Миромоделирующий потенциал речевого жанра(на материале диалектной речи) | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2012. № 3 (19).

Миромоделирующий потенциал речевого жанра(на материале диалектной речи)

В статье предлагается один из способов миромоделирования диалектного дискурса через обращение к речевым жанрам и их описанию в когнитивном и дискурсивном аспектах. Названные аспекты анализа рассматриваются на материале русских говоров среднего Приобья. Исследуются типичные для диалектной коммуникации речевые жанры автобиографического рассказа и воспоминания, для которых характерна особая концептуализация памяти. Описываются ценностная картина мира и имеющие дискурсивную специфику жанрообразующие концепты «жизнь» и «работа».

World modelling potential of speech genre in dialect speech.pdf Жанроведение - относительно новое, но уже сложившееся направление всовременной лингвистике. Речевые жанры сегодня изучаются в разных ас-пектах: когнитивном, риторическом, дискурсивном, лингвокультурологиче-ском и др. Проблемы генристики решаются на материале разных языков ивариантов одного и того же языка: литературном, диалектном.Речевые жанры, предполагающие некую устойчивую основу, отражаюттот или иной фрагмент реальности, воплощенный в определенных языковыхструктурах. В зависимости от условий порождения, ситуации человек ис-пользует уже готовые структуры, обладающие миромоделирующим потен-циалом.Несмотря на то, что в науке единого понимания речевого жанра не выра-ботано, большинство современных исследователей сходятся во мнении, чторечевой жанр обладает миромоделирующим потенциалом и является полемреализации определенного спектра ценностей [1]. Таким образом, анализ ре-чевого жанра позволяет выявить определенные ключевые концепты той илииной культуры и ценностную картину мира. Соответственно, исследованиемиромоделирующего потенциала речевого жанра предполагает обращение ккогнитивной и дискурсивной парадигме анализа.Цель данной статьи состоит в выявлении миромоделирующих возможно-стей речевых жанров диалектной коммуникации. Исследование проводилосьна материале русских говоров Среднего Приобья, получивших комплекснуюлексикографическую обработку в трудах томских исследователей (более под-робно см.: [2]).Диалект представляет собой форму коммуникации, имеющую свою сис-тему речевых жанров, отличающуюся в качественном и количественном от-ношении от системы жанров литературного языка и обнаруживающую спе-цифические диалектные признаки.Одной из важнейших функций диалекта как устной формы коммуника-ции является передача культурно значимой информации от одного поколенияк другому, воплощенной в систему жанровых форм. Ядерными в этом отно-шении являются речевые жанры воспоминания и автобиографического рас-сказа.Воспоминание и автобиографический рассказ - типичные для диалектнойречи комплексные информативные речевые жанры. Оба жанра имеют ретро-спективную направленность. В речевой жанр воспоминания информантыоблекают рассказы о событиях как своего прошлого, так и прошлого семьи,страны и других событий, не касающихся их жизни. Речевой жанр автобио-графического рассказа - эгоцентричный, весь рассказ строится на воспоми-нании о себе и своем прошлом. Кроме этого, речевой жанр автобиографиче-ского рассказа может включать повествование не только о прошедших собы-тиях, но и повествование о современной жизни информанта. Безусловно, этижанры характеризуются большим количеством общих параметров, и одинжанр может включаться в состав другого. Однако наличие текстов воспомина-ний, в которых преобладает информация не только о своем жизненном пути,представляет определенную сложность в идентификации жанра. В данном слу-чае следует выделить ту или иную жанровую доминанту.В анализируемом аспекте к жанру автобиографии относятся два типа тек-стов: 1) тексты, в которых преобладает автобиографическая доминанта, - эторассказы о своей жизни в настоящем и прошлом времени; 2) тексты, в которыхповествуется о своей жизни, но включается часть воспоминаний.Тексты, в которых доминируют воспоминания о тех или иных событиях ипрактически не содержатся сведения личного характера, мы относим к текстам-воспоминаниям. Ярким признаком речевого жанра воспоминания является на-личие авторизационных показателей, указывающих на носителей информации:представителей старшего поколения, близких родственников: Старики расска-зывали; Мама сказывала.