Дискурсивный словарь диалектной лексики Новейшего времени (на материалах Рунета): инновационный лексикографический проект | Вопр. лексикографии. 2019. № 16. DOI: 10.17223/22274200/16/7

Дискурсивный словарь диалектной лексики Новейшего времени (на материалах Рунета): инновационный лексикографический проект

Представлен новый тип диалектного словаря русского языка. Диалектная лексика, ранее уже зафиксированная в других источниках, рассматривается сквозь призму ее современного функционирования, которое, по мнению автора, достаточно надежно отражает российский интернет (Рунет), фиксирующий употребление диалектного слова в различных функциональных сферах и разных типах дискурса. Такое полидискурсивное функционирование трактуется как предпосылка семантического развития диалектного слова.

A Modern Dialect Vocabulary Discourse Dictionary (Based on Runet Materials): An Innovative Lexicographic Project.pdf Усердней с кажд^ім днем гляжу в словарь. В его столбцах мерцают искры чувства. В подвалы слов не раз сойдет искусство, Держа в руке свой потайной фонарь. На всех словах - события печать. Они дались недаром человеку. Читаю: «Век. От века. Вековать. Век доживать. Бог сыну не дал веку. Век заедать, век заживать чужой...». В словах звучит укор, и гнев, и совесть. Нет, не словарь лежит передо мной, А древняя рассыпанная повесть. С. Маршак. Лирика. Переводы. Дискурсивный диалектный словарь на материале данных поисковых систем интернета как инновационный проект В статье представляется новый тип диалектного словаря. В предлагаемом проекте содержатся два инновационных момента: 1) в со- 1 Статья выполнена при поддержке гранта РФФИ (проект № 19-012-00202А «Обыденная политическая коммуникация в социальных сетях: комплексный лингвистический анализ»). 114 Н. Д. Голев держательном плане (с точки зрения отражаемого содержания) словарь является дискурсивным; 2) в плане технико-организационном -это словарь, для которого источником извлечения материала выступают данные поисковых систем русскоязычного интернета (Рунета). 1. В лексикографической традиции на первый план выдвигается задача дискретизации семантики слова: дискурс, контексты выступают как средство иллюстрирования семантики. Иными словами, семантика слова в очерченной модели лексикографического описания функционально-семантического плана языка первична, а его дискурсивное функционирование предстает как вторичное и зависимое от нее. Такая постановка вопроса соотносится с известной проблемой соотношения слова и контекста. К ее решению в лингвистике были и есть разные подходы. Так, новосибирский языковед Ю.В. Фоменко в течение многих лет полемически отстаивает точку зрения, согласно которой контекст вторичен по отношению к значению слова. Свою статью 2001 г. он начинает так: «Одним из самых распространенных лингвистических мифов является миф о зависимости слова от контекста, миф о порождающей силе (функции) контекста» [1. С. 164]. В частности он критикует тезис Л. Ельмслева, согласно которому «так называемые лексические значения в некоторых знаках есть не что иное, как искусственно изолированные контекстуальные значения или их искусственный пересказ. В абсолютной изоляции ни один знак не имеет какого-либо значения; любое знаковое значение возникает в контексте...» [2. С. 303]. Позднее Юрий Викторович напишет книгу «Мифы современной лингвистики» [3], в которой снова выскажет среди прочих свое несогласие с идеей зависимости слова от контекста. В рамках настоящей статьи нет необходимости вступать в широкую дискуссию с Ю.В. Фоменко, приводя развернутые контраргументы. Для нас важнее сформулировать собственную конструктивную позицию, которая заключается в принятии идеи естественного примата функциональной стороны знака по отношению к семантической. Семантика слова в нашей концепции напрямую вытекает из коммуникативной функции языка, его единиц и обусловленного ею закона экономии речевых усилий. Этот закон в конечном итоге определяет в языке все процессы, в том числе процессы дискретизации смыслового пространства, протекающей, с одной стороны, как выделение в языковой памяти Дискурсивный словарь Диалектной лексики 115 определенных коммуникативно значимых дискретных семантических единиц (семантем) и, с другой стороны, как процесс узуализации номинативных единиц, фиксирующих в языковой памяти языкового коллектива коммуникативно значимые семантемы. В этом смысле упоминаемый выше тезис Л. Ельмслева не кажется нам противоречащим логике языка и речевой деятельности. При этом нет необходимости абсолютизировать преобладание функциональной стороны над семантической, в речевой действительности эти стороны связаны диалектически; отрицая друг друга, они взаимодействуют. Таким образом, дискурсивный словарь описывает не значение само по себе, но значение как его дискурсивное употребление. Так, в нашем народном интернет-словаре «Викилексия» слово АТМОСФЕРНО квалифицируется носителем языка (автором словарной статьи) следующим образом: 1.1) душевно, весело, в приятной компании; 1.2) слово употребляется после посещения какого-либо мероприятия или заведения. Еще это слово можно употребить после того, как с друзьями посидели у кого-нибудь дома; 1.3) это слово носит позитивную оценку; 1.5) «Атмосферно посидели!»; 2.1) Слово нравится, необычное, непафосное, юморное; 3.2) Атмосферно может быть на паре, когда с преподавателем поговорили о жизни [4. