Системному мышлению в менеджменте - пятьдесят лет | ПУСС. 2011. № Том 2. Выпуск 4.

Системному мышлению в менеджменте - пятьдесят лет

Цель данной статьи - дать описание истории применения системного мышления в менеджменте на протяжении последних пятидесяти лет, особенно полезное тем, кто интересуется теорией и практикой исследования операций (ИО). Ради достижения этой цели используется известная «иерархия сложностей» Булдинга для осмысления причин возникновения разных ответвлений системного мышления и выявления достоинств каждого из них. В теоретическом плане специалисты по ИО обнаружат несколько ключевых тем, относящихся к их области (например, различие «жёсткого» и «мягкого» подходов), нашедших отражение в дискуссиях между специалистами в системном мышлении. Они также могут усмотреть и новые теоретические пути развития своей дисциплины. Практики ИО тоже могут быть удивлены масштабом и разнообразием описанных системных приложений и придти к заключению о необходимости включения системных методик в свои технологии. По крайней мере, намерением статьи является возобновление дискуссий вокруг соотношения между ИО и системным мышлением, которые время от времени разгорались в прошлом столетии, но так и не нашли удовлетворительного завершения.

Fifty Years of Systems Thinking for Management.pdf ВВЕДЕНИЕКак ИО, так и системное мышление родились в бурлящем междисци-плинарном вареве, возникшем в ходе Второй мировой войны, когда учёныеразных специальностей оказались работающими совместно над жизненноважными военными проблемами. С этого времени пути ИО и системногомышления часто пересекались и оказывали влияние друг на друга. Напри-мер, некоторые из пионеров ИО (Акофф, Чёрчмен) позднее перешли отИО под знамя системного мышления; «мягкое» системное мышление на-чало свою жизнь с объявления себя оппозицией «жёсткому» системномуподходу ИО (Ackoff, 1979; Checkland, 1978); а недавно специалисты и ИО,и системного мышления были вовлечены в разработку методов структу-рирования проблемы (см.: Rosenhead and Mingers, eds, 2001).Существование областей взаимодействия неудивительно, посколькуИО и прикладное системное мышление (ПСМ, - и в этой статье я всюдуимею в виду приложения к менеджменту) имеют много общего, сбли-жающего их и отличающего их от других подходов.Во-первых, при различении 1-го и 2-го типов производства знаний(по: Gibbons et al., 1994) очевидно, что ИО и ПСМ относятся к одному,2-му, типу. В исследованиях 1-го типа система рассматривается с пози-ций частных профессиональных интересов конкретной науки. В отличиеот этого, исследования 2-го типа проводятся с целью удовлетворенияпотребностей частных индивидуальных интересов конкретных пользо-вателей. По определению (Gibbons et al., 1994), это есть «производствознаний, осуществляемое в контексте приложения и имеющее отличи-тельные черты: междисциплинарность, разнородность, «наднаучную»организационную иерархичность, социальную ответственность и реф-лексивность и контроль качества, ориентированный на полезность вконкретной ситуации». Transfield and Starkey (1998) приводят доводы зато, что исследования в области управления вообще должны проводитьсяпо типу 2, позиционируя себя в социальных науках подобно инженерии вфизических науках и медицине в биологических. Фактически ИО и ПСМуже занимают такое место. Этим объясняется присущий им обоим инте-рес к «клиентам», «пользователям» и «лицам, принимающим решения».Во-вторых, как ИО, так и ПСМ настаивают на повышении строгостив исследованиях 2-го типа путём построения явных моделей и их ис-пользования в ходе вмешательства в ситуацию и последующих действий.Используются модели разных типов и отмечается, что ПСМ применяетболее широкий диапазон моделей, но этот акцент на более точном моде-лировании отличает ИО и ПСМ от большинства организационных раз-работок и подходов к консалтингу менеджмента.Несмотря на эти существенные общности, делающие ИО и ПСМестественными сожителями, представители одного из них часто прояв-ляют поразительно слабую осведомлённость о другом. У них есть своиучебники, журналы и конференции, они имеют свои круги общения иобласти практики. Теоретики системного мышления часто ссылаются насвоих классиков и отвергают все ИО как воплощение «жёсткого» систем-ного мышления. А специалисты по исследованию операций обычно смо-трят на системных мыслителей либо как на не вполне научных, либо какна непрактичных и чересчур склонных к философствованию. Даннойстатьёй автор надеется путём рассмотрения пятидесятилетней историисистемного мышления с позиций, близких ИО, скорректировать эти ис-кажения, по крайней мере со стороны ИО.Пользуясь «иерархией сложностей» (Boulding, 1956), можно разли-чить три разных подхода в ПСМ, называемых «функциональным ПСМ»,«структурным ПСМ» и «интерпретационным ПСМ». Каждый из этихподходов описывается в отдельном параграфе данной статьи. Даётся об-зор последних достижений ПСМ, а затем делаются выводы. И постоянноподчёркивается важность результатов ПСМ для теории и практики ИО.Следующий параграф описывает иерархию Булдинга, её значение длянашего рассмотрения и полезность для всего последующего. Однако подконец введения необходимо подчеркнуть, что любой обзор полувековойистории ПСМ в менеджменте является неполным. Я признаю частич-ность моего обзора, особенно в отношении использования только амери-канских и английских источников.