Принципы ларинской лексикографии в трехтомном большом словаре пословиц, поговорок и сравнений русского языка | Вопр. лексикографии. 2012. № 1.

Принципы ларинской лексикографии в трехтомном большом словаре пословиц, поговорок и сравнений русского языка

В статье излагаются основополагающие принципы лексикографирования, разработанные профессором Б.А. Лариным и его школой: принцип полноты словника, принцип комплексного описания вокабул, принцип точной паспортизации материала, принцип временной и пространственной характеристики описываемых единиц, принцип историзма. Они стали руководством при составлении трёхтомного «Большого словаря пословиц, поговорок и сравнений русского языка» (2008-2010 гг.). Его авторы (В.М. Мокиенко, Т.Г. Никитина и Е.К. Николаева) последовательно ориентировались на эти принципы, учитывая как специфику описываемого материала, так и конкретные ограничения, заданные им. Общий объем паремий, описанных в словаре, 155 000.

Principles of Larins lexicography in the three-volume BigDictionary of Proverbs, Sayings and Similes of the Russian l.pdf Ленинградских / петербургских и томских словарников мно-гое объединяет. Общие подходы к системе описания слова,лексикографический максимализм, стремление органически соче-тать современную лингвистическую теорию со словарной прагмати-кой, внимание к семантическим, стилистическим и локальным ню-ансам формы и содержания, закодированных в лексике, - всё это имногое другое роднит Ларинскую и Томскую лексикографическиешколы.Одна из доминант нашей научной деятельности - это внимание кживому слову. Монументальный труд томских лексикографов «Ком-плексное исследование русских говоров Среднего Приобья (1964-1995 гг.)», удостоенный Государственной премии, и «Полный сло-варь сибирского говора» (1992-1995) (далее - ПССГ) [1], Верши-нинский словарь стали и остаются альфой и омегой отечественнойлексикографии, нацеленной именно на выявление закономерностейживой речи. Не случайно главным объектом изучения томских лин-гвистов являются территориальные диалекты. Многое, что потомбыло перенесено на принципы лексикографической разработки ли-тературной, общеразговорной, просторечной лексики, образныхсредств русского языка и т. д., рождалось и выкристаллизовывалосьздесь, в Томском университете, в диалектологических экспедициях,в живой лаборатории, где куётся народное Слово во всём его много-цветии. И наша послевоенная ленинградская лексикография ларин-ского извода начиналась именно со словарного описания русскихговоров. Б.А. Ларин уже в конце 1940-х гг. начал разработку прин-ципов «Псковского областного словаря с историческими данными»(далее - ПОС) [2], во многом определившего принципы и практикуразработки всех наших словарей. На ПОС [2] мы, ларинцы, училисьи продолжаем учиться.Принцип полноты, сформулированный и воплощенный в слова-рях разного типа Б.А. Лариным, доказал свою состоятельность (см.:[Мокиенко, 1999]). А ведь именно этот принцип и стал камнем пре-ткновения в 1960-е гг., когда глава академической лексикографииФ.П. Филин именовал и наш ПОС, и «Полный словарь сибирскогоговора» синей птицей, считая единственно возможным жанром диа-лектографии лишь словарь дифференциальный.Да, мы, ленинградские и томские ларинцы, погнались за синейптицей, и она оказалась не синицей, а настоящим журавлём в рукахнаших читателей - ценителей народного слова. Полный словарь по-зволил показать живое русское слово во всей его полновесности, вовсех «обертонах смысла», во всех словообразовательных и фразео-логических ипостасях. Разумеется, это потребовало напряжённого,постоянного труда, создания миллионных картотек живой речи, ре-гулярных выездов в поле и неизбежных хлопот при издании каждоготома наших словарей. Но ПОС [2] и ПССГ [1] опубликованы, по ихматериалам написаны монографии и диссертации, а самое главное -синяя птица русских диалектов, попавшая в сети мощных катаклиз-мов после коллективизации и разорения русской деревни, осталасьживой и реальной благодаря её полному живописному лексикогра-фическому воспроизведению.Сопоставляя результаты работы петербургских ларинцов и уче-ников О.