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id= 22603674]. В синхронно-функциональном плане типовая первичность контекста и дискурса выводится из того факта, что акт речепорождения не сводится к комбинированию слов и их значений для создания более крупных единиц, поэтому любой речевой акт начинается не с подбора слов, а с единиц глубинного плана, детерминирующих в дальнейшем подбор слов. Холистическое представление целого будущего высказывания доминирует над элементаристским (поэлементным). Так, например, С.Д. Кацнельсон представляет порождающую модель Н. Хомского следующим образом: «Уже в исходной синтаксической структуре, с которой начинается весь процесс, содержится в запрограммированном виде весь итог процесса» [5. С. 106]. Далее в своей модели цитируемый автор выделяет три ступени. Первая ступень - «квантование элементов сознания (знаний) на отдельные пропозиции и кончая формированием глубинных семантических структур», и лишь «на второй ступени совершаются процессы отбора лексических единиц^» [5. С. 123]. Такого рода речемыслительные процессы легко проецируются в сферу речевого взаимодействия контек- 116 Н. Д. Голев ста (дискурса) и семантики слова. Если известный писатель в собственных письмах ласково называет свою жену словом «собака», то именно контекст определяет речевую семантику данного слова, снимая инвективные смыслы, ассоциированные с ним в изолированном употреблении. Такое снятие носит дискурсивный характер, так как подразумевает взаимную конвенцию двух коммуникативных субъектов, очевидно первичную по отношению к семантике. Для лексикографии, фиксирующей в первую очередь не столько речемыслительные, сколько языкотворческие процессы (оппозиция, введенная Л.Н. Засориной [6]), важнее продекларировать генетико-диахронный план временной первичности дискурса по отношению к семантике. Перспективное (негэнтропийное) направление генезиса проя вляется в трансформации функциональной позиции в функциональные семы (фиксируемые лексикографическими пометами стилистического содержания) и далее - в семы сигнификативного типа (входящие в словарную дефиницию). В этом смысле мы разделяем позицию Л.П. Крысина, высказанную в главе «Социосемантика» вузовского учебника «Современный русский язык». Автор замечает, что социальные различия «могут быть встроены в значение языковой единицы^», т.е. «социальные факторы становятся «компонентами содержательной структуры языкового знака», скажем, в содержание глагола благоволить входит сема социальной иерархии: благоволить могут только начальники к подчиненным [7. С. 270], уместно подключить к этому примеру поговорку - начальник не опазДывает, начальник заДерживается. Разумеется, социальный статус субъектов действия - только частный аспект дискурсивного функционирования слова, о котором мы говорим. Его легко расширить. Так, книжное употребление слова ведет к формированию у него функциональной семы возвышенности и далее - мелиоративности, просторечное употребление, напротив, стимулирует формирование негативной семы. Такие процессы зависимости семантики от дискурса можно проиллюстрировать примерами дивергенции, в которых дискретизация семантики сопровождается материальным закреплением результатов функционально-семантического развития. Так, лексемы ПЕСНЯ - ПЕСНЬ разошлись дискурсивно, стилистически, формально и семантически (в современном русском языке они обозначают разные жанры), НЕВЕЖА и НЕВЕЖДА также, вероятно, выросли из разных дискурсов просторечного («ПоДелом тебе, старый невежа! ВпреДь тебе, невежа, Дискурсивный словарь диалектной лексики 117 наука: Не саДися не в свои сани!» и книжного («невежДа^ в ослепленье бранит науки и ученье») и сейчас достигли стадии семантического расхождения. Инвективные лексемы ПАСКУДА и ПАСКУДНИК имеют в своем значении негативно-оценивающую сему разной степени инвективности, их смысловое расхождение, скорее всего, «восходит» к разным контекстам употребления. Подобным образом можно интерпретировать расхождение лексем дева, девица, девка, деваха, девочка, девушка. Дискретизация некоторых лексем в этом ряду достигла высокой степени (дева и деваха обособились стилистически, лексема девка приобрела значение «служанка, работница», чудный и чудной различаются стилистически и семантически, ворон и ворона -на уровне денотативной семантики (обозначают биологически разные виды птиц) и концептных, символических смыслов, восходящих к разным дискурсам (фольклорно-поэтическому - ворон - символ погибели, и фольклорно-сказочному (ворона - вещая)). Расщепление смыслов корневых морфов чест-, добр- в однокоренных словах прослежено нами в статье «Становление юридического термина как процесс юридизации общенародного слова (дискурсивно-семантический анализ лексем с корнями чест- и добр-)» [8]. На основе результатов данного исследования можно сделать вывод о том, что в диахронно-генетическом плане негэнтропийные тенденции и энтропийное существенным образом переплетены: утрата общенародным словом исходных дискретных смыслов, качественной определенности семантики, вследствие употребления их в разных дискурсах, сопровождается формированием новых дискретных смыслов, в том числе юридического (основной предмет исследования в названной статье). Ретроспективное (энтропийное) [9, 10] направление - главное для концепции дискурсивного словаря диалектной лексики предлагаемого нами типа - предполагает движение от сформированной в диалекте семантики, которую фиксирует узуальная (для данного диалекта) единица, к утрате ее качественной определенности. Механизм такого рассыпания - полидискурсивное употребление диалектной лексемы. Предлагаемый нами словарь призван зафиксировать такое «рассыпанное» в коммуникативном пространстве состояние диалектного слова. Словарь фиксирует направление энтропии дискретной семантики, которая в ряде случае приводит к ее разного рода мутациям -расщеплению (образованию новых ЛСВ, иных