«ИЕРАРХ ИЯ СЛОЖ НОС ТЕЙ » ПО БУЛДИНГУВ своей статье «Общая теория систем - каркас науки» (1956) Булдингобозначил два пути развития общей теории систем. Один - находитьобщие принципы, справедливые для любых систем, что характерно дляподхода фон Берталанфи. Другой, дополнительный и предпочитаемыйавтором, заключается в том, чтобы «иерархически упорядочить эмпири-ческие области по сложности организации поведения их объектов изуче-ния и стараться достичь степени абстракции, адекватной для каждогоуровня иерархии». Стараясь осуществить такой подход, он построил ин-туитивную девятиуровневую иерархию реальных объектов разной слож-ности, начиная от простейших до наиболее сложных, трансцендентных.Это отображено в таблице.Обсуждая эту иерархию, Булдинг отмечает, что характеристики си-стем нижних уровней можно найти у систем верхних уровней; напри-мер, 7-й уровень - люди - обладают особенностями всех шести нижнихуровней. Однако каждый уровень характерен эмерджентными свойства-ми, которые невозможно объяснить только в терминах теорий, успешнообъясняющих явления нижних уровней, что и приводит к необходимостисоздания новых дисциплин (типа психологии, антропологии и социоло-гии) на более высоких уровнях сложности систем. Это говорит нам обопасности использования теорий нижних уровней для объяснения явле-ний более высокого уровня сложности. Завершая свой анализ, Булдингуказывает на пробелы в наших знаниях, особенно на нехватку адекват-ных моделей для систем выше четвёртого уровня. Ключевой проблемой впредсказании поведения системы на высоком уровне сложности являетсяИерархия сложностей по Булдингу (1956)1 Объекты, проявляющие статичное поведение, описываемые в любой дисци-плине вербально или графически. Пример - кристаллические структуры2 Механические структуры с детерминированным поведением, изучаемые клас-сическими естественными науками. Пример - Солнечная система3 Механизмы, управляемые цепями обратной связи, изучаемые кибернетикой.Пример - термостат4 Открытые системы, осуществляющие самоуправление, изучаемые наукой ометаболизме. Пример - биологическая клетка5Низшие организмы с функциональными частями, осуществляющие запро-граммированные рост и воспроизведение, изучаемые ботаникой. Пример -растение6 Животные с поведением, управляемым мозгом, способные обучаться, изучае-мые зоологией. Пример - слон7 Люди, обладающие сознанием, способные к рефлексии, пользующиеся сим-волическим языком, изучаемые биологией и психологией. Пример - личность8Социокультуральные системы, характеризующиеся наличием ролей, комму-никаций, передачей ценностей, изучаемые историей, социологией, антропо-логией и поведенческими науками. Пример - нация9 Трансцендентальные системы, обитель «непознаваемого», непостижимыеникакими науками. Пример - идея Богавмешательство «отражения» в цепь причинности. По мере восхожденияпо уровням систем появляется мозг, организующий включение информа-ции в структуру знаний или отражение. Поведение происходит из этойструктуры и установленного отображения, а не непосредственно из каких-либо внешних стимулов. Человеческое познание чрезвычайно сложно и,более того, обладает свойством самоотображения (рефлексии), - людине только знают, но и знают, что они знают.Несмотря на очевидные трудности построения подходящих теорети-ческих конструкций для систем верхних уровней, Булдинг отмечает уди-вительный поворот, «внутреннюю колею» к другому типу знаний, соот-ветствующему этим уровням:«При переходе к человеческому и социальному уровням происходитлюбопытная вещь: как будто у нас есть некая внутренняя направляю-щая колея, и то, что мы сами являемся системами, которые мы изуча-ем, позволяет нам пользоваться системами, которые мы не до конца по-нимаем».Теперь мы можем воспользоваться замечательно проницательной ста-тьёй Булдинга, чтобы обрисовать различные направления развития ПСМв течение последних пятидесяти лет.Одно ответвление ПСМ основано на утверждении Булдинга, что каж-дый уровень иерархии в некотором смысле содержит в себе все ниже-лежащие уровни. Поэтому, говорит он, «много полезной информации ипонимания можно извлечь, применяя знания о системах нижних уровнейв рассмотрении вопросов верхнего уровня».Последователи этого подхода часто используют механистические моде-ли уровней 1-3 и организмические модели уровней 4-6, стараясь помочьменеджерам справляться с возникающими перед ними трудностями.Вторая ветвь ПСМ ищет возможность помочь менеджерам в другомрусле общей теории систем, которое Булдинг выявил, но не стал детали-зировать. Приверженцы этой ветви ищут законы, определяющие общиеособенности поведения систем, независимо от уровня их сложности. Вэтом они, в основном, следуют фон Берталанфи (1968) в уверенности,что «существуют модели, принципы и закономерности, справедливыедля обобщённых систем и их подклассов, независимо от их конкретно-го типа, природы составляющих их элементов и отношений или «сил»между ними. Поэтому представляется законным искать не теорию си-стем конкретного типа, а универсальные принципы, применимые к лю-бым системам».Третий подход к ПСМ, по существу, отказывается от понятия общей те-ории систем. Вместо этого он фокусирует внимание на «внутренней колее»к разнородным знаниям, становящейся доступной, когда мы переходим куровням человеческих и социокультуральных систем. Акцент делается насложные «отображения», структурирующие информацию и позволяющиеиндивидам придавать смысл их действиям и взаимодействиям.Эти три варианта ПСМ будут детализированы в последующих пара-графах под названиями «Функциональное ПСМ». «Структурное ПСМ» и«Интерпретационное ПСМ».ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ПСМСистемщики функционального направления используют механисти-ческие или организмические модели для доказательства, что всё в си-стеме функционирует ради обеспечения либо её эффективности, либо еёживучести. Они уверены, что можно достичь понимания устройства идействия организационной системы, используя научные методы и моде-ли, отработанные на уровнях 1-6 иерархии Булдинга. Получаются знанияо природе частей системы, о взаимодействиях между частями и отноше-ниях между системой и её окружением; и этого достаточно, чтобы менед-жеры могли управлять.