От данных к мудрости | ПУСС. 2011. № Том 2. Выпуск 4.

От данных к мудрости

Президентское обращение к Международному обществу общесистемных исследований (ISGSR).

From Data to Wisdom.pdf Введени еОбычно от президентского обращения ожидают мудрых слов. Если выэтого ожидаете, вы будете разочарованы. В данном тексте мало мудрых слов,но много слов о мудрости. В этом случае обращения к мудрым недостаточно.Мудрость находится на вершине иерархии типов содержания челове-ческого разума. Ниже следуют: понимание, знание, информация и в са-мом низу - данные. Каждый из них включает сведения из всех нижнихуровней - например, не может быть мудрости без понимания и понима-ния без знания. И при всём этом у меня сложилось впечатление, что всреднем сорок процентов ума людей занято данными, тридцать процен-тов - информацией, двадцать процентов - знаниями, десять процентов -пониманием, а для мудрости практически нет места. Такое распределе-ние ментального пространства особенно наглядно проявляется в умах на-ших политических лидеров и тех, кто им помогает.Современные менеджеры систем тонут в море символов, изрыгаемыхсовершенными компьютерными информационными системами для ме-неджмента (MIS, Management Information Systems). Более замысловатыекомпьютерные системы знаний пока ещё молоды. Системы порождениямудрости ещё не родились. Что должны содержать такие системы?Именно на этот вопрос я попытаюсь ответить.Cи стемы подд ержки менеджмент а (MIS)Данные - это символы, представляющие свойства объектов, событийи их окружения. Это результаты наблюдений. Наблюдать означает ощу-щать. Технология ощущений, её инструментализация, конечно, высокоразвита у человека от природы. Информация, как уже отмечалось, извле-кается из данных с помощью их анализа, во многих аспектах которогокомпьютеры превосходны.Данные, подобно железной руде, не имеют ценности, пока они непреобразуются в соответствующую полезную форму. Поэтому разницамежду данными и информацией не структуральная, а функциональная,данные обычно редуцируются при их преобразовании в информацию.Информация состоит из описаний, ответов на вопросы, начинающие-ся с таких слов, как кто, что, где, когда, сколько. Информационные си-стемы генерируют, запоминают, извлекают и обрабатывают данные. Вомногих случаях обработка носит статистический или арифметическийхарактер. В любом случае информация выводится из данных*.Около двадцати лет назад я определил пять ошибочных предположе-ний, которые лежат в основе большинства компьютерных информацион-ных систем для менеджмента. Я считаю, что они и сегодня ответственныза продолжающиеся неудачи большинства этих систем удовлетворитьпотребности менеджеров, которым они призваны служить. Вкратце этиневерные предположения таковы:Первое: Больше всего менеджеры нуждаются в получении как можнобольше полезной информации. Это неверно: менеджерам нужно получатькак можно меньше бесполезной информации. Многочисленные исследо-вания, включая и мои собственные, показывают, что большинство менед-жеров страдают от перегрузки информацией, и по мере её увеличения,количество информации, используемое ими для принятия решений, вреальности уменьшается. Большинство менеджеров не в состоянии про-честь все получаемые рукописные и печатные материалы, даже если онипосвятят всё своё рабочее время их прочтению. Более того, более поло-вины получаемых данных и информации вообще не нужны. Тем не ме-нее очень немногие информационные системы преодолевают «тираниюбольшинства». Следовательно, отсев бесполезной информации и отборполезной информации - это две наиболее требуемые менеджерами услуги.Исследования показали, что даже хорошие научные тексты могут бытьсокращены на две трети без потери содержания, а плохие научные текстыможно сократить на все сто процентов без потери содержания. Несмотряна всё это, фильтрация и конденсация информации редко предоставляютсякомпьютеризованными информационными системами для менеджмента.*Основной операцией превращения данных в информацию является класси-фикация, в результате которой многомерное разнообразие данных упрощенноотображается разнообразием конечного числа классов близких, подобных дан-ных, т.е. моделью состава данных. - Примеч. пер.Второе предположение таково: Если менеджеры получат информа-цию, которую они хотят, они станут работать лучше. Квалификацияхороших менеджеров заключается в их способности эффективно управ-лять системами, которых они не понимают. Они делают это с преоблада-нием интуиции над рациональным мышлением, хотя и со значительнымучётом рациональности.