Личность в среде дискурса: языковая репрезентация социально-психологических типов (на материале дискурса виртуальных фан-сообществ музыкальной направленности) | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2016. № 3 (41).

Личность в среде дискурса: языковая репрезентация социально-психологических типов (на материале дискурса виртуальных фан-сообществ музыкальной направленности)

В статье определяется значимая характеристика моделируемой языковой личности - типовая, характеризуемая по совокупности языковых средств, проявляемых в одном типе дискурса. Обосновывается направление анализа - от речевых/языковых особенностей к построению социально-писхологического типа личности - и применение основных методов анализа - контент-анализ и социологическое портретирова-ние. Анализируются дискурсивно релевантные черты характера типовых участников виртуальных фан-объединений. Выявлены языковые средства репрезентации дискурсивно актуальных свойств личности.

Personality in the medium of discourse: linguistic representation of psychological types (based on the discourse of virt.pdf Задачи, решаемые в статье, входят в проблемное поле актуальных направлений лингвистики - теории языковой личности и дискурс-анализа. Проблема типов языковых личностей (ЯЛ), принципов их выделения и приемов анализа - одна из активно дискутируемых в настоящее время в лингвоперсо-нологии, так как она непосредственно коррелирует с определением границ понятия ЯЛ, степени «языковой реальности» конструируемых в лингвистических исследованиях моделей. Общий обзор принципов выделения типов ЯЛ дан в ряде работ, из числа которых назовем значимые для формирования теоретических основ проведенного исследования обзоры В.И. Карасика [1. C. 722.], Н.Д. Голева [2. С. 7-28], Е.В. Иванцовой [3. С. 72-95]. Мы представим лишь те оппозиции в типологиях, которые релевантны для обоснования описываемого в статье типа - дискурсивной личности. Как представляется, одна из базовых исследовательских дихотомий лин-гвоперсонологии - моделирование типовой (коллективной) vs. единичной (индивидуальной) ЯЛ. Само понятие «личность» - базовый компонент составного термина - ориентирует на разработку проблем языкового существования отдельной личности, персоны, что и предпринято в значительном количестве работ. Отметим наличие важной «развилки» в определении предметной сферы лингвоперсонологических исследований: изучаются все аспекты языкового существования ЯЛ, которые фиксируются на протяжении длительного, нередко непосредственного включенного наблюдения; анализ языковых особенностей ведется на всех языковых уровнях, примером чего могут быть описания диалектной языковой личности ([4, 5] и др.). ЯЛ изучается на основе фиксации отдельных дискурсов, в которых проявляется наиболее ярко; как правило, при этом ЯЛ моделируются по их социально значимым речевым, прежде всего художественным, практикам, как, например, в [6. С. 112-116]. В то же время в начале становления теории в работах Ю.Н. Караулова понятие ЯЛ разрабатывалось в варианте типовой усредненной личности [7], и это направление представлено весьма значительным количеством работ, раскрывающих обширный спектр аспектов языковой/речевой деятельности субъектов коммуникации, на основании которых происходит выделение типов. При этом объединяющим признаком данного направления является то, что выделение типовых ЯЛ базируется на ограничении наблюдаемых исследователем дискурсивных практик, а также на ограничении языковых аспектов моделирования ЯЛ. Лингвоперсонология - междисциплинарное лингвистическое направление, формирующееся на пересечении теории и методологии лингвистики, психологии и социологии (с возможным привлечением понятийно-терминологического и методологического аппарата и других гуманитарных наук). В частных разработках, относимых к одному междисциплинарному направлению, непосредственный предмет исследования и привлекаемая методология могут взаимно меняться (например, в когнитивной лингвистике мы наблюдаем исследования языковых феноменов с привлечением методологического аппарата когнитивной науки или привлечение данных языка для объяснения когнитивных феноменов). Лингвоперсонологические исследования также могут быть в этом аспекте разделены на две группы: моделируются социальные, психологические типы личностей на основе лингвистического анализа их речевых манифестаций, как, например, в [2. С. 16-26; 85-132; 8. С. 199-207], или же целью исследования является языковое портретирова-ние, осуществляемое с привлечением данных социального, культурного фона формирования личности, ее психологических