Классификации следственных ситуаций | Вестн. Том. гос. ун-та. Право. 2013. № 1(7).

Классификации следственных ситуаций

Анализируются наиболее актуальные проблемы классификации следственных ситуаций. Предлагается в качестве исходного начала производить классифицирование ситуаций в зависимости от характера образующей их информации. Уточняется принцип деления следственных ситуаций на общие и частные; обосновывается необходимость давать оценку условий расследования на любом из его этапов, исходя из общей и частной следственных ситуаций. Аргументируется возможность рассматривать оценочные следственные ситуации в виде соответствующих аспектов благоприятной и неблагоприятной следственных ситуаций.

Classification of investigative situations.pdf Феномен следственной ситуации, ее методологическое значение для тео- 1 рии и правоприменительной деятельности в целом и прежде всего - для раскрытия и расследования преступлений получают свое выражение в соответствующих классификациях, каждая из которых затрагивает тот или иной аспект ситуационного подхода, в том числе аспект криминальной деятельности [2. С. 57; 3. С. 45; 4. С. 67]. Тесная взаимосвязь положений различных частей криминалистики находит свое выражение в различении следственных ситуаций технического, тактического и методического характера [5. С. 221-223]2. С позиции доктрины уголовного преследования предлагается выделять проверочные, следственные и судебные ситуации [7. С. 179]; такое классифицирование подчеркивает разный характер уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемой на той или иной стадии, однако не совсем четко указывает на качественное своеобразие названных видов ситуаций. Общепринятой является классификация следственных ситуаций на исходные, промежуточные и конечные (заключительные) ситуации [8. С. 42; 9. С. 237; 10. С. 90-107]. Анализ работ, в которых существует такое классифицирование, позволяет согласиться с мнением о том, что речь здесь идет о ситуационных характеристиках соответственно первоначального, последующего и заключительного этапов досудебного производства [2. С. 160]3; при этом, на наш взгляд, такая классификация в наибольшей мере имеет методи-ко-криминалистическое значение. В криминалистической литературе некоторую проблемность вызвала оценка классифицирования следственных ситуаций путем указания на такие признаки, как типичное и типовое. Можно отметить два взгляда на понятие типичной следственной ситуация: во-первых, она рассматривается как положение абстрактного уровня, являющееся результатом научного анализа правоприменительной практики [12. С. 63; 13. С. 265-266]; во-вторых, как наиболее характерная, повторяющаяся в процессе расследования уголовных дел ситуация [14. С. 12; 15. С. 180]4. И в том, и в другом случае типичной следственной ситуации противопоставляется конкретная ситуация, возникающая в рамках уголовно-процессуальной деятельности. Термин «типовая» для классификации следственных ситуаций употребляется гораздо реже; отличие классификации от типизации строится на спорном суждении о том, что лишь типовые следственные ситуации определяют программу действий следователя; типовыми, например, называются исходные, промежуточные и конечные следственные ситуации [17. С. 4-5]. Однако очевидно, что и иные следственный ситуации, классифицированные как типичные, также определяют направление деятельности следователя и в этом смысле не отличаются от названных выше типовых ситуаций. Несмотря на семантическую близость терминов «типичная» и «типовая», последний, как правильно пишут отдельные авторы, должен употребляться для обозначения ситуации в ее концептуальном понимании, а значит, в целях отличия ее от ситуации индивидуальной (конкретной), возникающей при расследовании того или иного дела; в свою очередь, индивидуальные следственные ситуации могут быть типичными и атипичными [3. С. 46; 18. С. 244245; 19. С. 60; 20. С. 77; 21. С. 163]. Возможность типизации индивидуальных, неповторимых в своем диалектическом проявлении ситуаций состоит в том, что индивидуальное несет в себе выражение нескончаемого разнообразия внешне схожих явлений (объектов)5: именно такая схожесть, а значит, типичность и отыскивается в процессе научного познания. Исходя из сказанного, можно прийти к выводу о том, что содержательно типовая и типичная следственные ситуации совпадают: различия лишь указывают на характер взаимосвязи криминалистической науки и практики -наука выделяет в объекте те или иные закономерности (типичное), адресуя затем свои результаты следователю, который в той или иной ситуации отыскивает прежде всего типичное. С учетом природы науки, целью которой является поиск закономерностей изучаемого объекта, результаты теоретического обобщения применительно к практике всегда будут суждением о типичном; исходя из этого, классифицирование конкретных атипичных следственных ситуаций затруднено, хотя они и могут быть определены в тех или иных 3 параметрах . Весьма точно соотношение типичного и нетипичного в оперативно-розыскной ситуации показал С.