Русская пищевая традиция в зеркале языковых образов: опыт лексикографической презентации | Вопр. лексикографии. 2013. № 1 (3).

Русская пищевая традиция в зеркале языковых образов: опыт лексикографической презентации

В статье представлена модель словарного описания образных средств русского языка, эксплицирующих метафорическое переосмысление явлений гастрономической сферы. Дается обоснование принципов и способов лексикографического моделирования фрагмента русской общеязыковой образной системы, связанного с метафоризацией и символизацией национальной пищевой традиции. Определяются цели и задачи «Словаря русской кулинарной метафоры» в контексте актуальных проблем лингвокультурологической лексикографии. На примере словарной статьи лексико-фразеологического гнезда с вершиной БЛИН освещаются параметры семантизации материала, макро- и микроструктура словарной статьи.

Russian food tradition in the mirror of language images: experience of lexicographical presentation.pdf Антропологическая парадигма современного языкознания выдвинула новые требования к словарю как источнику не только собственно лингвистической информации, связанной с отражением семантического, функционального и нормативного аспектов толкуемых языковых единиц, но также информации культурологического, социологического, психологического характера. Наблюдаемый в последние три десятка лет «лексикографический бум» ознаменовался созданием новых словарных концепций и появлением словарей нового типа, ориентированных на неразрывность триады язык - человек - культура, на экспликацию и семантизацию закрепленной за языковыми единицами фоновых знаний: разного рода ассоциаций, коннотаций (экспрессивных, образных, символических, культурологических), социокультурных стереотипов. Осуществляется попытка представить в словаре стоящие за словом глубинные концептуальные структуры, определяющие мышление языковой личности, а также отразить широкий спектр энциклопедических знаний и сведений, обусловливающих языковую семантику и погружающих её в более широкий семиотический контекст культуры. Даже краткий и далеко не полный перечень различных направлений современной антропоцентрической и культуроцентрической лексикографии будет выглядеть масштабно: ассоциативная лексикография (Ю.Н. Караулов, В.Е. Гольдин и др.); когнитивно ориентированная объяснительная лексикография, идеографическая лексикография, «концептография» (Ю.Д. Апресян, Л.Г. Бабенко и др.); собственно лингвокультурологическая лексикография (Ю.С. Степанов, Д. Б. Гудков и В. В. Красных и др.); лингвострановедческая лексикография (В.М. Мокиенко, В.В. Морковкин и др.); лингвокультурологическая фразеография (Н.Ф. Алефиренко, В.М. Мокиенко, В.Н. Те-лия и др.); лексикографирование дискурсивной метафоры (Ю.Н. Караулов, А.Н. Баранов и др.); лексикографирование образных средств языка (О.И. Блинова, Е.А. Юрина и др.) и поэтической речи (Н. Н. Иванова, Н. В. Павлович и др.); этнолингвистическая и диалектная лексикография, фиксирующая и интерпретирующая факты традиционной народной культуры (Н.И. Толстой, С.М. Толстая и др.) [1-16]. Этот список может быть продолжен. Задуманный автором статьи «Словарь русской кулинарной метафоры» [17] в полной мере соответствует духу современной культурологической и антропоцентрической лексикографии. Его целью является презентация языкового воплощения метафорического и символического переосмысления русской пищевой традиции посредством лексикографирования максимально полного состава языковых метафор, метафорических дериватов, образных сравнений, идиом, пословиц и поговорок современного русского языка, включающих в содержание в качестве мотивирующего образа представления из области кулинарии. Лингвистические задачи создания словаря предполагают составление словника, репрезентирующего образное лексико-фразеоло-гическое поле «Еда» в русском языке; толкование семантики единиц, входящих в тематические группы и образные парадигмы поля; выборку и анализ контекстов, демонстрирующих функционирование кулинарных образов в словарном составе русского языка и в современных дискурсивных практиках; разработку и применение системы помет, маркирующих грамматические, семантические и прагматические параметры толкуемых единиц. В задачи лингвокультурологиче-ского характера входит описание системы типовых образов, репрезентирующих «кулинарный код» русской лингвокультуры; выявление метафорических моделей, концептуализирующих описываемый фрагмент образного строя языка; описание ценностных смыслов, транслируемых метафорическими и символическими образами. Собственно культурологические задачи заключаются в фиксации фактов бытового и ритуально-символического функционирования русской пищевой традиции в исконном крестьянском и современном городском типах культур, значимых для понимания и интерпретации языковых образов. Для достижения поставленной цели лексикографического проекта и решения такого сложного комплекса задач разработана модель словаря, оптимально соответствующая идее словарного описания общеязыковой образной системы как части национальной менталь-ности и культуры. По предмету описания данный словарь является дифференциальным. Отбор лексикографируемого материала обусловлен двумя параметрами: 1) метафорическим и/или символическим характером семантики описываемых единиц и 2) кулинарной тематикой их образного основания - мотивирующего содержания, воспроизводящего систему гастрономических образов, сквозь призму которых русский человек осмысливает различные явления действительности. Это значит, что из всего многообразия единиц лексикона отбираются только образные слова и выражения, обладающие семантической двуплано-востью и метафорическим характером внутренней формы6, а из всего многообразия образных средств языка - только те, которые передают кулинарную метафору. Например: кухня 'скрытая сторона жизни'; молоко 'белое поле, на фоне которого изображается мишень для стрельбы или метания'; попасть в молоко 'промахнуться при стрельбе или метании в мишень'; мясорубка 'ожесточенные боевые действия', 'сложные обстоятельства жизни'; изрубить как капусту /в капусту 'уничтожить противника в бою' и т.