Осуществлялось много попыток использования механистических и ор-ганизмических моделей в исследованиях организаций и управления ими.Например, Barnard (1938), Rorthlisberger and Dickson (1956) применялимодель механического равновесия. Работы Katz and Kahn (1966) и Kastand Rosenzweig (1981) являются лучшими среди публикаций, представ-ляющих системный подход, основанный на аналогии с организмом. Ноздесь наш интерес сосредоточен на прикладном системном мышлении, -том виде системного мышления, который сравним с ИО в стремлении по-лучить знания, нужные непосредственно клиенту. Потому для наших це-лей наилучшими примерами функционального ПСМ являются подходысистемного анализа, системотехники и социотехнических систем.Системный анализ и системотехника относятся к семейству подходов(к которому следует отнести и классическое ИО, описанное в учебниках),которое Checkland (1978) называет «жёстким системным мышлением».Все члены этого семейства разделяют основное положение, определён-ное Чеклендом как «предположение, что проблемная задача, которуюони решают, сводится к нахождению эффективных средств достиже-ния известной и определённой цели».Заданная цель, являющаяся требованием жёсткого системного мыш-ления, согласуется с клиентом и руководителями, принимающими реше-ния. Затем разрабатываются аналитические модели, отображающие наи-более важные переменные и взаимодействия в рассматриваемой системеи позволяющие определить наиболее эффективный путь к достижениюцели. Эти математические модели неизбежно представляют систему вмашиноподобном виде.Системный анализ достиг своего расцвета при президенте Джонсоне,который приказал принять его (под названием «planning-programmingbudgetingsystems») во всех департаментах федерального правительстваСША. В 1972 г. по инициативе академий наук 12 государств в Австриибыл создан Международный институт прикладного системного анализа(IIASA) с миссией применять системный анализ к глобальным пробле-мам (например, обеспечение продуктами питания, энергией, окружаю-щая среда). С тех пор IIASA стал официальным опекуном развития си-стемного анализа как дисциплины и профессии (см.: Miser and Quade,1985, 1988; Miser, ed., 1995).Системотехника (systems engineering) зародилась в США в лабора-ториях Белл Телефон для преодоления проблем сетевых структур, с ко-торыми столкнулась индустрия связи. Она быстро распространилась наоборонную, космическую и энергетическую отрасли, и в 1960-1970-х гг.были разработаны различные руководства и стандарты по использованиюсистемотехники в разработках военных систем, развитии гражданскойавиации и реализации энергетических программ. Сегодня Международ-ный совет по системотехнике (INCOSE) рассматривает этот подход какрелевантный для широкого круга разнообразных проблем - транспорта,жилищного хозяйства, обновления инфраструктуры, экологии (www.incose.org).Жёсткое системное мышление сыграло революционизирующую рольдля оценивания знаний, нужных непосредственно клиентам, и для созда-ния моделей для проверки гипотез о поведении систем вместо лаборатор-ных экспериментов. Однако зависимость от предопределённых целей и отмоделей, описывающих системы как логические машины, ограничиваетобласть его применимости. Критика использования системного анализаи системотехники (Hoos, 1972) при рассмотрении вопросов публичнойполитики в Калифорнии в 1960-х при губернаторе Брауне демонстриру-ет проблемы, которые встают перед жёстким системным мышлением наверхних уровнях иерархии Булдинга.Теория социотехнических систем родилась в Tavistock Institute of HumanRelations и связана прежде всего с именами Эмери, Райса и Триста.Начиная с 1940-х гг. эти системные мыслители делали попытки с помо-щью консалтинговых механизмов внедрить поведенческую науку и си-стемные идеи в промышленность. В «Исследовании угольных шахт» Tristand Bamforth (1951) ещё использовали модель механического равнове-сия. Однако вслед за публикацией работы фон Берталанфи (1950) об «от-крытых системах» теория социотехнических систем быстро воспринялаорганизмическое мышление. В её классическом выражении эта теориярассматривает организацию как имеющую основной задачей реализациюсовместной оптимизации своих социальных, технологических и эконо-мических характеристик, являясь при этом открытой системой, согласо-ванной с окружающей средой. В проектировании социальных аспектовсоциотехнических систем внимание должно уделяться психологическимпотребностям людей, которые лучше всего удовлетворяются путём созда-ния подходящих условий для индивидуальной и групповой работы.В 60, 70 и 80-х гг. процветали работы, основанные на социотехническихидеях. Был осуществлён амбициозный проект, вовлекший работодателей,профсоюзы и постепенно правительство в демократизацию всей промыш-ленности Норвегии (Emery and Thorsrud, 1969, 1976). В Швеции началисьсотни проектов, в том числе знаменитый эксперимент на автомобильномзаводе Вольво в Кальмаре, спроектированном и построенном по концепцииполуавтономных рабочих групп (Gyllenhammer, 1977). В Британии корпо-рация Шелл сделала амбициозную попытку ввести «новую философию ме-неджмента», используя концепции социотехнических систем (Hill, 1971).Было бы несправедливо объяснять падение интереса к социотехниче-скому системному мышлению только организмической аналогией, кото-рая подкрепляет его вмешательства. Есть политические и экономическиефакторы, возможно, более значимые. Тем не менее приверженность по-нятию первоочередной цели как задачи, которую организация должна ре-шить, чтобы выжить, и идеологии «психологических потребностей» че-ловека, несомненно, ограничила его способность обучаться и развиватьсякак подход. Можно сказать, богатый набор используемых концепций имножество предпринятых амбициозных проектов сделали литературу посоциотехническому системному мышлению сокровищницей для тех, ктохочет развивать теорию и практику исследования операций.