«Викилексия» - народный интернет-словарь: инновационный лексикографический проект | Вопр. лексикографии. 2014. № 2 (6).

«Викилексия» - народный интернет-словарь: инновационный лексикографический проект

Статья представляет научной общественности новый интернет-словарь в рамках проекта «Народная лексикография». Он расположен на сайте http://викилексия.рф. Проект входит в программу исследований обыденного метаязыкового сознания, реализуемую коллективом кафедры русского языка Кемеровского государственного университета под руководством автора настоящей статьи. Словарь назван термином «Викилексия». Принципы его организации повторяют схему «Википедии»: авторами словарных статей являются сами носители языка, которые делают самостоятельный отбор слов для словаря, описывают по определенной схеме их семантику и особенности функционирования, фиксируют свое личное отношение к ним. Принцип отбора слов -субъективный, информант включает слова, вызывающие у него эмоции, мысли, ассоциации, слова, интересные информанту в том или ином отношении (например, новые слова, слова-символы, слова, наполненные личным чувством, слова, отражающие дух времени, и т.п.).

Wikilexia - the public Internet dictionary: innovatory lexicographic project.pdf 1. Общая концепция Словарь обыденных толкований слов в формате «Викилексия», размещенный в настоящее время4 на сайте http:// вики-лексия.рф, является логическим продолжением исследований обыденного метаязыкового сознания и народной лексикографии как его разновидности, которые осуществлялись в течение последних 10 лет на кафедре русского языка Кемеровского государственного университета. Теоретические основы данного направления представлены в третьей части монографии «Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты» [1. С. 205-347]. Важным этапом этой работы стала практическая реализация концепции -создание и публикация в 2012 г. «Словаря обыденных толкований русских слов» (т. 1: АБРИКОС - МУРАВЕЙ) [2]. Представляя данный словарь в статье для журнала «Вопросы лексикографии» и отмечая его перспективы, я обозначил контуры нового его варианта -«Викисловаря», создаваемого по типу «Википедии». В статье было высказано предположение, что в ««Викилексии» будут участвовать пользователи Интернетом, которые, во-первых, вносят в словник словаря «свои»5 лексемы (варианты лексем) и, во-вторых, участвуют в создании словарной статьи всеохватного типа, добавляя свою информацию и корректируя предыдущую, в том числе фиксируя собственные метаязыковые рефлексии по поводу данных слов. Таким образом в словарной статье отражаются диахронические, территориальные, профессиональные модификации смысла слов и особенностей их употребления и вместе с этим - особенности их ментального существования в обыденном метаязыковом сознании [3. С. 64]. Развертывая линию целевых установок «Викилексии», отметим, что в ней в результативном плане предполагается представить лексикографический материал двоякого рода: а) материал, фиксирующий состояние лексики (онтологический план); б) материал, фиксирующий состояние языкового сознания (лингвоментальный, онтолого-гносеологи-ческий план [4]). Материал первого типа фиксирует формальные лексические новации и изменения в содержательном плане слова, выходы за рамки нормативно-устойчивого, узуально фиксированного лексико-семантического и фразеологического пласта. Лингвоментальный план связан с тем, что принципы народной лексикографии предполагают способность фиксировать особенности обыденного метаязыкового сознания как части языковой картины мира носителей языка. Суть проекта в последнем аспекте - в подключении к лексикографированию6 широких масс рядовых носителей языка для получения материала лексикографических рефлек-сивов. По сравнению с рефлексивами в «Словаре обыденных толкований слов» [2] они носят более осознанный характер и уровень их «металингвистичности» более высокий, так как носитель языка встает в позицию профессионального лексикографа (разумеется, это не означает стать профессиональным лексикографом). К тому же, по нашему замыслу, в «Викилексии» присутствует сильный компонент культурно-просветительского начала: в определенном смысле проект связан с приобщением носителей языка к лингвоэкологической деятельности и языковому строительству. Таким образом, предлагаемая статья - этап движения от «обозначенных выше контуров» к реальному проекту; в ней выдвигается относительно конкретизированная концепция и общая схема ее реализации, подтвержденная реальным интернет-проектом. Существенным моментом замысла «Викилексии» является то обстоятельство, что в проекте центробежные тенденции народного лексикографирования совмещаются с центростремительными установками профессиональных создателей «Викилексии». «Викилек-сия» является продуктом метаязыковой рефлексии рядовых носителей языка, проект реализуется усилиями непрофессиональных лексикографов, по сути - всем русскоговорящим сообществом России и мира, заинтересованным в собирательстве и обработке лексики русского языка. С другой стороны, «Викилексия» создается научным сообществом, имеющим потребность также и в фиксации особенностей обыденного метаязыкового сознания и сдвигов в составе и семантике лексики7. Следовательно, пополнение «Викилексии» не является полностью стихийным процессом - словарь организуется и далее осуществляется при активном участии профессиональных филологов, начиная с непосредственных организаторов (члены коллектива кафедры русского языка КемГУ и научно-образовательного центра «Обыденная семантика терминов различных наук») и завершая школьными учителями и «активистами из народа». В этом одна из особенностей проекта, отличающая его от большинства любительских интернет-проектов, представленных в Рунете (о некоторых их них будет сказано далее). На ней необходимо остановиться подробнее. Русскоязычное сообщество скреплено активным метаязыковым сознанием. Среди многих скрепов общества есть и филологический стержень. Он представляет собой единство профессионального и обыденного пластов. Цепочка «филология-наука - филология в высшей школе - филология в средней школе - филология в обществе» достаточно прочная. Исследователям русского языка и преподавателям-филологам здесь есть чем гордиться. Хорошей