Концепт «Североирландский конфликт» («The Troubles»): методика исследования и репрезентация на материале медийного и художественного дискурсов | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2017. № 48. DOI: 10.17223/19986645/48/2

Концепт «Североирландский конфликт» («The Troubles»): методика исследования и репрезентация на материале медийного и художественного дискурсов

В статье приводится теоретическое обоснование возможности междисциплинарного исследования Североирландского конфликта как социокультурного концепта. Авторы анализируют критерии отбора материала в рамках художественного и медийного дискурсов, обосновывают выбранные для данного исследования подходы к трактовке терминов «концепт» и «дискурс», описывают методику исследования, его результаты, а также обосновывают актуальность и намечают долгосрочные перспективы.

The concept "The Troubles": research methodology and representation in literary and media discourses.pdf В настоящее время в мировом сообществе растет количество государств, в которых разворачиваются конфликты, основанные на национальных, этно-политических и религиозных разногласиях граждан. Одним из наиболее длительных этнополитических конфликтов был и остается Североирландский, имеющий древнейшие корни и уходящий вглубь веков. Он «является одним из самых ярких и поучительных примеров в современной европейской истории того, как сложен и мучителен процесс мирного урегулирования конфликта, замешанного на тесте конфессиональных и национальных раздоров, как тяжело бремя исторической памяти и взаимных обид» [1]. Существующая внутри Британского общества политическая проблема постоянно освещается в британских и ирландских средствах массовой информации, она также нашла свое отражение в ирландской литературе XX -начала XXI вв. и, соответственно, освещалась в рамках литературоведения и лингвистики. Попытки провести лингвистические исследования по освещению Североирландского конфликта в ведущих средствах массовой информации Великобритании предпринимались в основном зарубежными авторами. Наиболее показательными в этом плане являются работы С. Котла [2], а также З. Абасси и Н. Субиаль [3]. В частности, С. Котл пытается выделить три четких направления исследований, в которых работали его предшественники. Это международный терроризм и информационная война, репрезентация конфликта как такового и отношения «государство - средства массовой информации». В своем исследовании автор пересматривает ряд традиционных выводов о понимании Североирландского конфликта. Он отмечает, что, несмотря на то, что некоторые выводы исследователей имеют неоспоримую важность, они не могут считаться общепринятыми правилами, которым следуют все средства массовой информации Великобритании при освещении Североирландского конфликта. С. Котл подчеркивает, что некоторыми авторами культивируется ярко выраженная тенденциозность высказываемых мнений. В частности, ИРА подвергается постоянному «позорному» бичеванию в британской прессе, а британская армия представляется организацией, стоящей над конфликтной ситуацией [2. С. 284]. Основным аргументом Котла о неправомерности такого подхода является сложность отношений между государством и средствами массовой информации, которая обусловлена изменениями политического климата и законодательства [2. С. 285]. Французские исследователи анализируют репрезентацию терроризма и конфликта в передовицах (рубрика «opinion») The Times, опубликованных в период с 1990 по 1995 г. Анализ проведен с использованием данных, полученных с применением программы ALCESTER, используемой в корпусной лингвистике [3. С. 2]. Все вышеупомянутые авторы приходят к выводу, что средства массовой информации были весьма далеки от того, чтобы быть нейтральными, хотя, казалось бы, их прямое назначение - честно и беспристрастно освещать проблемы, предоставляя реципиенту сбалансированный анализ информации. Исследователи объясняют свою точку зрения, приводя пространные комментарии к выдержкам из публикаций. Однако, на наш взгляд, эти комментарии содержат гораздо больше анализа политической ситуации, нежели анализа текста как такового. Безусловно, этнорелигиозные конфликты в принципе не могут анализироваться без привлечения экстралингвистической реальности. И этот факт обусловливает появление исследований Североирландского конфликта на стыке политологии и лингвистики. С. Вьюсетик, В. Квеллет и Дж. Мало анализируют освещение проблемы терроризма в канадской прессе, упоминая различные этнорелигиозные конфликты, в том числе и Североирландский [4. С. 59]. Авторы также отмечают