п. По способу представления лексики словарь сочетает идеографический (тематический) и гнездовой принципы. При этом тематическая группировка осуществляется на основании объединения материала по общности исходных мотивирующих значений (на уровне языковых единиц) и образов (на уровне ментальных представлений), объединяющих слова и выражения в мотивационно-образные парадигмы (лексико-фразеологические гнёзда)7, вершинами которых выступают прямые номинации явлений кулинарной сферы. Примером такого гнезда может служить мотивационно-образная парадигма с вершиной БЛИН, лексикографическое описание которой будет подробно рассмотрено ниже. Мотивирующая единица (вершина данной парадигмы) - блин 'тонкая круглая лепёшка из жидкого теста, поджаренная с двух сторон на смазанной маслом или жиром сковороде'. Образно мотивированные единицы парадигмы - блин 'металлический груз в форме диска на спортивной штанге', блинчатый 'плоский, расплющенный, напоминающий по форме блин'; блинообразный 'плоский, округлой формы, напоминающий блин'; как блин 'о круглом лице человека'; блином, блинчиком 'о форме головных уборов'; сиять как блин [масленый, с маслом] 'выражать своим видом удовлетворение, радость (о человеке)'; печь как блины 'производить в большом количестве (о продуктах производственной и интеллектуальной деятельности)' и др. Тематическая группировка предполагает распределение лексико-фразеологического материала по рубрикам в рамках двух больших тематических разделов: 1. Продукты питания и кулинарные блюда: 1.1. Крупяные продукты и блюда. 1.2. Мучные продукты и блюда. 1.3. Мясные продукты и блюда. 1.4. Молочные продукты и блюда. 1.5. Овощи и фрукты. 1.6. Супы и закуски (сложные и смешанные блюда). 1.7. Продукты консервации и кондитерские изделия («соленья и варенья»). 1.8. Напитки. 2. Гастрономическая деятельность: 2.1. Приготовление пищи. 2.2. Поглощение пищи. 2.3. Субъекты гастрономической деятельности. 2.4. Свойства и состояния субъекта. 2.5. Свойства и качества пищи. 2.6. Помещения, посуда и инструменты. Такое построение макроструктуры словаря решает сразу несколько задач: репрезентирует национальную пищевую традицию; демонстрирует сценарную структуру исходной концептуальной области «Еда» (сферы-источника); позволяет сохранить единство исходного базового образа, метафорически воплощенного в системе образных лексических и фразеологических единиц языка; целостно представляет фрагмент русской общеязыковой образной системы и транслируемой ею картины мира. Первый раздел словаря включает объединенные в лексико-фразеологические гнёзда слова и выражения, которые непосредственно или опосредованно мотивированы существительными, называющими продукты питания и кулинарные блюда - предметные мо-тивационно-образные парадигмы с вершинами крупа, мука, тесто, хлеб, калач, мясо, котлета, масло, молоко, винегрет, конфета и т.д. В сценарной структуре исходной концептуальной области «Еда» ментальные представления о блюдах и продуктах находятся на пересечении ситуаций их приготовления и поглощения: являются результатом процесса приготовления и целью (объектом) процесса поглощения. Материал второго раздела представлен процессуальными и признаковыми мотивационно-образными парадигмами, демонстрирующими метафорическое и символическое переосмысление процессов приготовления еды (гнёзда с вершинами варить, жарить, печь, крошить т.п.); поглощения пищи (есть, глотать, жевать, кусать, пить и т.п.); представлений о субъектах гастрономической деятельности, их свойствах и состояниях (повар, кулинар, едок, кормилец, сытый, голодный, жажда, аппетит и т.п.); о воспринимаемых субъектом вкусовых качествах продуктов (сладкий, солёный, вкусный, пресный и т.п.); о помещениях и орудиях гастрономической деятельности (кухня, кабак, тарелка, блюдечко, ложка, мясорубка и т.п.). Например, процессуальная парадигма с вершиной кормить 'давать есть' представлена образными словами и выражениями кормить 'содержать, добывать средства существования'; кормушка 'место, где можно поживиться, приобрести что-л. неблаговидными или незаконными способами'; кормить завтраками 'давать пустые обещания сделать что-л. завтра'; вскормить 'вырастить, воспитать'; выкормыш 'человек, воспитанный какой-л. дурной средой'; подкормить / подкармливать 'вводить удобрение в почву' и др. Признаковая парадигма с вершиной сладкий 'имеющий свойственный мёду и сахару приятный вкус' представлена образными единицами сладкий 'приятный, доставляющий удовольствие'; сладкоголосый 'имеющий приятный голос'; сладострастный 'чрезмерно чувственный'; слащавый 'чрезмерно угодливый, льстивый'; наслаждение 'высшая степень удовольствия'; наслаждаться 'испытывать удовольствие от чего-л.' и др. Проблема моделирования микроструктуры словаря охватывает вопросы лексикографической презентации мотивационно-образной парадигмы - формат представления в словаре лексико-фразеоло-гического гнезда, а также способы семантизации и маркирования толкуемых единиц парадигмы в соответствии со всем комплексом стоящих перед лексикографом лингвистических и культурологических задач (семасиологических, когнитивно-прагматических, страноведческих, семиотических). С этой целью макроструктура словарной статьи лексико-фразеологического гнезда включает 4 зоны: 1. Заглавное слово. 