И. Давыдов, отметивший, что каждая ситуация представляет собой уникальное событие: вместе с тем многие ситуации признаются на практике минимально различимыми, что дает основание говорить о том, что они являются типичными [24. С. 29-30]. Оценочный характер предлагаемых видов следственных ситуаций лежит в основе существующих теоретических разногласий, касающихся их классификации; так, например, мнения о проблемных ситуациях существуют в диапазоне полного неприятия в целях криминалистики термина «проблемный» [25. С. 3-9] до подчеркивания того, что в расследовании нет и не может быть непроблемных следственных ситуаций [26. С. 72; 27. С. 17]6; также аргументируется взгляд о существовании как проблемных, так и беспроблемных ситуаций [15. С. 180; 30. С. 83-84], который мы разделяем. При анализе такого положения дел отмечается, что причиной этому является неизбежный субъективизм криминалистов-исследователей, приводящий к тому, что классификации следственных ситуаций приобретают оценочный характер, например, благоприятные и неблагоприятные; кроме того, отмечается и субъективизм, присущий правоприменителям в силу их опыта, знаний и умений; соответственно подчеркивается необходимость оперировать объективными основаниями классификаций [31. С. 68-69]7. Однако объективными, формально определенными можно считать лишь несколько называемых в литературе классификаций следственных ситуаций, например ситуации, выделяемые в зависимости от субъекта, призванного их оптимизировать и разрешить (следственные, оперативно-розыскные, экспертные, судебные); в рамках криминалистической ситуалогии к таким ситуациям можно отнести выстраиваемые применительно к этапам преступной деятельности подготовительные ситуации, ситуации совершения преступления и посткриминальные ситуации. Р. С. Белкин придавал различное значение отдельным классификациям следственных ситуаций: классификацию следственных ситуаций на благоприятные и неблагоприятные он считал общей, а все иные - частными классификациями [32. С. 143-144]8. Принимая этот подход за методологический, полагаем возможным в теоретических и практических целях подразделять все следственные ситуации на благоприятные и неблагоприятные, кладя в основу такой классификации степень информационной определенности по делу. Все остальные классификации в своем гносеологическом значении отражают, на наш взгляд, лишь тот или иной аспект этих двух ситуаций, внутреннюю и внешнюю причины неблагоприятности либо благоприятности: их оптимизация непосредственно не приводит к доказыванию обстоятельств, названных в ст. 73 УПК РФ. Так, например, рассмотрение конфликтных ситуаций и поиск средств их разрешения теряет всякий смысл, если за конфликтом между следователем и обвиняемым не стоит вопрос о затруднениях в получении от обвиняемого сведений, имеющих значение для уголовного дела. Фактически этого же методологического подхода придерживаются Л.Я. Драпкин и В.Н. Карагодин, разделяя прежде всего следственные ситуации на две группы: простые и сложные ситуации. При этом простые ситуации означают, как указывают названные авторы, благоприятные условия расследования и их чертами являются беспроблемность, бесконфликтность, отсутствие тактического риска и организационной неупорядоченности; сложные ситуации, наоборот, характеризуют условия расследования как неблагоприятные и их факторами являются проблемность, конфликтность, наличие тактического риска, организационная неупорядоченность [29. С. 3738]. С позиции криминалистической тактики неблагоприятность следственной ситуации позволяет, как правильно указывают отдельные ученые, рассматривать вопрос о вероятности допущения тактической ошибки [33. С. 140]. Таким образом, применительно к оценке неблагоприятной следственной ситуации как ситуации информационной неопределенности указание, например, аспекта конфликтности подчеркивает причину информационной неопределенности9; выделение аспекта проблемности подчеркивает, на наш взгляд, степень информационной определенности (неопределенности) ситуации досудебного судопроизводства10; выделение аспекта тактического риска указывает на информационную неопределенность применительно к выбору операциональных