однобокость изложения и полагают, что даже в либеральных демократических странах о подобных конфликтах в прессе говорят так, как удобно политическим лидерам, разделяя стороны на дружескую и вражескую [4. С. 61]. Своеобразное жонглирование понятиями при освещении событий открыто подчеркивается в политологических статьях: «Неизменным действующим лицом в этой вялотекущей мини-гражданской войне был и потенциально остается терроризм, который в XXI в. семимильными шагами превращается из угрозы национальной безопасности в угрозу безопасности глобальной. История конфликта в Ольстере поучительна и потому, что демонстрирует размытость границы между понятиями «террорист и борец за свободу», подверженность такого рода противостояния практике двойных стандартов и «двух правд». Вчерашний «террорист» сегодня может оказаться «политиком», а вызывавший симпатии «робин гуд» - преступником» [1. http://www. ieras.ru/gromyko_ar4.htm]. Все вышесказанное позволяет говорить о том, что, являясь одной из широко обсуждаемых исследователями разных направлений тем, Североирландский конфликт является интересным объектом для междисциплинарных исследований. Понимая, что освещение любого конфликта, по сути, является борьбой за умы людей, полагаем абсолютно справедливым утверждение Тен ван Дейка о том, что «изучение медиавлияния в терминах «контроля над сознанием» должно протекать в рамках более широкого социокогнитивного подхода, который связывает сложные структуры современного медийного ландшафта с использованием медиа и в конечном итоге с множеством способов влияния на сознание людей, которое оно оказывает» [5. С. 29]. Мы полагаем, что одним из самых перспективных может стать предпринятое нами исследование данной проблемы на стыке лингвистики и литературоведения, новизна которого заключается в попытке рассмотреть Североирландский конфликт как концепт в единстве медийного и художественного дискурсов. Целью данной статьи является теоретическое обоснование такого исследования, обоснование использованных подходов к пониманию терминов «концепт» и «дискурс», описание методики исследования и описание полученных на анализе медийного и художественного дискурсов результатов. Возможность достижения глубины и целостности описания Североирландского конфликта в рамках концепта объясняется тем, что именно концептуальный анализ, по мнению Е.С. Кубряковой «осуществляемый путем обобщения анализа когнитивного», позволяет «извлечь общий знаменатель» из всех предыдущих наблюдений [6. С. 15]. Временные рамки исследуемого материала намеренно ограничены ввиду сложности и многогранности обсуждаемой проблемы. Мы останавливаемся на анализе материала медийного и художественного дискурсов, отражающего конкретный период в ходе Североирландского конфликта, а именно, 1996 г. Не ставя целью освещение событий с исторической точки зрения, ниже мы, тем не менее, приводим ряд исторических фактов, обосновывающих наш выбор именно этого исторического периода. В 1969 г. в провинции нарастают столкновения на религиозной почве между лоялистами-протестантами, сторонниками сохранения Северной Ирландии в составе Соединенного Королевства, и республиканцами-католиками (националистами), стремящимися к воссоединению с Ирландией. И с той и с другой стороны начинается деятельность незаконных военных формирований. Среди них наиболее известны Ирландская республиканская армия (IRA) и лоялистские Ассоциация обороны Ольстера (UFF) и Добровольческая служба Ольстера (UVF). В ходе развернувшихся событий центральное правительство Великобритании было вынуждено направить в регион армейские подразделения для урегулирования ситуации и, в связи с полным крахом благих намерений британского правительства в 1972 г. было принято решение о приостановке работы собственного законодательного органа Северной Ирландии - Стормон-та. Дальнейшие действия центрального правительства, в том числе и законодательные, привели к установившемуся шаткому перемирию между сторонами. Для управления процессом разоружения враждующих формирований создается международная комиссия во главе с бывшим американским сенатором Джорджем Митчеллом, которая разработала принципы для переговоров между конфликтующими сторонами. Однако отличительной чертой данного конфликта являются неустойчивость в отношениях противостоящих сторон и характер событий, отбрасывающий вроде бы стабилизировавшуюся ситуацию назад, в ее острую стадию. Именно 1996 г. становится следующим драматичным звеном в цепи событий, поскольку ИРА прерывает перемирие новыми терактами, закрывая для себя путь к участию в выборах в Североирландский форум, представители которого получали право на участие в межпартийных переговорах о судьбе провинции. Текущие события, естественно под несколько разными углами зрения, освещаются в ведущих публицистических изданиях Великобритании, Ирландии и Северной Ирландии. В этом же, 1996 г. были выпущены яркие самобытные романы ирландских авторов: «Улица Эрика» Р.