СТРУК ТУР НОЕ ПСМНапомним, что Булдинг установил наличие двух разных путей к фор-мированию общей теории систем. Hammond (2003) в её исследованииистоков и последствий общей теории систем чётко пояснила, наскольковажны различия между ними. В одном лагере находятся те, кто делаетупор на «изоморфизм», подобие между разными уровнями организации.Фон Берталанфи (1968), как мы видели, описал это как поиск «моделей,принципов и законов, применимых к любым системам… независимоот их конкретного типа». К другому лагерю принадлежат те, кто, как исам Булдинг, делает акцент на «эмерджентности», возникновении новыхсвойств на каждом уровне сложности.Сторонники «структурного» системного мышления следуют за Бер-таланфи - не в деталях, а по духу - в поисках ключевых механизмов илиструктур, являющихся основой поведения системы, к какому бы типу онани принадлежала. Они стараются «докопаться до сути», вскрыть наибо-лее важные структурные аспекты, лежащие в основе живучести и актив-ности системы. Структурный подход позволяет, по мнению этих анали-тиков, определять на глубинном уровне, что происходит не так в системе,и понять, как надо манипулировать ключевыми параметрами системы,чтобы она смогла выжить и успешно функционировать.Различные системные подходы претендовали на роль общей теории си-стем наподобие теории Берталанфи. «Теория живых систем» (Miller, 1978)выступила с этим вполне явно: предложено девятнадцать «критическихподсистем», которые определяют поведение систем на восьми уровнях ие-рархии, от клетки до надгосударственных систем. Матурана и Варела (пообразованию биологи, как и Берталанфи) построили теорию «автопойе-зиса», или самовоспроизводящихся систем, которая была перенесена изобласти биологии на такие дисциплины, как социология, теория органи-зации, право, семейная терапия, когнитивные науки. Mingers (1995) сде-лал великолепный обзор, и хотя он вполне удовлетворён биологическимиприложениями теории, он менее уверен (как, впрочем, и сами авторы) от-носительно её адекватности в социальной сфере. Структурные системныеподходы, оказавшие наибольшее влияние на менеджмент, это - системнаядинамика, организационная кибернетика, теория сложности, и сейчас мыопишем их несколько более подробно.Отцом-основателем системной динамики является Джей У. Форре-стер, профессор Эм-Ай-Ти, специалист в компьютерных науках и авто-матическом управлении, который захотел расширить охват прикладногосистемного мышления на проблемы более стратегические, чем те, кото-рые, по его мнению, могло решать ИО. Системная динамика могла быприменить теорию обратной связи в одной упряжке с мощью современ-ных компьютеров, чтобы раскрыть секреты сложных, с многократнымипетлями обратных связей, нелинейных систем. Такими системами явля-ются социальные системы. Диапазон приложений расширялся - от «про-мышленной динамики» до «городской динамики» (Forrester, 1969) и до«мировой динамики» (Forrester, 1971).Позднее Сенге в своей книге «Пятая дисциплина» (Senge, 1990) про-пагандировал системную динамику как ключ к созданию «обучающихсяорганизаций». По его мнению, «системное мышление является дисци-плиной, рассматривающей структуры, лежащие в основе сложных си-туаций, позволяющей определить степень воздействия на систему тогоили иного изменения в ней. В конечном счёте, оно облегчает жизнь, по-могая нам усмотреть глубинные структуры, стоящие за видимыми со-бытиями и деталями». Сенге идентифицировал несколько контринтуи-тивных особенностей сложных систем, следующих из отношений междупетлями отрицательной и положительной обратной связи и из эффекта«запаздываний» в системах, и придал им статус «законов пятой дисци-плины», или «системных архетипов».Особый раздел кибернетики, организационную кибернетику Бира(Beer, 1972, 1979), комментаторы часто описывают как «организмичную».Это не удивительно, поскольку главным примером для «науки эффектив-ной организации» является тело человека, управляемое нервной системойи мозгом. Но более правильно считать её, подобно системной динамике,по природе структурной. В случае системной динамики именно отноше-ния между процессами обратной связи, идущими в глубине структуры,порождают поведение системы на её поверхности. И в организационнойкибернетике именно законы и принципы кибернетики, действующие подповерхностью, порождают наблюдаемые нами явления. Бир обсуждаетстрогие научные процедуры, позволяющие выявлять эти законы кибер-нетики. Следуя этим законам, исследователь менеджмента может про-двинуться за пределы метафор и аналогий и строить модели, гомомор-фичность и действительно междисциплинарный характер которых могутбыть доказаны логикой и математикой. Модель жизнеспособной системыБира является попыткой показать на как можно более простом приме-ре, каким образом кибернетические законы формируют поведение всехсложных систем.Бир применил модель жизнеспособной системы к целой стране, в со-вокупности с методами ИО и системной динамики, в поддержку прави-тельства Альенде в Чили (Beer, 1981). Этот эксперимент был прерванбомбардировкой президентского дворца. Но его описание является суще-ственным предметом изучения для теоретиков и практиков ИО. Многодругих примеров описано в книгах Бира, а также у Espejo and Harnden(1989) и у Espejo and Schwaninger (1993).