иллюстрацией сказанного является массовое мероприятие, получившее название «Тотальный диктант». Тот огромный интерес, который он вызывает, весьма примечателен и в некотором смысле представляет загадку. Что влечет массы людей по доброй воле писать «Тотальный диктант», даже проходить курсы подготовки к нему? Несомненно, это следствие особенностей их метаязыкового сознания. Да, данный интерес сформировал орфографоцентризм - главная презумпция преподавания русского языка в школе и в педагогических вузах. Автор настоящей статьи отдал немало усилий лингвистическому изучению этой реальности обыденного метаязыкового сознания, органично увязанной с национальной ментальностью. Однако как социальное и когнитивное явление офографоцентризм, на наш взгляд, весьма неоднозначен. Тем не менее интерес к языку как социально-эстетической ценности находит выход вовне по каналу орфографо-центризма, который мы, преподаватели, сами и сформировали. Если бы были сформированы другие ценности, получился бы другой выход. В этом смысле лексикографоцентризм - презумпция более высокого порядка, находящаяся гораздо ближе к сущности языка. Его надо формировать. Хотя пролегомены имеются - словари в обыденном сознании едва ли не сакрализованы. Особенно словарь В.И. Даля. Сейчас на наших глазах сакрализуется «Википедия». В каком состоянии этот метаязыковой канал по отношению к обыденной семантике развит в настоящее время, отчасти может показать реализация нашего проекта. Его организаторы надеются, что удастся постепенно выявить то ядро рядовых носителей языка, для которых лек-сикографирование станет значимой формой ментально-языковой деятельности. В решении этой задачи инициаторы проекта «Вики-лексия» рассчитывают на всех коллег - громадный коллектив филологов всех уровней и их учеников разных профессий и статусов. Этот синтез принципов народного и профессионального лекси-кографирования представляет собой трудную теоретическую и -особенно - практическую задачу: с одной стороны, необходимо дать свободу информанту для выражения своих субъективных8 мыслей, чувств, ассоциаций по поводу слова (именно они являются главной целевой установкой и главным продуктом «Викилексии»), а с другой стороны, важно направить это лексикографическое творчество масс в определенное русло, подводящее информацию к значимым для науки результатам. Последнюю функцию выполняют схемы и инструкции при словаре и текущий мониторинг (модерирование) информации. Реализуя идею такого синтеза, мы исходим из позитивной оценки чувства слова рядовых носителей русского языка и позитивного отношения к их лексикографической деятельности - вполне естественного проявления обыденного метаязыкового сознания. Ее основа обнаруживается в семантизации отдельных слов, сопровождающей обычную речевую практику. Мы видим ее в вопросах типа «а что это слово значит?» или «а в каком смысле употреблено слово?» (спрашивающий по сути уточняет ЛСВ - совершенно лексикографическая проблема). Более специализированная лексикографическая деятельность обнаруживается в словариках, которые часто составляют ученики по предмету или пытливые читатели книги. Нередко в народной лексикографии представлено собирательство слов. В настоящее время в Интернете, в частности, представлено немало словариков на порталах, в блогах. Так, в антологии сетевого фольклора в разделе «Сленг» (http://www.netlore.ru/category/slang) пользователи толкуют слова (типа психанул, узбагойся), сопровождают их изображениями и близкими по смыслу фразами, например: «Узбагойся - дурацкое слово, стремительно набирающее популярность осенью 2013 г. Началось все с эдвайса с лемуром, страдающим дефектом речи (это отсылка к лемуру Морису из мультфильма «Пингвины Мадагаскара», хотя, собственно, самого слова лемур не говорил). Этот эдвайс некий юноша присылал своей девушке каждый раз, когда она нервничала. В аннотации словарика с названием «Слова, которые удивляют иностранцев» (http://slovari21.ru/analytics/ slova_kotorie_ udivlyaut _inostrancev), размещенного в «Клубе любителей русского языка» в рубрике «Словари «21-го века», написано: «Пополняемый словарный запас для приезжающих в Россию. Преподаватель испанского из Аргентины, архитектор из Греции, сингапурский студент, экономист из Франции и турист из Китая рассказали, какие русские слова вызывают удивление и наталкивают на размышления»9. Интересен (в плане аналогии с «Викилексией» как отражения субъективного отношения к лексике) «Словарик слов, которые вызывают у меня отвращение» (http://otvet.mail.ru/question/7161400); ср.: трясет от слова "удачки"!!!; а мне не нравится "поки-поки", фу бля!; меня бесит слово "Вкусненько"!!!; злюсь когда мыло называют "элек-тронка"; раздражает когда говорят "твой дивизию" в место "твою мать"...; а мой бывший вообще такие словечки выдавал, типа: длинноногачая, налысО (с ударением на о); бесит слово тяпница вместо пятница, боян и не смешно!; возмущает слово "мужчинка"; а мою жену раздражало слово "барахло". Существует немало попыток народных лексикографов создать свои собственные словари. Например, недавно я лично получил черновик словаря, автор которого в предисловии к нему обещает вскрывать сокровенные смыслы русских слов. Это довольно интересно, хотя, разумеется, не в плане ор-тологии или семасиологии, а именно в плане реализации обыденного метаязыкового сознания. Системное исследование народного лексикографического творчества еще не началось, нам известна в этом плане лишь одна статья Д.Ю. Полиниченко [5]. Можно указать также несколько лингвистических статей по интернет-словарям [6-9]. 