореховская Н. А. Инклюзия как необходимое условие толерантности // Социальные движения, коллективные действия в условиях социального неравенства : сб. материалов круглого стола. М. : МГГЭУ, 2016. С. 59-65.
Солдатова Г.У., Кравцова О.А., Хухлаев О.Е., Шайгерова Л.А. Психодиагностика толерантности // Психологи о мигрантах и миграции в России: Информационно-аналитический бюллетень № 4. М. : Смысл, 2002. С. 59-65.
Sorokoumova S.N. The projective study of the impact of the vertical position of a person on the nosological specificity of psychosomatic risk / S.N. Sorokoumova, G.I. Efremova, G.V. Timoshenko, E.A. Leonenko, I.A. Bochkovskaya, E.V. Potekhina // Research Journal of Pharmaceutical, Biological and Chemical Sciences. November - December 2016 RJPBCS 7(6). P. 685-691.
Sorokoumova S.N. Diagnostics of psychosomatic risk in psychotherapeutic practice / S.N. Sorokoumova, G.I. Efremova, G.V. Timoshenko, E.A. Leonenko, I.A. Bochkovskaya, E.V. Potekhina // The International Journal of Environmental and Science Education (IJESE) (academic journal) December 2016. Vol. 12, is. 19. P. 11639-11649.
Sorokoumova S.N. Foresight methods in pedagogical design of university learning environment / S.N. Sorokoumova, Rong Ju, N.V. Buldakova, M.G. Sergeeva, A.A. Galushkin, A.A. Soloviev, N.I. Kryukova // Eurasia Journal of Mathematics, Science and Technology Education. 2017. Т. 13, is. 8. P. 5281-5293.
Suvorova O.V. Experience of Emotional and Physical Violence and Psychological Boundaries of Personality of Psychology Students / O. Suvorova, S. Sorokoumova, A. Gutko, N. Ivanova, E. Minaeva, Y. Mamonova // Espacios. 2017. Vol. 38, is. 65.
Егорова П.А., Мухина Д.Д., Мухина Т.Г., Сорокоумова С.Н., Сорокина Т.М. Активизация речевого общения студентов с ограниченными возможностями здоровья в условиях высшей школы // Язык и культура. 2018. № 42. С. 181-197.
Сорокоумова С.Н., Суворова О.В., Ивенских И.В. Профессиональная готовность будущих педагогов к работе с обучающимися с ОВЗ и инвалидностью в условиях инклюзивной практики // Вестник Мининского университета. 2018. Т. 1, № 1.
Егорова П.А., Мухина Т.Г., Сорокоумова С.Н., Мухина Д.Д. Мониторинговый анализ эффективности профессиональных компьютеров и системных требований для организации электронно-образовательной среды вуза в условиях образовательной инклюзии // Вестник Мининского университета. 2018. Т. 6, № 3.
Егорова П. А., Ивенских И. В., Сорокоумова С.Н. Психологическое сопровождение обучающихся с ограниченными возможностями здоровья и инвалидностью в условиях модернизации отечественного образования // Мир науки, культуры, образования. 2017. № 5 (66). С. 258-260.
 Психологическое исследование коммуникативной толерантности у студентов высшей педагогической школы | Язык и культура. 2019. № 45. DOI: 10.17223/19996195/45/12

Психологическое исследование коммуникативной толерантности у студентов высшей педагогической школы | Язык и культура. 2019. № 45. DOI: 10.17223/19996195/45/12