И. Блиновой, легко Љu¬Ѕнайти диалектическую перекличку идейчаться планы на будущее. Заявленная мною тема - один из аспектовтакой работы, но в нём отражаются общие доминанты нашей лекси-кографии, прежде всего - стремление к полноте описания языковыхфактов, комплексность их воспроизведения в словарях и детализи-рованность семантической и локальной характеристики. Это, собст-венно говоря, и есть основополагающие принципы лексикографиро-вания, разработанные проф. Б.А. Лариным и его школой: принципполноты словника, принцип точной паспортизации материала,принцип временнoй и пространственной характеристики описывае-мых единиц, принцип ретроспективной лингвокультурологическоойхарактеристики, принцип комплексного описания вокабул. Именноэти принципы стали руководством при составлении трёхтомного«Большого словаря пословиц, поговорок и сравнений русского язы-ка» [3, 4, 5]. Его авторы (В.М. Мокиенко, Т.Г. Никитина и Е.К. Ни-колаева) последовательно ориентировались на эти принципы, учи-тывая как специфику описываемого материала, так и конкретныеограничения, заданные им. Общий объём паремий, описанных в сло-варе, - 155 000, т.е. более чем в 7 раз больше, чем в знаменитом мно-гократно переиздаваемом паремиологическом собрании В.И. Даля«Пословицы русского народа» [6], впервые увидевшем свет в 1861-1862 гг. Картотека для наших словарей, насчитывающая около300 000 единиц, создавалась более чем 40 лет и хранится в Межка-федральном словарном кабинете им. Б.А. Ларина (СПбГУ).Источники картотеки и, соответственно, наших словарей раз-личны. Во-первых, это извлечения из большинства собраний русско-го фольклора; во-вторых, материалы из произведений классическойи современной литературы; в-третьих, фиксация живой фразеологиииз средств массовой информации (публицистики, радио, телевиде-ния и Интернета); в-четвертых, пословицы, поговорки и сравненияиз литературных, фразеологических, диалектных и жаргонных сло-варей и картотек; наконец, материал из наших собственныхМногие принципы лексикографической обработки русских пого-ворок авторами этого Словаря были отработаны при составлениисвода пословиц и поговорок Псковщины [7]. На его составление насподвиг бесценный опыт составителей региональных словариков рус-ской народной фразеологии, издававшихся в Самаркандских науч-ных сборниках в конце 1960-х - начале 1970-х гг. Л.И. Ройзензономи его сотрудниками [8, 9, 10]. По примеру самаркандских диалекто-логов-фразеографов в 1970-х гг. и позднее создаётся несколько сло-варей севернорусской народной фразеологии. К ним относится фра-зеологический словарь русских говоров Сибири [11, 12], составлен-ный коллективом новосибирских фразеологов под руководствомА.И. Федорова; ценное собрание пермских народных выраженийК.Н. Прокошевой [13, 14], «Фразеологический словарь русских го-воров Республики Коми» И.А. Кобелевой [15] и «Фразеологическийсловарь русских говоров Нижней Печоры» Н.А. Ставшиной [16].Ярок и уникален «Словарь образных слов и выражений народногоговора» О.И. Блиновой, С.Э. Мартыновой и Е.А. Юриной под ред.О.И. Блиновой, выдержавший 2 издания [17, 18]. Его материалы, каки другие словари, созданные томскими лексикографами, также сталиценным источником наших словарей.1. Принцип лексикографической полнотыУже сам объём пословиц и поговорок, описанный в петербург-ском паремиологическом трёхтомнике, является материализациейпринципа лексикографической полноты, объединяющего ларинскуюшколу со школой О.И. Блиновой. Наш словарь создан в жанре па-ремиологического тезауруса. Разумеется, воплощение принципаполноты в каждом отдельном словаре трёхтомника имело свою спе-цифику, вызванную структурно-семантическими особенностями по-словицы, поговорки и устойчивого сравнения. Этот факт обусловили то, что в некоторых случаях между тремя томами нашего паремио-логического тезауруса читатель может найти определённые пересе-чения. Таково, в частности, «дублетное» описание языковых единиц,имеющих компаративную структуруягодой: в лесок не сбегаешь и т. п. При этом, однако, такое описаниев каждом из них специализируется, поэтому полной дублетноститаких паремий нет.В трёх томах нашего словаря даётся синтетическое описаниеобщенародной фразеологии национального языка, т.