2. «Викилексия» - продукт антропоцентрического и лингвосинергетического лексикографирования С принципом «народной лексикографии», реализуемым в «Викилексии», на глубинном уровне соотносятся, с одной стороны, «антропоцентрический подход к лексикографированию» [10-15], с другой - принцип «синергетического лексикографирования» [16]. Они проявляются не только в словнике словаря (и в количественном плане как отражение его пополняющегося лексикона, и в качественном плане как экспликация внутренних функционально-семантических изменений), но и в ментальном ореоле, сопровождающем каждое слово. Он и олицетворяет антропо-синергетическое содержание, отражаемое в «Викилексии». Таким образом, в «Вики-лексии» делается акцент на способности практического языкового сознания рядовых носителей языка измерять и описывать энергетический потенциал слова в разных его проявлениях и на доверии лексикографа языковому чувству рядового носителя языка, квалифицирующего функционально-семантическое содержание слова10. При этом неизбежную субъективность его оценок мы трактуем также как своеобразное проявление объективности, особенно в тех случаях, когда индивидуально-субъективное начало информанта обнаружи- 2 вает массовое проявление . Как иллюстрацию антропо-синергетического содержания приведем высказывание из вступительной статьи к «Словарю коннотатив-ных собственных имен» Е. Отина: «И вдруг имя, которое было у всех на слуху, из-за своей популярности, «видности» или по другим причинам теряет свое главное свойство и вливается в мощный поток слов, которые обозначают не единичные, а общие, коллективные свойства, признаки, качества» [19. С. 5]. Слово «вдруг» в приведенной цитате вряд ли точно в диктумном плане (такие изменения не могут быть разовыми, одномоментными), но вполне показательно в плане модусном, так как отражает эмоциональное отношение носителей языка к слову: ощущение «свежести», удивление, понимание новизны или, напротив, утраты употребительности. Эти качества принципиально значимы для антропологической характеристики слова. Список таких качеств антропоцентрической и лингвосинерге-тической лексикологии еще предстоит создать, и не исключено, что такие субъективные характеристики, как любимые / нелюбимые слова [20], обидные [21], слова, которые удивляют (см. выше), «живые» [22] или модные слова [23] найдут в нем достойное место. Приведем цитату из аннотации словаря [23], показывающей энергетический потенциал слова: «Новый словарь модных слов» - сборник живых, остроумных рассказов о самых престижных и спорных словах русского языка начала ХХ1 века. Писатель Владимир Новиков - первый, кто отважился на создание этого суперсовременного справочника, в котором само слово "модный" звучит как один из главных и самых могучих призывов современности» [23. С. 3] (выделено нами. - Н.Г.). Важные теоретические постулаты, которые обосновывают принципы лексикографирования, представленные в «Викилексии», находим в книге Н.Ф. Алефиренко «Живое» слово» [22]. Уже само соотнесение «живого слова» с метафорами типа живое знание (заинтересованное, пристрастное), живое действие (немеханическое - одухотворенное) [22. С. 11-12] отражает антропоцентризм и лингвосинер-гию слова, которые мы бы и хотели зафиксировать в «Викилексии». «Живое познание и культура - два источника возникновения и существования «живого» слова» [22. С. 13]. Живое познание, в нашем понимании, естественным образом соотносится с обыденным мета-языковым сознанием - специфическим онтолого-гносеологическим феноменом [4]. Н.Ф. Алефиренко во вводном разделе «Что такое «живое» слово?» приводит немало убедительных и вдохновенных фраз многих ученых о сущности «живого» слова. Например, «согласно бахтинской концепции «живое» слово в устах человека превращает говорящего в заинтересованного субъекта познания» [22. С. 19]; «в смысловом содержании живого слова есть напряжение и потенциал для развития и домысла говорящих» [22. С. 18] (мы приводим эту цитату как вводящую слово-энергему в субъективно-познавательную деятельность информанта «Викилексии»). 3. О базовой лексикографической единице «Викилексии» Одним из наиболее значимых для концепции «Викилексии» вопросов, связанных со специфическим (антропо-синергетическим) содержанием ее словника и словарных статей, является вопрос о лексикографической единице представляемого словаря. В связи с неоднородным составом единиц лексикона «Викилексии» встает проблема инвариантного признака, способного объединить частные признаки, такие как новизна, актуальность, модность, свежесть слова, и стать содержанием искомой лексикографической единицы и, соответственно, проблема термина, который призван обозначить такое содержание. На научном семинаре кафедры русского языка этот вопрос неоднократно поднимался, рассматривались разные варианты термина. Предлагались, в частности, описательные обозначения типа «интересное слово»11, «актуальное слово», но они не были приняты, так как фиксируют своей внутренней формой слишком общее и неопределенное содержание, которое, скорее всего, отдалит от актуального значения и затруднит их терминологизацию. Для заставки словаря на сайте и в сопроводительном письме для информантов используется условный термин-аббревиатура «слово-СВЭМ», которая расшифровывается как «Слово, Вызывающее Эмоции и Мысли». Она служит для информанта своеобразным слоганом. Полагаем, что это приемлемо для «языка-внушения», но, может быть, не совсем подходит для «языка-знака», во всяком случае в лингвистической терминологии нет прецедентов узуализации подобных терминов. Для лингвистического представления лексикографической единицы на научном семинаре кафедры при обсуждении идеи «Викилексия» предлагался термин «слово-энергема», который по замыслу инициатора должным образом фиксирует значимые свойства единицы (в рамках лингвосинергетического лексикографирования), тем не менее, как мы полагаем, корень «энерг» еще не обрел в лингвистике устойчивого статуса и его шансы на узуали-зацию представляются маловероятными. Отдельного разговора заслуживает термин-метафора «живое» слово. Несмотря на его сущностное приближение к понятию «СВЭМ», он тем не менее ориентирует на более узкий смысл, предполагающий в первую очередь наличие у слова культурно-эстетических коннотаций, «живое» слово - носитель «живого» понятия, представляющего собой концепт [22. С. 74-77]. Говоря о лексиконе «Викилексии», мы подразумеваем более широкий спектр слов. Например, информанта заинтересовал тот факт, что слово творог произносится разными людьми с разным ударением, и рефлексии в этой связи становятся для него поводом фиксации слова творог в словаре (допускаем, что эти рефлексии приведут его к собственным исследованиям вопроса, что не исключают инструкция и схема словарной статьи и структура сайта в целом, в котором есть рубрика «Обсуждение»). Разумеется, «живые» слова (по Н.