Здесь уместен древний афоризм: Чем лучше понято явление, темменьше нужно переменных для его описания. (Вспомните, Е = mc2). Виной форме этот принцип гласит: Чем менее понятно явление, тем боль-ше переменных требуется для его объяснения. Именно поэтому боль-шинство менеджеров на вопрос, какая информация им нужна, отвечают:«вся, любая». И когда «всё» предоставляется менеджеру, который и безтого страдает от перегрузки, количество информации, нуждающейся впереработке, только увеличивается.Третье ошибочное предположение таково: Если менеджерам датьинформацию, которая им нужна, а не ту, которую они хотят, они ста-нут работать лучше. Единственное условие, при котором мы знаем, ка-кая информация нам нужна для решения проблемы, это когда мы имеемполное понимание системы-носителя проблемы, её окружающей среды иих взаимодействий. Случаи, когда такое полное понимание имеет место,очень редки. Когда оно существует, решение могут найти учёные, у ко-торых больше времени (и меньше зарплата), чем у менеджеров. Поэтомуесли мы знаем всю информацию, которая нужна для решения проблемы,менеджер вообще не нужен для её решения. Привлекать его для этого -пустая трата его времени.Четвёртое ложное предположение: Чем больше общей информацииимеют менеджеры в организации, тем лучше будет функционироватьорганизация. Это верно только в том случае, если между менеджераминет конфликтов. Нередко конфликты между менеджерами в одной орга-низации более остры, нежели конфликты с конкурирующими организа-циями. Способность участников конфликта нанести ущерб противникуповышается при увеличении информации о нём. «Идеальная война» - этокогда ни одна сторона не имеет никакой информации о противнике.Пятое, и последнее, неверное предположение: Менеджеры, пользующи-еся услугами информационной системы, не обязаны понимать, как эта си-стема работает, им достаточно лишь знать, как ею пользоваться. Про-блема в том, что проектировщики и операторы систем, даже те, которыепонимают свою систему, не понимают менеджмента. А без такого понима-ния они не могут определить полезность и степень точности и надёжностиинформации, необходимой менеджеру, и поэтому они часто предоставляютему дезинформацию. По существу, эти проектировщики и операторы «за-водят» системы и их руководителей, не подозревающих об этом.Из-за распространённости всех этих предположений большинство ме-неджеров предпочитают иметь своими информационными системами се-кретарш и советников. (В оригинале - игра слов: most managers would ratherhave their information systems in the form of a Miss or Ms. than an MIS.)Си стемы зн ани йЗнание есть «ноу-хау», например о том, как система работает. Знаниепозволяет преобразовать информацию в инструкции. Оно делает возмож-ным контроль над системой. Управлять системой означает заставить еёдействовать более эффективно. Увеличить эффективность означает либоувеличить вероятность производства желательного результата при задан-ных ресурсах, либо уменьшить количество ресурсов для производстварезультата с заданной вероятностью. Все системы управления имеют всвоём составе системы знаний*.Знание может быть обретено двумя путями: либо передачей его от тех,кто им обладает, либо извлечением его из собственного практическогоопыта. В любом случае приобретение знания есть обучение. Когда про-граммируются компьютеры, они «обучаются», как сделать что-то. Болеетого, когда Клод Шеннон создал свою электронную мышь, отыскиваю-щую выход из лабиринта, компьютеры стали программироваться на обу-чение из опыта, но это был простейший тип обучения.Компьютерные экспертные системы - это системы знаний, которыесодержат знания эксперта, запрограммированные в них. Редко это обуча-ющиеся системы, т.е. способные самостоятельно обучаться. Способностьсамостоятельно накапливать знания называется интеллектом. К сожале-нию, многие системы, называемые «интеллектуальными», не обладаюттакой способностью и, следовательно, именуются неверно.Обучение субъекта имеет место, когда эффективность его деятельностивозрастает со временем или с числом опытов при постоянных условиях.Если же внешние условия меняются - например, когда на стрельбище на-чинает дуть сильный ветер - необходимо учиться заново, чтобы сохранитьили повысить точность стрельбы. Такое обучение называется адаптацией.Обучение и адаптация происходят методом проб и ошибок, т.е. пу-тём систематического обнаружения ошибки и её исправления. Диагноззаключается в установлении причины появления ошибки, а предписаниеесть инструкция по её исправлению. Систематическое обучение и адап-тация требуют понимания ошибки, узнавания, почему она произошла, икак её исправить.* Знание - это сведения о связях между компонентами информации, обна-руженные закономерности, т.е. модель структуры (группированных) данных. -Примеч. пер.