функциональных смыслов и статусов, стилистических регистров) . Далее читатель ста- 118 Н. Д. Голев тьи найдет примеры, в которых такой распад напоминает рассыпание сгустка космического вещества, возникающее в результате взрыва и приводящее к образованию Вселенной; дискретный сгусток, сформировавшийся в диалектной речи и существовавший некоторое (подчас длительное) время в лексической системе диалекта, разлетается в разные стороны (дискурсы, временные и территориальные участки), где стремится образовать самостоятельные дискретные сущности разной силы, конфигурации и разного места, статуса в функциональносемантическом пространстве русского языка. Поисковые системы интернета дают возможность проследить пути их движения, настоящий статус и прогнозировать будущее. Теоретическую преамбулу в синергетическом ракурсе завершим сравнением с идеей, согласно которой энергия не исчезает, а превращается в другие ее формы. Так же и диалектное слово не исчезает бесследно из родного языка. Интернет - одно из пространств, где оно оставляет свои следы. Задача лексикографа - зафиксировать такие следы, задача семасиолога - описать их. 2. Поисковые системы интернета - количественные и содержательные сведения, сопровождающие результаты поиска отдельных слов и словосочетаний, - показывают достаточно объективную картину дискурсивного функционирования слова, поскольку в этих данных обнаруживается заслуживающая лингвистического внимания выборка исходного материала для разноаспектных обобщений. Ранее мы неоднократно касались вопроса об источниковом потенциале статистических данных интернета, приложимых к решению разнообразных исследовательских задач [11-15], в том числе лексикографических. В области лексикографической стороны лингвистических исследований автор уже имеет опыт разработки и реализации проекта народного интернет-словаря1 особого типа [16]. 1 Считаем нужным внести коррективы в употребление термина «интернет-словарь». Как показывает узус, данный термин закрепился для обозначения словарей, размещаемых в интернете [14] и устроенных с учетом его особенностей (сайты, структура статьи, интернет-ссылки, принципы отбора лексем или фразеологизмов в словник словаря и т. п.). В предлагаемом нами словаре компонент «интернет» имеет другой смысл. Поэтому в заглавии мы использовали описательное выражение - «по материалам Рунета». На этом фоне оцениваем наше предшествующее употребление термина «интернет-словарь» как неудачное. Что касается термина Рунет в заглавии статьи как обозначение российского или - шире - рус- Дискурсивный словарь диалектной лексики 119 В настоящей статье диалектная лексика становится объектом ин-тернет-лексикографирования. Базой для выборки послужил «Областной словарь Кузбасса» [17]. Содержание этого словаря, подвергнутое предварительной исследовательской обработке, проецируется в новую область лексикографии (по целевой установке, отбору иллюстративного материала, организации словарной статьи). Мы полагаем, что данные поисковых систем интернета дают значимые функциональносемантические характеристики различным типам слов, в том числе особым диалектным словам. Надежность интернет-источника заключается в возможности всестороннего охвата разнообразных функциональных, социальных, территориальных пластов речевого материала и его больших массивов. Эта информация позволяет говорить о достоверности содержательных и количественных характеристик интернета. Он показывает большое разнообразие «биографий» слова в общенародном языке и - особенно - их современного состояния и позволяет прогнозировать их будущее. Это обосновывает возможность проекции в поисковое поле интернета лексических единиц, зафиксированных в диалектологических источниках, что позволяет описывать и оценивать (квалифицировать) их реальное функционирование в общенародном языке и на этом фоне выявлять функциональные возможности разных типов диалектных слов, обнаруживать тенденции их узуализации и - в идеале - создавать прогностические модели. В прикладном плане значимость такого подхода заключается в его способности уточнить и дополнить данные диалектных словарей, предложить их новые варианты. В статье обосновывается один из таких вариантов. Предварительное исследование проведено нами в соавторстве с Н.Б. Лебедевой, его результаты отражены в наших совместных публикациях [15, 18]. Образцы словарных статей диалектного словаря новейшего времени Предлагаемый словарь направлен на отражение современного бытия диалектного слова и базируется на новых источниках информации о диалектном слове, каковыми, в частности, являются данные скоязычного интернета, то его (термин), по-видимому, уже следует оценивать как узуальный [15]. 120 Н. Д. Голев Рунета. Опираясь на предваряющие исследования источниковых возможностей интернета для лингвистики [19-29], предлагаем проект дискурсивного словаря диалектной лексики. Идея проекта заключается в «пропускании» через поисковые системы Рунета слов, зафиксированных в традиционных диалектных словарях (или других диалектологических источниках), и фиксации полученных данных о современном функционировании слова в письменной речи в словарной статье по определенной схеме. СХЕМА СЛОВАРНОЙ СТАТЬИ Заглавная лексема Исходные («доинтернетовские») металингвистические характеристики, приведенные в имеющихся словарях разного типа и других источниках. Квантитативная характеристика, сопровождающая результаты поиска слова. Дискурсивная характеристика 1. Лексикографический дискурс: (От словаря Даля до интернет-словаря «Викилексия», создаваемого непрофессиональными лексикографами). 2. Научный дискурс: лингвистический, нелингвистический (этнографический, фольклористический, фенологический и т.