2. Исходное значение. 3. Образные единицы. 4. Типовые образные представления. Каждая состоит из ряда элементов. Рассмотрим последовательно эти зоны на примере словарной презентации лексико-фразеологического гнезда БЛИН. Первые две зоны включают следующие элементы: 1. Заглавное слово: 1.1. Наименование лексемы, являющейся вершиной гнезда. 1.2. Грамматические характеристики заглавного слова. 2. Исходное мотивирующее значение: 2.1. Толкование исходного мотивирующего значения вершины гнезда. 2.2. Речение и/или контекст, иллюстрирующие типовое словоупотребление. 2.3. Страноведческий комментарий, изъясняющий бытование называемого заглавным словом явления в современной русской пищевой традиции. 2.4. Контекст, иллюстрирующий бытование называемого заглавным словом явления в современной русской пищевой традиции. 2.5. Культурологический комментарий, содержащий историко-культурные сведения о бытовании называемого заглавным словом явления в традиционной народной культуре, а также о его символическом функционировании в обрядах и народной мифологии. 2.6. Контекст, иллюстрирующий обрядовое функционирование кулинарного феномена. 2.7. Фотоиллюстрация. Например: БЛИН, -а, м. Исходное мотивирующее значение. Тонкая круглая лепёшка из жидкого теста, поджаренная с двух сторон на смазанной маслом или жиром сковороде. Характерное для современной русской кухни кушанье. Выпекаются блины обычно в большом количестве и складываются друг на друга стопкой. - Я пыталась всё сгладить тем, что после концерта пригласила их домой, напекла гору блинов (С. Спивакова). Если сковорода недостаточно прогрета, первый блин может прилипнуть. -Что делать, если уже далеко не первый, а десятый блин продолжает прилипать к сковородке и выходит натуральным комом? Возможно, тебе не повезло с маслом: оно попалось низкого качества. А бывает, что ты просто поторопилась и плохо прогрела сковороду, ведь блины следует выпекать только на горячем жире (Советы хозяйке). Перед подачей и употреблением блины без начинки сворачиваются конусом или трубочкой. Блины с начинкой (творогом, мясом, грибами, сыром и пр.) складываются конвертиками. Блины едят со сметаной, маслом, вареньем, икрой. Одно из самых древних русских блюд. Были ритуальным блюдом еще у языческих славянских народов, являлись символом Солнца, имели магическое значение. Символизировали плодородие, богатство, благополучие. Обязательное ритуальное блюдо на праздниках (Масленица, Святки), поминках и свадьбах. - И неспроста на масленицу все пекут блины - круглые, золотистые и горячие, как весеннее солнце! (Т. Креветко. До чего же славной бывает масленица!); Стряпали блины, отчего второй свадебный день назывался "блинным", и молодой, прокусив в середине первого блина дырку, отвозил его родителям молодой. Дырявыми блинами угощали всех родственников новобрачной (Свадьба тюменских старожилов). При семантизации исходного мотивирующего значения учитывается баланс между двумя разнонаправленными принципами - полноты и минимизации приводимых в словаре сведений. Поэтому формулировки лексического значения, страноведческого и культурологического комментария, с одной стороны, содержат семантиза-цию компонентов, расширяющих собственно языковое (системно-лексическое) содержание толкуемой единицы в сторону фоновой энциклопедической и социокультурной информации. Но, с другой стороны, фоновые сведения подаются в максимально сжатом, редуцированном виде. Семантизируется ядро культурного фона, необходимое и достаточное для экспликации общей «культурной грамотности» (Э. Хирш), при этом существенное для понимания характера типовых образов культуры, связанных с метафоризацией и символизацией русской пищевой традиции. Эту функцию в словаре выполняют все элементы словарной статьи (толкования, контексты, иллюстрации) по принципу взаимного дополнения. Третья зона включает серию словарных статей (микростатей), описывающих каждую лексикографируемую образную единицу. За единицу описания принимаем лексико-семантический вариант: вошедший в систему языка и актуализированный в узуальном речевом употреблении (языковые образные средства); незафиксированный в словарях, но частотный в речевом употреблении (речевые образные средства); окказиональный, единичный в речевом употреблении (авторские образные средства). Словарные статьи располагаются с учетом структурного разряда единицы от минимальных к максимальным: 1) языковые метафоры (ЯМ); 2) речевые метафоры (РМ); 3) авторские метафоры (АМ); 4) устойчивые образные сравнения с компаративным союзом (В сравн.); 5) устойчивые образные сравнения в форме творительного падежа существительного (Твор. сравн.); 6) авторские сравнения (Авт. сравн.); 7) собственно образные слова (СО); 4) фразеологические единицы (ФЕ); 5) поговорки (Погов.); 6) пословицы (Посл.). Последовательность расположения серии лек-сико-семантических вариантов в составе метафор и сравнений обусловлена степенью их узуальности (языковые - речевые - авторские метафоры и сравнения) и характером номинативности (метафоры идентифицирующего типа - метафоры предикативно-характеризующего типа). Структура каждой словарной статьи (микроструктура) включает следующие компоненты: 1) заглавное слово - образная лексическая или фразеологическая единица; 2) помета, указывающая на структурно-семантический разряд; 3) толкование образного значения; 4) «семантический конкретизатор» (Г.