М. Уилсона, «Чтение в темноте» Ш. Дина, «Отель Интернешнл» Г. Паттерсона, продемонстрировавшие, насколько глубоко в ментальности населения укоренено существование конфликта. Конфликт становится «самораскручивающейся спиралью развития... демонстрирует сильный иммунитет против, казалось бы, проработанных до мелочей формальных соглашений» [1]. Именно сложность восприятия и представления Североирландского конфликта в целом обусловливает необходимость описать его в рамках концепта. Во избежание путаницы с точки зрения употребления терминологии в нашем исследовании далее мы уточняем, что нами понимается под дискурсом и концептом, поскольку термины трактуются достаточно широко разными исследователями. Вслед за Е.А. Огневой мы полагаем, что «дискурс - это сложное коммуникативно-когнитивное явление, в состав которого входит не только сам текст, но и различные экстралингвистические факторы (знание мира, мнения, ценностные установки), играющие важную роль для понимания и восприятия информации» [7. С. 76]. Данное определение, на наш взгляд, полностью и в то же время лаконично отражает всю емкость термина «дискурс» и объясняет глобальную природу общественного дискурса, часть которого «распределена в редакционных материалах публицистического характера, в которых социальные проблемы прямо ставятся и обсуждаются. В косвенной форме социальные переживания воспроизводятся в материалах СМИ художественного характера - в кино, театре, литературе, игровых формах телевидения и т.д.» [8]. Такое понимание дискурса дает основания параллельно исследовать романы и газетные передовицы, поскольку они являются неотъемлемой частью риторики по вопросу в целом, представляя медийный и художественный дискурсы как составляющие дискурса общественного. Подробный анализ различных подходов к трактовке термина «концепт» представляется излишним, поскольку он неоднократно проводился современными исследователями различных направлений. И. А. Тарасова полагает, что «основополагающим для методологии каждого из направлений является ответ на вопрос о том, считать ли концепт единицей индивидуального или национального сознания» [9. С. 742]. Нам представляется наиболее существенной для данного исследования концепция Е.С. Кубряковой, согласно которой «онтологически существующая вне нас реальность. предстаёт в языке в том виде, как она воспринята - увидена, осмыслена, понята человеком» [6. С. 38], и концепт является единицей информационной структуры, отражающей человеческий опыт. Мы также опираемся на понимание концепта Н.Г. Клебановой, которая, основываясь принципах категоризации, описанных Е.С. Кубряковой, определяет концепт как «квант структурированного знания о вторичной действительности, создаваемой в тексте художественного произведения» [10. С. 2]. В подходе Н.Г. Клебановой прослеживается связь авторского концепта с концептом культурным. При этом процесс формирования авторского концепта может быть обусловлен «трансформацией культурного концепта с аналогичным именем в соответствии с личным мироощущением писателя» [11. С. 4]. Таким образом, мы приходим к выводу о возможности рассмотреть Североирландский конфликт (The Troubles) как социокультурный концепт с художественной составлющей, который отражается в единстве медийного и художественного дискурсов и представляет собой динамичное структурированное знание об идее этнополитических, религиозных и территориальных взаимоотношений между католическими и протестантскими общинами в северной части острова Ирландия, однозначно воспринимаемыми реципиентами как конфликт. Рабочей гипотезой исследования является положение о том, что основное содержание концепта «Североирландский конфликт» сводится к следующим признакам: обобщенный образ противостояния враждующих сторон, направления этого противостояния, поведение участников противостояния. В целом признаки концепта «Североирландский конфликт», репрезентованные в рассматриваемых художественных произведениях и газетной рубрике opinion, совпадают, однако они различаются наличием оценочной составляющей, а также наполняемостью образных и понятийных маркеров. Полагаем целесообразным описать основные шаги методики исследования. З.Д. Попова и И.