тактико-криминалистических средств [37. С. 91]; существование смешанных следственных ситуаций отражает наличие у неблагоприятной следственной ситуации нескольких аспектов информационной неопределенности; выделение аспекта сложности (простоты) следственной ситуации показывает число ее вероятностных моделей [2. С. 158] или степень возможного влияния ситуации на принятие решения [38. С. 315]11; выделение аспекта воздействия следователя на следственную ситуацию по- 4 зволяет судить о степени контроля за ее развитием ; наконец, указание на аспект детерминированности и рандомизированности характеризует, прежде всего, следственную ситуацию с позиции случайных факторов, оказывающих влияние на ее развитие, в том числе случайного поиска следователя [19. С. 61-65]. Наше предложение говорить об аспектах следственной ситуации в тактико-криминалистическом понимании позволяет осуществлять ее пошаговую оценку и предметно выделять факторы, которые делают тактическую следственную ситуацию благоприятной либо неблагоприятной. Очевидно, что при производстве того или иного следственного действия названные выше аспекты могут проявляться в различном сочетании либо отсутствовать вовсе. Выделение в криминалистике общих и частных следственных ситуаций характеризует одну из особенностей научного познания, а именно поиск общих и частных закономерностей. Термин «общая следственная ситуация» в литературе используется давно; так, например, А.Н. Васильев отмечал, что преступления можно разделить по признакам общей следственной ситуации первоначального периода расследования [42. С. 40]. Существование общей следственной ситуации чаще всего связывается с характеристикой процесса расследования преступления в целом [43. С. 21; 44. С. 220]12; под частной следственной ситуацией в основном понимают ситуации производства отдельного следственного действия или проведения тактической операции [38. С. 310; 44. С. 220; 45. С. 8; 47. С. 207; 48. С. 185-186]13, что с тактико-криминалистической точки зрения является несомненно правильным; кроме того, к частным причисляют ситуации, которые отражают ход и состояние расследования преступления относительно элементов состава преступления, отдельных преступных эпизодов, а также этапов расследования [18. С. 239; 49. С. 101; 50. С. 266]14. В.И. Комиссаров в основу подразделения ситуаций на общую и частную кладет следственное действие: по его мнению, первая ситуация предопределяет направление разработки и группировки приемов осуществления системы следственных действий, а вторая - направление разработки и группировки приемов осуществления отдельных видов следственных действий, например осмотр водной поверхности, трупа и т.д. [52. С. 22]: фактически общая ситуация здесь указывает на ситуацию предварительного расследования, а частная - на ситуацию производства отдельного следственного действия. Можно увидеть, что при таком подходе дается внешнее отличие общих и частных следственных ситуаций; это отличие лежит в основе разграничения тактико-криминалистических и методико-криминалистических ситуаций. Вместе с тем характерное, внутреннее отличие общей и частной следственных ситуаций остается до конца не выясненным. Ставя задачу отыскать названное внутреннее отличие, мы считаем возможным исходить из структуры следственной ситуации, даваемой Т. С. Волчецкой: в принадлежащем ей определении следственной ситуации прежде всего акцентируется внимание на имеющихся в распоряжении следователя сведениях о преступлении и лишь затем - на состоянии процесса расследования [2. С. 93]. Отмеченное положение является правильным, поскольку именно информационный блок о преступлении, будучи точно проанализированным, закладывает основу взвешенной оценки всей совокупности обстоятельств, опосредующих досудебное 1 производство . Данный информационный блок, по нашему мнению, следует рассматривать в виде двух элементов: информации о преступном событии и информации о причастном к нему лице (лицах); ситуацию, характеризующую состояние информированности о преступлении, мы предлагаем именовать общей следственной ситуацией. Соответственно, частная следственная ситуация тем или иным образом характеризует условия, в которых следователь осуществляет доказательственную деятельность: оказываемое ему противодействие, в том числе ведущее к утрате следов преступления [55. С. 94], согласие обвиняемого на сотрудничество и т. д. Существуя как проявление и оценка состояния досудебного производства, общая и частная следственные ситуации проецируются на ситуации, складывающиеся в ходе производства отдельного следственного действия, в том числе