Дискурсивный анализ исследуемых речевых жанров позволяет выявить оп-ределенный набор тем, раскрываемых в речевых жанрах, определить гендерныеособенности в построении жанра, выявить характерные признаки. Анализируе-мые речевые жанры имеют устойчивую структуру с набором постоянных ипеременных параметров и имеют общие и различающие их черты. Преждевсего, отметим, что речевой жанр воспоминания и речевой жанр автобиогра-фического рассказа характеризуются определенным набором тем, которыемогут быть одинаковыми для двух жанров. Так, в речевом жанре воспомина-ния раскрываются темы, касающиеся личной жизни информанта и глобаль-ных, масштабных, социальных событий, происходивших не с ним, но имев-ших влияние на его жизнь. Это могут быть воспоминания о войне, о полити-ческих деятелях, руководителях государства. Частотными являются рассказыо прошлом села, о празднованиях, развлечениях; о важных событиях в лич-ной жизни (свадьба, рождение детей, сватовство), о посещении других горо-дов, путешествиях, «выходах» за пределы «своего» (диалектного) мира, осоциально-экономическом уровне жизни, о работе, воспоминания о человеке,о людях. В коммуникативный фокус попадают циклично повторяющиесясобытия, организующие деревенскую жизнь: покос, молотьба, охота, рыбал-ка, заготовка орехов, обряды: Работали с малого до старого... Сам работалв трехупряжке. Лен дергали, хлеб вручную пололи, когда еще лет по 7-8 бы-ло... Помню в 37-м много хлеба: отец, мать, старший брат - все работали вколхозе....В речевом жанре автобиографического рассказа существует особый сце-нарий, фиксирующий набор тем: это сообщения о дате и месте рождения, ородителях, сестрах, братьях, о возможных перемещениях, переездах семьи, особытиях в личной жизни, о сферах деятельности, о детях, их судьбе, о жизнив настоящее время.Гендерное описание речевых жанров дает возможность увидеть темати-ческую специфику, особенности жанрового структурирования, набор жиз-ненных ценностей, гендерно маркированных. Мужские тексты характеризу-ются большей детализацией информации о работе, о войне, меньшая частьвысказываний посвящена теме семьи. Женщины главным образом расска-зывают о создании семьи, о жизни семьи, о работе. Их тексты содержатбольшее количество оценочных высказываний. Мужские тексты являются вбольшой степени фактологическими и характеризуются точностью за счетиспользования географических названий, дат с указанием года, дня, месяцатого или иного события.Миромоделирование проявляется в специфике самой коммуникативнойситуации. Рассказывая о том или ином событии прошлого, информант пыта-ется его представить таким образом, будто это событие происходит здесь исейчас: А потом, когда началась война, меня вызывают в контору и говорят:«Вот, девочка, ты пойдешь помощником капитана. Как мне эта профессиянравилась! «Ну что ж, - говорю, - пойду». И пошла к такому капитану (Том.Колп.); Мы с Гришкой спали, товарищи коммунисты пришли ночью, у насподушки из-под голов повытаскали, вот раскулачивать так раскулачивать, япроснулся - какие-то узлы под головой, Гришка встал тоже, смотрим: по-душки нет ни у него, ни у меня, ха! куда девалось? мама тут является, гово-рит: «А ночью коммунисты были ...» (Том. Первомайск.).Происходит совмещение ситуации-темы общения с ситуацией текущегообщения. В этом заключается одна из специфических черт диалектного об-щения [3]. Поэтому в текстах-воспоминаниях часто используются, перемежа-ясь, глаголы в форме прошедшего и в форме настоящего времени. Такоеналожение временных пластов влечет за собой и пространственные совме-щения.Пространство и время - две важнейшие категории, воплощенные в иссле-дуемых жанрах. Это координаты, в которых существуют человек и окру-жающий его мир, с помощью которых человек определяет свое место в мире,идентифицирует себя и «моделирует» мир во время рассказа.Человек находится одновременно в пространстве и времени своей жизнии в «большом» пространстве и времени: в рассказах-воспоминаниях наблю-дается переплетение индивидуальной и общей истории (истории страны).Рассказ-воспоминание и автобиографический рассказ требуют постоянногопереключения временных пластов: от настоящего к прошлому, от прошлогок настоящему, от близкого прошлого к более далекому прошлому (давнопрошедшему). Такая смена времен обычно происходит через членение жиз-ненного пути человека на временные отрезки, выражаемые посредством чис-лительных, местоимений, наречий, существительных (раньше, позже, тогда,сейчас, год, день, месяц, время, пора и др): В сороковом году у меня девчонканародилась, а через восемь месяцев война началась... (Том. Бат.); Ну пришлапора на пенсию уходить, а на пенсию не оформляют, стаж неполный... (Том.Б. Яр).В высказываниях используются не только лексические единицы со значе-нием темпоральности, точные даты, обозначающие год, месяц того или ино-го события, но и различные описательные обороты с семантикой времени:Уже после смерти маминой, дед к нам реже ходил... (Том. Тогур); Родился яи почти всю свою жизнь прожил в этом селе (Том. Бат.). Мерилом временимогут служить события личной жизни говорящего: В год, когда мне замужвыйти, я два куля смородины насушила и два сырой набрала... (Том. Колп.).