п.). 3. Учебный дискурс. 4. Профессиональный дискурс с возможной конкретизацией, например: 4.1. Терминологический (сельскохозяйственный, кулинарный, ремесленный, медицинский). 5. Неофициальный: профессиональное арго с тематическими подразделениями по типу приведенных в п. 4. 6. Обыденный (повседневный, бытовой) дискурс. 7. Публицистический дискурс. 8. Художественный дискурс с возможной конкретизацией, например речь автора и речь персонажа. 9. Рекламный дискурс. 10. Номинативный дискурс - использование лексемы для номинации различных объектов. Примеры словарных статей, составленных по данной схеме, с комментариями. Квантитативная характеристика, сопровождающая Дискурсивный словарь диалектной лексики 121 результаты поиска слова, связана с общим принципом выборки -здесь и далее - представлены количественные показатели употребления слов из первых 100 страниц (Google). БАЛАНТРЯС Из «Областного словаря Кузбасса» [17. Вып. 1. С. 89]: «О том, кто бездельничает, ведет праздный образ жизни». В данном словаре отмечаются также формы «балантрясить», «балатряс», «балатрясать», «балатрясить», «балатрясничать». Зафиксировано на 102 страницах (Google). 1. Лексикографический дискурс - 9 стр. контекстов; «БАЛАНТ-РЯС м. - шутник, балагур тамб. балант-рясить - шутить, балагурить твер (URL: https://dictionaries.rin.ru/cgibin/detail.pl?sel=dal&word= %C1%C0%CB%C0%CD%D2%D0%DF%D1). 2. Научный дискурс - 12 стр. контекстов: в основном этот дискурс представляют научные статьи по диалектологии, где данное слово используется в качестве иллюстративного материала и иногда в качестве объекта исследования, к примеру, «^пропозицией «S-(V)»: бездельник, лентяй (балантряс, балахрыст, алырь (1), лынгуз, изгиляй, измигул, аба- тур (5)» (URL: «http://scjournal.ru/articles/issn_1997-2911_2008_1-1_13.pdf). 3. Учебный дискурс - 2 стр. контекстов. Методическое пособие по сбору диалектной лексики и практикум по диалектологии: «собственно диалектные - балантряс^'» (URL: https://studfiles.net/ preview/6876732/page:3/). 4. Профессиональный дискурс - 1 стр. контекстов «Вот и у меня сегодня щука не клюёт, зато окунь, что с ума сошёл на балантряс и на блясну опустится не даёт!». 5. Неофициальн^ій - употреблений не зафиксировано. 6. Бытовой дискурс - 2 стр. контекстов: «На самом деле: какого Илюшку знаю, совсем не Илюшка. Тот вообче был балантряс, а тут тихий, кроткий, угодительный, набожный. Я за ето дело...» (URL: http://rlib.web-korolev.net/rlib/utf8/578572.html). 7. Публицистический дискурс - употреблений не зафиксировано. 8. Художественный дискурс - 1 стр. контекстов: в форме «баланд-ряс»: «Культура! У ей губа не дура: К ей с турусами, да с БАЛАНД-РЯСАМИ. Ликует культура, белоликая, белотелая, белолистая, Коль ласкают ей письменами, ласками-кляксам» (Т. Чурус. Мои стихи или предстишия). 122 Н.Д. Голев 9. Рекламный дискурс - употреблений не зафиксировано. 10. Номинативный дискурс (1 стр. контекстов) через опосредование художественного зафиксирован: «При тусклом свете звёзД на поляну пожаловали: Архаровец с Базанихой, Багуль с Басалаихой, БАЛАНТРЯС с Бахвалкой, Бах с Беспелюхой^ » (социальная сеть). 11. Номинативный дискурс - употреблений не зафиксировано. БЕСИВО / БЕСЕВО Из «Областного словаря Кузбасса» [17. Вып. 1. С. 186]: «Травянистое растение, белена черная. Hyoscyamus niger L.». Зафиксировано на 102 страницах (Google). 1. Лексикографический дискурс - 12 стр. контекстов, отсылки на диалектные, синонимические, словообразовательные словари русского языка, энциклопедический, в том числе метаязыковой «поддискурсы»: «Другие русские названия: блекота, слепота куриная, Дурь-трава, бесиво, оДурь. В России белена встречается по всей территории в среДней и южной» (URL: https://assz.ru/sfera-ispolzovaniya-rasteniya-chernaya-belena-simptomy-i-pomoshch-pri-otravlenii/); 2. Научный дискурс - 2 стр. контекстов: данный дискурс представляют этнографические и культурологические работы: «_и колДунью называют “порчельник” (портежник) и “порчельница”; Для всех оДуряющих зелий существует общее, собирательное имя “бесиво”» (А.Н. Афанасьев. Славянские колдуны и их свита); «бесиво а-ля Франс. Как всё начиналось. Культ “разума”. “КогДа читаешь писания Вольтера, когДа узнаешь, каким успехом они пользовались”» (URL: https://elena-sem.livejournal.com/2891365.html). 3. Учебный дискурс - употреблений не зафиксировано. 4. Профессиональный дискурс - 1 стр. контекстов: «Белена - яДовитое растение, принаДлежащее к семейству пасленовых. Другие названия белены - Hyoscyamus niger, Дурника, бешеная блекота, бешеная трава, бешенница, зубник, короста, куриная слепота, бесиво, Дурь-трава, оДурь» (URL: http://biofile.ru/bio/5128.html). 5. Непрофессиональн^ій - употреблений не зафиксировано. 6. Бытовой разговорный дискурс - 2 стр. контекстов: «БЕСИВО зашкаливает! #я #Ася #собачка; Не гоните бесиво - есть нормальные тёлочки, которых можно оприхоДовать» (социальная сеть). 7. Публицистический дискурс: «...Богомерзкое БЕСИВО - наступление на русский язык» (URL: https://pravomd.ru/bogomerzkoe-besivo-nastuplenie-na-russkiy-yazyik/); «ИДентичность и инклюзивное обще- Дискурсивный словарь Диалектной лексики 123 ство в МолДове: текущее положение Дел и общее виДение» (URL: https://pravomd.ru/konferentsiya-po-problemam-yazyikovoy/); «“Страшное БЕСИВО”. РПЦ приоткрывает завесу тайны “Долго ли проДержатся большевики у власти” буДущего России» (URL: https://grace-vandir.livejournal.com/575578.html). 