Н. Скляревская) [19] - указание на сферу денотативной отнесённости предикативно-характеризующих метафор; 5) эмоционально-оценочные и стилистические пометы; 6) иллюстративная зона - контексты, иллюстрирующие употребление единицы в художественном, публицистическом и других типах дискурса. Например: Образные значения. ЯМ. 1. Металлический груз в форме диска на спортивной штанге. - Стоя во фронтальной стойке, в руках гриф или блин от штанги, выполнять темповые выталкивания грифа вперед двумя руками (Русская боевая система «Гром»). 2. Плоский и круглый металлический предмет в форме диска. - Вдвоем отодвинув тяжелый чугунный блин, закрывавший лаз, они начали спускаться вниз (Д. Глуховский); Потом я еще узнала, что в Ольгино, при съезде с трассы через железнодорожный переезд в поселок, на днях повесили «блин» и тоже пускают жителей поселка чуть ли не по прописке (Е. Козырева). 3. Головной убор округлой формы (берет, кепка, фуражка и т.п.). Экспр., неодобр. - Все-таки непонятно, как разумная женщина может нацепить на себя белый шерстяной блин, именуемый в накладных беретом форменным, или голубые панталоны, тоже форменные (В. Синицына). На нем была его обычная женская стеганая кофта, на голове же сидел чужой ватный блин, ухарски съехавший набекрень (Л. Леонов). РМ. 1. О плоских и округлых предметах. БЛИН снега, глины, подушки, фуражки и под. - Там в полумраке дрожала вода, темная, как кофе, плавали блины зеленой плесени (В. Дудинцев). Зимой на розовом шифере крыши лежал блин снега (Д. Гранин). Она вспоминала, как в больнице мать, свернувшись в комок, держалась костяной рукой за прут кроватной спинки, а грязный блин подушки лежал у нее на плече... (О. Славникова). 2. О расплющенном вследствие деформации предмете. Превратиться, сплющиться в БЛИН. Экспр. - Медведица так сдавила её, что банка превратилась в жестяной блин (Ю. Коваль). Вертолет упал, видно, в самый центр «комариной плеши», и весь фюзеляж его расплющило в жестяной блин, только хвост остался цел, его слегка изогнуло... (А. Стругацкий, Б. Стругацкий). 3. О небесных светилах. БЛИН солнца, луны. - От неожиданности, что еще кто-то кроме нас бродит в эту темную пору, когда ни зги не видно, лишь желтый блин луны зловеще освещает гарнизонные закоулки, мы завопили (В. Синицына). АМ. 1. О небесных светилах: солнце и луне. - Отъезд не приближался, а отдалялся, потому что каждый час был длиннее предыдущего, дню не было конца, оранжевый блин солнца намертво прикипал к эмалевой сковородке неба, день вырастал, вспухал, растягивался в год... (Н. Дубов). Вот тело луны оторвалось от солнца, освобождая все большую и большую часть неба для ясного дня, сползая с его диска, словно блин с донышка, торчащего на колу печного горшка, а тень ее понеслась дальше... (И. Полянская). 2. О памяти, в которой смешались воспоминания. - Память его превратилась в огромный прокисший блин, в котором реалии и факты каторжного быта спеклись с небылицами, фантазиями, легендами и выдумками (Н. Мандельштам). В сравн. КАК БЛИН [С МАСЛОМ / МАСЛЕНЫЙ / МАСЛЕНИЧНЫЙ] / ПОХОЖИЙ НА БЛИН / НЕ БЛИН 1. О лице человека, напоминающем блин по форме и цвету: 1) круглом и румяном. - Он был толстенький, кругленький, и лицо у него было румяное и кругленькое, как блин (Н. Носов); 2) круглом и плоском. - Внимательность при разговоре и умение слушать как-то не вязались у меня с образом первого секретаря и его круглой, плоской, как блин, с маленькими глазками, не очень-то выразительной физиономией (В. Некрасов); 3) с блестящей, лоснящейся кожей. - Личико, умильно улыбающееся, кругленькое, лоснящееся, как блин с маслом, белёсенькие брови, малиновенькая лысинка, отороченная по бокам тем же пушком (Е. Евтушенко), Его румяный лоб был влажен от пота и блестел, как блин (И. Ильф, Е. Петров); 4) с пористой кожей. - Эх, я же ведь тоже хромой, что ж меня под ручку никто не водит! - запричитал смеха ради круглолицый, как блин, и с пористым, как блин, лицом парень, хромая с ними рядом (Ф. Кнорре); 5) бледном и невыразительном, с плохо различимыми чертами. Неодобр. -Но лицо без грима на экране всегда выглядит плоским, как блин, и серым, как пасмурный день (М. Перова); 6) довольном, выражающем радость. Экспр. - Лицо Б.Е. Троша расплылось, как масленичный блин, и все мы принялись неудержимо (в прямом смысле этого слова) хохотать (Е. Попов). 2. О круглых и плоских предметах. - С тех пор я всегда старался держаться подальше от этих небольших, круглых, как блин, коричневых рыб, с виду таких беспомощных и безобидных (Ю. Курочкин). 3. О круглых и плоских головных уборах (беретах, кепках, фуражках и т.п.). Неодобр. - Словно в насмешку, к этим же головным уборам склонны люди, совершенно лишенные воображения и придерживающиеся в жизни жестких правил, но они сдвигают свой берет на затылок, словно нелепый блин (Л. Стоц-кая). Его приплюснутая, как блин, старая чиновничья фуражка без кокарды, с пропотевшим кожаным ободком в середине свалилась с головы, открыв багрово покрасневшую плешь (В. Катаев). 