Измерение времени осуществляется через общие события, значимые длявсего социума, оказавшие влияние на ход жизни каждого человека: Как нача-лась война, меня послали в школу специальну, на командира учиться... (Том.Никольск.); Прожила я всю жизнь в колхозе этом, а в пятьдесят третьемгоду я ушла из колхоза, как Сталин умер, вот... (Том. Б. Яр).Для обозначения времени используются двойные номинации: точная да-тировка события и название праздника: А я с пятнадцатого, мне вот семь-десят три исполнится двадцать первого ноября, в Михайлов день (Том.Зыр.).Г.В. Калиткина указывает на континуальную и точечную интерпретациюявлений действительности, переживаемых или уже пережитых индивидом.Исследователь отмечает, что «...в силу своей значимости для говорящего не-кие факты / состояния / феномены жизни, независимо от их единичности /повторяемости, интерпретируются как маркёры локализации во временномпотоке, при этом ничем не отличаясь от собственно лексических временныхмаркёров» [4. С. 88].Анализ категорий времени и пространства сквозь призму речевых жан-ров позволяет выявить способы структурирования мира в сознании диалек-тоносителей посредством членения на фрагменты с помощью временныхмаркеров, избирательности запоминаемых и вновь переживаемых событий.Особая концептуализация памяти является характерной для обоих рече-вых жанров. Все, о чем сообщает диалектоноситель, находится в ментальномпространстве - в памяти. Поэтому, выстраивая текст, информанты так частоиспользуют глаголы «помнить», «вспомнить» и конструкции со словом «па-мять». Н.А. Николина отмечает, что единицы семантического поля «память»в автобиографических текстах являются конструктивным жанрообразующимэлементом. Эти единицы различны по характеру употребления и неоднород-ны [5. С. 39]. Замуж вышла в таку же семью, плохо жила, как вспомню, такслёзы брызжут из глаз, сами текут, никто не просит... (Том. Бат.); Уж и непомню почто Марфой стали звать... (Том. Бат.). Жанрообразующим эле-ментом единицы семантического поля «память» являются и для речевогожанра воспоминания: Ссыльных я помню, которы с отцом были, осталиськоторы здесь, поженились и остались. Эти единицы и другие им подобныемаркируют речевой жанр воспоминания (более подробно см. об этом [6]).Дискурсивная обусловленность анализируемых жанров выражается нетолько на уровне тем, раскрываемых в речевых жанрах, и особой концептуа-лизацией памяти, но и на уровне экспликации ценностной картины мира.Вспоминая прошлое, информанты сравнивают его с настоящим временем, вкотором живут сегодня, подвергают оцениванию: Раньше работать негдебыло, и люди бедствовали оттого что работать негде, а сейчас совсем всёпо-другому... (Том. Б. Яр).Аксиологическая картина мира репрезентируется через использованиесравнительных конструкций и сопоставительных структур типа «Раньше ...,теперь», «Тогда ..., сейчас» и подобных им.О значимости оппозиции «прежде / теперь» свидетельствует наличиебольшого количества диалектных вариантов общерусской лексемы теперь:теперька, теперика, топерик, топерика, топерька, топерича, теперича, те-перьча, топерича, ерича, топеричи, топерьчи, теперя, топерь, топеря. Наважность временного сопоставления для диалектоносителей указывает час-тотность употребления анализируемой лексемы. Так, по данным «Вершинин-ского словаря», лексема «теперь» в значении «в настоящее время, в данныймомент» встречается 722 раза. Отметим также, что анализируемая лексиче-ская единица и ее варианты функционируют преимущественно в речи стар-шего поколения, представляющего третий социально-речевой тип, характе-ризующийся как традиционный (архаический), с наибольшим количествомдиалектных элементов.Идеальная модель прошлого мира является многопараметровой. В зонуидеализации попадают объекты этической, эстетической, социальной, быто-вой, профессиональной сфер. Чаще всего в зоне осмысления оказываютсянормы нравственного поведения (прежде всего поведения женщин): Раньшереденька проступится, топерьчи распушены (о девушках) (Том. Верш.); А чётоперика: девки самокрутки, бабы простоволоски (Том. Верш.). В сферемежличностных отношений объектом ностальгии является утрата семейныхценностей, традиционных устоев: Раньше дружно жили, а сейчас. Отдель-ная квартира, а мира нету; Осподь! Раньше дружбы не было. Топерь хо-дют, сойдутся, вдруг и разойдутся (Том. Верш.).Эстетическому осмыслению подвергается речевая сфера. С этой точкизрения ныне существующий вариант наименования оценивается как болеепрестижный в системе координат «культурно»/«некультурно»: Ну, а раньше[бусы] звали «гагадки»… А теперича культурно назвали «бусы» (Том. Верш.).В социальной сфере в качестве абсолютной ценности признается образо-вание: Это сечас председатели… директора с высшим образованием, а то-да - два класса, да и все. И урожая было больше (Том. Верш.).