Содержание и структура сетевого договора | Вестн. Том. гос. ун-та. Право. 2018. № 29. DOI: 10.17223/22253513/29/17

Содержание и структура сетевого договора

Показаны возможные схемы сетевого взаимодействия между образовательной организацией и иными юридическими лицами. Аргументируется вывод о том, что считать содержанием сетевого договора, и дан образец структуры договора. Предлагается определение предмета сетевого договора. Обосновывается вывод, что сетевой договор является организационным, смешанным и содержит элементы агентского договора и договора возмездного оказания услуг.

Contents and structure of the network contract.pdf Статья 15 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» [1] (далее - Закон об образовании), именуемая «Сетевая форма реализации образовательных программ», содержит нормы, позволяющие образовательным организациям на основании сетевого договора привлекать иные организации к реализации образовательных программ. Проблема заключается в том, что нормы ст. 15 Закона об образовании, хотя и содержат перечень сведений, подлежащих включению в сетевой договор, но не называют его предмет и правовую цель сетевой сделки. Вместе с тем, как следует из отчета Федеральной службы РФ по надзору в сфере образования и науки, заключение сетевого договора приобрело широкое распространение во всех сферах образования, и наибольшее количество нарушений, выявленных Рособрнадзором, касается оформления отношений посредством сетевого договора30 . Думается, пришло время обсудить, что представляет собой сетевой договор, в каких случаях он может заключаться и каково его содержание. Из текста нормы ч. 1 ст. 15 Закона об образовании следует, что сетевые отношения могут возникнуть только между образовательной организацией и организацией, обладающей «ресурсами, необходимыми для осуществления обучения, проведения учебной и производственной практики и осуществления иных видов учебной деятельности, предусмотренных соответствующей образовательной программой». Содержание термина «ресурсы» в понятии «ресурсы, необходимые для осуществления обучения, проведения учебной и производственной практики и осуществления иных видов учебной деятельности, предусмотренных соответствующей образовательной программой», в Законе об образовании не раскрывается. Обратимся к его лексическому толкованию. Большой энциклопедический словарь дает следующее объяснение слова «ресурсы»: «Ресурсы (от франц. ressource - вспомогательное средство) -денежные средства, ценности, запасы, возможности, источники средств, доходов (напр., природные ресурсы, экономические ресурсы)» [2]. Содержание термина «образовательная программа» раскрывается в норме ч. 1 п. 9 ст. 2 Закона об образовании как «комплекс основных характеристик образования». «Образовательные программы определяют содержание образования» (ч. 1 ст. 12 Закона об образовании) и должны включать такие характеристики, как объем, содержание, планируемые результаты, организационно-педагогические условия, которые должны быть представлены в виде учебного плана, календарного учебного графика, рабочих программ учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), иных компонентов, а также оценочных и методических материалов (ч. 1 п. 9 ст. 2 Закона об образовании). Все образовательные программы разделены на два типа: основные и дополнительные. К основным программам относятся основные общеобразовательные программы и основные профессиональные образовательные программы. Виды дополнительных образовательных программ: дополнительные общеобразовательные программы и дополнительные профессиональные программы31. Лексическое толкование термина «ресурсы» и систематическое толкование норм ст.ст. 2 и 12 Закона об образовании позволяют прийти к следующим выводам: во-первых, сетевая форма образования может быть применена всеми образовательными организациями независимо от уровня образования; во-вторых, использование ресурсов иной организации возможно путем привлечения педагогических кадров и (или) ее материально -технической базы (имущества). С учетом наших выводов попытаемся сконструировать вероятные схемы юридических связей привлечения образовательной организацией ресурсов иной организации. Нам видится три варианта возможных ситуаций. Вариант 1 - привлечение к участию педагогических работников другой образовательной организации для проведения занятий по отдельным дисциплинам (например, лекций, открытых уроков и т.п.). Эти отношения вряд ли требуют заключения сетевого договора. Отношения между образовательной организацией и педагогическим работником могут быть выстроены на основании трудового или гражданско-правового договора. Вариант 2 - использование материальных ресурсов (имущества) другой организации. Такие отношения укладываются в схему гражданско-правовых отношений безвозмездного пользования имуществом или отношений аренды. В оформлении отношений посредством сетевого договора нет никакой необходимости. Более того, заключение образовательной организацией сетевого договора с бюджетной организацией, государственным или муниципальным унитарным предприятием, если предметом этого договора является передача имущества во временное владение или пользование, можно рассматривать как совершение притворной сделки с целью обойти запрет, содержащийся в нормах Федерального закона от 05 апреля 2013 г. № 44-ФЗ (ред. от 23.04.2018) «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» [4]. Вариант 3 - непосредственное участие нескольких организаций в образовательном процессе с использованием педагогических и материальных ресурсов (имущества) иной организации. Эта схема отношений, по нашему мнению, наиболее вероятна для сетевого обучения, поэтому дальнейшее исследование будет проводиться в этом направлении. В соответствии с нормой ч. 1 ст. 15 Закона об образовании субъектами правоотношения сетевого обучения выступают образовательная организация и иная организация (или организации). Перечень организаций, привлекаемых к участию в сетевом обучении, является открытым. Это могут быть научные и медицинские организации; организации культуры, физкультур-но-спортивные и иные организации. Термин «иные организации», употребляемый в этой норме, по нашему мнению, требует уточнения. Дело в том, что право на осуществление образовательной деятельности предоставлено организациям, наделенным статусом юридические лица и имеющим лицензию на осуществление образовательной деятельности (см. ч. 1 ст. 21, ч. 1 ст. 31 Закона об образовании). В этой связи представляется целесообразным в текст нормы ч. 1 ст. 15 Закона образовании внести соответствующие изменения, заменив словосочетание «и иные организации» словосочетанием «и иные юридические лица, имеющие лицензию на осуществление образовательной деятельности». Законодатель не ограничивает количество лиц, привлекаемых образовательной организацией к сетевой форме образования. Теоретически допустима ситуация, при которой образовательная организация на каждом этапе образовательной деятельности приглашает новых участников отношений. В этом случае роль образовательной организации в процессе образования, по сути, будет сведена к организаторским функциям, что вряд ли приемлемо. Полагаем, что количество возможных участников сетевого образования должно быть ограничено на законодательном уровне разумными пределами. Предлагается разрешить образовательной организации привлекать к участию в сетевой форме реализации образовательных программ не более одного-двух юридических лиц. В соответствии с нормой ч. 2 ст. 15 Закона об образовании основанием возникновения правоотношения сетевого обучения является договор. Его правовая природа в законе не определена. Как известно, для заключения договора необходимо определить его предмет. На наш взгляд, законодатель не дает четкого ответа, что является предметом сетевого договора. В юридической литературе в качестве предмета предложено рассматривать «действия по организации совместной образовательной деятельности нескольких организаций путем распределения между ними обязанностей об объеме и порядке осуществления образовательной деятельности, а также о виде и объеме предоставления ресурсов», а сам договор определить как договор «о совместной непредпринимательской деятельности» [4. C. 177-179]. Это предложение нам представляется