Лексикографические проблемы русско-чешской интерференции | Вопр. лексикографии. 2016. № 1 (9). DOI: 10.17223/22274200/9/2

Лексикографические проблемы русско-чешской интерференции

В статье представлен краткий обзор лексикографических работ первой половины XX в., отразивших проблему омонимии у близкородственных славянских языков. Приводится также анализ «Русско-чешского словаря омонимов» Й. Влчека и электронного словаря чешско-русской интерференции Карлова университета. Анализируется русско-чешская интерференция в области омонимии. Особое внимание уделено особенностям омонимии у близкородственных языков.

Lexicographic problems of Russian-Czech interference.pdf Статья посвящена отражению русско-чешской интерференции в области омонимии в двуязычной лексикографии. Представляло интерес выяснить, является ли количество ошибок, вызванных интерференцией, ограниченным и появляются ли вслед за новой лексикой и новые примеры интерференции в области омонимии. Для ответа на этот вопрос был проведен анализ Русско-чешского словаря омонимов Й. Влчека [1] и электронного словаря чешско-русской интерференции Карлова университета [2]. Явление русско-чешской омонимии подробно исследовал чешский лингвист Йозеф Влчек в 60-е гг. ХХ в. в своем труде «Uskali ruske slovni zasoby. Slovnik rusko-ceske homonymie a paronymie» [1]. Работа состоит прежде всего из словаря русско-чешских омонимов, а также исследования, посвященного проблеме включения части лексики близкородственных языков, между которыми присутствует семантическая связь, в межъязыковые омонимы. Автор также разбирает причины межъязыковой омонимии и паронимии. Во введении к словарю русско-чешских омонимов и паронимов Йозеф Влчек разделяет всю лексику русского и чешского языков на 5 групп: 1) слова, отличные в звуковом плане и не имеющие эквивалентов в другом языке (пельмени, шашлык, борщ; knedlik, spekacky); 2) слова, отличные в звуковом плане, но близкие по значению (каникулы -prazdniny); 3) слова одинаковые или подобные как в звуковом плане, так и в плане содержания (школа- skola); 4) слова одинаковые или подобные как в звуковом плане, так и в плане содержания, но отличные стилистически (здравый-zdravy, война-vojna); 5) слова, схожие по своей звуковой структуре, но отличающиеся по значению (запоминать (pamatovat si) - zapominat /забывать/) Пятая группа слов, русско-чешская омонимия, и стала главным объектом лексикографического исследования Й. Влчека. Словарь включает не только лексику повседневной коммуникации и современного литературного языка, но и устаревшие единицы, историзмы, экспрессивные слова. В России в начале ХХ в. вышли дифференциальные словари славянских языков: словацкого, сербского и болгарского Л. А. Мичатка [3, 4, 5]. Однако составитель при включении слов-омонимов руководствовался не только семантическими критериями, но и морфологическими, фонетическими. С таким более широким подходом его словарь больше походил на переводной [6. С. 142-143]. В Чехии подобный дифференциальный словарь составил Josef Fuhrich [7] в первой половине XX в. Словарь состоит из 9 разделов. Первые 4 включают существительные, которые одинаковы по значению в чешском и польском, но различаются правописанием, произношением либо грамматическим родом. Следующие два раздела посвящены существительным, глаголам, прилагательным, которые при полной или близкой схожести по звучанию имеют различное значение. В последних двух разделах приводятся безэквивалентные примеры в чешском и польском языках. Однако стоит отметить, что сейчас термин «дифференциальный словарь» стал шире и включает в себя, по сути, переводной словарь [8. C. 39]. Следует упомянуть и карманный чешско-русский словарь Ржи-ги-Кульчицкого [9]. Авторы включили в него раздел «Слова», где привели список слов, сходных по звучанию или написанию, но разных по значению в русском и чешском языках. Особенности чешских и русских лексических соответствий нашли свое отражение также в небольшом электронном словаре чешско-русской интерференции [2], который был создан при грантовой поддержке философского факультета Карлова университета в 2011 г. Его основными задачами стали отражение явления чешско-русской интерференции, а также помощь русским студентам, изучающим чешский, и чехам, занимающимся русским языком. В команду по разработке словаря вошли Карл Шебеста, Дагмар Тоуфарова, Михаил Кипчатов, Валерия Иванова и др. Словарь устроен следующим образом: чешские слова идут в алфавитном порядке, приводятся русские соответствия, затем указываются тип интерференции и словарная статья, в которой даются определения чешского и русского слова и грамматические особенности. Несомненной заслугой данного пособия является определение вида интерференции. Авторы выделяют следующие ее типы: ложные друзья переводчика (falesni pratele): cichat (1. обонять 2. нюхать) - чихать, zarazit (1. забить, вбить 2. прервать 3. поразить 4. ошеломить) - заразить; дополнительное значение (doplnkova semantika): blesk (1. молния 2. яркий свет, сияние) -блеск, bystry (1. быстрый 2. находчивый, сообразительный) - быстрый; валентность (valence slovesna, predlozkova): dbat na + Acc -следить за + твор. падеж, chranit se pred + Instr. - беречься + род. падеж; родовое различие (rodovy rozdil): chripka (ж. р.) - грипп (м. р.), riziko (ср. р.) - риск (м. р.); стилистические особенности (stylisticke rozdily): studeny (холодный) - студёный (прост. и обл.), lekar (врач) - лекарь (устар.); возвратность (verbalni reflexivita): vyhnout se / vyhybat se - избежать / избегать, zabloudit - заблудиться; различия в грамматическом числе (rozdil v gramatickem cisle): inkoust (ед. ч.) - чернила (мн. ч.), saty (мн. ч.) - платье (ед. ч.). Можно было бы сопоставить русско-чешский словарь омонимов Й. Влчека и небольшой электронный словарь чешско-русской интерференции Карлова университета. Несомненно, будет неправомерно сравнивать структуру данных словарей, количество статей в них. Словарь Карлова университета задумывался лишь как вспомогательное учебное пособие и по объему значительно уступает словарю Й. Влчека. Цели у данных работ тоже различны: Й. Влчек хотел прежде всего показать многообразие явления русско-чешской омонимии, а исследователи Карлова университета сосредоточились на проблеме интерференции вообще, поэтому включили в свое исследование помимо омонимов и другие явления. Однако можно и сейчас сделать некоторые предварительные выводы. Эти две работы дают возможность увидеть, как изменилась лексика за более чем сорок лет, которые их разделяют. Некоторые омонимы в новом словарном проекте Карлова университета (baletka, ziletka, hluk) отсутствуют у Й. Влчека. Есть также примеры, где значение не полностью совпадает в обоих словарях: Словарь омонимов Й. Влчека: давка - davka: 1) доза, порция 2) очередь из пулемета Электронный словарь Карлова университета: давка - davka: 1) доза, порция 2) налог А есть случаи и полного расхождения в значениях: прах - prachy: (экспр.) деньги прах - prach: 1) порох 2) пыль кура - kura: кора кура - kura: курс лечения В словаре Й. Влчека не представлены такие слова, например, как sluzba, propiska, uhodit, которые сейчас стали достаточно употребительны и были включены в словарный проект Карлова университета: служба - sluzba: 1) служба 2) сервис, услуги 3) дежурство прописка - propiska: письменная принадлежность угодить - uhodit: ударить, стукнуть Анализ работ чешских студентов, изучающих русский, показывает, что количество новых примеров ошибок, вызванных интерференцией, растет. Появляются примеры, которые не были отражены в обоих словарях. Вот один из них: спорт помогает оставаться в хорошей кондиции - вместо спорт помогает оставаться в хорошей форме. Подобного рода ошибки могут встретиться и у слов, происходящих от одного многозначного слова (pokojny /спокойный, мирный/ -покойный), и у единиц со случайным звуковым сходством (hrac (игрок) - грач), а также и в заимствованиях, которые приобрели в русском и чешском различные значения или оттенки значений (termin /срок/ - термин, sympaticky /милый, приятный/ - симпатичный, inteligentni /умный/ - интеллигентный). В данной статье на примере русского и чешского языков мы попытались показать, как квалифицируется межъязыковая интерференция в двуязычных словарях и как словари помогают ее предупредить. С помощью анализа «Русско-чешского словаря омонимов» Й. Влчека и электронного словаря чешско-русской интерференции, было выяснено, что количество ошибок, вызванных интерференцией, нельзя считать ограниченным и постоянно появляются все новые примеры интерференции в области омонимии.