е. в один сло-варный корпус включены как идиомы народного происхождения,«заквашенные» на собственно русском духе, так и фразеологизмылитературного происхождения, включающие и многие обороты ин-тернационального (resp. общеевропейского) происхождения. Нашейцелью было дать максимально полный свод русской национальнойидиоматики во всех её функционально-стилистических сферах - ли-тературной, публицистической, диалектной, разговорно-просто-речной, субстандартной и профессиональной. Собственно, и здесьмы во многом следовали максималистскому принципу Б.А. Ларина.Такой подход, вытекающий из традиций европейской лексикогра-фии, является продуктивным уже потому, что даёт возможность лек-сикографически представить ту или иную часть национального язы-ка как относительно полную систему. На материале русских посло-виц, поговорок и сравнений такая попытка и сделана в нашем трёх-томнике.2. Принцип точной паспортизации материалаПаспортизация описываемых языковых единиц, педантично точ-ное указание на их источник, вытекает из принципа полноты. Этотпринцип позволяет локализовать каждую пословицу и поговорку внаших словарях во времени и пространстве, что является, с нашейточки зрения, их существенным отличием от многих словарей и рус-ских собраний паремиологии, где такая информация не представлена.Особенно целенаправленно паспортизировались извлечения измножества русских диалектных словарей XIX-XX вв. Расцвет рус-ской диалектографии послевоенного периода, стимулированныйпрограммой лингвистического атласа, дал всем, кого интересует на-ше народное Слово, свежий фактический материал. Для паремиоло-гов столь ценный источник, как диалектные словари и картотекицентров региональной лексикографии Россиилектных словарях пословицы, в отличие от поговорок (resp. фразео-логизмов), лексикографически не маркируются, входя (по классиче-скому примеру «Толкового словаря» В.И. Даля) в иллюстративную,контекстную их часть. Поэтому искателю пословичных жемчужинприходилось с головой нырять в глубины контекстной части этихсловарей, внимательно, строчка за строчкой, вчитываясь в текстдиалектных иллюстраций, чтобы не упустить ни одной современнойпаремии, сокрытой в раковинах живой речи. Составители настояще-го словаря именно так и поступали, многие годы регулярно «перева-ривая» диалектный материал, постоянно поступавший из медленно,но верно выходивших многотомных «долгостройных» словарей илинебольших, но быстро выпускавшихся региональных словариков.Такая чрезвычайно трудоёмкая работа не только значительнопополнила паремиологический фонд русского языка, накопленный сXVII в. многочисленными собирателями «малого жанра» нашегофольклора, но и - что кажется первостепенно важным - позволиладостаточно точно определить пространственные границы многихпословиц и их вариантов.3. Принцип временнoй и пространственной характеристикиописываемых единицВ нашем словаре каждая пословица предельно точно локализу-ется на географической карте России, что также кардинально от-личает его от паремиологических собраний наших предшественни-ков, где источник описываемых пословиц и поговорок, как правило,точно не указывается, а в лучшем случае к словарю или сборникуприлагается список использованной литературы. Региональные жепометы в русских собраниях пословиц и поговорок - это лишь от-дельные глоссы обобщающего характера: даже в надёжном сборникеМ.А. Рыбниковой [19], где попытка регионального «опомечивания»проводится достаточно последовательно (хотя и далеко не полно),оно делается лишь «крупномасштабно», пометами типа севернорус.,южнорус., центральные обл. Материал настоящих словарей показы-вает относительностьточную и полную их хронологическую и пространственную харак-теристику.Пространственная (ареальная) характеристика выражаетсяздесь эксплицитно: после вокабульной части словарей даются (помере возможности, обеспечиваемой нашими источниками) локаль-ные пометы, характеризующие место фиксации пословиц в исполь-зованных источниках. В случаях, когда ряд источников велик и цепьлокальных помет была бы излишне пространна и пестра, ареальнаяхарактеристика имплицитно «закодирована» в точном приведениисамих источников и может быть при необходимости легко воспроиз-ведена самим читателем на их основе.