8. Художественный дискурс - 18 стр. контекстов. Доминирующее положение на этих страницах занимает отсылка на повесть Л. Бородина «Бесиво», в интернете приведено много цитат из этой повести, содержащих слово бесиво; другие употребления: «Слово “лаборатория» было прочно связано с именем «Константин”, а оно, в свою очереДь с непонятным термином “БЕСИВО”» (URL: https://books. google.ru/books?id=2). Отмечены стихотворные тексты: «В пустоте Торичеллиевой Раскачались качели-то: Словно страшное месиво, Разноцветное БЕСИВО!» (Л. Иванова); «И врут, что это бесиво - История сама!.. Лихие Девяностые, Буржуйский жуйский бур, БанДитские апостолы. НаДели на шампур. Страну и население» (Ю. Мориц). 9. Рекламный дискурс - 1 стр. контекстов: «Корсет Для похуДения Waist Trainer - Женские секреты. / Талия превратилась в какое-то жирное БЕСИВО. Шеф-повар, виДя, как я переживаю, посоветовала мне проверенное ею среДство - waist trainer; бесиво маленьких померанских шпицев щенков питомник» (Глория Прайд. http://gloriyapride.narod.ru/ купить шпица, шпиц цена, продажа). 10. Номинативн^ій дискурс - по-видимому, через опосредование профессионального и рекламного: «В Южной Корее оДобрен препарат Для лечения хронического гепатита В - БЕСИВО Besivo. ПроизвоДитель - фармацевтическая компания Ildong Pharm» (URL: https://spid.center/ru/posts/1688/). БОГОСЛОВИ'ТЬ, БОГОСЛОВЛЯТЬ Из «Областного словаря Кузбасса» [16. Вып. 1. С. 222-223]: «В христианском сваДебном обряДе - перекрестить иконой жениха и невесту; благословить; Дать согласие, разрешение на брак. Разрешить, позволить что-либо сДелать». В данном словаре отмечаются также формы: «басловить», «бласловить», «басловлять», «бласлове-ние», «бласновление». БОГОСЛОВИТЬ - в Google 1 370 стр., БОГОСЛОВЛЯТЬ -334, БОГОСЛОВЛЕНИЕ - 640 1. Лексикографический дискурс - 8 стр. контекстов. Лексемы спорадически отмечаются в интернете как словнике словаря В. Даля, со- 124 Н. Д. Голев временных областных словарей, в академических словарях не представлены. 2. Научный дискурс. В основном представлены богословские тек сты и комментарии к ним: «научил правильно БОГОСЛОВИТЬ Сына. Апостол написал три послания и книгу Апокалипсис, о том, что предстоит пережить Церкви» (URL: http://eparhiya.od.ua/ sobyitiya/sobyitiya/3222-v-den-pamyati-svyatogo-evangelista-ioanna-bogoslova-mitropolit-agafangel-sovershil-chin-osvyaschenie-hrama_-a-zatem-bojestvennuyu-liturgiyu-v-s_-fontanka-kominternovskogo-rayona). 3. Учебный дискурс - употреблений не зафиксировано. 4. Профессиональный дискурс - употреблений не зафиксировано. 5. Неофициальный - употреблений не зафиксировано. 6. Обыденный (повседневный, бытовой) дискурс: «Видеотехника и Домашний кинотеатр. Извините, помочь не могу. Могу только БОГО-СЛОВИТЬ на покупку. Таким классом аппаратуры не располагаю; Да, обматерить, кулаки сжать, перекрестить, БОГОСЛОВИТЬ и пинком под зад отправить!:-). всё что было до неё-пыль всё что будет, таким не будет...». Обыденный дискурс не исключает высокого стиля, во многом заимствуемого из религиозного дискурса - «да БОГОСЛОВИТЬ вас Аллах!!! чеченцы вы народ прекрасный да хранить Аллах молодых долгих лет жизни аминь. Я крестиянка но я уважаю верующих...». 7. Повседневный религиозный дискурс: «Молю БОГОСЛОВИТЬ нашу семью, Помоги нам Господи, и прости нас. Помогите с молитвой за деток моих что б они 7 деток были здоровенькие счастливые». 8. Публицистический дискурс. «Светская» публицистика: «Его можно любить или не любить, хвалить или оскорблять, БОГОСЛО-ВИТЬ или принижать, НО оставаться при виде него равнодушным просто невозможно; Коррупция побеждена-все свободны! Ваши бы слова да Богу в уши! Но тогда он должен Патриарха БОГОСЛО-ВИТЬ на трон». Публицистический стиль широко представлен в его религиозной разновидности с ее склонностью к высокому стилю: «Ни плоть и кровь, Петре, но Отец Бог вдохновил тебя БОГОСЛОВИТЬ Христа Сыном Бога живого, поэтому Он Сам свидетельствовал; Дорогие братья и сестра начиная этот день хочу поблагодарить и БОГОСЛОВИТЬ всех молящихся будьте богословенны во вмем аминь. Прошу помолиться». 9. Художественный дискурс. Контексты: «Спас положение Михеев Андрюша, который вышел вперёд, упал передо мною ниц, стал цело- Дискурсивный словарь диалектной лексики 125 вать руки и просил БОГОСЛОВИТЬ его на хороший результат; Прошу пастырским посланием БОГОСЛОВИТЬ и укрепить в истязаниях. В каждом выстреле слышу славу вашего великого святого имени; Я рисую этот круг, который станет священным местом, где сила сможет проявиться и БОГОСЛОВИТЬ меня» (духовная проза). «Хочу не просто БОГОСЛОВИТЬ, Красиво изъясняться, А жизнью своей Бога славить» (Стихи.ру); «Мы должны их благодарить, Мы должны их БОГОСЛОВИТЬ, Мы должны благодарны им быть, За то, что они подарили» (из песни); «На всех языках БОГО-СЛОВИТЬ. Крест выпал им благой юдоли: Свет для народов принести, Чтоб добродетели цвели» (духовные стихи). 10. Рекламный дискурс - употреблений не зафиксировано. 11. Номинативный дискурс - употреблений не зафиксировано. Лингвистические комментарии к словарным статьям Данные Рунета, составившие содержание словарных статей диалектной лексики Новейшего времени, представляют собой не только фиксацию материала, иллюстрирующего функционирование диалектного слова в современную эпоху. Они одновременно отражают важные семасиологические и ономасиологические тенденции, связанные как с конкретными (заглавными) словами, так и общелексические тенденции. Прежде всего, это тенденции, выявляемые в аспекте взаимодействия диалектной и общенародной лексики. Универсальный вывод о том, что в данной сфере действуют не только очевидные эн-тропические тенденции, обусловленные утратой диалектами своей социально-коммуникативной роли, но и тенденции негэнтропические (или - в другой терминологии - синтропические), поддерживается массой