Теория сложности (complexity theory) сегодня является, пожалуй, глав-ным претендентом на титул общей теории систем. Возникшая в недрахфизики и развивавшаяся, в основном, в Институте Санта Фе, к настоя-щему времени она нашла применение в самых разнообразных областях,таких как астрономия, геология, психология, экономика, компьютернаяживопись и музыка (Gleick, 1987). Сейчас стало очень модным приме-нять теорию сложности к менеджменту. Привлекательным является то,что эта теория сосредоточивает внимание на хаосе, нерегулярности ислучайности - тех вещах, которые беспокоят большинство менеджеровбольшую часть времени, - и предполагает, что за этим скрываются не-которые регулярности (patterns), которые можно выявить. Как об этом го-ворит Stacey (1993): «Хотя конкретная траектория поведения сложнойсистемы является случайной и, следовательно, непредсказуемой в отда-лённом будущем, она всегда следует неявной регулярности, «скрытому»образцу. Поэтому хаос является порядком внутри беспорядка».Выявление скрытого порядка в теории сложности подобно распозна-ванию системных архетипов в системной динамике, хотя этот процессчасто выглядит менее определённым. Wheatly (1992) ищет регулярности(patterns) в процессах, сосредоточивая внимание на таких качествах, какритм, тенденция, направление, форма.Структурное ПСМ имеет много общего с функциональным, не в по-следнюю очередь - нужду в «единственном» клиенте, чтобы придатьвмешательству направленность и гарантировать внедрение. И основнаякритика тоже сходна: применимы ли модели, созданные структурнымПСМ, к верхним уровням иерархии Булдинга? Критики подчёркивают,что человеческие существа образуют социальные системы посредствомсвоих намерений, мотиваций и действий. Следовательно, если мы хотимпознать социальную систему, мы должны узнать, каким представляетсямир каждому участнику системы. Однако на самом деле структурныеобъяснения часто выглядят «редукционистскими» - застрявшими не натом уровне. Например, регулярно выпивающий после работы не подхо-дит под «системный архетип», который считает его неосознанно лечащимсимптом своего стресса вместо устранения причины и лишь накапливаю-щим проблемы. А он вполне осознаёт это, как и личные и социальныеудовольствия, которые можно получить в пабе. И он сознательно делаетсвой выбор в пользу паба, вопреки «невидимым структурным силам».Интересно, как мы увидим дальше, что системная динамика, организа-ционная кибернетика и теория сложности - все в последнее время породи-ли «мягкие» варианты в попытках преодолеть редукционизм такого рода.ИНТЕР ПРЕ ТАЦИОННОЕ ПСМТретья ветвь ПСМ, интерпретационное ПСМ, была открыта и в США,и в Англии системными мыслителями, решившими использовать «вну-треннюю колею» к познанию человека и социальных систем, на которуюнамекал Булдинг. В США Акофф и Чёрчмен разработали «науку о социаль-ных системах» («Social Systems Scienсe») и «проектирование социальныхсистем» («Social Systems Design»), чтобы справляться с «messes» - слабоформализованными реальными проблемными ситуациями, состоящимииз множества проблем, сильно связанных между собой, которые выходи-ли из круга задач, рассматриваемых исследованием операций. В АнглииЧекланд, вдохновлённый концепцией Викерса (Vickers, 1965) об «оцени-вающих системах» («appreciative systems»), имеющей заметное сходство спонятием «отображения» («image») Булдинга, разрушил системотехникуна задачах менеджмента и из её обломков построил «методологию мягкихсистем» («Soft Systems Methodology») на совершенно других основаниях.Акофф, Чёрчмен и Чекланд видят определённую ценность в механистиче-ских и организмических аналогиях для ограниченного круга ситуаций, нои не испытывают особой симпатии к заносчивым посулам общей теориисистем. Акофф и Гарайедаги (1996) так излагают свою позицию: «Нашеобщество и основные частные и публичные организации, входящие в него,достигли такого уровня зрелости, который лишает всякой эффективно-сти применение детерминистских и организменных моделей, которуюони когда-то имели».Подходы Акоффа, Чёрчмена и Чекланда названы «интерпретацион-ным ПСМ» потому что они вместо попыток построения системных мо-делей мира стараются работать с разными интерпретациями реальности.Checkland (1989) сжато выразил это в утверждении, что методологиямягких систем переносит «системность с мира на процесс исследованиямира». Идея «основного» клиента, с которым заранее должны согласо-вываться все цели, отбрасывается. Многочисленные «стэйкхолдеры»(Акофф), «пользователи» (Чёрчмен) или «проблемообладатели» (Че-кланд) с их разными ценностями, убеждениями, философиями и инте-ресами занимают его место. Внимание переключается на достижение со-гласия между разными, иногда даже конфликтующими, видениями мира,с тем, чтобы все коалиции могли поддержать изменения.Акофф в своей книге (1981) о социальных системах рассматривает триуровня целеустремлённости организации. Она сама является целеустрем-лённой системой и имеет собственные цели и идеалы, которые следуетучитывать. Но она также содержит как части другие целеустремлённыесистемы - людей, чьи устремления тоже нуждаются в поддержке. И онасуществует как часть больших целеустремлённых систем, чьи интересытоже должны удовлетворяться. Методология интерактивного планирова-ния Акоффа направлена на содержательное согласование многих целейна основе «идеализированного проекта» (модели видения системы все-ми стейкхолдерами), который они впоследствии стараются максимальноблизко осуществить в реальности.Проектирование социальных систем по Чёрчмену, развитое Мэйсономи Майтрофом (1981), основано на диалектических дебатах между стейк-холдерами с различными видениями мира (которые могут быть отраженыв разных моделях), в итоге которых осуществляется «синтез» перспективбудущих действий. Мягкая методология Чекленда (1981) использует мо-дель «системы человеческой деятельности» для вовлечения участниковв системный процесс обучения, в ходе которого они полнее оцениваютальтернативные видения мира, и в результате становится возможным со-гласие между теми, кто придерживался (и, возможно, по-прежнему при-держивается) расходящихся убеждений и ценностей.