Хронологическая характеристика достигается имплицитно -путём точной паспортизации источников, которые расположены вхронологическом порядке. Именно поэтому на первых «паспорти-зационных» местах здесь оказываются такие источники, как П. Си-мони (Сим.), отразивший русскую паремиологию ХVII-ХIХ вв.,Тонниес Фенне, Н. Курганов, А. Барсов (1770), А. Богданович,А.И. Богданов и т. д., а на последних - новейшие сборники русскихпословиц и поговорок, современные общие диалектные словари илипаремиологические исследования, в которых представлен ориги-нальный и свежий материал. Весьма трудоёмкой оказалась сплошнаявыборка пословиц и поговорок из наших исторических словарей,составление которых медленно, но верно движется к концу. Такиесловари, как «Словарь русского языка ХI-ХVII вв.» [20]; «Словарьрусского языка ХVIII в.» [21]; «Словарь обиходного русского языкаМосковской Руси (XVI-XVII вв.)» [22]; «Лексика и фразеология«Моления» Даниила Заточника» [23], были расписаны полностью, а«Материалы для словаря древнерусского языка по письменным па-мятникам» И.И. Срезневского [24] - выборочно, при отсутствии со-ответствующих материалов в вышеназванных словарях. Поскольку висторических словарях (как, впрочем, и во многих общих и диалект-ных) пословицы специально не выделяются в корпусе, выборка па-ремий здесь делалась исходя из принятой дефиниции этой языковойединицы. Тем самым мы смогли хронологическую характеристикурусской паремиологии углубить до XI в. - начиная с летописныхисточников и таких произведений древнерусской литературы, как«Изборник» Святослава (1073, 1076). Точные отсылки на соответст-вующие источники весьма важны уже и потому, что компонентыпословиц, в них включённые, дефинируются лучшими специалиста-ми по древнерусскому языку.С источниковедческой паспортизацией связана и проблема кор-ректного отражения формы фиксируемых в разных источниках по-словиц и поговорок. Разнобой в орфографии и пунктуации в нихвесьма велик, и сохранять все разночтения было бы и неуместно иневозможно. Поэтому основным направлением здесь являлась уни-фикация орфографии и пунктуации по принятым ныне правилам.Таким образом, корректная паспортизация каждой пословицыстановится её точным ориентиром в пространстве и времени. Онатакже позволяет не только весьма надёжно определить, откуда тотили иной лексикограф черпал свой материал, но и - что особо важ-но - насколько корректно он использовал такой материал и скольвелика его «корректировка» в современных «олитературенных» по-пытках его описания.Многие словарные статьи нашего словаря благодаря аутентич-ности отражения первоисточников представляют собой своеобраз-ные палимпсесты, вскрывая слои которых внимательный читательможет добраться до первоисточника с его истинной формой и се-мантикой. Тем самым словарь даёт концентрированный материалдля историко-этимологических и текстологических исследованийнашего пословичного наследия. В какой-то мере наш точно паспор-тизированный материал станет подспорьем и для паремиологиче-ских «Шерлоков Холмсов», поскольку с его помощью весьма легкоустановить, кто у кого «похитил» или просто «взял напрокат» ту илииную пословицу или поговорку. Ведь в европейской (в том числе ирусской) популярной паремиологии существует немало «самозван-цев», претендующих на приоритет в отражении той или иной посло-вицы, в то время как она в ходу уже несколько столетий.Точная паспортизация материала особенно ценна и тем, что по-зволяет математически точно доказать поразительную «живучесть»фольклора малого жанра во времени и пространстве. Многие рус-ские пословицы, зафиксированные более трёх веков назад и храниПословица Не радуйся нашёд (нашот), не кайся потеряв и её ва-рианты - Не радуйся нашёд, не тужи, потеряв; Не радуйся нашед-чи, не плачь, потеряв; Не радуйся нашедчи, не тужи, потеряв; Нерадуйся нашедши, не плачь, потеряв; Не радуйся нашедши, не плачь,потерявши; Не радуйся - нашёл, не плачь - потерешь; Не радуйся -нашёл, не тужи - потеряв - зафиксированы в наших рукописныхсборниках с начала XVIII в., включены в знаменитый «Письмовник»Курганова, первое издание которого было в 1769 г., и вошли в соб-рание В.