включенного в тактическую комбинацию (операцию). По этой причине и общая, и частная следственные ситуации имеют как методическое, так и тактическое значение, а кроме того, могут быть типичными и атипичными ситуациями. Так, информация, позволяющая указать на совершившее преступление лицо, будет относиться к общей следственной ситуации; в то же время информация о психологических свойствах этого лица будет входить в содержание частной следственной ситуации, поскольку позволяет смодели- 2 ровать его позицию на предварительном следствии, а также в суде . Учитывая актуальное значение типизации следственных ситуаций для теории и практики, представляется важным оперировать одними и теми же ее критериями, независимо от этапов досудебного производства, на которых она возникает и развивается. Анализ литературы показывает, что типичные ситуации первоначального этапа расследования моделируются путем указания на осведомленность следователя о событии преступления и личности преступника, в то время как за основу характеристики типичных ситуаций последующих этапов чаще всего берется позиция, занятая обвиняемым по отношению к расследованию (следователю) [18. С. 250-251; 57. С. 728-737; 58. С. 23; 59. С. 10]. Представляется, что сами по себе признание обвиняемым (подозреваемым) вины в совершении преступления и выражение готовности к сотрудничеству со следствием не меняют качественной определенности общей следственной ситуации: признание вины может быть следствием самых разных причин, в том числе ведущих к самооговору, и виновность лица как одно из обстоятельств, названных в ст. 73 УПК РФ, требует доказывания15. Результаты анкетирования следователей, осуществляющих производство по делам об убийствах, подтверждают сказанное: 100 % опрошенных видят более благоприятной ситуацию, когда обвиняемый отказывается давать показания, но при этом в уголовном деле имеются доказательства его вины, по сравнению с ситуацией, когда обвиняемый соглашается давать показания, но при этом в уголовном деле отсутствуют доказательства совершения им названного деяния. Вместе с тем анкетирование показало, что характеристика последующего этапа расследования преступления через называние позиции, занятой обвиняемым, имеет под собой эмпирическую основу: в числе 8 вариантов ответов, указывающих на разные обстоятельства, возникающие на последующем этапе, анкетируемые всегда указывали ответ, связанный с позицией, занятой обвиняемым; для сравнения можно указать, что такой вариант ответа, как существование конфликта между обвиняемыми, составил около 3%. Говоря о путях улучшения следственной деятельности, некоторые авторы в качестве фактора ее оптимизации называют выстраиваемую следователем модель судебной перспективы дела, используя для этого имеющиеся в деле доказательства о событии преступления и виновной причастности к его совершению конкретного лица. Можно спорить о том, что определение судебной перспективы не в полной мере согласуется с назначением уголовного судопроизводства, принципом состязательности и ролью суда, однако несомненно верным является указание на важность того информационного блока, который мы именуем общей следственной ситуацией [62. С. 39-41]. Таким образом, ситуационная характеристика любого из этапов досудебного производства должна складываться из общей и частных следственных ситуаций; аналогичным образом в основе оценки тактической ситуации всегда должна лежать оценка ее общего и частных аспектов. Общая следственная ситуация указывает на степень соответствия модели видовой криминалистической характеристики преступления, задействованной следователем, другой модели, которая характеризует результаты доказательственной деятельности по конкретному уголовному делу. В связи с этим необходимо сказать, что функциональная взаимосвязь криминалистической характеристики преступления определенного вида и типичных общих следственных ситуаций, возникающих в ходе его расследования, проявляется в том, что полученная следователем информация о расследуемом преступлении является лишь частью следственной ситуации, выступающей в качестве тактико-криминалистического средства; в этом смысле мы критически относимся к мнению о том, что криминалистическая характеристика преступления по своему объему превосходит следственную ситуацию [63. С. 10] либо включает в себя следственную ситуацию в качестве подсистемы названной характеристики [64. С. 28]. Критериями типичных частных следственных ситуаций, на наш взгляд, являются следующие: а) появление признаков противодействия расследованию в виде дачи ложных показаний; б) изменение показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля, не меняющие квалификации преступного деяния; в) признание лицом вины в совершенном преступлении; частным случаем следует считать согласие обвиняемого сотрудничать со следствием; г) появление информации о совершении обвиняемым другого преступления; д) появление информации о совершении расследуемого преступления, помимо обвиняемым, другими лицами; е) избрание (изменение) меры пресечения. Разумеется, данный перечень является ориентировочным и может быть дополнен иными обстоятельствами. Заканчивая исследование проблемы классифицирования следственных ситуаций, можно сформулировать следующие выводы: 1. В основе классифицирования следственных ситуаций должно лежать, прежде всего, выделение двух групп ситуаций, производимое по характеру образующей их информации. Входящие в первую группу следственные ситуации представляют собой формально-определенные ситуации, поскольку лежащие в их основе критерии могут быть точно названы; к ним необходимо причислить: типовую (как продукт криминалистической теории) и конкретную (возникающую на практике) следственные ситуации; общую и частную ситуации; исходные и конечные следственные ситуации; наконец, ситуации, подразделяемые по субъекту, призванному их оптимизировать и разрешить: следственные, экспертные и т.п. Образующие вторую классификационную группу следственные ситуации могут быть названы как оценочно-информационные: к ним нужно относить индивидуальные типичные и индивидуальные атипичные следственные ситуации, промежуточную, проблемную, конфликтную ситуации, ситуацию тактического риска, детерминированные и рандомизированные следственные ситуации. 2. Содержательно типовая и типичная следственные ситуации совпадают: типовая ситуация, являясь абстрактной в силу ее концептуализации, отражает закономерности возникающих на практике типичных ситуаций. 3. Предлагаемое нами подразделение следственных ситуаций досудебного производства на общие и частные позволяет подчеркнуть мысль о том, что следственная ситуация не является синонимом КХП, поскольку в ее структуре присутствует информация о частных обстоятельствах, имеющих прежде всего тактическое значение и не определяющая элементы криминалистической характеристики расследуемого вида преступления. 4. Общая следственная ситуация досудебного производства получает выражение в осведомленности следователя о расследуемом событии и причастном к нему лице, причем каждый из названных блоков информации может быть подвергнут дальнейшей структуризации. 5. Частные следственные ситуации досудебного производства могут быть охарактеризованы по отношению к следующим обстоятельствам: наличие либо отсутствие противодействия расследованию, в том числе позиции, занятой потерпевшим, свидетелем, подозреваемым и обвиняемым по отношению к следствию (следователю); установление всех соучастников преступления либо уклонение от правосудия некоторых из них; существование либо отсутствие разногласий между соучастниками преступления и т. д. Данные следственные ситуации сами по себе не отражают состояние доказанности события преступления и причастности определенного лица к его совершению, однако имеют важное значение для формулирования тактической задачи и принятия тактического решения. Кроме того, оптимизация неблагоприятных частных ситуаций создает тактические предпосылки к оптимизации общей следственной ситуации. Очевидно, что как общие, так и частные следственные ситуации могут быть типичными и атипичными. 6. На наш взгляд, типичность либо нетипичность следственной ситуации не может существовать «вообще»: всегда следует называть параметры, по которым предстоит оценивать сложившуюся в уголовном судопроизводстве ситуацию. В этом смысле предлагаемое нами деление следственных ситуаций на общие и частные позволяет в определенной мере решить эту задачу. 7. Решая те или иные познавательные задачи, в методологическом плане необходимо признавать одинаково важное значение тех или иных классификаций следственных ситуаций, в основе которых лежит оценка того или иного обстоятельства. Вместе с тем с позиции поисково-познавательной деятельности следователя представляется целесообразным в узком смысле делить ситуации на благоприятные и неблагоприятные, предполагая все иные «оценочные» классификации как аспектные характеристики благоприятности (неблагоприятности) следственной ситуации. 8. Если следственные ситуации досудебного производства в целом можно считать проблемными, то тактические следственные ситуации могут таковыми не являться, например ситуация допроса лица, дающего исчерпывающе полные правдивые показания.