Ф. Алефиренко) -важнейший канал пополнения «Викилексии». Допускаем, что акцентологические рефлексии по поводу творога (и подобные) можно трактовать также как интериоризацию и «оживление» слова, но на данном этапе использование несомненно привлекательного термина-метафоры «живое» слово в расширительном смысле требует подтверждения в виде согласия научного сообщества. Члены редколлегии словаря в повседневном употреблении предпочитают пользоваться для обозначения заглавного слова словарной статьи терминами «вики-слово», «викилекса», основанными на названии словаря. Несмотря на некоторое уклонение от содержательной стороны лексикографической единицы, этот термин удобен в прагматическом смысле, его внутренняя форма не стремится охватить содержание, но отдаленно намекает на него. Далее мы будем его использовать, но не настаиваем на окончательном решении терминологического вопроса, оставляя его открытым. Сознательно открытым остается вопрос о реальном наполнении словника «Викилексии» и словарной статьи. По сути это вопрос о конкретной реализации содержательного инварианта, о котором шла речь выше. Мы полагаем, что здесь необходим мониторинг пробных результатов обыденного лексикографирования по заявленным в начальном проекте принципам. Еще раз подчеркнем их широкий диапазон, которому соответствует некоторая свобода их реализации и необходимость испытательного периода для мониторинга и учета его итогов. На настоящий момент мы не можем перечислить все содержательные типы «вики-слов», которые могут стать стимулами информанту для помещения лексемы в словарь. Такой перечень станет возможным после появления массива накопленного словарного материала. Поэтому поставим вопрос в общетеоретическом плане. Что делает слово интересным и актуальным для информанта? Помимо новизны (этот признак бесспорно сильный, но он не может быть абсолютизирован как критерий включения-невключения, см. об этом далее), в этом ряду несомненно присутствуют и другие моменты, трансформирующие простое слово-знак в слово-СВЭМ: в том числе архаичность, равно как и другие признаки ограниченного употребления слова, резко маркированная активность (модность), сильные модусно-аксиологические смыслы, культурно-национальный ореол, эстетические коннотации12, значимая для информанта реалия, неослабевающий интерес к этимологии слова или ассоциация с каким-то событием из его личной жизни. Все это создает вокруг слова энергетическое поле, «регистрируемое» информантом, и заряженность слова. Метафоры «поле», «заряд» уже не являются экзотическими для лингвистики. Большой интерес в этом смысле вызывает посмертно опубликованная статья А.Ф. Лосева «О применении в языкознании современных общенаучных понятий» [25], в которой рассматривается возможность описания языка с использованием таких понятий, как «заряд», «заряженность», «валентность», «квант», «алгоритм», «программа», характеризующих энергетиче- 2 скую концепцию языка . За неимением (пока) результатов лексикографирования на сайте «Викилексия» (данная статья пишется как предваряющая запуск этого сайта «Викилексии» в русскоязычное языковое сообщество) обращусь к поисковым системам в Интернете, который предоставляет огромные возможности для этого. Достаточно набрать словосочетания типа удивительное слово, замечательное слово, безобразное слово, сильные слова, великие слова, красивые слова или их синонимы, гипонимы и паронимы, как взору лингвиста открывается широкий спектр метаязыковой рефлексии указанного типа. Раскрашивая, я подумала: на какое слово похоже удивительное - «радуга»? На «радость». Радостно, когда вдруг на небе возникает красивая дуга. «Райская дуга» называли её в старину и верили, что она приносит счастье. С тех пор так и зовут - радуга (http:// nsportal.ru/ ap/ ap/literaturnoe-tvorchestvo/samoe-udivitelnoe-slovo-raduga)13; Самое противное слово - гламур. Бр-р-р (http://otvet.mail.ru/ question/ 8401106); Противное слово "авторка"... Есть слово "писательница", зачем выдумывать авторок и авторесс... Рабанит - ребе-цин - это тоже самое (https://www.google.ru). - И всё же самое пошлое слово, которое можно придумать, когда хочешь ласково назвать человека - это ЗАЯ - Мне тоже не очень то нравится когда меня так называет мой муж.но отучить ни как не могу! у всех что ли мужиков такая привычка ?! (http://www.inpearls.ru). Проиллюстрирую сказанное также собственными «вики-словами» и словарными статьями по ним, созданными для апробации проекта. Так, я вписал слова манагер, встретившееся мне недавно и удивившее меня стилистической игрой транслитерированной и транскрибированной форм, ботаник - слово хорошо известно не только в прямом, но и в переносном значении, тем не менее сохраняющее для меня в последнем значении свежесть и всякий раз вызывающее легкую улыбку, барнаулить, запомнившееся как факт личной истории - в 1978 г. на конференции по русскому языку коллеги из Пермского университета спросили у барнаульской делегации, что означает слово барнаулить, встретившееся в частушке, записанной во время фольклорной экспедиции: Я тебя не барнаулю, ты меня не барнауль. Я тебя не караулю, ты меня не карауль». Ответа с нашей стороны не могло последовать, данное слово нам было неизвестно, и агнонимом оно осталось до сих пор. Если «Викилексия» сможет передать подобного рода культурно-когнитивный и коммуникативный шлейф, то проект полностью реализует замысел его инициаторов. Реализация такой предназначенности обеспечивается, с одной стороны, минимальными ограничениями проявлений креативных способностей информанта со стороны редакционной коллегии и соответственно максимальному доверию к ним. Отсюда ее интерес к субъективным переживаниям информантов в словаре, который реализуется в рубриках словарной статьи «Личное отношение информанта к слову» и в Вики-приложениях типа «Обсуждения» и «История изменений». Уже в имеющемся материале на сайте «Викилексия» (http://wikileksia.cityplus.me/ doku. php?id=start&do=index) читатель найдет немало материала, раскрывающего антропо-синергетический образ слова. Отдельно скажем о таком содержательном признаке «вики-слова», как новизна. Фиксация рефлектируемого слова по признаку абсолютной (по сути, формальной) новизны14 - важное, но не главное предназначение «Викилексии». Новизна слова вообще может быть только относительной, она - явление непрерывно возникающее, особенно на семантическом и функциональном уровнях. См. об этом в предисловии к СОТРС, где приводятся, в частности, цитаты из работ Б.