4. О плоских предметах. - Миниатюрные электронно-счетные устройства, плоские, как блин, телевизоры, крохотные, но мощные машины, сверхлегкие, но прочные здания, изящные кружевные мосты - вот к чему идет нынешняя техника (Л. Бобров). 5. О плоских, затертых до жирного блеска, засаленных предметах. Экспр. -И он протянул ей паспорт, больше похожий на сальный блин (Е. и В. Гордее-вы). Кто здесь ходит, кто живёт и почему на пустой дудке висит вон насквозь промасленный, как блин, серый брезентовый картуз? Кто его сюда повесил? Зачем? Когда? (Ю. Домбровский). 6. О небесных светилах (солнце и луне). - Солнце, чья округлая физиономия была плоской как блин, нежилось на соседней крыше, будто ленясь и соображая, стоит ли ему восходить дальше или и так сойдет (Д. Емец). Иду я пешком, благо близко, - ночь холодная, мороз щиплется, луна, как блин... навстречу никого... (Д. Быков). 7. О ровном открытом пространстве, ландшафте местности. - Местность была плоская, как блин, и в такую погоду особо унылая... (А. Лазарчук). Леса чередовались с желтыми громадными полями, ровными, как блин (Ю. Петке-вич). Твор. сравн. БЛИНОМ / БЛИНКОМ. Наподобие блина, приняв форму блина. 1. О плоских предметах округлой формы. - Взяла у ней две подушки блином, да самовар рваный... (Л.К. Чуковская). Какой такой прирост, когда корм в картонной коробочке слипся блином, а воду не меняли уже несколько месяцев (М. Дяченко, С. Дяченко). 2. О круглых и плоских головных уборах (беретах, кепках, фуражках и т.п.). - То есть и раньше она проваливалась куда-то сквозь землю на день-два, но потом опять объявлялась ниоткуда... в шапчонке блином, лицо более-менее лиловое от мороза (Л. Петрушевская). Кроме того, на самом неудобном месте ехал парнишка в сереньком хлопчатобумажном костюмчике и в кепке блинком (В. Белов). 3. О небесных светилах (солнце и луне). - Золотым блином висела в небе луна, но было светло и так, и от стожка, сметанного посередине бывшей деревенской улицы, почти не виделось тени (В. Белов). 4. О положении тела человека. - Я просто лег на крышу, распластавшись на ней блином (И. Ушаков). Авт. сравн. О нагретой солнцем голове. - Солнце поджигало; на голову точно горячий блин положили (В. Шукшин). Напечет тебе лысину. - Ничего, лысина не блин, не зажарится... А ты вот как вяжешь, красавица? (Н. Дубов). БЛИННЫЙ. ЯМ. Плоский, округлой формы, напоминающий блин (о предметах, головных уборах). - Эти двое, «наехавшие» на меня, никак не предполагали, что их убогий день закончится так бурно, они будто плыли в тумане, будто цедя сквозь зубы все знакомые им междометия, будто снимая с мятых голов блинные кепки (К. Сурикова). БЛИНООБРАЗНЫЙ. СО. Плоский, округлой формы, напоминающий блин (о предметах, головных уборах, частях тела). - На ее продавленной койке сидела уже другая женщина, с жидкой блинообразной грудью и тугим огромным животом, и ела из железной миски водянистую кашу (О. Славникова). Здесь были колонны и прямые, и кривые, и крученые, и витые, и спиральные, и наклонные, и приплюснутые, и косопузые, и блинообразные, и даже такие, которым не подберешь имени (Н. Носов). БЛИНЧАТЫЙ. СО. 1. Плоский, расплющенный, напоминающий по форме блин. - Он... только приподнялся на локте, отхлебнул из стакана, откинулся на мятую блинчатую подушку и опять стал ждать (Ф. Кнорре). 2. Многослойный, состоящий из нескольких, расположенных друг над другом складок (о предметах, частях тела человека) - На другом снимке тот же парень был один и выглядел куда симпатичнее, в солдатской блинчатой пилотке... (В. Белов); Там стояла невысокая тяжеловесная женщина с тройным блинчатым подбородком, как бы в тройном ожерелье, да еще с двумя нитками красных крупных бус» (В. Дудинцев). ПЕЧЬ КАК БЛИНЫ. ФЕ. Производить в большом количестве (о продуктах производственной и интеллектуальной деятельности). Экспр. - Процесс изготовления идей имеет свою технологию и свои санитарные нормы, попытка печь их как блины в условиях телестудий и газетных редакций небезобидна ни для производителей, ни для потребителей» (А. Зорин). В институте докторов и академиков навалом, они там науку вверх дном переворачивают, открытия, как блины, пекут, зарубежные ученые плачут от зависти (А. Гла-дилин). ПЕРВЫЙ БЛИН. ФЕ. Первый неудачный опыт в каком-л. деле. - Не огорчайтесь, Олексин, - сказал Отвиновский. - Первый блин, что же поделаешь. -Говорите так, будто у вас он не первый (Б. Васильев). ВТОРОЙ БЛИН. ФЕ. Второй опыт в каком-л. деле, более удачный, чем первый. - Готовится новый тендер по «Связьинвесту». Второй блин будут печь без первого вице-премьера. Отставка Анатолия Чубайса вновь привлекла внимание к судьбе АО «Связьинвест» (А. Малютин). ПЕРВЫЙ БЛИН [(НЕ) ВЫШЕЛ / ПОЛУЧИЛСЯ / СТАЛ] КОМОМ. Погов. Первый опыт деятельности был неудачным (удачным). - Куда ни кинься, трудно на Руси обойтись без кувалды. Первый блин комом. Сколько неудачников на этом и заканчивали свою карьеру (Ф. Чуев). ПУСКАТЬ БЛИНЧИКИ. ФЕ. Бросать плоский камень на поверхность воды в водоёме под острым углом так резко, чтобы он смог несколько раз оттолкнуться от поверхности во время движения. - Купаются вдалеке мальчишки, худые и загорелые, пускают блинчики по сверкающей поверхности моря (В. Панова). СДЕЛАТЬ БЛИН из кого, чего. ФЕ. 1. Побить, покалечить. Экспр. - Хотите, я ему блин из рожи сделаю? (А. Приставкин). 