Си стемы пони мани яСистемы, которые генерируют понимание в целеустремлённых систе-мах и тем самым поддерживают и ускоряют их обучение и адаптацию,действительно существуют, но обычно это человеко-машинные системы.На сегодня они не могут быть полностью автоматическими. Хотя есть ав-томаты, используемые для диагностики работы механизмов, они не годят-ся для применения к биологическим и социальным системам. Поэтомусистемы поддержки менеджмента, генерирующие понимание, требуютучастия человека. Такие системы должны быть способны обнаруживатьошибки, определять их причины и способы их исправления. Я описал та-кую систему в 6-й главе моей книги Creating the Corporate Future (естьрусский перевод: Планирование будущего корпорации. М.: Прогресс,1985. - Примеч. пер.). Мы с моими коллегами из ИНТЕРАКТа разрабаты-вали или руководили разработкой таких систем в ряде корпораций, вклю-чая Anheuser-Bush, Kodak, ALAD (Armco's Latin American Division).Обучение и адаптация, так же как знание и понимание, фокусируют-ся на efficiency, а не на effectiveness*. Оба вида эффективности связаны сконечной целью (или целями). Однако ценность этой цели существеннапри определении эффективности по цели, а при определении эффектив-ности по средствам важна лишь ценность средств. Эффективность пове-дения в целом есть функция обоих типов эффективности.Теперь я могу сформулировать критическое утверждение: Интеллектесть способность увеличивать эффективность по средствам; мудростьесть способность увеличивать эффективность по цели.Разница между эффективностями по средствам и по целям, котораяотличает мудрость от понимания, знания и информации, находит отраже-ние в различии между ростом и развитием. Рост не обязательно связан сувеличением ценности, значимости, а развитие - связано. Развитие явля-ется процессом, увеличивающим мудрость. И обратно: система, порож-дающая мудрость, способствует развитию.А теперь, чтобы определить характеристики системы мудрости, я дол-жен определить «развитие» и сформулировать условия, необходимые дляего осуществления.Рост и развити еРост и развитие - не одно и то же. Рост может происходить и вместе сразвитием, и без него; и развитие может происходить как одновременно с* В английском языке разными словами обозначены «эффективность по до-стижению промежуточных целей, т.е. в использовании средств достижения ко-нечной цели» - efficiency и «эффективность в достижении самой конечной цели» -effectiveness. В дальнейшем будем переводить эти термины как «эффективностьпо средствам» и «эффективность по цели». - Примеч. пер.ростом, так и без него. Колония клеток может расти без развития, человекможет развиваться без роста. Развитие не определяется тем, что субъектимеет. Это - процесс, в котором субъект увеличивает свои способность ижелание удовлетворять собственные нужды и законные желания и нуж-ды и законные желания других. Законное желание - это такое, исполнениекоторого не уменьшает свои шансы и шансы других на удовлетворение лю-бых их нужд или (законных) желаний. Таким образом, это желание, испол-нение которого не препятствует исполнению законных желаний других.Скажем иначе: развитие является увеличением способностей, потен-циала, а не приобретением имущества. Это больше относится к тому, какмного может быть сделано с тем, что уже имеется, чем к тому, как многоэтого имеется. Это вопрос обучения, приобретения знаний, а не приоб-ретения материальных благ, и больше отражается на качестве жизни, не-жели на уровне жизни. Робинзон Крузо лучший пример развития, чеммиллиардер Дж. Пирпоунт Морган.Это не означает, что то, сколькими благами обладает субъект, не име-ет отношения к его развитию; очень даже имеет. Насколько люди могутна деле улучшить качество их жизни, зависит не только от их желаний испособностей, но и от имеющихся у них ресурсов.Поскольку развитие состоит в расширении желаний и способностейсубъекта, оно не может быть сделано кем-то извне для субъекта вместо негои не может быть насильственно навязано ему. Нельзя развить другого для иза него, но можно поощрять, помогать, способствовать развитию другого.Способность неограниченно удовлетворять свои и других нужды и же-лания можно назвать омникомпетенцией (всемогуществом). Это необхо-димый идеал каждого, кто в чём-то нуждается или чего-то хочет, потомучто нужда и желание должны сопровождаться желанием удовлетворитьих. Таким образом, обладание омникомпетенцией означает способностьудовлетворить все другие желания, даже осуществление любых идеалов.По этой причине я называю её метаидеалом. Тогда развиваться означаетосуществлять прогресс в направлении метаидеала.