М. Гаспарова и А.Ф. Лосева о бесконечной смысловой валентности языкового знака. Востребованность «Викилексии» в плане фиксации лексических (формальных и семантических) инноваций обосновывается просто и, на наш взгляд, вполне доступно для информантов15. Лексический состав русского языка и охватываемое словарем функционально-семантическое пространство не имеют границ ни вширь, ни вглубь, ни в пространстве, ни во времени, их изменения непрерывны. Отдельные профессиональные лексикографы и даже их коллективы не имеют возможности зафиксировать такого рода бесконечность (ср. термин «бесконечная смысловая валентность», введенный А.Ф. Лосевым) и безграничность16. Значительное больше возможностей приблизиться к недостижимому в принципе идеалу17 у коллектива с открытым и непрерывно пополняющимся составом, каковым является коллектив пользователей Интернета, и у проекта с неограниченным сроком действия, каковым является устойчивый сайт с пролонгированным действием. Особого обсуждения заслуживает также отношение «Викилексии» к принципу нормативности. Продукт народной лексикографии не должен и не может претендовать на фиксацию нормативного начала, в лучшем случае она лишь дает материал для словарей нормативного типа. «Викилексия» относится к словарям отражательно-описательного, а не предписательного типа, в ней отражаются, по терминологии И.А. Стернина и А.В. Рудковой [30], «реальные психолингвистические значения» слов. В этом отличительная черта «Викилексии», дистанцирующая его от многих других интернет-словарей, у создателей которых на первом плане стоит задача придать описанию слова в словаре нормативный характер. Это касается даже лексикографических интернет-проектов, построенных по типу «Википедии». Например, создатели проекта «Народный словарь» -преподаватели кафедры русского языка Алтайской академии образования (http://www2.bigpi.biysk.ru/ff/glossary) под руководством Н.И. Дорониной - отмечают его нормативно-познавательный характер; на главной странице сайта «Народный словарь» декларировано: «Приходилось ли вам слышать слова, значения которых вам не знакомы? Теперь вы легко сможете найти интересующее вас слово». На наш взгляд, справочная функция словаря - дать возможность носителю языка найти «интересующее слово» и тем более обозначить «правильное» его понимание - не входит в базовые целевые установки народного словаря. Он предназначен прежде всего для исследовательских целей, в первую очередь - для лингвистов, во вторую -представителей других наук. Исходная установка нормативного словаря - преодолеть смысловую (и/или формальную) вариативность при употреблении слова, у описательного словаря задачей является как раз зафиксировать таковую вариативность. Это обстоятельство не учитывается инициаторами интернет-словарей, многие из них движутся в направлении жесткой фиксации смыслового поля лексемы. Тем самым они переводят синергетическую семантику в застывшую. И во многих классических толковых словарях можно наблюдать нерешенность данного вопроса - соотношения нормативного (предписательного) и отражательного (по отношению к отражаемой картине мира, образу слова в народном сознании) планов [1. С. 220-223]. В этом аспекте авторы лексикографических интернет-проектов, равно как и часто публикуемых словарей ненормативной и подобной лексики на бумажных носителях, обычно прямо не отвечают на вопрос, кому предназначены собранные слова и значения. «Викилексия» определенно маркирует свою основную предназначенность - сбор и фиксация материала для научных целей: дальнейшей лексикографической обработки (возможно, публикации в «бумажном» варианте) и использования в качестве материала, объекта и предмета научных исследований. 4. «Викилексия» в ряду смежных лексикографических проектов Для представления нового типа словаря важно охарактеризовать предшествующий лексикографический контекст, отметить аналоги и смежные типы словарей. По причине актуализации в «Викилексии» в качестве одного из критериев формирования словника признака новизны она («Вики-лексия») близка к словарям-справочникам «Новые слова и значения» и материалам из серии «Новое в русской лексике», издававшимся Институтом русского языка АН СССР в 70-80-х гг. прошлого века [31-41], фиксировавшим лексические и семантические инновации того времени по материалам художественной литературы и прессы -«впервые образованные или заимствованные из других языков слова и слова, известные в русском языке и ранее, но или употреблявшиеся ограниченно, за пределами литературного языка, или ушедшие на какое-то время из активного употребления, а сейчас ставшие широко употребительными» [31. С. 7]. В этом же ключе выполнен и словарь О.П. Ермаковой, Е.А. Земской и Р.И. Розиной «Слова, с которыми мы встречались: Толковый словарь русского общего жаргона» [42], также созданный по материалам СМИ, но с акцентом на жаргонную лексику. Иной тип словаря представляет «Русский словарь языкового расширения» А.И. Солженицына [43], стремящегося «восстановить прежде накопленные, а потом утерянные богатства» и для этого обратившегося «к сокровищнице словесного фонда Вл. Даля и лексики русских писателей от Пушкина и Достоевского до Распутина и Шукшина» [43. С. 2]. «Викилексия», как ранее было сказано, продолжает основное научное направление кафедры - изучение обыденного метаязыково-го сознания, в данном случае - в форме наивного (народного) лексикографирования. В этом плане он содержательно близок словарю М.Р. Шумариной «Литературный портрет слова» [44, 45], который по своей сути является словарем метаязыковых рефлексий автора и персонажей в художественном тексте. Фрагменты словарных статей данного словаря: Буржуйка, сущ. ж.