особенностей. В последнем случае есть также значимые различия предметной сферы исследования: 1) при моделировании ЯЛ характеризуется комплексно, с привлечением данных своеобразия использования языковых единиц всех уровней, исследователи стремятся охарактеризовать все речевые особенности ([4, 5] и др.); 2) характеризуется один аспект языкового строя [2. С. 37-50; 6795], речевых особенностей, например особенностей стратегий коммуникативного взаимодействия [9. С. 298-311; 10. С. 110-114]; чаще всего моделируется ЯЛ, выступающая в роли адресанта, реже - адресата [2. С. 61-75; 11. С. 357-371]. Дискурсивная личность стоит в ряду типовых (коллективных) ЯЛ, выделяемых на основе особенностей коммуникативной деятельности в рамках каких-либо дискурсов, т.е., как правило, в результате анализа создается не комплексная, но аспектированная модель. Н.Л. Синельникова, отстаивая «научную легитимность» данного понятия, дает ему следующее определение: «Дискурсивная личность - это коммуникативная (интерактивная) личность, обладающая «коммуникативным паспортом» как совокупностью индивидуальных коммуникативных стратегий и тактик, когнитивных, семиотических, мотивационных предпочтений, сформировавшихся в процессах коммуникации» [12. C. 458]. Следуя в целом этому определению, мы не соглашаемся с тезисом автора о научной исчерпанности моделирования языковой личности с выделением характеризующих особенностей в соответствии с уровневой стратификацией языка. Мы полагаем, что моделирование дискурсивной личности - это создание аспектированного описания языковой личности, т.е. личности в системе ее языковых репрезентаций, и в этом смысле дискурсивная личность - это вариант языковой личности. Все параметры «коммуникативного паспорта» репрезентированы в текстовой деятельности, в особенностях организации текстового пространства, формируемого солидарным участием единиц всех языковых уровней. И в этом отношении это также дискурсивная языковая личность. Языковые особенности текстового пространства дискурсов открывают возможность моделирования психологических, когнитивных, социальных установок личностей, формирующих дискурс (см. об. этом также [12. С. 457; 13]. Дискурсивная личность играет ключевую роль в формировании среды дискурса, одновременно порождая и «потребляя» его. Таким образом, в данной работе представлен один из аспектов лингво-когнитивной модели дискурсивной личности. Мы моделируем типовую дискурсивную языковую личность на основании анализа текстов одного дискурса, при этом в сферу анализа попадает не один срез языковых особенностей текстопорождения, но отличительные черты единиц разных уровней, проявленные типовым образом в текстах дискурса. Анализ речевых особенностей участников дискурса направлен на моделирование их социально-психологических типов. Определение языковых особенностей ЯЛ не является в данной работе самоцелью, оно позволяет выявить когнитивное и психологическое своеобразие конкретных личностей, актуализируемое данным дискурсом, смоделировать психологические черты «усредненной», типовой личности дискурса. Когнитивные, психологические, социальные установки отдельных личностей оказываются взаимно скоординированными, организованными единством дискурсивной картины мира [14. С. 15-94] и актуализированными в типовых видах социальной деятельности и коммуникативных практик - особых типах дискурсов. Участников дискурса характеризует единство концептуальной картины мира в сочетании с интенциональной общностью, готовностью следовать общим принципам общения в границах дискурса. В статье анализируется субдискурс музыкальных фан-объединений, функционирующих в качестве группы социальной сети «ВКонтакте». Такой тип коммуникации интерпретируется нами как субдискурс, т.е. вариант реализации коммуникативной практики, зависимый от дискурса/дискурсов, занимающих более высокое положении в иерархии, в порядке дискурса (см. [15. С. 115]). Анализируемый субдискурс формируется на пересечении виртуального дискурса и субкультурного дискурса фан-сообществ, являющихся по отношению к нему дискурсами более высокого порядка и влияющими на его организацию. Способы организации каждого из дискурсов влияют на формирование порождаемого субдискурса особым образом. Виртуальность, обеспечивая общий канал передачи информации, формируя среду коммуникации, предопределяет ее существенные черты (особенности хронотопа, мультимедийность и т. д.), в том числе и набор коммуникативно-поведенческих установок участников, проявляющихся главным образом в употреблении характерных для интернет-дискурса языковых и невербальных средств: гипертекст, компьютерный сленг, письменная фиксация особенностей устной речи, наличие своеобразных эмотиконов и др. Мы присоединяемся к точке зрения О.