Обратите внимание, что в омникомпетенции исчезает различие междуцелями и средствами: конечные цели состоят из совершенных средствудовлетворения любых законных желаний.Социальные системы - общества, институты, корпорации, другиетипы организаций - создаются людьми, чтобы посредством этих системдостигать свои цели. При этом целевые функции социальных систем,как определили еще древнегреческие философы, бывают четырёх типов:производить истину, блага, добро и красоту.1. Стремление к истине является научной и технологической функциейобществ. Оно состоит в поощрении и обеспечении производства информа-ции, знания и понимания, необходимых индивидам, чтобы избрать наиболееэффективные средства и создать средства, которые ещё более эффективны.2. Стремление к благам является экономической и образовательнойфункцией обществ. Оно состоит в поощрении и обеспечении наличия ре-сурсов, необходимых для достижения целей. Это включает производствои распределение таких ресурсов - обеспечение их наличия, обеспечениеосведомлённости об их доступности, предоставление доступа к ним, за-щита от нецелевого их присвоения.3. Стремление к добру является морально-этической функцией об-ществ. Оно направлено на устранение внутренних конфликтов индиви-дов (духовное умиротворение, мир в умах), конфликтов между индиви-дами (мир на Земле) и на осуществление сотрудничества между людьми.Пока не будут устранены личные и межличностные конфликты и не бу-дет установлено межличностное сотрудничество, прогресс в достижениимногих целей невозможен.Деятели в сфере этики и морали традиционно придерживаются двухподходов в своём стремлении к добру: один - абсолютный, другой - от-носительный.Аб солютиви стский подход в эти ке и моралиПри абсолютивистком подходе к этике и морали формулируютсяправила поведения, следование которым считается сотворением добра.Десять заповедей, Золотое правило, Категорический императив Канта -примеры. При сведении морально-этического суждения до проверки сле-дования правилу такие суждения сводятся к дихотомии добра и зла. Нетничего «между» ними. Это неизбежно порождает морально-этическиедилеммы. До сих пор не сформулирован набор морально-этических пра-вил, который не приводил бы к неразрешимым проблемам. Это вернодаже для Десяти заповедей. Например, бывают моменты, когда правила«почтительно относиться к родителям» и «говорить им только правду»оказываются в противоречии.Но существуют ещё большие трудности с определением добра какследования набору правил, каковы бы они ни были. Кто определяет ис-тинность правил? Обычный ответ - «Бог». Какие подтверждения мы име-ем того, что те, кто говорит от Его имени, имеют право на это? Как намучитывать несогласованность правил, выведенных из разных концепцийБога? Как определить, какой из богов настоящий?В качестве альтернативного первоисточника истин предлагается со-знание, но и это не приводит к лучшим ответам на эти вопросы. Чьё со-знание? И как нам быть, если заповеди от разных сознаний противоречатдруг другу? И т.д.Требуется иной подход к этике и морали, который основан не на сле-довании правилам поведения, а на самом способе вынесения решений, напроцессе, а не на продукте процесса. Иначе говоря, я предлагаю считатьрешение этичным / моральным по характеристикам не того, что былосделано, а того, как было принято решение сделать это.Определение морально-этического процесса должно ответить на двавопроса: «Кто должен участвовать в этом?» и «Как они должны в этомучаствовать?»«Процессные принципы», которые я предлагаю, идеальны и, следова-тельно, недостижимы, но допускают непрерывное приближение к ним.Первый принцип таков: В принятии решения должны участвовать всете, кого решение непосредственно коснётся (стейкхолдеры решения).Понятие «стейкхолдер» знакомо в корпоративных кругах, оно менеезнакомо публике. В корпорациях стейкхолдерами считаются работники,акционеры, кредиторы, заёмщики, поставщики, потребители, правитель-ство и публика (члены сообщества, взаимодействующие с корпорацией).Конкуренты не входят в это число, потому что корпорация влияет на нихне прямо, а косвенно, через поведение пользователей, поставщиков и др.*Очевидно, что число стейкхолдеров для некоторых корпоративных ре-шений достигает миллионов, и вовлечь их всех в принятие решений невоз-можно практически. Это та же проблема, с которой сталкиваются демокра-тические правительства: невозможно проводить референдумы по каждомувопросу, требующему принятия решения. Для всех внутренних стейкхол-деров корпорации проблема может быть решена с помощью того, что я на-зываю «циркулярной организацией», в которой каждый член организацииможет принимать участие в выработке решения, касающегося его самого.