р. В такие минуты смятения бесценную помощь сочинителю оказывала чугунная обогревательная печурка, буржуйка - в просторечии тех лет... (Л. Леонов. Вор) [45. С. 300]. Валишень, сущ. м. р. - А вот немецкое слово «вальдшнеп» прижилось у нас. Правда мне приходилось слышать изменение этого слова - «валишень». Очень приятно, на мой взгляд, звучит, нежно (Ю. Коваль. На барсучьих правах) [45. С. 301]. О некоторых проектах народных словарей в Интернете нами сказано выше. Отметим наличие зарубежного аналога данному типу словарей - проект «Городской словарь» (http:// www.urbandictionary. com/popular.php?character=A), статьи в котором пишут все желающие; его принципиально не редактируют, но при этом на сайте есть рейтинг ответов. Наконец, в «Викилексии» частично реализована идея всеохватного словаря, призванного дать системную информацию о слове18; «Викилексия» также ориентирована на разноплановую информацию о слове, однако, будучи продуктом народной лексикографии, он не может претендовать на системность. Думается, что использование его в учебных целях по этой причине может быть лишь спорадическим (см. примеч. 17). «Викилексия» органично вписывается в широкое лексикографическое пространство Интернета, где представлено немало проектов народных словарей19. Выше мы привелли примеры из антологии сетевого фольклора (http://www.netlore.ru/category/slang) слов психанул, узбагойся, который завершает фраза: после чего она начинала смеяться - о чем парень не преминул похвастаться на развлекательном портале pikabu. А тем временем, «насморочная» манера искажать слова, напоминающая «падонковский» сленг, все больше заражает Рунет. Подобные субъективные и индивидуально-личностные оценки близки по духу тем, которые мы бы хотели видеть в «Викилексии». На сайте «Словоборг» (http://slovoborg.ru) размещен словарь, обозначенный как «народный словарь современного русского языка»; он анонсирован следующим образом: «здесь можно найти огромное количество слов, которых нет в обычных словарях, но которые часто используются в нашей повседневной жизни». В структурно-организационном плане (по принципам создания проекта и дальнейшего его функционирования) «Викилексия» аналогична принципам «Википедии»» (http://ru.wikipedia.org/wiki) и является ее разновидностью. Главный принцип «Викилексии» - каждый носитель русского языка может ввести в нее словарное слово, написать словарную статью по определенной схеме в разной степени полноты ее реализации и каждый может внести дополнения и изменения в уже созданные словарные статьи. Эти добавления и изменения помещаются в рубрике «История словарной статьи», а в рубрике «Обсуждение» фиксируются возможные дискуссии по поводу ранее внесенной в словарь информации. Основное отличие проекта «Викилексия» от «Википедии» заключено в ориентации на разные типы лексики и разные типы информации. «Википедия» по своей сути - энциклопедия, в ней описываются понятия (соответственно основной словник составляют термины, имена собственные), «Викилексия» - толковый словарь, в нем описывается общенародная лексика, прежде всего слова ограниченного употребления. Наш проект народного словаря «Викилексия» ставит на первый план, во-первых, научные задачи, в частности аккумуляцию, описание и систематизацию инновационного лексического фонда русского языка и лексикографическое отражение обыденного метаязыково-го сознания носителей русского языка, проявляющего себя в непрофессиональной лексикографической деятельности и, во-вторых, просветительские - приобщение к культурно-лингвистической деятельности широких масс носителей русского языка. Таким образом, еще раз отметим, что «Викилексия» не столько справочное пособие для простых пользователей русского языка, сколько свод корпусных данных для лингвистической науки. Большинство интернет-словарей имеют слабую профессионально-лингвистическую составляющую, они как бы отданы на волю стихийной инициативы пользователей Интернета. Во многих из них по этой причине имеется сильный крен в сторону сленга и жаргона или поверхностной неологистики. Это обстоятельство отмечает и анализирует Б.Л. Бойко в статье «Самодеятельный онлайновый словарь современной лексики, жаргона и сленга «Словоново» как форма общения в Интернете» [6]. «Викилексия» задумана как проект профессиональных лингвистов, что проявляется в предлагаемой схеме словарной статьи, в текущем мониторинге материалов со стороны редакционного коллектива, в направленности лексикографической деятельности на получение материала для научных исследований. В такой разновидности «Википедии», как «Викисловарь» (http://ru.wiktionary.org/wiki), который представляет собой «многофункциональный многоязычный словарь и тезаурус, в обсуждении и пополнении которого может участвовать каждый», построен по идеографическому принципу (например, категорию «Абстрактные отношения» во фрагменте на букву О составляют словарные статьи Общность, Объединение, Одинаковость, Отдельность, Относительность, Отношение, представленные материалом на разных языках. «Викилексия» принципиально одноязычна, ее словник систематизирован по алфавитному принципу. Добавим к этому, что идея составления словаря силами информантов с использованием Интернета, в том числе многоязычных, «витает в воздухе». Интернет-лексикографирование не остается незамеченным лингвистами, которые стремятся дать профессиональную оценку многим проектам и всему явлению в целом [6-9; 50-55]. Так, М.А. Кронгауз в своей книге «Самоучитель олбанского» [56] характеризует «википроекты» - словари, построенные по типу «Википедии». В статье Н.С. Уткиной характеризуются волонтерские программы (преимущественно англоязычные) по сбору и первичному описанию лексикографического материала. Среди них такие, как «Словарь по ортопедии лошади», «Женско-мужской толковый словарь», «Словарь, посвященный Флоренции», энциклопедия произведений о Гарри Поттере и др. Большинство таких словарей составлено «без контроля и привлечения специалистов». Однако они, по справедливому замечанию автора, требуют от их создателей не только программного обеспечения, но особого лексикографического навыка [9. С. 289]. Волонтерские программы выполняют также функцию мониторинга для издателей и рекламы, но одновременно они повышают уровень лексикографической грамотности пользователей Интернета. С позиций исследования обыденного метаязыково-го сознания важен такой тезис: «справочники, составленные непосредственно пользователями, вызывают интерес лексикографов, поскольку являются новой тенденцией, позволяющей взглянуть на процесс создания словаря глазами непрофессионалов и потенциальный читателей» [9. С.