Ключевые слова

следственная ситуация, классификация, криминалистическая характеристика преступления, investigative situation, classification, criminalistics characteristic of a crime

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Князьков Алексей СтепановичТомский государственный университетдоцент, кандидат юридических наук, доцент кафедры криминалистики Юридического институтаask011050@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Ситуационный подход в юридической науке и правоприменительной деятельности: материалы международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы использования ситуационного подхода в юридической науке и правоприменительной деятельности», посвящ. 1
Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия / под ред. проф. Н.П. Яблокова. Москва; Калининград, 1997. 248 с.
Ищенко Е.П. Криминалистика: курс лекций. М.: АСТ: АСТ МОСКВА: КОНТРАКТ, 2008. 411 с.
Ким Д.В. Теоретические и прикладные аспекты криминалистических ситуаций / под ред. проф. В.К. Гавло. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2008. 196 с.
Комаров И.М. Криминалистические операции в досудебном производстве. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2002. 345 с.
Снетков В.А. Технико-криминалистические ситуации работы с микрообъектами на месте их нахождения // Экспертная практика. 1983. № 20. С. 23-28.
Коршунова О.Н. Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы уголовного преследования: дис.. д-ра юрид. наук. М., 2006. 418 с.
Яблоков Н.П. Криминалистика: учеб. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2008. 400 с.
Головин А.Ю. Криминалистическая систематика / под общ. ред. Н.П. Яблокова. М.: ЛексЭст, 2002. 335 с.
Бойко Ю.Л., Гавло В.К. Особенности методики расследования преступлений, совершаемых сотрудниками ОВД. Барнаул: Алтайский государственный университет: Барнаульский юридический институт МВД России, 2009. 209 с.
Шаталов А.С. Проблемы алгоритмизации расследования преступлений: дис.. д-ра юрид. наук. М., 2000. 411 с.
Яблоков Н.П. Исследование обстоятельств преступных нарушений правил безопасности труда. М.: Изд-во МГУ, 1980. 146 с.
Шурухнов Н.Г. Криминалистика: учеб. 2-е изд., исправл. и доп. М.: Эксмо, 2008. 720 с.
Возгрин И.А. Криминалистическая тактика: понятие и предмет исследования // Вестник криминалистики / отв. ред. А.Г. Филиппов. М.: Спарк, 2001. Вып. 2. С. 6-14.
Россинская Е.Р. Криминалистика: курс лекций. М.: НОРМА: ИНФРА-М, 2010. 384 с.
Мещеряков В.А. Основы методики расследования преступлений в сфере компьютерной информации: дис.. д-ра юрид. наук. Воронеж, 2001. 387 с.
Белкин Р.С. Перспективы исследования проблемы следственной ситуации // Следственная ситуация: сб. науч. тр. М.: Всесоюз. ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1985. С. 3-6.
Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1985. 333 с.
Воронин С.Э. Проблемно-поисковые следственные ситуации и установление истины в уголовном судопроизводстве: дис.д-ра юрид. наук. Барнаул, 2001. 404 с.
Яблоков Н. П. Криминальные и криминалистические ситуации // Криминалистика: учеб. / отв. ред. Н.П. Яблоков. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристь, 2005. С. 73-77.