частных закономерностей, обнаруживаемых как на уровне групп (разрядов) лексики, так и на уровне отдельных лексем. Приводимые далее комментарии представляют собой краткие очерки на последнюю, конкретно-лексическую тему. БАЛАНТРЯС Слово осталось (хотя и на периферии) в языковой памяти носителей русского языка, продолжает функционировать в современной речи с невысокой степенью активности. В основном сохранило свою звуковую оболочку; зафиксирован лишь один фонетический вариант (баландряс) и ядерное исходное значение («тот, кто ведет праздный 126 Н. Д. Голев образ жизни»). Можно констатировать наличие у лексемы потенциала семантического развития (значение пустословия, краснобайства). В рыболовно-любительском дискурсе сформировалось терминологическое значение - БАЛАНТРЯС здесь обозначает приспособление при ловле рыбы на блесну. Полагаем, что это игровая трансформация термина: «балантряс первый раз ловил на балантряс. Вопрос: больше поклевок было на кембрик, но балантряс сильно гуляет и повоДок закручивает за основную леску». Метафорический перенос с использованием экспрессивной лексемы обоснован - приспособление выглядит ярко (и имеет синонимическое обозначение - «шут»). БЕСИВО Слово БЕСИВО несомненно живет в современном общенародном употреблении, при этом развивается. Наряду с синонимами и словообразовательными вариантами, фиксируемыми словарями (появился орфографический вариант «бесево» по аналогии с курево, кружево, варево, крошево и подобными образованиями (заметим, что для написания с ев больше морфемных оснований, чем с ив: месиво, сочиво). Употребление слова в различных дискурсах способствует формированию у него вторичных значений разного типа. Ядовитость растения рождает контексты, где БЕСИВО - отрава, зелье всякое оДуряющее зелье; иногДа вино. Кроме того, это оДно из имен Белены черной: «И зачем тебе это БЕСИВО, кого морить Думаешь? - Какая разница Лишь бы человек хороший попался. Могу тебя угостить. - Меня не возьмет». Способность растения влиять на сознание ведет к формированию у слова негативных коннотаций разного типа. Формируется лексико-семантический вариант - «суматоха, суета»: «Там уж До утра не уснешь - БЕСИВО без остановки...»; «Скорей бы морозы уДарили... Артема звуки внешней жизни тоже разДражали, но иначе - хотелось. Неуправляемый человек, который начал вести себя поДобно сумасшеДшему». В ряде контекстов фиксируется общенегативное значение - «Чушь, очень плохо: Фотоальбомы / Ох, работа БЕСИВО...))))))). В альбоме 10 фотографий. Комментарии к альбому. К утру на работе, когДа нету сил, нас Дух расслабухи; У меня Две крайности: либо Депрессия жуткая со слезами-соплями, либо БЕСИ-ВО До усрачки!!!». На максимальном уровне это значение концентрируется при употреблении в функции модальной частицы: «ПоДвели, значит, к царю трех румяных на выбор. Царь и выбрал Марфутку, белоликую. Та стоит, зубы ласково на царя скалит, ух, БЕСИВО, хо- Дискурсивный словарь диалектной лексики 127 роша». Симптоматичным в данном развитии является ассоциирование с различными участками словообразовательного гнезда, организуемого корнем бес-. Так часто активизируется микрогнездо «бесы, бесов-ство, бесовщина» и микрогнездо «бесить, беситься, бешенство». БОГОСЛОВЛЯТЬ Появление лексемы «БОГОСЛОВИТЬ / БОГОСЛОВЛЯТЬ/ БО-ГОСЛОВЛЕНИЕ» - продукт народно-этимологического переосмысления лексемы «благословить/ благословлять/ богословление». Несомненно влияние церковного обряда, в результате которого возникает ассоциация со словом-корнем «бог». В ряде интернет-контекстов их авторы заключают «БОГОСЛОВИТЬ» в кавычки, осознавая их ненормативность и, возможно, просторечный характер или неграмотность. Контексты показывают наличие в разговорнопросторечных употреблениях глагола тенденции к усилению религиозных смыслов, которую поддерживает книжная речь. Религиозный и «светский» дискурсы по-разному осваивают ненормативную лексему «БОГОСЛОВИТЬ» и ее производные, но в целом заметно сильное влияние первого на второе. Пример «обытовления» лексемы «БОГО-СЛОВЛЯТЬ»: «Во-первых, что авто вообще сломается равняется очень маленькому проценту. Во-вторых, как ты не пытайся БОГО-СЛОВЛЯТЬ механику, она сама по себе...». К «обытовлению» относятся все многочисленные случаи употребления глагола «БОГОСЛО-ВИТЬ» в значении благодарить, например: «А в предыдущих сезонах (где-то с 1 по 10) почти в каждой серии были такие моменты, что хотелось БОГОСЛОВЛЯТЬ Трея и Мэтта за их чувство юмора; И тогда тот же Эванс, Уэлбек или Клеверли заиграют так, что фанаты начнут их БОГОСЛОВЛЯТЬ. Любите Юнайтед больше побед. Верьте...». В этой же парадигме - употребления данного глагола в церковно-обрядовом смысле: «Приехали в церковь на Красном - там сказали, что мол матушка такое действие не БОГОСЛОВЛЯЕТ. В итоге увезли пакеты с одеждой. А то что крёстные и родители должны самую простую молитву знать Отче наш, хоть одну - это правильно, как вы ребёнка БОГОСЛОВЛЯТЬ...». Наиболее активно представлен в интернете бытовой дискурс, в котором лексема «БО-ГОСЛОВИТЬ» и ее варианты широко представлены как в связи с церковным обрядом, так и религиозными смыслами более высокого порядка, последние поддерживает религиозный дискурс. Помимо конкуренции бого - благо, наблюдается конкуренция второй части гла- 128 Н. Д. Голев голов слав- (слава, славить) - слов- (слово), она рождает два лексикосемантических варианта. В следующих контекстах просматривается конкуренция этих смыслов - славословить и боготворить: «Все будут БОГОСЛОВИТЬ Путина, ну и он как всегда президентом, но уже на 6 лет. Теперь Крым его будет БОГОСЛОВЛЯТЬ и молиться на него - честно уже достали с этим Крымом». Сема «боговорить, обожествлять»: «Ну и смысл БОГОСЛОВИТЬ средненькую девушку, которая сейчас ещё и потолстела». Сема поддержана народным словотворчеством: БОГОСЛОВЛЯТЬ - «обожествлять (новоизобретенный язык Валентия)» (Форум Многодеток). Отмечаются иронические смыслы, снижение: «мистер дудец сможет БОГОСЛОВИТЬ тебя кальцием и крепкими костями». Диалектные и просторечные формы глагола «благословить / благословлять» с сильной деформацией звуковой оболочки (басловить, бласловить, басловлять, бласловение, бласновление) в интернете представлены спорадически, например, в этнографических, фольклорологических трудах. Так, в тексте песни «На чужой сторонушке», в которой передаются фонетические особенности исконного произношения, воспроизведена форма «басло-вить»: «И прыбудилысяй ронна матушка Басловить сваю доченьку^ И басловить сваю доченьку И чтой на путь най дароженьк И чтой на путь най дароженьку^ » В книге «Дорожная традиция России. Поверья, обычаи, обряды» приведена информация: «^Согласие на какое-либо иное предприятие выражалось словами “бласловить(ся)”, “басловить(ся)”, “бласлове-нье”, “басловленье”, “бласловление”». В словаре Д.Н. Ушакова помещен глагол «.богословствовать» - вести богословские беседы’. Интернет дает один пример актуализации данного смысла: «Значит и мне придётся... теологировать и БОГОСЛОВИТЬ. И, само собой, факен-шитировать. Потому что без нормального, на здравом скептицизме». Лексикографические перспективы принципов создания дискурсивного словаря Очевидны перспективы применения лексикографических принципов дискурсивного словаря Новейшего времени, связанных с экстенсивным планом развития диалектной лексикографии: расширением Дискурсивный словарь Диалектной лексики 129 словника, привлечения словарей других регионов, других источников; менее очевидны перспективы интенсивного плана, которые предполагают повышение качества диалектной лексикографии1. Помимо перспектив в диалектной лексикографии просматриваются выходы названных принципов в другие (не только диалектный) форматы лексикографии. На наш взгляд, они вполне приложимы для описания современного бытования лексики прошлых эпох (историзмов), лексики ограниченного употребления (профессионализмов, авторских неологизмов2, специальной терминологии). Примеры из художественной речи часто отражают процессы концептуализации лексем, тем самым дискурсивный словарь пересекается со словарем концептов (ср. иллюстрации из приводимой далее словарной статьи «Перепелка»). Профессиональные словарные статьи и комментарии, реализованные в предлагаемом нами лексикографическом проекте диалектного словаря Новейшего времени, могут быть органично поддержаны любительским лексикографированием по типу принципов создания Ви-килексия [16]. Часть лексикографических перспектив использования материалов поисковых систем интернета описана нами в статье [33]. Специфический вариант дискурсивного лексикографирования диалектной лексики представлен в статье Н.А. Зюзьковой «“Жизнь” диалектных слов в региональном и общероссийском дискурсах» [34]. Диалект в данной статье рассматривается как источник пополнения словарного запаса современного национального языка и речи. Более того, при исследовательской необходимости через призму функционирования в современном интернете можно рассмотреть любое слово, а не только слово ограниченного употребления. Для иллюстрации таких возможностей предложенного формата дискурсивного 1 Например, обращение к поисковым системам интернета могло бы помочь достижению цели квалификации неологизмов в диалекте, помечаемых в словарях пометой «нов», о чем пишет М.Э. Рут в своих заметках [29]. «Определить удельный вес такой пометы и выяснить причины ее возникновения или отсутств

Ключевые слова

диалектная лексика, инновационный лексикографический проект, дискурсивный словарь, поисковые системы интернета, dialect vocabulary, innovative lexicographic project, discourse dictionary, Internet search systems

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Голев Николай ДаниловичКемеровский государственный университетд-р филол. наук, профессор кафедры русского языкаngolevd@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Фоменко Ю. В. Человек, слово и контекст // Концепция человека в современной философской и психологической мысли. Новосибирск, 2001. С. 164-168.
Ельмслев Л. Пролегомены к теории языка. М. : КомКнига, 2006. 248 с.
Фоменко Ю. В. Мифы современной лингвистики. Новосибирск : НГПУ, 2010. 176 с.
Голев Н. Д. Викилексия - народный интернет-словарь: инновационный лексикографический проект // Вопросы лексикографии. Томск, 2014. Вып. 2. С. 31-67.
Кацнельсон С. Д. Типология языка и речевое мышление. Л. : Наука, 1972. 213 с.
Засорина Л. Н. О некоторых эмпирических принципах металингвистики // Вопросы металингвистики: сборник ЛГУ, кафедра структурной и прикладной лингвистики. Л. : Изд-во ЛГУ, 1973. С. 5-26.
Современный русский язык : учеб. для филол. спец. высш. учеб. заведений / под ред. В.А. Белошапковой. 4-е изд., стереотип. М. : Альянс, 2011. 925 с.
Голев Н.Д., Иркова А.В. Становление юридического термина как процесс юридизации общенародного слова (дискурсивно-семантический анализ лексем с корнями чест- и добр-) // Вестник Московского государственного университета. 2018. № 4. С. 212-242.
Воронцова Ю.А. Энтропия и негэнтропия в коммуникации // Символ науки. 2016. № 2-3 (14). С. 54-58.
Некипелова И.М. Энтропия языковой системы как основной показатель ее развития // Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). 2013. № 12 (32). DOI: 10.12731/2218-7405-2013-12-4. URL: http://journals.org/index.php/sisp/article/view/1220134/pdf_487 (дата обращения: 16.08.2019).