Ключевые слова

errors, borrowings, dictionaries of homonyms, Russian-Czech interference, homonymy, ошибки, bilingual lexicography, заимствования, словари омонимов, омонимия, русско-чешская интерференция, двуязычная лексикография

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Игнатьева Наталья ДмитриевнаСанкт-Петербургский государственный университет аспирант кафедры славянской филологииnataliagasheva@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Ржига И., Кульчицкий А. Карманный словарь чешско-русский. - Прага, 1924.- 512 с.
Мичатек Л.А. Дифференциальный болгарско-русский словарь. - СПб.: Славянское Благотворительное Общество, 1910. - 778 с.
Булаховский Л.А. Введение в языкознание. - Ч. 2. - М.: Учпедгиз, 1953. -177 с.
Fuhrich J. Diferencni slovnik polsko-cesky. Pro praktickou potrebu. - Praha: Nakladem vlastnim, 1925. - 183 s.
Vlcek J. Cesko-ruska homonymie a paronymie // Interference v ruskem lexiku, Jaromira Zimova a kol. - Praha: Statni pedagogicke nakladatelstvi, 1967. - S. 38-63.
Мичатек Л.А. Дифференциальный сербско-русский словарь. - СПб., 1903. -798 с.
Vlcek J. Uskali ruske slovni zasoby. Slovnik rusko-ceske homonymie a paronymie. - Praha: Svet sovetu, 1966. - 232 s.
Cesko-ruske interference. http://interference.ajoda.eu/o-projektu (дата обращения: 20.12.2015).
Мичатек Л.А. Дифференциальный словенско (словацко-)русский словарь. Turc. Sv. Martin, 1900. - 459 с.
 Лексикографические проблемы русско-чешской интерференции | Вопр. лексикографии. 2016. № 1 (9). DOI:  10.17223/22274200/9/2

Лексикографические проблемы русско-чешской интерференции | Вопр. лексикографии. 2016. № 1 (9). DOI: 10.17223/22274200/9/2