Ким Д.В. Проблемы теории и практики разрешения криминалистических ситуаций в процессе раскрытия, предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовного дела: дис. д-ра юрид. наук. Барнаул, 2009. 428 с.
Волчецкая Т.С. Криминалистические ситуации // Криминалистика: учеб. для вузов / под общ. ред. Е.П. Ищенко, А.Г. Филиппова; под ред. В.Д. Зеленского, Г.М. Меретукова. М.: Высшее образование, 2006. С. 102-113.
Мазунин Я.М. Проблемы теории и практики криминалистической методики расследования преступлений, совершаемых организованными преступными сообществами (преступными организациями): дис.. д-ра юрид. наук. Барнаул, 2005. 504 с.
Давыдов С.И. Об оперативно-розыскных ситуациях // Уголовно-процессуальные и криминалистические чтения на Алтае: материалы ежегод. регион. науч.-практ. конф. Вып. 6 / под ред. проф. В.К. Гавло. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006. С. 26-31.
Пантелеев И.Ф. Закономерности развития языка криминалистики // Актуальные проблемы раскрытия преступлений: сб. науч. тр. М.: ВЮЗИ, 1985. С. 3-20.
Филиппов А.Г. О соотношении понятий криминалистической характеристики преступлений и следственной ситуации // Следственная ситуация: сб. науч. тр. М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1985. С. 70-74.
Ким Д. В. Следственная ситуация как информационно-познавательная система в деятельности по расследованию преступлений (по материалам корыстно-насильственных преступлений): автореф. дис.. канд. юрид. наук. Томск, 1999. 27 с.
Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственных ситуаций // Следственные ситуации и раскрытие преступлений: науч. тр. Свердловск: Свердлов. юрид. ин-т, 1975. Вып. 41. С. 26-44.
Драпкин Л.Я., Карагодин В.Н. Теория следственных ситуаций // Криминалистика: учеб. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2011. С. 36-50.
Гавло В.К., Клочко В.Е., Ким Д.В. Понятие и классификация судебно-следственных ситуаций // Судебно-следственные ситуации: психолого-криминалистические аспекты / под ред. проф. В.К. Гавло. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006. С. 67-97.
Ким Д.В. Криминалистические ситуации и их разрешение в уголовном судопроизводстве. Барнаул, 2006. 206 с.
Белкин Р.С. Курс криминалистики: в 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М.: Юристь, 1997. 480 с.
Яблоков Н.П., Головин А.Ю. Криминалистика: природа и система. М.: Юристь, 2005. 174 с.
Карагодин В.Н., Балеевский Ф.В. Моделирование конфликтной ситуации допроса субъекта противодействия // Ситуационный подход в юридической науке и правоприменительной деятельности: материалы междунар. науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы использования си
Яблоков Н.П. Информационное отражение преступлений, их криминалистическая характеристика, ситуационные особенности преступной деятельности и ее расследования // Криминалистика: учеб. / отв. ред. Н.П. Яблоков. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристь, 2005. С.
Каминский А.М. Теоретические основы криминалистического анализа организованности преступной деятельности и возможности его практического использования: автореф. дис.. д-ра юрид. наук. Нижний Новгород, 2008. 52 с.
Шепитько В.Ю. Теоретические проблемы систематизации тактических приемов в криминалистике. Харьков: Гриф, 1995. 200 с.
Головин А.Ю. Теоретические основы и актуальные проблемы криминалистической систематики на современном этапе развития криминалистики: дис. д-ра юрид. наук. Тула, 2002. 460 с.
Зеленский В.Д. Криминалистические проблемы организации расследования преступлений: дис.. д-ра юрид. наук. Краснодар, 1991. 323 с.
Хмыров А.А. Исходные следственные ситуации и роль косвенных доказательств в их разрешении // Ситуационный подход в юридической науке и правоприменительной деятельности: материалы междунар. науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы использования ситуационног
Яблоков Н. П. Расследование организованной преступной деятельности. М.: Юристь, 2002. 172 с.