В. Лутовиновой, противопоставляющей варианты использования виртуальной среды Интернета, обусловленные различием целей коммуникации. В первом случае коммуникация протекает в рамках так называемого реального бытового дискурса (общение с родственниками, знакомыми, деловое общение), в котором Интернет используется лишь в качестве канала связи, «служит лишь дополнительным средством, и коммуникация развивается по имеющимся, давно сложившимся моделям» [16. С. 32]. В другом варианте Интернет используется как особая площадка создания виртуальных групп коммуникантов - сообщества молодых матерей, спортивных фанатов, «геймеров», поклонников определенных музыкальных направлений или коллективов и т.п. Цель формирования подобных виртуальных групп - установление контактов с единомышленниками для обсуждения актуальных тем и событий. В этой ситуации коммуникация разворачивается в рамках виртуального обыденного дискурса, который является доминирующим видом общения в Сети и «развивается согласно своим собственным нормам, имеет определенные цели, ценности, стратегии, жанры, прецедентные тексты и дискурсивные формулы» [16. 33]. Участники сообществ выстраивают собственные модели репрезентации и самоидентификации, вырабатывают особый стиль коммуникативного поведения, выборочно сообщают о событиях из своей жизни и могут представать перед другими пользователями в облике, не совпадающем с реальным. К этому типу и относится исследуемая нами сфера виртуального дискурса - субкультурное объединение типа «фан-клуб». Этот дискурсивный тип порождается и формируется дискурсивными личностями, причисляющими себя к поклонникам определённого музыкального исполнителя. Таким образом, второй тип дискурса высокого порядка, законы которого формируют анализируемый нами субдискурс, -дискурс субкультурного объединения музыкальных фанатов, в пределах которого формируются содержание и цели коммуникации, применяемые для их достижения стратегии, ценности и идеалы. Как социально-психологический феномен музыкальный фанатизм стал неотъемлемой частью современной подростковой и молодёжной субкультуры [17. С. 3]. Фанатизм относится к аддиктивному типу девиантного поведения и определяется как «увлечение какой-либо деятельностью, достигающее крайней степени выраженности с формированием культа и создания идолов с полным подчинением человека и «растворением» индивидуальности» [18. С. 120]. В психологии описаны свойства личности, позиционирующей себя в качестве музыкального фаната: наличие одного сверхценного увлечения, некритичное, экзальтированное отношение к кумиру, подчинение собственных интересов интересам музыкального коллектива/кумира, суженный круг общения, действия по психологическим законам групп фанатов и некоторые другие [19]. Отмечается, что это единственный вид фанатизма, для которого характерны черты, присущие любовной аддикции, что во многом определяется тем, что «объектом фанатизма, как правило, является конкретный человек, а не абстрактная идея» [17. С. 11-12], а сам «музыкальный фанатизм начинается со стирания границ между творчеством исполнителя и его личностью» [20. С. 19].. Однако любовная аддикция, или восприятие кумира как идеального партнёра, не всегда является основой для формирования музыкального фанатизма: выбор идеализированного объекта и формирование типа отношения к нему зависят от ряда факторов: гендерных, возрастных, психологических, социально-статусных и многих других [21. С. 15]. В процессе исследования были проанализированы фрагменты из общей совокупности текстов коммуникаций участников фан-объединений «Eric Saade | Эрик Сааде [Official VK Group]» [22] и «Официальный Ротеийский Фан-Клуб Dead by April» [23], функционирующих в русскоязычной социальной сети «ВКонтакте». Общий объем проанализированного материала составил 4,25 п. л., взятых из текстов сообщений, оставленных 246 коммуникантами, из которых 128 являются участниками фан-сообщества, посвященного поп-исполнителю (далее ФПИ), 118 - поклонниками группы, работающей в стиле метал (ФГМ). Для выявления базовых объективных и субъективных социальных характеристик, которые, по нашим предположениям, являются конституирующими в формировании дискурсивной личности, нами был использован метод социологического анкетирования анализируемых групп коммуникантов, в результате применения которого была выявлена совокупность социальных признаков: «пол», «возраст», «социальный статус», наличие/отсутствие серьёзных