2. Победить противника в споре, политической борьбе. Экспр. - Вы, надеюсь, понимаете, какой блин я из него сделал. Представитель из Москвы подтвердил, что ничего я сам не придумал, инструкцию дала Москва. Мастера высмеяли Броневского за то, что он не знает терминологии. Каменева сразу сориентировалась и объявила, что не позволит коммерсантам из Варшавы порочить советских специалистов (А. Рыбаков). СИЯТЬ КАК БЛИН [МАСЛЕНЫЙ / С МАСЛОМ]. ФЕ. Выражать своим видом удовлетворение, радость (о человеке). Экспр. - Че-то, Люся, вы сияете, как блин с маслом? (В. Аксенов). Уж как наш администратор... был против этой елки, а теперь вон, активней всех с малышами с горки катается, шарики всем подряд надувает - того и глядишь, лопнет, и сияет, как блин на сковородке (Е. Маркова). Вот что, - сказал Вайнгартен, переставши сиять как масленый блин (А. Стругацкий, Б. Стругацкий). НЕ К ТЁЩЕ НА БЛИНЫ [ИДТИ, ЕХАТЬ]. ФЕ. Направляться в место, пребывание в котором опасно, связано с трудностями. Экспр.- Не к теще на блины явился в отряд этот Мечик, а под японские пули, накануне разгрома (Г. Фукс). Неутомимые здоровяки в бушлатах все так же бодро похаживают между ними, расправляя плечи, особенно лихо и весело раздавая зуботычины и покрикивая: «Не к теще на блины, сукины дети, приехали, мать вашу так и мать вашу этак!» (О. Волков). Прокомментируем каждый компонент в структуре словарной микростатьи. Заглавное слово дается полужирным прямым шрифтом прописными буквами. После слова, представляющего образную номинацию с глагольной семантикой, указывается типовая грамматическая сочетаемость путем приведения соответствующих морфологических форм вопросительных местоимений в том случае, если этот компонент является регулярным (например, СДЕЛАТЬ БЛИН из кого, чего). Вариативный компонент образной номинации указывается через косую черту, факультативный компонент - в квадратных скобках; возможная отрицательная частица - в круглых скобках (например, ПЕРВЫЙ БЛИН [(НЕ) ВЫШЕЛ / ПОЛУЧИЛСЯ / СТАЛ] КОМОМ). Далее следует помета, указывающая на структурно-семантический разряд, которая дается в соответствии с условными сокращениями (см. выше) полужирным шрифтом. Тип образного сравнения указывается перед наименованием самой сравнительной конструкции (В сравн., Твор. сравн.), но после заглавного опорного слова, которое отделено от толкуемой номинации рядом статей, репрезентирующих языковые метафоры. Затем следует непосредственно сравнительный оборот, выделенный полужирным шрифтом прописными буквами (например, КАК БЛИН, БЛИНОМ / БЛИНКОМ). Толкование образного значения дается в форме описательной дефиниции, в форме развернутого синонимичного выражения либо в комбинации описательного и синонимического типов толкования (см. подробнее об этом в [19]). При этом в дефиниции непременно указываются задействованные в метафорической интеракции признаки называемых явлений, которые получили образное воплощение посредством аналогии с кулинарным феноменом. При толковании недопустимы формулировки метафорического характера. Четко соблюдается принцип соответствия категориально-грамматической семантики толкуемой единицы и ключевого лексического элемента дефиниции. Для образных средств языка с предикативно-характеризующим типом семантики толкование сопровождается указанием на сферу денотативной отнесённости данной характеристики, которое располагается в конце дефиниции в круглых скобках. Например: ПЕЧЬ КАК БЛИНЫ. ФЕ. Создавать, изготовлять в большом количестве (о продуктах производственной и интеллектуальной деятельности). Вслед за Г.Н. Скляревской, такие элементы словарного определения назовем семантическими конкретизаторами. После толкования с опорой на анализ контекстного материала приводятся эмоционально-оценочные и стилистические пометы (Экспр., Одобр., Неодобр., Ирон., Шутл., Бран. и т.п.). Далее следует иллюстративный материал, представленный рядом контекстов, желательно относящихся к разным функциональным стилям речи. В словаре преобладают иллюстрации употребления толкуемой единицы в художественном, публицистическом, реже - в научно-популярном и разговорном типах дискурса. Иллюстративная часть словарной статьи отделяется от толкования знаком «тире». Контексты подаются курсивом с указанием инициалов и фамилии автора в круглых скобках. Четвертая зона словарной статьи лексико-фразеологического гнезда характеризует типовые образные представления как компоненты национальной ментальности, транслируемые системой образных средств языка. Типовые образные представления выявляются исследователем-лексикографом на основании анализа семантики и дискурсивного функционирования лексикографируемых образных средств языка. К одному образному представлению относятся образные слова и выражения, транслирующие одну и ту же метафорическую модель, что проявляется в единстве исходного базового образа, единстве номинируемой денотативной сферы, актуализации одних и тех же признаков, лежащих в основании уподобления, а также в общности ценностной ориентации образной характеристики. Например: Типовые образные представления. 1. Круглый и плоский блин выступает образным эталоном формы для различных предметов материального мира, имеющих форму диска. 2. Круглый и плоский блин выступает образным эталоном формы для различных предметов, деформированных вследствие сдавливания и ставших плоскими. 