Ключевые слова

«Викилексия», интернет-словари, лексикография, обыденное метаязыковое сознание, народное лексикографирование, Wikilexia, Internet-dictionaries, lexicography, ordinary meta-language consciousness, public lexicography

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Голев Николай ДаниловичКемеровский государственный университетд-р филол. наук, профессор кафедры русского языкаngolevd@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты. - Ч. 3. - Кемерово: Кем. ун-т, 2010. - 459 с.
Словарь обыденных толкований русских слов. Лексика природы: в 2 т. Т. 1. А-М (АБРИКОС - МУРАВЕЙ) (478 слов-стимулов) / под ред. Н.Д. Голева; авт.-сост. М.Ю. Басалаева, М.Е. Воробьева, Н.Д. Голев, Я.А. Дударева, А.В. Замилова, Л.Г. Ким, Е.В. Кишина, Т.Ю. Кузнецова, Н.В. Мельник. - Кемерово: Изд-во Кем. унта, 2011. - 500 с.
Голев Н.Д. Словарь обыденных толкований слов: концепция и опыт реализации // Вопр. лексикографии. - 2013. - № 2 (4). - С. 48-64.
Голев Н.Д. Обыденное метаязыковое сознание как онтолого-гносеологический феномен (в поисках «лингвогносеологем») // Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты. - Ч. 1. - Кемерово: Кемер. ун-т, 2009. -С. 7-41.
Полиниченко Д.Ю. Любительская лексикография: опыт исследования // Вестн. Кем. гос. ун-та. - 2011. - № 4. - С. 205-211.
Бойко Б.Л. Самодеятельный онлайновый словарь современной лексики, жаргона и сленга «Словоново» как форма общения в Интернете // Вопр. психолингвистики. - 2010. - №2 (12). - С. 64-70.
Лукашанец Е.Г. Интернет и язык: народная лексикография // Вестн. Нижего-род. ун-та им. Н.И. Лобачевского. - 2011. - № 6. - С. 378-381.
Лукашанец Е.Г. Сленговые словари как результат металингвистической деятельности пользователей Интернета // Науч. диалог. - 2012. - № 8. - С. 28-40.
Уткина Н.С. Волонтерские программы по составлению словарей: новые возможности и перспективы // Личность. Культура. Общество. - 2012. - Т. 14, № 69/70, вып. 1. - С. 287-291: 1 фот. - (Научные доклады) (Филология).
Морковкин В.В. Антропоцентрический versus лингвоцентрический подход к лексикографированию // Национальная специфика языка и её отражение в нормативном словаре: сб. науч. ст. - М., 1988. - С. 131-137.
Дуличенко Л.В. Антрополексемы с негативным значением и их лексикографическое описание : дис.. канд. филол. наук : 10.02.01. Б. м., 2000. - 187 с.
Пятаева Н.В. Антропоцентрический и системоцентрический принципы лингвистики в динамическом исследовании лексических гнезд. - Уфа: Гилем, 2006. -280 с.
Каламбет Е.В. Проявления антропоцентризма в современной отечественной лексикографии: на материале лингвистических словарей: дис.. канд. филол. наук. -Краснодар, 2007. - 177 с.
Скляревская Г.Н. Антропоцентрическая лексикография: идеи и практика // Лексикография. Язык. Речь: сб. статей памяти Анны Липовской. - София, 2013. -С. 95-104.
Козырев В.А., Черняк В.Д. Современные ориентации отечественной лексикографии // Вопр. лексикографии. - 2014. - №15. - С. 5-16.
Морковкин В.В. О синергетическом лексикографировании // Языковая личность: текст, словарь, образ мира. - М., 2006. - С. 351-360.
Голев Н.Д. Поисковые системы Интернета как лингвистический источник (на примере решения некоторых теоретических и прикладных вопросов русского словообразования) // Новые явления в славянском словообразовании. Система и функционирование: Доклады XI Международной научной конференции Комиссии по славянскому словообразованию при Международном комитете славистов / под ред. Е.В. Петрухиной. - М., 2010. - С. 197-212.
Отин Е.С. Словарь коннотативных собственных имен. - М.: ООО «А Темп», 2006. - 440 с.
Вепрева И.Т. Метаязыковой взгляд на любимые и нелюбимые слова // Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты. - Ч. 1 / отв. ред. Н.Д. Голев. - Кемерово; Барнаул, 2009. - С. 202-228.
Дуличенко Л.В. Словарь обидных слов русского языка. Наименования лиц с негативным значением. - Тарту: Изд-во. Тарт. ун-та, 2000.
Алефиренко Н.Ф. «Живое» слово: Проблемы функциональной лексикологии. - Флинта: Наука, 2009. - 344 с.
Новиков В.Е. Новый словарь модных слов: справ. - М.: Изд-во АСТ, Зебра. -2008. - 192 с.
Белянин В.П. Основы психолингвистической диагностики. Модели мира в литературе. - М.: Тривола, 2000. - 248 с.
Лосев А.Ф. О применении в языкознании современных научных понятий // Res filologica. - М., 1990. - С. 163-170.
Гладко М.А. Лингвистические средства реализации аргументации в судебном дискурсе // Юрислингвистика. - 2012. - С. 12-21.
Кара-Мурза Е.С. Конфликтогенный потенциал языковой метафоры // Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты. - Ч. 4 / отв. ред. Н.Д. Голев. - Кемерово, 2012. - С. 351-381.
Голев Н.Д., Лебедева Н.Б. Лексика регионального словаря в Интернете // Язык, литература и культура в региональном пространстве: материалы Всерос. науч.-практ. конф., посвящ. памяти проф. И.А. Воробьевой / под ред. Л.И. Шелеповой. -Барнаул, 2007. - С. 9-22.