В производственной сфере положительно оценивается техническое раз-витие: Раньше ведь чё? Машин-то не было. Машин-то не было. Конь; запря-гат коня председатель, и пошел по полям. Вместе с тем в диалектном дис-курсе постоянно отмечается, что улучшение в материальной, бытовой, соци-альной сферах не влечет за собой развития этической сферы. Причины неус-пеха в профессиональной сфере диалектоносители объясняют утратой мо-рально-нравственных качеств: Сам народ избаловался, сам народ. Раньшенарод был более, более-менее, как сказать?... и неграмотны были, но былискромнее, и умнее, и заслуженнее (Том. Верш.). В первую очередь это связа-но с изменением отношения к труду как основе бытия и высшей ценности: Акомбайны были «Коммунар» да «Сталинец». А теперь, язви тебя, вон какикомбайны, и хлеб не могут убрать (…) Мы могли работать… бросить ра-ботать в пять часов? До часу ночи, пока роса не упадёт. А теперь чё? (Том.Верш.).Прошлое оценивается информантом отрицательно в том случае, если го-ворящий испытывает его негативное влияние в данный момент. Как правило,речь идет о последствиях, связанных со здоровьем: Я босиком ходила, а отсейчас посмотрите, кака нога от. Эта вот уже опухает тоже, а это воткакая нога. Вот и детство, босиком ходили, не в чем было (Том. Верш.).Часть высказываний являются безоценочными, нейтральными по отно-шению к оппозиции «раньше» / «теперь», в них фиксируется экзистенциаль-ное отношение носителей диалекта к прошлому как невозвратно прошедше-му, смирение с неизбежным ходом времени: Иногда вот раньше-то огуречи-ки, помидорки продавали на базаре, а топеричи вот дома сидим (Том.Верш.).Таким образом, прошлое с позиций настоящего времени представляетсяносителям диалекта неоднозначным. Признавая улучшения в бытовой, про-изводственной сфере, информанты отмечают в то же время утрату этическихи моральных ценностей. Отражением диалектной специфики восприятия ок-ружающего мира является его экзистенциальная составляющая.Центральное место в ценностной модели мира, отражённой в речевыхжанрах воспоминания и автобиографического рассказа, занимают работа,жизнь и связанные с ней нравственные, социальные и материальные ценно-сти: семья, дом, материальный достаток, здоровье, молодость, отношения сродственниками и близкими людьми, отсутствие войны [7]. Анализ когни-тивной специфики диалекта позволяет выявить, с помощью каких когнитив-ных моделей структурируется мир в сознании диалектоносителя.«Работа» и «жизнь» - жанрообразующие концепты речевого жанра авто-биографического рассказа и ключевые для диалектной культуры. Понятие«жизнь» структурирует рассказы о себе, жизнь делится на периоды, которыеавтор может сравнивать в процессе повествования. Осмысливая прожитуюжизнь, диалектоносители рассматривают альтернативные варианты ее про-живания, выстраивают иной жизненный сценарий: Я говорю, чтоб я щас оз-доровела, мне тоё все дали в руки, я б еще лучше своих детей кормила. Как ятогда, я тогда не умела совсем, теперь научилась я. Еще жалею, что мало уменя детей, надо было больше, теперь жалею, надо было мне больше ро-дить, а я мало, что четверо? У моёй золовки восемь, она вырастила, и мненадо было хоть бы семь, хоть бы шесть, можа б другая доченька была, а товот одна доченька, три сыночка, а доченька одна (Том. Первомайск.).Поскольку неотъемлемой частью крестьянской жизни является труд,жизнь часто представляется в диалектной речи как понятие, синонимичноеработе: Потом возвернулся с армии, опеть сюда же, в Баткат. Занялся сво-им хозяйством. Наша крестьянска жизнь - пашня (Том. Бат.). В связи с тем,что труд занимает большую часть жизни, он становится образом жизни, ажизнь, таким образом, проходит в постоянной работе, ей посвящено иногдавсе время (работали по дню и по ночи). Н.В. Орлова при рассмотрении этикипростого человека по данным «народных мемуаров» отмечает, что работа,труд - «не просто одна из моральных ценностей, но важнейшая смысложиз-ненная категория. В многочисленных смысловых и речевых вариациях де-монстрируется взаимопроникновение концептов «жить» и «работать» [8.С. 189]. Труд представляет собой ценность, поскольку работающий человексвоей деятельностью обеспечивает себя и семью. Материальный достатокнапрямую зависит от качества работы: как человек работает, так и живет:Народ-то хорошо стал жить, и мы в том числе, работали хорошо и жилихорошо (Том. Б. Яр).Таким образом, отметим, что речевые жанры отражают фрагменты дейст-вительности и обладают дискурсивной спецификой. Типичными для диа-лектной речи являются речевые жанры воспоминания и автобиографическогорассказа. Их миромоделирующая функция выражается в особой концептуа-лизации памяти, способах структурировании фрагментов действительностипосредством тематических, композиционных характеристик и в экспликацииценностной картины мира диалектоносителей, моделируемой через концепты«жизнь» и «работа».