3. Форма, цвет, структура поверхности блина (круглый, плоский, желтый, пористый, маслянистый) образно характеризуют форму лица человека, цвет и структуру кожи, черты лица. 4. Форма сложенных стопкой блинов выступает образным эталоном многослойной формы различных предметов. 5. Привлекательный внешний вид блина, вызывающий аппетит, - маслянистый блеск, румяная поджаристая корочка, правильная круглая форма - ассоциативно связывается с привлекательным холёным внешним видом человека, довольным и счастливым выражением лица. 6. Форма блина, его размер, желтый цвет и блеск образно ассоциируются с солнцем и луной. 7. Плоская форма и ровная, гладкая поверхность блина ассоциируются с плоским и ровным рельефом местности. 8. Процесс приготовления блинов, предполагающий их изготовление в большом количестве, образно ассоциируется с производственной и интеллектуальной деятельностью, дающей значительные по количеству результаты. 9. Процесс приготовления блинов, требующий от повара хорошего профессионального навыка и достаточно трудоёмкий, образно ассоциируется со сложностью получения первого положительного результата при отсутствии сформированных профессиональных навыков в производственной и интеллектуальной деятельности. 10. Процесс приготовления блинов, требующий от повара хорошего профессионального навыка и мастерства, образно ассоциируется с лёгкостью выполнения работы при хорошо сформированных профессиональных навыках. В заключение остановимся на вопросе об источниках словарного и текстового материала. Источником для составления основного словника послужили опубликованные словари современного русского языка, ряд фразеологических словарей, словарей пословиц и поговорок [6-10, 20]. Полная выборка материала была осуществлена Е.В. Капелюшник в рамках работы над кандидатской диссертацией [21]. Источником контекстного материала послужил электронный интернет-ресурс «Национальный корпус русского языка» (далее -Корпус) [22]. Обращение к текстовым базам и поисковой системе Корпуса позволяет в оптимально короткие сроки собрать информативный материал, значительный в количественном отношении и богатый в содержательном плане. Начинается поиск в системе с запроса контекстов, содержащих искомые языковые единицы, для последующего анализа реализации контекстуальной семантики этих единиц. Так, на запрос «блин*» система выдала 1 448 документов. Каждый документ содержал в среднем до 3 контекстов из одного произведения, но некоторые документы насчитывали до15 контекстов. Полученный текстовый массив далее дифференцируется: разграничиваются неметафорические контексты, содержащие анализируемые слова в исходных или других необразных значениях, и метафорические контексты, содержащие различные образные лексические и фразеологические единицы, связанные с представлением о кулинарном продукте по принципу аналогии. Так, по данным Корпуса, образные контексты составили 20% от общего числа (в абсолютном выражении - 238 контекстов). На основании анализа контекстов уточняется лексико-фразеологический состав языковой экспликации базового образа с учетом частотности речевого употребления каждого образного слова или выражения и возможности его дискурсивной модификации. Текстовый материал высвечивает наиболее ядерные, ключевые свойства исходного мотивирующего образа, задействованные в большинстве образных средств языка и их речевых употреблений. Контексты демонстрируют различные речевые способы образной характеризации метафорически описываемых объектов и позволяют выявить типовые, устойчивые обороты речи, а также, напротив, обнаружить окказиональные авторские вариации общенациональных кулинарных образов. Появляется возможность анализировать частотность использования определенных образных средств языка в тех или иных типах дискурса, а также учитывать динамику временных изменений употребления образных средств языка на протяжении XX-XXI вв. Так, благодаря корпусным технологиям у лингвистов появилась возможность более детально моделировать фрагменты общеязыковой образной системы, а главное - создавать динамическую модель дискурсивного функционирования определенных ключевых метафор. Трудно представить, сколько времени потребовалось бы лингвисту-исследователю, чтобы вручную создать картотеку текстов, включающую 238 образных употреблений различных модификаций слова блин, сделав выборку из 1448 художественных и публицистических произведений. При работе с Корпусом на это ушло 3 дня. В словарь отбираются наиболее репрезентативные и информативные контексты, наглядно иллюстрирующие ассоциативно-образный и коммуникативно-прагматический потенциал образной лексики и фразеологии с исходной кулинарной семантикой. Имеются также ограничения, связанные со временем создания текста. В словарь включаются фрагменты произведений, созданных не ранее 50-х гг. XX в. Это ограничение распространяется также и на отбор

Ключевые слова

словарь, кулинарная метафора, образная лексика, фразеология, dictionary, culinary metaphor, figurative vocabulary, phraseology

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Юрина Елена АндреевнаТомский государственный университетд-р филол. наук, профессор кафедры русского языкаyourina2007@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Национальный корпус русского языка [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// www.ruscorpora.ru
Капелюшник Е.В. Кулинарный код культуры в семантике образных средств языка: дис.. канд. филол. наук. Томск, 2012. 198 с.