Крысин Л.П. Проблема обновления современных толковых словарей // Новые версии лексикографической интерпретации языковой реальности: Материалы Всерос. науч. конф. «Язык. Система. Личность: Современная языковая ситуация и ее лексикографическое представление», 15-17 апреля 2010 г. / отв. ред. Т.А. Гридина. -Екатеринбург, 2010. - С. 5-16.
Стернин И.А., Рудкова А.В. Психолингвистическое значение слова как тип значения слова // Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты. - Ч. 4 / отв. ред. Н.Д. Голев. - Кемерово, 2012. - С. 36-64.
Новое в русской лексике: Словарные материалы-78 / под ред. Н.З. Котело-вой. - М.: Рус. яз., 1981.
Новое в русской лексике: Словарные материалы-79 / под ред. Н.З. Котело-вой. - М.: Рус. яз., 1982.
Новое в русской лексике. Словарные материалы-80 / под ред. Н.З. Котело-вой. М.: Рус. яз., 1984.
Новое в русской лексике. Словарные материалы-85 / под ред. Н.З. Котело-вой, Ю.Ф. Денисенко. - СПб.: Рус. яз., 1996.
Новое в русской лексике: Словарные материалы-86 / под ред. Н.З. Котело-вой, С.И. Алаторцевой и Т.Н. Буцевой. - СПб.: Рус. яз., 1996.
Новое в русской лексике: Словарные материалы-87 / под ред. Н.З. Котеловой и Ю.Ф. Денисенко. - СПб.: Рус. яз., 1996.
Новое в русской лексике: Словарные материалы-88 / ред. Е.А. Левашов. СПб.: Рус. яз., 1996.
Новые слова и значения: Словарь-справочник (по материалам прессы и литературы 60-х годов) / под ред. Н.З. Котеловой, Ю.С. Сорокина. - М.: Рус. яз., 1971.
Новые слова и значения: Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 70-х годов / под ред. Н.З. Котеловой, Ю.С. Сорокина. - М., 1984.
Новые слова и значения: Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 80-х годов / под ред. Е.А. Левашова. - СПб.: Рус. яз., 1997.
Новые слова и словари новых слов / отв. ред. Н.З. Котелова. - Л.: Рус. яз., 1978.
Ермакова О.П., Земская Е.А., Розина Р.И. Слова, с которыми мы встречались: Толковый словарь русского общего жаргона / под общ. руковод. Р.И. Рози-ной. - М.: Азбуковник, 1999.
Русский словарь языкового расширения / сост. А.И. Солженицын. - М.: Голос, 1995. - 272 с.
Шумарина М.Р. «Литературный портрет» слова: метаязыковое сознание автора как предмет лексикографического описания // Проблемы истории, филологии, культуры. - 2009. - № 24. - С. 806-810.
Шумарина М.Р. Язык в зеркале художественного текста (метаязыковая рефлексия в произведениях русской прозы. - М., 2011. - 325 с.
Богачева Г.Ф., Морковкин В.В. О всеохватном лексикографическом представлении лексического ядра русского языка // Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. -2011. - №3. - С. 6-12.
Симбирцев М. Спрашивали - отвечаем: сетевые словари и энциклопедии: (Обзор мультимедийных словарей и энциклопедий, имеющихся в Интернете) // Hard'n'soft. - 2004. - № 9. - С. 106-111.
Сборник электронных словарей [Электронный ресурс] // Толковый словарь: [сайт]. - [Б. м., б. г.]. - URL: http://slovorus.ru/ (дата обращения: 11.02.14).
«Словоново»: словарь современной лексики, жаргона и сленга [Электронный ресурс]: [сайт]. - [Б.м.], 2008-2014. - URL: http://www.slovonovo.ru (дата обращения: 14.01.2014).
Касымова О.П. Информационные технологии в лингвистическом эксперименте // Вестн. Башкир. ун-та. - 2009. - Т. 14, № 3 (Юбил. вып.). - С. 1190-1193: ил. - (100 лет Башкир. государственному университету).
Голечкова Т.Ю. Проблемы изучения новой лексики на основе интернет-источников // Учен. зап. Рос. гос. социал. ун-та. - 2012. - № 4 (104). - С. 82-86.
Морозова О.Е. Об эксперименте в лексикографии (на материале словаря народно-разговорной речи) // Вестн. Нижегород. ун-та им. Н.И. Лобачевского. - 2011. -№ 6-2. - С. 443-446.
Рублева О.С. Слово в электронном словаре: с позиций пользователя электронными ресурсами : автореф. дис.. канд. филол. наук: 10.02.19. - Тверь, 2010. -19 с.
Словари-онлайн [Электронный ресурс]: [сайт]. - 2010-2011. - URL: http:// slovaronline.com/ (дата обращения: 10.02.14).
Уткина Н.С. Народная лексикография как новый инструментарий лексикографов // Вестн. молодых ученых Ивановского госуниверситета. - 2011. - Вып. 11. -С. 188-189.
КронгаузМ.А. Самоучитель олбанского. - М.: АСП, 2013.
Голев Н.Д. Общий очерк концепции «Словаря обыденных толкований слов» // Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты. -Ч. 3. - Кемерово, 2010. - С. 205-264.
Шевченко Е.В. Толкование значения слова как форма выражения метаязыкового сознания диалектоносителя // Вестн. Ом. гос. ун-та. - 2011. - № 1. - С. 152-155.
Сводный словарь современной русской лексики: в 2 т. / под ред. Р.П. Рогож-никовой. - М.: Рус. яз., 1991.
 «Викилексия» - народный интернет-словарь: инновационный лексикографический проект | Вопр. лексикографии. 2014. № 2 (6).

«Викилексия» - народный интернет-словарь: инновационный лексикографический проект | Вопр. лексикографии. 2014. № 2 (6).