отношений с реальным партнёром. Состав участников двух исследуемых фан-сообществ различается по всем перечисленным признакам. Большинство участников фан-сообщества поп-исполнителя составляют девушки (95%), как правило, младшего подросткового возраста (67% - до 18 лет), которые не получают высшее образование (72%) и не состоят в серьёзных отношениях с реальными партнёрами (95%). Представители данной возрастной категории находятся в стадии поиска и формирования системы ценностей и собственного идеала, в том числе идеала партнёра, спутника жизни. В связи с развитием масскультуры в качестве подобного идеала может быть избрана популярная медийная личность: певец, актёр театра и кино и т.д. Присущие девушкам-подросткам эмоциональность и склонность к стремительному развитию чувств способствуют закреплению подобного состояния фанатизма. Большинство фанатов метал-группы составляют представители мужского пола (77%) более старшего возраста (61% - от 18 лет и старше), уже находящиеся на стадии получения высшего образования (39% студентов при 34,5% школьников) и преимущественно не состоящие в серьёзных отношениях (при наличии большого числа поклонников строящие серьёзные отношения с реальным партнёром: 38% тех, у кого есть парень/девушка). Значимым фактором является большой процент участников, самостоятельно строящих карьеру. Это свидетельствует о том, что они уже обладают некой выработанной системой ценностей и проходят процесс социализации. Музыкальные исполнители и их творчество лишь способствуют дальнейшему прохождению этого этапа и помогают поклонникам в реализации их общественных планов и установок. Так как мы выделяем типовые особенности текстовых манифестаций участников одного дискурса, ведущими методами анализа выступают речевое портретирование (описание наиболее употребляемых структурных языковых единиц и категорий в речи участников), контент-анализ (количественный подсчёт языковых единиц, преимущественно лексических, и описание преобладающих в текстах). Данные, полученные в результате лингвистического анализа, стали основой выявления дискурсивно релевантных личностных характеристик, т.е. таких, языковая репрезентация которых значима и актуальна для участников исследуемых дискурсов. Многообразие черт характера, представленных в психосоциологическом облике личности, может быть репрезентировано в вербальных актуализациях коммуникаций в неодинаковой степени. В статье мы характеризуем те признаки, которые получают наиболее яркое представление в текстах виртуальных фан-сообществ и, как следствие, являются основными, конституирующими свойствами типового характера музыкального фаната групп / исполнителей разной музыкальной направленности. Вначале охарактеризуем дискурсивно релевантные психологические черты личностей, проявляющиеся в речевых практиках групп фанатов как поп-исполнителя, так и поклонников группы метал. К таким дискурсивно актуализируемым чертам характера относим диалектическое сочетание актуализации эгоцентризма и отзывчивости, проявляемых в особенностях использования языковых средств маркирования коммуникативных намерений. Эгоцентризм. Эгоцентрически настроенный коммуникант в качестве основного намерения, определяющего характер процесса общения, избирает возможность репрезентировать себя как уникального носителя тех или иных свойств или состояний без учёта точек зрения других участников. Данное качество характера коммуникантов обеих исследуемых групп находит отражение в лексическом уровне их коммуникаций. Из результатов автоматизированного контент-анализа следует, что наиболее частотной в употреблении лексемой в сообщениях, публикуемых участниками группы фанатов поп-музыкантов, является личное местоимение «я». Вместе с падежными формами («меня», «мне», «мной»), а также с соответствующим ему притяжательным местоимением «мой» «я» образует группу словоформ, составляющую 4,26% от общего числа используемых лексем: Я с Джеймсом Франко поеду тогда; Отдайте мне Эрика!)) Моё!!))) Я ж не виновата, что я спала после экза :DD; сложилось у меня не лучшее мнение о нем, в основном из-за строчки, самоуверенно спетой "I will be popular" ахах)) :[22]. В коммуникации фанатов группы метал общий процент использований данной лексической группы составляет 2,66% от всего числа словоупотреблений. Хотя данное соотношение количественно уступает приведенным выше показателям, в пределах этого фан-объединения данная лично-местоименная группа является преобладающей по сравнению с другими, что свидетельствует о конституирующем значении эгоцентризма в характере коммуниканта. Ещё одним лингвистическим