спорным. Прежде всего вызывает возражение определение предмета сетевого договора в качестве «действий по организации совместной образовательной деятельности нескольких организаций», поскольку, как мы полагаем, оно противоречит лицензионному и образовательному законодательству. Обоснования для вывода следующие. Как известно, образовательная организация вправе осуществлять образовательную деятельность с момента получения ею лицензии. О готовности соискателя лицензии осуществлять образовательную деятельность свидетельствует соблюдение им лицензионных требований. В частности, соискатель обязан подтвердить наличие у него имущества, необходимого для осуществления образовательной деятельности по заявленным к лицензированию образовательным программам. Он обязан также предоставить разработанные и утвержденные образовательные программы, а также выполнить иные лицензионные требования. Выдача одной лицензии одновременно нескольким юридическим лицам на том основании, что образовательная организация может осуществлять деятельность только при наличии ресурсов иной организации, законодательством не предусмотрена [5]. Процедуры приостановления, аннулирования лицензии предусмотрены только в отношении лицензиата, независимо от количества юридических лиц, приглашенных им для участия в образовательном процессе. Сложно также согласиться с тем, что сетевой договор можно определить как договор «о совместной непредпринимательской деятельности», так как между сетевым договором и договором о совместной деятельности имеются значительные различия. Договор о совместной деятельности предполагает объединение вкладов для осуществления совместной деятельности, является основанием для формирования общего имущества участников обязательства, возникшего из договора о совместной деятельности. Сетевой договор не предполагает объединения вкладов, тем более не является основанием формирования общего имущества, он заключается с целью использовать «ресурсы иной организации». По договору о совместной деятельности момент начала деятельности совпадает с моментом заключения договора. Сетевой договор может быть заключен на любой стадии образовательного процесса. Ввиду изложенного сетевой договор вряд ли можно отнести к договорам о совместной деятельности, а предметом договора признать «действия по организации совместной образовательной деятельности нескольких организаций». При определении предмета сетевого договора, скорее всего, следовало бы учитывать три важных обстоятельства: во-первых, иное юридическое лицо приглашается потому, что у образовательной организации отсутствуют необходимые ресурсы для осуществления именного этого вида деятельности; во-вторых, сотрудничество юридических лиц носит временный характер; в-третьих, любая деятельность требует ее организации. С учетом сказанного полагаем, что предметом сетевого договора будет «организация и осуществление обучения по отдельной дисциплине с использованием педагогических кадров и имущества привлекаемого к обучению юридического лица». К другим существенным условиям договора, по всей видимости, следовало бы отнести условие о сроке, учитывая его временный характер. Законодатель не определил, осуществляется ли взаимодействие участников на возмездной или безвозмездной основе. Полагаем, что сетевой договор является возмездным, и в договор стоит включить условие о цене. Необходимость введения в сетевой договор иных условий, предусмотренных в норме ч. 3 ст. 15 Закона об образовании, в частности о статусе обучающихся, правилах приема на обучение в сетевой форме, выдаваемых документах, академической мобильности обучающихся, нам представляется сомнительной. Аргументы в пользу такого вывода следующие. Образование представляет собой единый цикл целенаправленной деятельности, его отдельной стадией выступает сетевая форма обучения. Служебная роль сетевой формы обучения состоит в том, чтобы повысить качество образования, а не изменить статус обучающегося. Если обучающийся желает изменить свой статус, он вправе поступить в иную образовательную организацию и пройти в новой образовательной организации весь курс обучения (или его часть). С учетом сказанного полагаем, что в сетевом договоре должны быть предусмотрены условия о предмете договора, цене договора и сроке его действия. Все перечисленные условия, по нашему мнению, должны рассматриваться как существенные условия сетевого договора. Проведенное исследование позволяет составить представление о структуре сетевого договора. По нашему мнению, сетевой договор будет иметь классическую структуру и состоять из следующих разделов. Преамбула договора (субъекты договора и их реквизиты (сведения о документах, определяющих правовой статус сторон)). I. Предмет договора. II. Цена договора. III. Срок действия договора. IV. Права и обязанности сторон договора. V. Изменение и расторжение договора. VI. Ответственность сторон договора. В договоре может быть предусмотрен VII раздел, именуемый «Дополнительные условия». Вопрос о необходимости данного раздела стороны могут решать самостоятельно. Наконец, VIII раздел, именуемый «Юридические адреса сторон», должен содержать реквизиты сторон. Для полноты исследования представляется целесообразным обратиться к видовым признакам сетевого договора, так как это имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Среди признаков сетевого договора, пожалуй, прежде всего следует обозначить признак направленности договора на организацию образовательной деятельности. Этот признак позволяет отнести сетевой договор к организационным договорам. В то же время сетевой договор имеет некоторые черты сходства с агентским договором и договором возмездного оказания услуг. Сходство сетевого договора с агентским договором обнаруживается в том, что сетевые отношения выстраиваются по поручению одной из сторон (образовательной организации), другая сторона (иное юридическое лицо) действует на возмездной основе и обязуется совершать юридические и фактические действия. Различие состоит в том, что в сетевом договоре действия совершаются не за счет образовательной организации, как это предусмотрено в положениях об агентском договоре, а за счет другой стороны - юридического лица. Схожесть сетевого договора с договором об оказании возмездных услуг выражается в том, что привлекаемое юридическое лицо действует по заданию образовательной организации и обязуется по ее поручению оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а образовательная организация - оплатить эти услуги. Различие проявляется в том, что услуга оказывается не образовательной организации, являющейся стороной договора, а третьему лицу - обучающемуся. Таким образом, договор о сетевой форме реализации образовательных программ (сетевой договор) нельзя безоговорочно отнести ни к одной группе поименованных гражданско-правовых договоров. По всей видимости, его можно рассматривать как смешанный договор, содержащий элементы агентского договора и договора возмездного оказания услуг. В то же время сетевой договор можно охарактеризовать как организационный, консенсуальный, двусторонний и возмездный. Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, сетевую форму образования целесообразно рассматривать лишь как стадию единого цикла образовательного процесса. Во-вторых, сетевые отношения возникают только в том случае, когда в образовательный процесс вовлекаются педагогические кадры иного юридического лица и используется его имущество, поэтому отношения между образовательной организацией и иным юридическим лицом по использованию ресурсов последнего не всегда должны оформляться сетевым договором. В-третьих, для предотвращения случаев изменения функциональной направленности деятельности образовательной организации число лиц, привлекаемых в сетевое образование, целесообразно ограничить. В-четвертых, количество существенных условий договора стоит ограничить по сравнению с условиями, содержащимися в Законе об образовании, и отнести к ним условия о предмете, цене и сроке действия договора. В-пятых, договор о сетевой форме реализации образовательных программ с учетом его направленности может быть отнесен к организационным договорам. В то же время он является смешанным договором и содержит элементы агентского договора и договора возмездного оказания услуг.