ВасильевА.Н. Следственная тактика. М.: Юрид. лит., 1976. 197 с.
Яблоков Н.П. Следственные ситуации в методике расследования преступлений // Актуальные направления развития криминалистической методики и тактики расследования: материалы расширенного заседания Ученого совета Всесоюзного института по изучению причин и раз
Шурухнов Н.Г. Криминалистика: учеб. М.: Юристь, 2004. 639 с.
Лаврухин С.В. Роль криминалистических характеристик и следственных ситуаций в расследовании умышленных убийств: автореф. дис. канд. юрид. наук. Саратов, 1982. 16 с.
Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования. М.: Изд-во МГУ, 1985. 98 с.
Шмонин А.В. Методология криминалистической методики. М.: Юрлитинформ, 2010. 416 с.
Чебуренков А.А. Общетеоретические положения и практические аспекты криминалистической тактики. М.: Юрлитинформ, 2008. 240 с.
Гавло В.К., Корчагин А.А. Расследование фактов безвестного исчезновения женщин при подозрении на их убийство. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006. 300 с.
Шурухнов Н.Г. Криминалистика: учеб. 2-е изд., исправл. и доп. М.: Эксмо, 2008. 720 с.
Кузьмин С.В. О понятии и содержании следственной ситуации // Вестник криминалистики / отв. ред. А.Г. Филиппов. М.: Спарк, 2010. Вып. 1 (33). С. 11-15.
Комиссаров В. И. Актуальные проблемы следственной тактики: автореф. дис. д-ра юрид. наук. М., 1989. 29 с.
Коршунова О.Н. Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы уголовного преследования: автореф. дис.. д-ра юрид. наук. М., 2006. 42 с.
Смахтин Е.В. Криминалистика: соотношение с уголовным и уголовно-процессуальным правом / под общ. ред. А.С. Подшибякина. М.: Юрлитинформ, 2009. 232 с.
Беляков А.А. Учет ситуационных факторов на первоначальном этапе расследования краж // Тактические операции и эффективность расследования: межвуз. сб. науч. тр. Свердловск: Свердлов. юрид. ин-т, 1986. С. 92-96.
Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого и подсудимого (Понятие, предмет и методика изучения). Томск: Изд-во Том. ун-та, 1978. 175 с.
Эксархопуло А.А. Криминалистика: учеб. СПб., 2009. 904 с.
Зенкин А. Н. Методика расследования преступлений, связанных с незаконным захватом («недружественным поглощением») организаций с использованием подложных документов: автореф. дис.. канд. юрид. наук. М., 2010. 25 с.
Кругликова О.В. Криминалистическая методика предварительного и судебного следствия по делам о мошенничествах, совершаемых в сфере потребительского кредитования: авто-реф. дис.. канд. юрид. наук. Томск, 2011. 23 с.
Драпкин Л.Я., Карагодин В.Н. Криминалистика: учеб. М.: ТК Велби: Проспект, 2007. 672 с.
Баев М. О. Тактические основы деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве России (теория и практика): автореф. дис.. д-ра юрид. наук. Воронеж, 2005. 44 с.
Гармаев Ю.П. Судебная перспектива по уголовному делу и ее значение при расследовании // Вестник криминалистики / под ред. А.Г Филиппова. М.: Спарк, 2009. Вып. 3 (31). С. 38-42.
Герасимов И.Ф. К вопросу о следственной ситуации // Следственная ситуация: сб. науч. тр. М.: Всесоюз. ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1985. С. 6-11.
Турчин Д.А. О разработке теории следственной ситуации // Следственная ситуация: сб. науч. тр. М.: Всесоюз. ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1985. С. 27-30.
 Классификации следственных ситуаций | Вестн. Том. гос. ун-та. Право. 2013. № 1(7).

Классификации следственных ситуаций | Вестн. Том. гос. ун-та. Право. 2013. № 1(7).

Полнотекстовая версия