И. Даля и последующие сборники русских пословиц. А в1950-60-е гг. пословица записана на Урале собирателем В.П. Бирю-ковым (Не радуйся - нашёл, не тужи - потерял [25. С. 21], а позже(в 1967 г.) сибирскими диалектологами в Иркутской области [12.С. 161].Такого рода примеры убедительно демонстрируют жизненнуюсилу и долговечность устной традиции, не вытесненной ни книжнойкультурой, ни телевидением, ни Интернетом. А может быть, даженаоборот - не вытесненной, а усиленной этими новыми средствамимассовой информации, на что указывает популярность такого жанраинтернетных «приколов», как антипословицы [26].4. Принцип ретроспективной лингвокультурологической ха-рактеристикиРетроспективный, историко-культурологический комментарийпословиц и поговорок давно уже стал предметом интереса фолькло-ристов, этнографов, паремиологов, а затем и лингвистов. Разработкасовременной методики историко-этимологического анализа фразео-логии [27, 28] открыла перед таким комментированием возможностиобъективной, научно обоснованной расшифровки внутренней фор-мы фразеологизмов и пословиц. Результаты её были представленынами и в лингвострановедческих [29], и в функционально-стили-стических [30, 31, 32] и в специальных историко-этимологическихсловарях русской фразеологии [33, 34, 35], а также в ряде популяр-ных публикаций на эту тему [36, 37, 38]. Не случайно поэтому вфундаментальном когнитологическом «Большом фразеологическомсловаре русского языка» под ред. В.Н. Телии [39] именно добытыелингвистическим анализом этимологии русских ФЕ стали стержнемсловарных статей, давая информацию для трёх их параметров [40].Разумеется, в нашей паремиографической трилогии детализиро-ванные лингвокультурологические комментарии были бы нецелесо-образны уже потому, что заняли бы излишне много места: ведь«Большой фразеологический словарь» под ред. В. Н. Телии включиллишь 1 500 русских выражений, в то время как наш трехтомник опи-сывает 155 000 единиц. Тем не менее по мере необходимости мыпредлагаем и такую информацию - прежде всего ретроспективнолингвокультурологическую, избегая усложнённых современныхкогнитологических терминов, не всегда понятных широкому кругучитателя.Именно поэтому кроме толкований переносного значения в Сло-варе в случае необходимости приводится и расшифровка образа тол-куемого оборота. Нередко такая расшифровка представляет собойболее или менее развернутую историко-этимологическую или лин-гвострановедческую справку, которая даётся под знаком < послеотсылки к источникам фиксации поговорки. Отсутствие ссылки натакой источник означает, что комментарий принадлежит составите-лям данного Словаря. Если в самом источнике содержится такогорода справка, то он приводится в конце всей статьи. При вокабуль-ном гнезде из нескольких поговорок с одним комментируемым ком-понентом комментарий следует в конце всего гнезда с абзаца. На-пример:ДАВИЛКА * Оказаться в давилках. Пск. Попасть в трудное,безвыходное положение. < Давилка - приспособление для ловлибелых куропаток [37. С. 115].КЕРЖАК * Променять кержаков на лешаков. Алт. Забытьстарые традиции, обычаи, правила. СРГА 2, ч. 2, 32. < Кержак -старообрядец.ЗЮЗЯ * У богача денег - что у зюзи грязи. Посл. Ирон. У бога-тых - множество денег. < Зюзя - свинья [6. С. 80].ЧЁРТ * попасть куда как чёрт в рукомойник. Народн. Ирон.Попасть в трудное, безвыходное положение. < Из народной легенды-сказания «Инок в лесу», где бес, которому не удается искусить от-шельника, залезает в рукомойник. [6. С. 65]. Ср. легенду, записан-ную Онучковым в 1828 г. в поселке Тавда Свердловской обл. «- Какмне его искусить? (думает бес). - Никак не может. Залез в мойницу(т.е. умывальник) [41. Т. 18. С. 206].Нередко роль таких комментариеврологические комментарии даются в конце словарной статьи. Цельтаких комментариев - отразить по мере возможности национальнуюспецифику образной системы русского языка и русского мировоз-зрения. Вот почему в какой-то мере Словарь можно рассматривать икак мозаичную языковую картину русского образного мира в егоисторической ретроспективе. Образы описываемых поговорок приэтом становятся камешками мозаики, из которых такая картина сла-гается.5. Принцип комплексного описания вокабулЭтот принцип также является следствием последовательного во-площения ларинского принципа полноты и предполагает системнуюхарактеристику каждого описываемого слова.