Словарь русского языка: в 4 т. / РАН, Ин-т лингвистических исследований / под ред. А.П. Евгеньевой. 4-е изд., стер. М. : Рус. яз.: Полиграфресурсы, 1999.
Скляревская Г.Н. Языковая метафора в толковом словаре: Проблемы семантики. М., 1988. 58 с. Препринт АН СССР. Ин-т рус. яз.
Юрина Е.А. Образный строй языка. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2005. 155 с.
Славянские древности: этнолингвистический словарь: в 5 т. Т. 1, 2, 3 / под ред. Н.И. Толстого. М.: Ин-т славяноведения РАН, 1995. 2083 с.
Юрина Е.А. «Словарь русской кулинарной метафоры»: принципы отбора материала и структура словарной статьи // Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2011. №3 (15). С. 70-78.
Павлович Н. В. Словарь поэтических образов: На основе русской художественной литературы XVIII-XX вв.: в 2 т. М.: Эдиториал УРСС, 2007.
Иванова Н.Н., Иванова О.Е. Словарь языка поэзии: Образный арсенал русской лирики конца XVII - начала XX века. М.: АСТ, Астрель, 2004. 672 с.
Блинова О.И., Юрина Е.А. Словарь образных слов русского языка. Томск, 2007. 364 с.
Баранов А.Н., Караулов Ю.Н. Словарь русских политических метафор. М., 1994. 331 с.
Словарь образных слов и выражений народного говора / под ред. О.И. Блиновой; сост. О.И. Блинова, С.Э. Мартынова, Е.А. Юрина. Томск, 2001. 308 с.
Мокиенко В.М., Никитина Т.Г., Николаева Е.К. Большой словарь русских пословиц / под общ. ред. В.М. Мокиенко. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2010. 1024 с.
Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Большой словарь русских сравнений. Более 45 000 образных выражений / под общ. ред. В.М. Мокиенко. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2008. 800 с.
Мелирович А.М., Мокиенко В.М. Фразеологизмы в русской речи: слов. М.: Рус. словари, 1997. 864 с.
Большой фразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление. Культурологический комментарий / отв. ред. В.Н. Телия. М.: АСТ - ПРЕСС КНИГА, 2006. 784 с.
Фелицына В.П., Мокиенко В.М. Русские фразеологизмы: лингвострановедче-ский словарь / под ред. Е.М. Верещагина, В.Г. Костомарова. М.: Рус. яз., 1990. 222 с.
Русское культурное пространство: Лингвокультурологический словарь. Вып. 1: (Зооморфные образы) / И.С. Брилева, Н.П. Вольская, Д.Б. Гудков, И.В. Заха-ренко, В.В. Красных. М.: Гнозис, 2004. 318 с.
Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. 824 с.
Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. Вып. 1 / О.Ю. Богуславская, И.Б. Левонтина, Е.В. Урысон и др.; под ред. Ю.Д. Апресяна. М.: Школа «Языки русской культуры», 1999. 552 с.
Концептосфера русского языка: ключевые концепты и их репрезентации (на материале лексики, фразеологии и паремиологии): проспект словаря / под общ. ред. Л.Г. Бабенко. Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. ун-та, 2010. 340 с.
Русский ассоциативный словарь: в 6 кн. / Ю.Н. Караулов, Ю.А. Сорокин, Е.Ф. Тарасов и др.; под ред. Ю.Н. Караулова. М.: ИРЯ, 1994-1998.
 Русская пищевая традиция в зеркале языковых образов: опыт лексикографической презентации | Вопр. лексикографии. 2013. № 1 (3).

Русская пищевая традиция в зеркале языковых образов: опыт лексикографической презентации | Вопр. лексикографии. 2013. № 1 (3).