Ключевые слова

образовательная деятельность, ресурсы, сетевой договор, реализация образовательных программ, educational activity, resources, network contract, implementation of educational programs

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Суровцова Марина НиколаевнаТомский экономико-юридический институткандидат юридических наук, доцентmsurovcova@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Об образовании в Российской Федерации : федеральный закон от 29.12.2012 № 273- ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2012. № 53, ч. 1. Ст. 7598.
Большой энциклопедический словарь. URL: https://www.vedu.ru/bigencdic/53137/ (дата обращения: 04.05.2018).
О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд : федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ (ред. от 23.04.2018) // Собрание законодательства РФ. 2013. № 14. Ст. 1652.
Малеина М.Н. Договор о сетевой форме реализации образовательных программ // Lex Russica. 2016. № 7. С. 177-183.
О лицензировании образовательной деятельности : постановление Правительства РФ от 28.10.2013 № 966 (ред. от 18.01.2018) // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru (дата обращения: 22.05.18).
 Содержание и структура сетевого договора | Вестн. Том. гос. ун-та. Право. 2018. № 29. DOI: 10.17223/22253513/29/17

Содержание и структура сетевого договора | Вестн. Том. гос. ун-та. Право. 2018. № 29. DOI: 10.17223/22253513/29/17

Полнотекстовая версия