Большинство включённых в наши словари единиц описываетсяпо единой последовательной и детализированной композиции:1) вокабульное выражение;2) стилистическая характеристика (употребительность, сферараспространения, экспрессивно-стилистическая квалификация);3) точное и полное толкование значения;4) точная паспортизация источника;5) объяснение истории и этимологии, толкование непонятных(особенно диалектных, иноязычных или жаргонных) слов, входящихв пословицу или поговорку.Такая структура словарной статьи позволяет, с одной стороны,сделать описание пословиц и поговорок системным и комплексным,с другой - представить языковую и культурологическую спецификукаждой из них. Одна из основных задач этой книги - максимальнодифференцировать такое описание. Ведь чуткий «потреби-тель» языка ощущает, что за любыми синонимическими оборотамиобычно таится лишь мнимое «тождествословие».Многие пословицы и поговорки (особенно поговорки и сравне-ния) в наших словарях дифференцируются и по сфере употребления,и по частотности, и по стилистической принадлежности. Такая диф-ференциация осуществляется с помощью помет - книжн., народн.,прост., жарг.; устар., нов.; шутл., ирон., вульг. и т. п., которые из-вестны читателю по толковым и другим словарям. Экспрессивно-стилистическая градуировка поговорок и усложненность их семан-тики, отразить которые пытались составители, уходят своими кор-нями в традиционную группировку их образов. Наблюдения за ком-понентами пословиц и поговорок «по вертикали» показывают раз-личные закономерности формирования образности для предметныхлексем, паремий, основанных на метафорике животного мира, и т. п.Не всегда описываемые в словаре языковые единицы (особенно ус-таревшие, народные, жаргонные) соответствуют современным быто-вым представлениям о каком-л. предмете, веществе или явлении.Принцип комплексного описания позволил, как кажется, и болеедифференцированно подойти к дефиниции пословиц и поговорок.Их толкование - одна из наиболее трудных теоретических и практи-ческих проблем лексикографии. Мы стремились избежать упрощен-ных дефиниций, но в то же время отказывались и от излишне дроб-ного и детализированного толкования. Главной задачей дефиницииявляется максимальное прояснение семантики оборота и его кон-кретная привязка к характеризуемому человеку, предмету, явлениюили ситуации. Некоторые грамматические характеристики погово-рок, отраженные в вокабульной части словарной статьи, при этом вдефиниции традиционно опускаются - как для краткости изложения,так и потому, что они понятны читателю. Так, для большой частиглагольной фразеологии через косую черту характеризуются видо-вые пары глаголов.Как бы ни полна была коллекция русских пословиц и поговорок,которую мы предложили читателю, она, разумеется, не исчерпываетвсего богатства образных средств нашей речи. И не только потому,что какие-либо источники мы не смогли использовать, а из каких-либо диалектных, жаргонных, литературных словарей или паремио-логических сборников не выбрали весь материал, относящийся кпословично-поговорочной теме. Не полна наша коллекция в первуюочередь потому, что живая русская речь постоянно производит но-вые и новые образные и экспрессивные выражения и их оригиналь-ные варианты. Как бы ни стремились составители словарей их за-фиксировать, свободное Слово всегда опережает и будет опережатьвозможности его фиксации. Ведь, по словам А.С. Пушкина, «разумнеистощим в соображении понятий, как неистощим язык в соедине-нии слов». Эта неистощимость соединения слов и есть основа егообразной энергетики, его вечной жизни. И мы, лексикографы, имеемсчастливую возможность не только наблюдать за вечной жизньюслова, но и увековечивать её различные этапы. Посвящая этому всюсвою жизнь. Как это делает профессор Томского университета ОльгаИосифовна Блинова.