(Схема такой организации описана в гл. 9 книги: Акофф Р. Менеджмент вХХI веке. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2008). Циркулярная организация охва-тывает не всех внутренних стейкхолдеров, а включает их представителей.Это не сильно отличается от современной практики включения представи-телей акционеров в советы корпораций. Но это требует включения пред-ставителей всех внутренних стейкхолдеров. Всё более растёт число кор-пораций, включающих таких представителей в состав своих советов илисоздающих специальные советы, состоящие из большого числа представи-телей стейкхолдеров конкретного типа, например потребителей, менедже-ров оптовой или розничной торговли продукцией корпорации.Есть ещё одна группа стейкхолдеров, большая, чем все остальныевместе взятые, и которая почти всегда игнорируется: будущие поколения.Они могут быть наиболее серьёзно затронуты тем, что делается сейчас.Как можно учесть их интересы, если мы не знаем, какими эти интересы* В системном анализе стейкхолдерами называют всех существенных участ-ников рассматриваемой проблемной ситуации. - Примеч. пер.будут? Однако мы точно знаем одну вещь, в которой они будут заинте-ресованы: принятие своих собственных решений, а не принятие нами ихрешений за них.Будущим поколениям должны быть предоставлены право и возмож-ность принимать свои собственные решения. Это требует сохранять заними возможность выбора. Мы не должны принимать решений, которыебы ограничивали диапазон возможных решений в будущем; но мы посто-янно именно так и поступаем. Во многих своих решениях мы не учитыва-ем даже своих собственных будущих интересов. Короче говоря, когда мывообще рассматриваем морально-этические ценности, то обычно ограни-чиваемся рассмотрением краткосрочных перспектив и жертвуем при этомдолгосрочными. Лишь мудрые обладают способностью находить эффек-тивный баланс кратко- и долгосрочных интересов. Нам нужен принципдля нахождения такого баланса. Я вернусь к этому вопросу после рас-смотрения релятивистского подхода к этике, поскольку в нём возникаетточно такая же необходимость.Релятиви стская эти ка и моральАльтернативой абсолютивистской этике является этика релятивист-ская, или инструментальная. Она утверждает, что добро есть то, что сра-батывает. Это сводит добро к эффективности по средствам и поднимаетряд вопросов, на которые так же трудно ответить, как и на вопросы, воз-никающие в абсолютивисткой этике. Например, чья оценка должна пре-валировать, если то, что хорошо для одного, является плохим для друго-го? Если некоторое действие является хорошим для краткосрочной цели,но плохим для долгосрочной, или наоборот, какая оценка должна преоб-ладать, или как нужно учитывать их обе? Поскольку каждая цель являет-ся средством для более общей цели, мы с релятивистской этикой придёмк неразрешимой трудности, если только не существует единая конечнаяцель, которую все ценят превыше всего. Если такая цель существует, то впринципе все оценки должны делаться по отношению к ней.Я уже отмечал, что желание чего-то неизбежно сопровождается же-ланием способности осуществить это желание. Следовательно, желаниеувеличить свою способность достичь желаемого является универсаль-ным, и это рационально, т.е. тавтологично - так, поскольку это следуетиз природы вообще желания, а не из того, что желается. Следовательно,способность удовлетворить любое желание, омникомпетенция, являетсянедостижимым идеалом, но к которому можно без конца приближаться.Она является метаидеалом, поскольку её достижение означало бы спо-собность реализации любого другого идеала.В таком случае омникомпетенция (всемогущество) является конечнымдобром. Мудрость есть способность оценивать любой выбор по степенипрогресса в продвижении к этому метаидеалу, которое (продвижение)этот выбор сделал возможным. Это есть способность видеть одновремен-но и долго-, и краткосрочные последствия любого действия и оцениватьих относительно этого идеала.4. Стремление к красоте является эстетической функцией обществ.Это менее всего понятное из четырёх требований развития. Например,большинство согласится с тем, что, по крайней мере, развитые обществасовершили значительный научный, технологический, экономический иобразовательный прогресс. Намного меньше, но всё же многие согласят-ся, что происходит также прогресс в области морали и этики. Однако врядли кто станет утверждать, что мы совершили заметный эстетический про-гресс: что мы можем производить лучшее искусство или больше ценитьестественную или искусственную красоту, чем наши предки.Стремление к красоте направлено на создание таких идеалов, которыевдохновляют на желание обладать ими, и само участие в соприкоснове-нии с красотой является наградой.