В США восприятие мягкого системного мышления, помимо Акоффа,Чёрчмена и их ближайших последователей, происходило вяло, лишь в от-дельных очагах активности. Однако методология мягких систем Чеклен-да в Англии получила широкое признание, особенно в проектированииинформационных систем и в других специфических областях приложе-ний, например в национальной службе здравоохранения (Checkland andPoulter, 2006).Интерпретационное ПСМ расширило область применимости на слабоструктурированные проблемы («messes», или «проблемные ситуации»),но тоже не осталось без критики (см.: Jackson, 1982). Проблемы возника-ют в противоречивом контексте противостояний, когда между стейкхол-дерами мало общего, компромиссы трудно достижимы, а решения при-нимаются обладающими властью в собственных интересах. Как в такихобстоятельствах можно обеспечить соучастие всех стейкхолдеров, орга-низовать открытые дебаты и сформировать выводы, справедливо отража-ющие произошедшие дискуссии? Чтобы преодолеть трудности такого со-рта, «эвристики критических систем» Ульриха (Ulrich, 1983) предлагаютвыяснять, кто будет в выигрыше от каждого из предлагаемых проектов, иусиливать влияние тех, кого коснутся решения, в принятии которых онине участвовали. По существу, это присоединяет к «клиенту» «свидете-лей» - тех, кто не был вовлечён в выработку решения, влияющего на них.«Командная синтегрия» Бира (Beer, 1994) рекомендует способы созданияплощадки и процедур, позволяющих всем стейкхолдерам открыто и де-мократично обсуждать проблемы, с которыми они столкнулись.Работы Ульриха и Бира можно считать расширением интерпретаци-онного ПСМ, а можно - открытием потенциала для «неограниченногоПСМ». Аргумент против последней перспективы - они по большей частиигнорируют давление внутри организации и в обществе, подавляющееголос прежде всего обездоленных групп.РА ЗВИТИЕ ПСМ В ПОС ЛЕДНИЕ ГОДЫЧтобы завершить картину пятидесятилетнего периода примененийсистемного мышления в менеджменте, кратко рассмотрим доработкуустоявшихся системных подходов в «мягком» направлении, развитие«критического системного мышления» и практику «мультиметодологии»,а также возникновение некоторых системных методологий консалтинго-вой направленности.И мягкое системное мышление, и мягкое ИО к настоящему временивполне устоялись, по крайней мере в Англии, и обычно с одобрением рас-сматриваются как придающие дополнительные возможности традицион-ным ветвям этих дисциплин. Своим успехом они обязаны в основномсильной теоретической поддержке, оказанной работами Чекленда (1981)и Идена (Eden and Ackermann, 2001) в сознательном принятии «субъек-тивизма» интерпретационной парадигмы. Это позволило им сохранить(можно даже сказать - улучшить) релевантность производства знаний потипу 2 и строгость, присущую использованию явных моделей, а такжепроизвести модификации, необходимые для гармоничного переноса этихдостоинств в другую теоретическую область.Системная динамика, организационная кибернетика и теория слож-ности тоже откликнулись на критику их недостаточной применимостик решению плохо определённых, слабо формализованных проблем и по-родили более мягкие свои версии. Однако ситуация здесь гораздо болеезапутанная. В системной динамике ближе всего к интерпретационной па-радигме подошли работы Senge (1990) и Vennix (1996). Например, груп-повое построение модели по Венниксу сосредоточивается «на построе-нии моделей системной динамики групповым методом, чтобы улучшатьобучение группы, выращивать консенсус, создавать приверженность креализации выработанного решения» (Vennix, 1996).В организационной кибернетике Harnden (1989) попытался соединитьмодель жизнеспособных систем Бира с интерпретационной теорией и мето-дологией, считая это «hermeneutic enabler» («объяснительным средством»),способствующим чрезвычайно богатому изложению подробностей эмер-джентности и эволюции соответствующих организационных форм.Правда, в обоих случаях было больно видеть, как участники этогопроцесса обнаруживали, что слишком быстрое продвижение в интерпре-тационном направлении, основанное на предположении, что менеджерымогут усвоить законы поведения систем, рискует потерей всякого вни-мания со стороны менеджеров. Если человек может строить социальныесистемы по своему усмотрению, то какое значение имеют структурныеили кибернетические законы? Lane (2000) так выразил самую суть: «В са-мом деле, если удовлетворённость субъективистов требует отказа отзначимости причинных законов, причинных объяснений и замечательныхструктурных утверждений системной динамики, то пора прекратитьудовлетворять и начать протестовать».Теория сложности, перенесённая на социальные системы, теоретиче-ски неопределённа ещё более. Stacey (1996) в своей первой работе сделалструктуралистскую попытку найти «управляемые параметры», которыемогли бы привести организацию в желаемое состояние на «краю хаоса».В последующих работах он, однако, пробует преобразовать теорию слож-ности, подгоняя её понятия под интерпретационную парадигму (Stacey,2000, 2003). Cillers (1998) пытается соединить теорию сложности с пост-модернизмом. При этом возникает проблема для теории сложности. Еслиона остаётся теоретически неспециализированной, поскольку она пы-тается распространиться на социальную область, то её идеи могут бытьлегко восприняты любой парадигмой. Мы покончим со структурной,интерпретационной, освободительной и постмодернистской версиямитеории сложности, акцентирующими соответственно на порядке внутрихаоса, обучении, самоорганизации, непредсказуемости. Единая общая те-ория систем распадается, и её единственной целью становится приданиемодного изгиба существующим теориям как средства получения денег отнаучных фондов.