подтверждением данного качества является преобладание в текстах коммуникаций глагольных форм 1-го лица настоящего и будущего времени (41% при 21% форм 2-го лица и 38% форм 3-го - в 1 Здесь и далее сохраняются орфография и пунктуация авторов текстов. дискурсе ФПИ): жду терь что Катя скажет про мою идею структуры...; Екатерина, да ладно))) переживу как-нить))); Я предлагаю 30 октября) [22]. Языковым маркером данного качества является также активное использование представителями фан-объединения группы метал противительных союзов, употребляемых в сложных предложениях, в которых коммуникант сообщает об отличии собственного мнения от мнения большинства: Не знаю как многим, а мне голос Сандро нравится, да малость попсовый, но он великолепно сочитается с голосом Джимми; я же написала что это мое мнение, а если не слышишь разницы, то тогда выходит ТЫ тот самый "ннсч"; Вот оно как получается, пока не собираемся, значит и язык не нужен. А у меня были мысли съездить погостить к шведам; да ну, всем нравится - но все равно не то))))); пусть меня критикуют, но лучше бы альбом выщел тогда, когда должен был [23]. Всего противительные союзы составляют около 16% от общего числа употреблённых союзов в проанализированных текстах сообщений дискурса ФГМ. Дополнительным подтверждающим речевым фактом является использование лексем и словосочетаний, указывающих на сугубо индивидуальную форму интерпретации информации и отношения к ней: хотя мне лично не нравятся песни где только скрим; Моё личное мнение но меня трек вообще не зацепил,непонимаю как,тех,кто ценит саунд апре-лей,истекает розовыми соплями по этому весьма второсортному и почти ничем не схожему с родным звуком DBA,треку... ; Раздражают только комментарии по поводу слэма. Знали на что шли, че ныть, жаловаться? Поднимали всех, кто падал. Лично всё своими глазами видела, рядом стояла [23]. Представители ФГМ намеренно противопоставляют себя остальному коллективу коммуникантов, стремясь сделать акцент на личностном восприятии. Подобные результаты, на наш взгляд, лишний раз подчёркивают сугубо индивидуальную природу данного вида музыкального фанатизма, схожего с любовной аддикцией, при которой человеку свойственны не только глубокая и длительная сосредоточенность на объекте увлечения, но и убеждённость в индивидуальности своих чувств, позиционирование себя как единственной, уникальной личности, способной испытывать чувства такого типа. Природа эгоцентризма сама по себе противоречит возможности коммуниканта адаптироваться к интересам коллектива, принимать другую точку зрения и абстрагироваться от субъективного взгляда на положение дел. Подобная разобщённость осознаётся самими участниками, поэтому в целях обеспечения единства в рамках фан-объединений коммуниканты стараются дополнительно актуализировать аспект коллективности, организовать совместную деятельность: я понимаю, что некоторые хотят так, некоторые по-другому, ты тоже как-то хочешь, и я как-то хочу, но блин надо как-то решить :D [22]. Только подобное преодоление разобщённости участников усилиями наиболее активных их представителей позволяет функционировать фан-клубу как целостному коллективу и сохраняет единство намерений всех, кто входит в его состав. Подобное стремление участников приводит к появлению ещё одного личностного качества - отзывчивости. Отзывчивость. Данное качество является одним из ключевых в характере исследуемых групп коммуникантов; его наличие способствует наиболее успешному прохождению процесса социализации в избранном фан-сообществе, становлению гармоничных отношений и их оптимизации в среде участников, позволяет осуществлять гармоничную коммуникацию в пределах фан-клуба, построенную на принципе активного реагирования на состояние других коммуникантов, выражения поддержки и соучастия. Свойство отзывчивости проявляется в переносе акцента внимания с говорящего на собеседника, активном реагировании на сообщаемую информацию, предложении способов решения высказанной проблемы и непосредственно помощи в её успешном преодолении. На формальном лексическом уровне высокий уровень интерактивности, направленности участников друг на друга может быть продемонстрирован наличием относительно большого процента дейктических единиц, указывающих на собеседника или группу собеседников, - личных местоимений «ты» и «вы» со всеми их словоформами и соответствующими притяжательными местоимениями «твой» и «ваш» - 1,36% от общего числа словоупотреблений в группе ФПМ: ты не можешь быть лузером только потому что тебе какой то парень не ответил; ты не переживай, тебя я тоже научу; Ведь вы же все