Ключевые слова

principles of dictionary compiling, Sayings and Similes of the Russian Language, Big Dictionary of Proverbs, Б.А. Ларин, Большой словарь пословиц, поговорок и сравнений русского языка, принципы лексикографирования, lexicography, B.A. Larin, лексикография

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Мокиенко Валерий МихайловичСанкт-Петербургский государственный университетд-р филол. наук, профессор кафедры славянской филологииmokienko40@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Словарь русских народных говоров / под ред. Ф.П. Филина, Ф.П. Сороколетова. - Вып. 1-41. - Л.(СПб.), 1965-2007. (Издание продолжается).
Мокиенко В.М. Культурно значимые смыслы фразеологических единиц как их историко-этимологическая ретроспекция (на материале Большого фразеологического словаря русского языка» под редакцией проф. В.Н. Телия) // Живодействующая связь языка и культуры: Материалы Междунар. науч. конф., посвящ. юбилею доктора филологических наук профессора Вероники Николаевны Телии. - Т. 1: Язык. Ментальность. Культура. - Москва; Тула, 2010. - С. 224-231.
Мокиенко В.М. Образы русской речи. - М.: Изд-во ЛГУ, 1986. - 278 с.
Мокиенко В.М. От Авося до Ятя. - СПБ.: Изд-во СПбГУ ун-та, 1998. - 491 с.
Большой фразеологический словарь русского языка: Значение. Употребление. Культурологический комментарий / отв. ред. В.Н. Телия. - М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2006. - 784 с.
Мокиенко В.М. Вглубь поговорки. - М.: Просвещение, 1975. - 174 с.; 2-е изд. Киев: Радянська школа, 1989. - 221 с.; 3-е изд. - СПб.: ИД «МиМ»: «Паритет», 1999. - 221 с.; 4-е изд. - СПб.: Авалон: «Азбука-классика», 2005. - 256 с.; 5-е изд. - СПб.: Авалон: «Азбука-класссика», 2008. - 256 с.
Бирих А.К., Мокиенко В.М., Степанова Л.И. Русская фразеология: Ист.- этимол. словарь. Ок. 6000 фразеологизмов / СПбГУ: Межкафедральный словарный кабинет им. Б.А. Ларина; под ред. В.М. Мокиенко. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Астрель: АСТ: Люкс, 2005. - 926. [2] с.
Бирих А.К., Мокиенко В.М., Степанова Л.И. Словарь русской фразеологии: ист.-этимол. справ. - 2-е изд., испр. / под ред. В.М. Мокиенко. - СПб.: Изд-во СпбГУ: Фолио-Пресс, 2001. - 704 с.
Мелерович А.М., Мокиенко В.М. Фразеологизмы в русской речи: словарь. - М.: Рус. словари, 1997. - 864 с.;
Мелерович А.М., Мокиенко В.М. Фразеологизмы в русской речи: словарь: 2-е изд. - М.: Рус. сл.: Астрель, 2001. - 855 с.
Мелерович А.М., Мокиенко В.М. Фразеологизмы в русской речи: Словарь. - 3-е изд. - М.: Рус. словари: Астрель, 2005. - 855 с.
Бирих А.К., Мокиенко В.М., Степанова Л.И. Словарь русской фразеологии: ист.-этимол. справ. / под ред. В.М. Мокиенко. - СПб.: Изд-во СпбГУ; Фолио-Пресс, 1998. - 704 с.
Фелицына В.П., Мокиенко В.М. Русские фразеологизмы: Лингвострановедческий словарь / под ред. Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова. - М.: Рус. яз., 1990. - 222 с.
Мокиенко В.М. Славянская фразеология. - 2-е изд. - М., 1989. - 287 с.
Бирюков В.П. Крылатые слова на Урале / собрал и сост. В.П. Бирюков. - Свердловск, 1960. - 117 с.
Вальтер Х., Мокиенко В.М. Антипословицы русского народа. - СПб.: Изд. Дом «Нева», 2005. - 578 с.
Мокиенко В.М. Славянская фразеология. - М.: Высш. шк., 1980. - 207 с.
Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. - Т. 1-3. - СПб., 1893-1912.
Блинова О.И., Мартынова С.Э., Юрина Е.А. Словарь образных слов и выражений народного говора / под ред. О.И. Блиновой. - 2-е изд. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 2001. - 312 с.
Рыбникова М.А. Русские пословицы и поговорки. - М.: Изд-во АН СССР, 1961. - 230 с.