В своём творении «Республика» Платон истолковал искусство какпотенциально опасный возбудитель, могущий угрожать стабильностиобщества. Он считает, что искусство вызывает неудовлетворённость су-ществующим порядком вещей и тем самым нарушает status quo. Поэтомуон рассматривал искусство как источник неприятностей (вроде занозы втеле) для своего совершенного государства, утопичной Республики.Для большинства из нас такое общество не кажется идеальным. Мыпредпочитаем государство, в котором было бы несчётное множество про-блем, требующих решения, и неисчислимое количество желаемых целей.Мы получаем не меньше удовольствия от процесса стремления к решени-ям и целям, чем от их достижения. Следовательно, для нас идеальное го-сударство не то, в котором у нас есть всё, а то, в котором всегда есть чегоещё добиваться и в котором мы имеем возможность и желание делать это.Наше понимание утопии динамично, а не статично, как у Платона.В противоположность Платону Аристотель понимал искусство каксредство, снижающее неудовлетворённость, и, следовательно, порож-дающее стабильность и согласие. Он считал искусство чем-то таким, отчего человек получает непосредственное удовольствие, здесь и сейчас.Где Платон видел в искусстве разрушительное (creation), Аристотель ви-дел созидательное (recreation).Эти очевидно противоречивые взгляды на искусство на самом деледополняют друг друга: они рассматривают разные аспекты одного и тогоже. Recreation (отдых, развлечение) - это получение удовольствия изтого, что мы делаем, независимо от того, зачем мы это делаем, это еговнутренняя ценность. Оно предоставляет «паузу для отдыха», восстанав-ливая тем самым силы для дальнейших трудов. Мы не можем совершатьнепрерывное продвижение к идеалам, которых мы никогда не достигнем,если на пути не будет периодов «выплаты зарплаты». Искусство такжевдохновляет нас на дальнейшие усилия в продвижении вперёд. Это при-даёт всему, что мы делаем, смысл, внешнюю ценность.И как же всё это связано с мудростью?СТРЕМ ЛЕНИЕ К МУ ДРОС ТИИнформационные системы включают ментальные процессы сравни-тельно низкого уровня и потому могут быть в значительной степени авто-матизированы. Такие системы преобразуют данные в информацию.Компьютеризованные системы знаний требуют более высоких ум-ственных операций для накопления знаний, но ещё недостаточно высокихдля их генерации и использования. В общем они не создают знание, а на-капливают знания, созданные другими людьми. Однако некоторые из нихнаделены способностью к обучению и адаптации, приобретению знаний.Понимание предполагает вынесение диагноза и предписаний. Хотямы смогли создать автоматические диагностические системы, выдающиепредписания для механических систем, а иногда и для биологическихсистем, на сегодня прогресс в этом по отношению к психологическими социальным системам весьма незначителен. Однако принципиальныхпрепятствий к автоматизации и этой сферы нет.Информация, подобно новостям, довольно быстро стареет. Знаниеживёт дольше, хотя и оно неизбежно устаревает. Понимание представля-ется долговечным. Мудрость имеет вечную значимость для человечества(если она не утрачивается).Как уже отмечалось выше, информация, знание и понимание сосре-доточены на эффективности по средствам (efficiency). Мудрость прида-ёт дополнительную, большую ценность благодаря ментальной функции,которую мы называем суждением. Все оценки эффективности основанына логике, которая, в принципе, может быть определена, а значит - запро-граммирована и автоматизирована. Эти принципы общи и объективны.Мы можем говорить об эффективности действия безотносительно к тому,кто действует. А по отношению к суждению это не так. Ценность дей-ствия всегда зависит от того, кто действует, редко когда она одинакова длядвух исполнителей, даже если они делают одно и то же. Эффективностьпо средствам не связана с мотивами деятельности; а эффективность поцелям определяется именно этическими и эстетическими ценностями.Они являются уникальными и персональными.По крайней мере, всё это так представляется мне. Из этого я делаю вы-вод, что человек никогда не сможет создать автоматические системы, гене-рирующие мудрость. Мудрость, которая столь существенна для стремленияк идеалам, является характеристикой, отличающей человека от машин.

Ключевые слова

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Акофф Р.Пенсильванский университет, г. Филадельфия, СШАINTERA CT, Институт интерактивного менеджмента
Всего: 1

Ссылки

 От данных к мудрости | ПУСС. 2011. № Том 2. Выпуск 4.

От данных к мудрости | ПУСС. 2011. № Том 2. Выпуск 4.

Полнотекстовая версия