равно желаете хорошего) [22]. Данные контент-анализа свидетельствуют, что отзывчивость занимает не столь превалирующее положение в структуре характера данного типа личности, как эгоцентризм, однако именно это качество позволяет обеспечивать эффективное взаимодействие коммуникантов, придавать двусторонний характер их общению. Как правило, данное свойство характера проявляется вербально в качестве реакций на высказывания, содержащие отрицательную оценку говорящим самого себя или ситуации: и потом буду трудности , и это пшик просто по сравнению с тем что придется пройти в жизни, нельзя так раскисать постоянно, собери себя!; Марин, правильно ведь ещё смелости набраться надо: D - наберемся,не страшно,у нас отличная группа и все будет супер,если мы будем вместе и слажено все будем делать; даже не переживай.вместе мы все сможем легко выучить))))))) [22]. Отзывчивость индивидов, входящих в состав фан-объединения, располагает к комфортному общению и быстрой адаптации в пределах нового социума. Данное качество характера может быть обусловлено высоким уровнем эмоциональности, свойственным участникам, благодаря которому реакции на высказывания выражаются в более доступной, экспрессивной форме: ты же знаешь, что всегда тебе помогу)))); вместе у нас все получится!!!!!!!!!. Также отзывчивость может являться следствием конформизма как беспрекословной готовности соглашаться с решениями, принятыми другими коммуникантами: надеюсь Марина не против) -«Марина всеми руками,ногами,ушами за!!!)))))) [22]. Так или иначе, наличие данной черты характера у исследуемой группы участников способствует сохранению субкультурного единства и эффективному достижению коммуникативных намерений всех его участников. Текстовым показателем качества отзывчивости является, на наш взгляд, и наличие диалогичной коммуникации, построенной по принципу «вопрос -ответ». Число вопросительных предложений, публикуемых с целью получения или уточнения интересующей информации, и соответствующих им ответных реплик составляет 18% от числа размещённых предложений в группе ФГМ: Это чтож получается?Уменя ващще тогда никто не придет?)))) -Кристина, почему?) как поправишься, организуй на следующей неделе хотя бы)» - «организовать то организую, но кто в таком случае придет то?» -«ну так давай, агитируй))); а где carry me ?? где все остальные песни? почему вы их не показываете? - «Павел, больше 9 песен + 1 картинки не вла-зят в пост; а как минус сделан? записан в ручную на гитарах, барабанах и т.д. чтоли? - Виталий, барабаны-сэмплы, гитары живые. сэмплы-сэмплы [23]. Задавая вопрос, участники имплицируют намерение не только получать нужные сведения, но и установить контакт, наладить диалог с собеседником и, как следствие, успешно социализироваться в избранном субкультурном образовании. Текстовым показателем, маркирующим качество отзывчивости, может служить и использование глагольных форм побудительного наклонения, содержащих рекомендацию, пожелание по выполнению какого-либо действия, которое, по мнению говорящего, могло бы способствовать решению высказываемой проблемы, а также наличие значительного количества реплик, содержащих признательность за конкретное проявление помощи в реальном или виртуальном социуме: зашибись, главн чтоб в этот день дел не было )))) - так ты запланируй на этот день концерт и другие планы отпадут; а что позже никак ? (((((» - «мы там с 15 будем сидеть, присоединяйся, когда сможешь. будем там, скорее всего до 19-20. :); И да, кому не понравилось - выкладывайте свои версии - будем сравнивать :-)))); Спасибо тем чувакам, которые вытащили из толпы мой красный кошелек!Вы лучшие

Ключевые слова

discourse fan communities, virtual discourse, discourse analysis, fan culture, discursive personalities, language personality, дискурс фан-сообществ, виртуальный дискурс, фан-культура, дискурс-анализ, дискурсивная языковая личность, языковая личность

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Скрипко Юлия КонстантиновнаТомский государственный университет аспирант кафедры общего, славяно-русского языкознания и классической филологииfreundvolkes@gmail.com
Резанова Зоя ИвановнаТомский государственный университет ; Томский политехнический университет д-р филол. наук, зав. кафедрой общего, славяно-русского языкознания и классической филологии; профессор кафедры русского языка как иностранногоresso@rambler.ru; resso@mail.tsu.ru
Всего: 2

Ссылки

Официальный Российский Фан-Клуб Dead by April [Электронный ресурс]: социальная сеть / ВКонтакте, 2006-2014. URL: http://vk.com/ russian_april_army (дата обращения: 06.02.2013).