Ключевые слова

memoirs, autobiographical story, concept, dialect discourse, speech genre, воспоминание, автобиографический рассказ, концепт, диалектный дискурс, речевые жанры

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Демешкина Татьяна АлексеевнаНациональный исследовательский Томский государственный университетпрофессор, д-р филол. наук, зав. кафедрой русскогоязыка, декан филологического факультетаdemeta@rambler.ru
Волошина Светлана ВладимировнаНациональный исследовательский Томский государственный университетканд. филол. наук, доцент кафедры русского языкаvsv1304@yandex.ru
Всего: 2

Ссылки

Иванцова Е.В. Живая речь русских старожилов Сибири: сб. текстов. Томск, 2007. 104 с.
Вершининский словарь. / гл. ред. О.И. Блинова. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2002. Т. 6: Р-С. 454 с.
Орлова Н.В. Наивная этика: лингвистические модели (на материале современного русского языка). Омск: Вариант-Омск, 2005. 266 с.
Волошина С.В. Речевой жанр автобиографического рассказа (на материале диалектной речи) // Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2010. № 2 (10). С. 5-10
Демешкина Т.А. Теория диалектного высказывания: Аспекты семантики. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2000. 190 с.
Николина Н.А. Поэтика русской автобиографической прозы: учеб. пособие. М.: Флинта: Наука, 2002. 424 с.
Гольдин В.Е. Теоретические проблемы коммуникативной диалектологии: автореф. дис. ... д-ра филол. наук. Саратов, 1997. 52 с.
Калиткина Г.В. Локализация в континууме прошлого в вершининском говоре // Проблемы лексикографии, мотивологии, дериватологии: межвуз. сб. ст. Томск, 1998. С. 79-89.
Демешкина Т.А. Лексикографическое направление в Томской диалектологической школе: Итоги и перспективы // Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2011. №3 (15). С. 31-38.
Слышкин Г.Г. Лингвокультурные концепты и метаконцепты. Волгоград: Перемена, 2004. 340 с.
 Миромоделирующий потенциал речевого жанра(на материале диалектной речи) | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2012. № 3 (19).

Миромоделирующий потенциал речевого жанра(на материале диалектной речи) | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2012. № 3 (19).

Полнотекстовая версия