Словарь русского языка ХI-ХVII вв. - Вып. 1-28. - М.: Наука, 1975-2008.
Словарь русского языка ХVIII в. Вып. 1-15. - Л.(СПб.): Наука, 1984-2004.
Словарь обиходного русского языка Московской Руси (XVI-XVII вв.) / под ред. О.С. Мжельской. - Вып. 1. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2004; Вып. 2. - 2006; Вып. 3. - 2010.
Лексика и фразеология «Моления» Даниила Заточника. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1981. - 232 с.
Словарь образных слов и выражений народного говора / под ред. О.И. Блиновой. - Томск: Изд-во НТЛ, 1997. - 208 с.
Кобелева И.А. Фразеологический словарь русских говоров республики Коми. - Сыктывкар: Изд-во Сыктывкар. ун-та, 2004. - 312 с.
Фразеологический словарь русских говоров Нижней Печоры / сост. Н.А. Ставшина. - СПб.: Наука, 2008. - Т. 1: А-М. - 416 с.; Т. 2: Н-Я. - 420 с.
Прокошева К.Н. Материалы для фразеологического словаря говоров северного Прикамья. - Пермь : Перм. пед. ин-т 1972. - 114 с.
Прокошева К.Н. Фразеологический словарь пермских говоров. - Пермь: Перм. гос. пед. ун-т, 2002. - 432 с.
Фразеологический словарь русских говоров Сибири / сост. Л.Г. Панин, Л.В. Петропавловская, А.И. Постнова, А.И. Федоров; под ред. А.И. Федорова. Новосибирск: Наука, 1983. - 232 с.
Ройзензон Л.И., Балясников А.В. Словарь диалектной фразеологии деревни Коты Оёкского района Иркутской области // Вопросы фразеологии. - Вып. 6. - Самарканд, 1972. - С. 325-341.
Словарь фразеологизмов и иных устойчивых словосочетаний русских говоров Сибири / сост. Н.Т. Бухарева, А.И. Федоров. Новосибирск: Наука, 1972. - 207 с.
Ройзензон Л.И., Андреева Л.А. Словарь русской диалектной фразеологии Ольхонского района Иркутской области // Вопросы фразеологии. - Вып. 6. - Самарканд, 1972. - С. 114-204.
Ройзензон Л.И., Хазова Л.Н. Материалы к диалектному фразеологическому словарю народных говоров Нижнедевицкого района Воронежской области // Вопро- сы фразеологии VI. - Самарканд, 1971. - С. 290-306.
Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Большой словарь русских поговорок. Более 40 000 образных выражений / под общ. ред. В.М. Мокиенко. - М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2008. - 784 с.
Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Большой словарь русских народных сравнений. Более 45 000 образных выражений / под общ. ред. В.М. Мокиенко. - М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2008. - 800 с.
Мокиенко В.М., Никитина Т.Г., Николаева Е.К. Большой словарь русских пословиц. Около 70 000 пословиц / под общ. ред. В.М. Мокиенко. - М.: «ОЛМА Медиа Групп», 2010. - 1024 с.
Даль В.И. Пословицы русского народа. - М.: Худож. лит. 1957. - 992 с.
Словарь псковских пословиц и поговорок / сост. В.М. Мокиенко, Т.Г. Никитина; науч. ред. Л.А. Ивашко. 13 000 единиц. - СПб.: Норинт, 2001. - 176 с.
Полный словарь сибирского говора / под ред. О.И. Блиновой. - Томск, 1992. - Т. 1: А-З. - 287 с.; 1993. Т. 2: И-О. - 302 с.; 1995. Т. 3: П-Р. - 224 с.; 1995. Т. 4: С-Я. - 285 с.
Псковский областной словарь с историческими данными. Основан Б.А. Лариным. Вып. 1-21. Л.; СПб.: Изд-во ЛГУ / СПбГУ, 1967-2009.
 Принципы ларинской лексикографии в трехтомном большом словаре пословиц, поговорок и сравнений русского языка | Вопр. лексикографии. 2012. № 1.

Принципы ларинской лексикографии в трехтомном большом словаре пословиц, поговорок и сравнений русского языка | Вопр. лексикографии. 2012. № 1.