Развитие критического системного мышления прослеживается доформирования трёх идей (Food and Jackson, eds., 1991). Во-первых, сталоясным, что все индивидуальные системные подходы имеют свои преиму-щества и недостатки. Это помогает быть «критически насторожённым»при их применениях. Во-вторых, стало ясно, что поскольку каждыйиз них имеет свои силы и слабости, то можно получить выгоду от ис-пользования их в сочетании - понятие методологического плюрализма.В-третьих, любой подход к изменению социальной системы требует при-нять во внимание возможные социальные последствия его применения.Это особенно существенно для системного мышления, которое провоз-глашает рассмотрение «системы в целом». А критическое системноемышление взяло на себя ответственность за исследование смысла такихслов, как «эмансипация» и «улучшение» в системном мышлении.Акцент на методологическом плюрализме счастливо совмещается срастущим интересом к использованию в практике комбинаций методов,особенно в исследовании операций. Mingers and Gill (1997) редактиро-вали определяющий сборник статей по мультиметодологическому мыш-лению, в котором собраны как теоретические работы по критическомусистемному мышлению, так и по применению комбинаций методов впрактике консультантов. В результате возникло своего рода сообществозаинтересованных в критическом системном мышлении или мультимето-дологии, называйте это как хотите, которое осуществило ряд приложений.Одновременно продолжаются дебаты вокруг создания подходящего тео-ретического базиса для методологического плюрализма - Midgley (2000)с «пограничной критикой», Mingers (2006) с «критическим реализмом»,Jackson (2000, 2003) с «креативным холизмом».Наконец, необходимо упомянуть два системных подхода, которые досих пор мало обсуждались в академической среде, но имели заметноевлияние на практику.«Работа с системой в целом» («Whole Systems Working») существенноповлияла на область здравоохранения и социального обеспечения. Hudson(2006) описал это как «процесс вовлечения всех стейкхолдеров про-блемной ситуации в обсуждение изменения оказания услуг - все сторо-ны вовлекаются в раздумья о том, как работает вся система оказанияуслуг, вместо сосредоточения только на собственной роли».Системное мышление Вангарда комбинирует аспекты ПСМ, скупого(lean) мышления и теории вмешательства в доставки, позиционируя себя(Seddon, 2003) как «метод для достижения идеала, к которому стре-мятся многие менеджеры: обучающаяся, инновационная, адаптивная,энергичная организация. Он предоставляет средства для развития адап-тивной организации, ориентированной на интересы пользователей».Этот подход довольно широко используется в общественном секто-ре, где он сурово критикует существующие методы работы и приводитмногочисленные примеры лучших действий (Seddon, 2008).Оба подхода дают предметный урок того, как сравнительно простые(но не упрощающие) комбинации системных идей могут очень сильноповлиять на улучшение практики управления и эффективность организа-ции (Jackson, Johnston, Seddon, 2008).ЗАК ЛЮЧЕНИЕИО и ПСМ имеют много общего. Они возникли примерно в одно вре-мя, и их сообщества часто взаимодействуют. Их рез

Ключевые слова

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Джексон М.С.Гулльский университет, ВеликобританияM.C.Jackson@hull.ac.uk
Всего: 1

Ссылки

Ackoff R.L. (1979). Resurrecting the future of operational research // J. Opl. Res. Soc. 30. P. 189-200.
Ackoff R.L. (1981). Creating the Corporate Future. New York. Wiley.
Ackoff R.L., Gharajedaghi J. (1996). Reflections on systems and their models // Systems Research and Behavioral Science. 13. P. 13-22.
Barnard C. (1938). The Functions of the Executive., Cambridge, MA: Harvard University Press
Beer S. (1972). Brain of the Firm. London: Allen Lane.
Beer S. (1979). The Heart of Enterprise. Chichester: Wiley.
Beer S. (1981). Brain of the Firm. 2nd ed. Chichester: Wiley.
Beer S. (1994). Beyond Dispute: The Invention of Team Syntegrity. Chichester: Wiley.
Boulding K.E. (1956). General systems theory - the skeleton of science // Man Sci. 2. P. 197-208.
Checkland P.B. (1978). The origins and nature of «hard» systems thinking //J. Appl. Sys. Anal. 5. P. 99-110.
Checkland P.B. (1981). Systems Thinking, Systems Practice. Chichester: Wiley.
Checkland P.B. (1989). Soft systems methodology. In Rational Analysis for a Problematic World // J. Rosenhead (ed). Chichester: Wiley. P. 71-100.
Checkland P.B., Poulter J. (2006). Learning for Action: A Short Definitive Account of Soft Systems Methodology. Chichester: Wiley.
Cilliers P. (1998). Complexity and Postmodernism: Understanding Complex Systems. London: Routledge.
Eden C., Ackermann F. (2001). SODA - the principles // In Rational Analysis for a Problematic World Revisited / J. Rosenhead and J. Mingers (eds.). Chichester: Wiley. P. 21-41.
Emery F.E., Thorsrud E. (1969). Form and Content in Industrial Democracy. London: Tavistock.
Emery F.E., Thorsrud E. (1976). Democracy at Work. Leiden The Netherlands: Nijhoff Social Sciences Division.
Espejo R., Harnden R.J. (eds.) (1989). The Viable System Model: Interpretations and Applications of Stafford Beer's VSM. Chichester: Wiley.
Espejo R., Schwaninger M. (eds.) (1993). Organizational Fitness: Corporate Effectiveness through Management Cybernetics. New York: Campus Verlag.
Flood R.L., Jackson M.C. (eds.) (1991). Critical Systems Thinking: Directed Readings. Chichester: Wiley.
Forrester J.W. (1969). Principles of Systems. Cambridge, MA: Wright-Allan Press.