Голев Н.Д. Лексическая реализация как функциональная характеристика словообразовательной системы русского языка и количественные параметры ее описания // Осмь деслть : сб. науч. ст. к 80-летию И.С. Улуханова. М. : Азбуковник, 2015. С. 183-193.
Голев Н.Д. Лексическое функционирование словообразования и лексикословообразовательная системность русского языка в свете статистики Интернета // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2011. № 1 (13). С. 22-32.
Голев Н.Д. Поисковые системы Интернета как лингвистический источник (на примере решения некоторых теоретических и прикладных вопросов русского словообразования) // Новые явления в славянском словообразовании: система и функционирование : доклады XI Междунар. науч. конф. Комиссии по славянскому словообразованию при Международном комитете славистов / под ред. Е.В. Петрухиной. М. : Филол. фак-т МГУ им. М.В. Ломоносова, 2010. С. 424-443.
Голев Н.Д. О возможностях Интернета в количественном описании лексической семантики // Славянская филология: исследовательский и методический аспекты : материалы I Междунар. науч. конф. (23-24 марта 2006 г.). Кемерово : Меркурий, 2006. Вып. 1. С. 41-49.
Голев Н.Д., Лебедева Н.Б. Современный интернет-словарь диалектной лексики // Сибирский филологический журнал. 2016. № 2. С. 125-133.
Викилексия - Народный Интернет-словарь обыденных толкований русских слов. URL: ЬіІр://викилексия.рф.
Областной словарь Кузбасса / под ред. Э. В. Васильевой. Кемерово : Кузбассвузиздат, 2001. Вып. 1: А-Б. 394 с.
Голев Н.Д., Лебедева Н.Б. Лексика регионального словаря в Интернете // Язык, литература и культура в региональном пространстве : материалы Всерос. науч.-практ. конф., посв. памяти проф. И.А. Воробьевой. Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2007. С. 9-22.
Дементьев В.В. Ключевые метафоры двухтысячных (на материале Рунета) // Проблемы речевой коммуникации : межвуз. сб. науч. тр. : в 2 кн. / под ред. М. А. Кормилицыной, О.Б. Сиротининой. Саратов, 2018. С. 69-77.
Ефремов В.А. Наивная интернет-лексикография // Языковая норма и речевая практика в Оренбургском регионе : материалы Междунар. науч. конф. : в 2 ч. / сост. и науч. ред. П. А. Якимов. М., 2016. Ч. 1. С. 11-14.
Лассан Э. Р. О возможном аспекте развития сильной языковой личности в эпоху Рунета через диалог с текстами гражданской лирики // Лингвориторическая парадигма: теоретические и прикладные аспекты. 2017. № 22-2. С. 53-57.
Шестакова Л. Л. Интернет-словари русского поэтического языка // Лексика, лексикография, терминография в русской, американской и других культурах : материалы VI Междунар. школы-семинара. Иваново : Изд-во ИвГУ, 2005. С. 316-318.
Тоболин Д.Ю., Суровень Д.А. Современные компьютерные лексикографические источники в процессе изучения восточных языков на примере тайско-русского интернет-словаря // Актуальные вопросы преподавания китайского и других восточных языков в XXI : сб. ст. и докл. участников I Междунар. науч.-практ. конф. Казань : Изд-во «ФЭН» АН РТ, 2017. С. 184-190.
Панышева Т. Ю. Формирование профессиональной лексической компетенции у студентов неязыковых специальностей на базе интернет-словарей // Вопросы методики преподавания в вузе. 2012. № 1 (15). С. 28-33.
Галиуллин К.Р. Интернет-лингвография: русские текстоописывающие словари // Проблемы истории, филологии, культуры. 2009. № 2 (24). С. 635-39.
Тарса Я. Интернетовские словари жаргона как источник информации для лексикографа // Проблемы истории, филологии, культуры. 2014. № 3 (45). С. 288-289.
Ридецкая Ю. С. Неография и интернет-лексикография // Фортунатовские чтения в Карелии : сб. докл. междунар. науч. конф. Петрозаводск, 2018. С. 102-104.
Кит М., Берг Е.Б. Лексикография в сетях // Пересекая границы: межкультурная коммуникация в глобальном контексте : сб. материалов I Междунар. науч.-практ. конф. М., 2018. С. 129-130.
Язык поэзии Габдуллы Тукая : интернет-словарь. URL: http://www.klf. kpfu.ru/tukay/index.php (дата обращения: 16.08.2019).
Рут М. Э. Новое в диалектном лексиконе и помета «нов» в современных региональных словарях: заметки лексикографа // Ономастика и диалектная лексика : сб. науч. тр. / под ред. М.Э. Рут. Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 1998. Вып. 2. С. 88-95.
Солженицын А.И. Русский словарь языкового расширения. 3-е изд. М. : Русский путь, 2000. 280 с.
Петрухина Е.В., Дедова О.В. Интернет как источник лингвистической информации (для изучения динамики русского словообразования) // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2019. № 57. С. 137-159.
Голев Н. Д. Комплексная словарная статья «Словаря обыденных толкований русских слов»: технический проект (на материале предметной лексики) // Обыденное метаязыковое сознание: онтологический и гносеологический аспекты / под ред. Н.Д. Голева. Кемерово, 2010. Ч. 3. С. 255-258.
Зюзькова Н. А. «Жизнь» диалектных слов в региональном и общероссийском дискурсах // Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения : сб. материалов V (XIX) Междунар. конф.молодых ученых / под ред. Е.О. Третьякова. Томск, 2018. Вып. 19. С. 55-56.
 Дискурсивный словарь диалектной лексики Новейшего времени (на материалах Рунета): инновационный лексикографический проект | Вопр. лексикографии. 2019. № 16. DOI: 10.17223/22274200/16/7

Дискурсивный словарь диалектной лексики Новейшего времени (на материалах Рунета): инновационный лексикографический проект | Вопр. лексикографии. 2019. № 16. DOI: 10.17223/22274200/16/7