Eric Saade | Эрик Сааде [Official VK Group при поддержке Lingman&Co] [Электронный ресурс]: социальная сеть / «ВКонтакте», 2006-2014. URL: vk.com/ericsaade (дата обращения: 05.03.2012).
Белобрагин В. В. Половозрастные различия восприятия подростками имиджа музыкальных кумиров: автореф. дис.. канд. психол. наук. М., 2005. 24 с.
Гагарина Е.А. Анализ личностных черт спортивных и музыкальных фанатов как ад-диктов // Психология XXI века: материалы Междунар. науч.-практ. конф. молодых учёных «Психология XXI века», 22-24 апреля 2010, Санкт-Петербург. СПб., 2010. С. 222-225.
Варегина О.А. Признаки музыкального фанатизма личности [Электронный ресурс] // Психология для профессионалов, 2010. URL: http:// www.b17.ru/article/ priznaki_ myzukalnogo_ fanatizma/ (дата обращения: 27.11.2013).
Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. СПб., 2005. 445 с.
Тверезовский К.И. Социально-психологические условия возникновения музыкального фанатизма в подростково-юношеском возрасте: автореф. дис.. канд. психол. наук. М., 2009. 27 с.
Лутовинова О.В. Лингвокультурологические характеристики виртуального дискурса. Волгоград, 2009. 477 с.
Резанова З. И. Дискурсивные картины мира // Картины русского мира: современный медиадискурс. Томск, 2011. С. 15-94.
Йоргенсен М.В., Филлипс Л.Дж. Дискурс-анализ. Теория и метод. Харьков, 2008. 352 с.
Баранов А.Г. Семиотические разновидности дискурсии [Электронный ресурс] // Мир лингвистики и коммуникации: электронный научный журнал. 2006. № 2. URL: http:// tverlingua.ru/archive/002/02_4_02.htm (дата обращения: 10.11.2013)
Синельникова Л.М. О научной легитимности понятия «дискурсивная личность» // Учён. зап. Таврич. нац. ун-та им. В.И. Вернадского. Сер. Филология. Социальные коммуникации. 2011. Т. 24 (63). №2, ч. 1. С. 454-463.
Резанова З.И. Языковая личность в институциональном дискурсе: позиция адресата // Американские исследования в Сибири. Вып. 9. Томск, 2008. С. 357- 371.
Седов К.С. Речевое поведение и типы языковой личности // Культурно-речевая ситуация в современной России. Екатеринбург, 2000. С. 298-311.
Лебедева Н.Б. Речевая личность: параметры типологизации // Вопросы лингвоперсо-нологии. Барнаул, 2007. Ч. 1. С. 110-114.
Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987. 262 с.
Ляпон М.В. Картина мира: языковое видение интроверта // Русский язык сегодня. М., 2000. Вып. 1. С. 199-207.
Лютикова В.Д. Языковая личность и идиолект. Тюмень, 2000.188 с.
Нерознак В.П. Лингвистическая персонология: к определению статуса дисциплины // Язык. Политика. Перевод. М., 1996. С. 112-116.
Иванцова Е.В. Феномен диалектной языковой личности. Томск, 2002. 312 с.
Карасик В. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. М.: Гнозис, 2004. 390 с.
Лингвоперсонология: Типы языковых личностей и личностно-ориентированное обучение. Барнаул; Кемерово, 2006. 435 с.
Иванцова Е.В. Лингвоперсонология: Основы теории языковой личности. Томск, 2010. 160 с.
 Личность в среде дискурса: языковая репрезентация социально-психологических типов (на материале дискурса виртуальных фан-сообществ музыкальной направленности) | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2016. № 3 (41).

Личность в среде дискурса: языковая репрезентация социально-психологических типов (на материале дискурса виртуальных фан-сообществ музыкальной направленности) | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2016. № 3 (41).