Forrester J.W. (1971). World Dynamics. Portland, Oregon: Productivity Press.
Gibbons M., Limoges C., Nowotry H. et. al. (1994). The New Production of Knowledge: the Dynamics of Science and Research in Contemporary Societies. London: Sage.
Gleick J. (1987). Chaos: the Making of a New Science. London: Abacus.
Gyllenhammer P. (1977). People at Work. Reading, MA: Addison-Wesley.
Hammond D. (2003). The Science of Synthesis. Colorado: University Press.
Harnden R.J. (1989). Outside and then: an interpretive approach to the VSM // In The Viable System Model / R. Espejo and R.J. Harnden eds. Chichester: Wiley. P. 383-404.
Hill P. (1971). Towards a New Philosophy of Management. Epping: Gower Press.
Hoos I. (1972). Systems Analysis in Public Policy: a Critique. Berkeley: University of California Press.
Hudson J. (2006). Whole Systems Working: A Guide and Discussion Paper. Care Services Improvement Partnership, Integrated Care Network (downloadable from www.icn.csip.org.uk).
Jackson M.C. (1982). The nature of soft systems thinking: the work of Churchman, Ackoff and Checkland // J. Appl. Sys. Anal. 9. P. 17-28.
Jackson M.C. (2000). Systems Approaches to Management. New York: Kluwer/ Plenum.
Jackson M.C. (2003). Systems Thinking: Creative Holism for Managers. Chichester: Wiley.
Jackson M.C. (2006). Beyond problem structuring methods: reinventing the future of OR/MS // JORS. 57. P. 868-878.
Jackson M.C., Johnston N., Seddon J. (2008). Evaluating systems thinking in housing // JORS. 59. P. 186-197.
Kast F.E., Rosenzweig J.E. (1981). Organization and Management: A Systems and Contingency Approach, 3rd ed. New York: McGraw-Hill.
Katz D., Kahn R.L. (1966) (2nd edition 1978). The Social Psychology of Organizations. New York: Wiley.
Lane D. (2000). Should systems dynamics be described as a 'hard' or 'deterministic' systems approach // Systems Research and Behavioral Science. 17. P. 3-22.
Mason R.O., Mitroff I.I. (1981). Challenging Strategic Planning Assumptions. Chichester: Wiley.
Midgley G. (2000). Systemic Intervention: Philosophy, Methodology and Practice. New York: Kluwer/Plenum.
Miller J.G. (1978). Living Systems. New York: McGraw-Hill.
Mingers J.C. (1995). Self-Producing Systems: Implications and Applications of Autopoiesis. New York: Plenum.
Mingers J.C. (2006). Realising Systems Thinking: Knowledge and Action in Management Science. New York: Springer-Verlag.
Mingers J.C., Gill A. (eds.) (1997). Multimethodology - the Theory and Practice of Combining Management Science Methodologies. Chichester: Wiley.
Miser H.J. (ed.) (1995). Handbook of Systems Analysis: Cases. New York: Wiley.
Miser H.J., Quade E.S. (1985). Handbook of Systems Analysis: Overview of Uses, Procedures, Applications and Practice. North, Holland; New York.
Miser H.J., Quade E.S. (1988). Handbook of Systems Analysis: Craft Issues and Procedural Choices. New York: Wiley.
Roethlisberger F.J., Dickson W.J. (1956). Management and the Worker: an Account of a Research Program Conducted by the Western Electric Company, Hawthorne Works, Chicago. Cambridge (Mass.): Harvard University Press.
Rosenhead J., Mingers J.C. (eds.) (2001). Rational Analysis for a Problematic World Revisited, 2nd ed. Chichester: Wiley.
Seddon J. (2003). Freedom from Command and Control. Buckingham: Vanguard Education Ltd.
Seddon J. (2008). Systems Thinking in the Public Sector. Axminster: Triarchy Press.
Senge P.M. (1990). The Fifth Discipline: the Art and Practice of the Learning Organization. London: Random House.
Stacey R.D. (1993). Strategic Management and Organizational Dynamics. London: Pitman.
Stacey R.D. (1996). Complexity and Creativity in Organizations. San-Francisco: Berret-Kohler.
Stacey R.D. (2000). Complexity and Management: Fad or Radical Challenge to Systems Thinking? London: Routledge.
Stacey R.D. (2003). Strategic Management and Organizational Dynamics, 4th ed. Harlow: Prentice Hall.
Tranfield D., Starkey K. (1998). The nature, social organization and promotion of management research: towards policy // British Journal of Management. 9. P. 341-355.
Trist E.L., Bamforth K.W. (1951). Some social and psychological consequences of the long wall method of coal-getting // Human Relations. 4 (3).
Ulrich W. (1983). Critical Heuristics of Social Planning. Bern: Haupt.
Vennix J.A.C. (1996). Group Model Building: Facilitating Team Learning Using System Dynamics. Chichester: Wiley.
Vickers G. (1965). The Art of Judgement. London: Chapman and Hall.
Bertalanffy L. von (1950). The theory of open systems in physics and biology // In Systems Thinking / F.E. Emery, ed. Harmondsworth: Penguin. P. 70-85.
Bertalanffy L. von (1968). General System Theory. Harmondsworth: Penguin.
Wheatley M.J. (1992). Leadership and the New Science: Learning about Organization from an Orderly Universe. San-Francisco: Berret-Kohler.
 Системному мышлению в менеджменте - пятьдесят лет | ПУСС. 2011. № Том 2. Выпуск 4.

Системному мышлению в менеджменте - пятьдесят лет | ПУСС. 2011. № Том 2. Выпуск 4.

Полнотекстовая версия