А. Стернин отмечают, что в методике лингвокогнитивно-го анализа существуют два основных направления. В рамках первого направления, возможно начать исследование с некоторого выбранного концепта, подобрать все возможные средства его выражения и затем анализировать их. В рамках второго - выбрать некоторое ключевое слово, к которому подбираются разнообразные контексты его употребления. Такой подход изучает семантику выбранного слова, выявляя набор семантических признаков, которое оно способно представить в процессе употребления [12. С. 15]. В нашем исследовании эти направления существенно пересекаются, так как дефиници-онный анализ «The Troubles» отражает его семантическую многогранность. Таким образом, на первом этапе мы анализируем словарное значение «Североирландского конфликта» в его английском варианте «The Troubles», поскольку исследование проводится на англоязычном материале. «The Troubles» имеет следующую словарную трактовку: «a name used, especially in Ireland, for the political problems connected with Ireland's relationship with the UK. The events in the early 1920s, when Ireland was fighting to become an independent country, were called the Troubles, and the name is also used for the problems and violence in Northern Ireland since the late 1960s» [13] (Название, использующееся (особенно в Ирландии) при упоминании политических проблем, связанных с отношениями между Ирландией и Великобританией. Так были названы события 1920-х гг., когда Ирландия сражалась за независимость. Также это название используется при упоминании проблем и ситуаций, связанных с насилием в Северной Ирландии, начиная с 1960-х гг.) (перевод наш). Словарная трактовка позволяет говорить о том, что в основе концепта «Североирландский конфликт» лежит не конкретное значение (или значения), а однозначно воспринимаемая идея этнополитического, религиозного и территориального конфликта, создающего ряд проблем. Это, в свою очередь, говорит о том, что концепт «The Troubles» является сложным ментальным образованием, отражающим проблемные социальные и политические черты рассматриваемого исторического периода. В художественном дискурсе проявляется его абстрактность, в то время как анализ дискурса медийного позволяет в большей степени конкретизировать номинативное поле данного концепта. Ядерной семой концепта «The Troubles» является сема «проблемы взаимоотношений Ирландии и Великобритании». Следовательно, мы полагаем логичным при выделении когнитивных признаков опираться на словарное значение слова «problem», потому что именно оно является ключевым при описании «The Troubles». Дефиниционный анализ «problem» - a situation, person or thing that needs attention and needs to be dealt with or solved [13] (ситуация, лицо или идея / действие / чувство или факт, которые требуют внимания и нуждаются в принятии некоего решения) (перевод наш). На втором этапе исследования анализ дает возможность выделить следующие группы когнитивных маркеров, или, иначе говоря, когнитивных признаков концепта «The Troubles»: Political organizations, Political orientation, War, Religion, Authorities, Election, Media, Peace, People, Place, Conversation. Данные группы выделены в ходе сплошной выборки из текстов англоязычных материалов с использованием принципов семантико-когнитивного анализа, разработанного представителями Воронежской лингвистической школы (И.А. Стернин, З. Попова). Анализ проведен на материале романов «Улица Эрика» Р.М. Уилсона, «Чтение в темноте» Ш. Дина, «Отель Интернешнл» Г. Паттерсона и 245 текстов передовиц рубрики «Opinion» газеты «The Irish Times» за 1996 г. Выбор для анализа текстов рубрики «Opinion» не случаен. Тексты данной рубрики часто не имеют конкретного авторства и выражают некое консолидированное мнение по вопросу, что делает их особенно интересными для анализа совместно с художественными текстами, которые, по сути, отражают точку зрения конкретного автора. Поскольку результаты, полученные в ходе сплошной выборки, как правило, могут носить несколько субъективный характер, на третьем этапе исследования мы уточнили их, используя для анализа многофункциональную программу AntConc3.2.4w, широко применяемую в корпусной лингвистике и предоставляющую широкие возможности для анализа контекста репрезентантов когнитивных признаков. Это позволило нам получить достоверные результаты частотности использования репрезентантов в каждой группе когнитивных признаков, а также четко отследить контексты их употребления. Полученные результаты представлены в прилагаемых таблицах. Первая колонка содержит репрезентанты когнитивных признаков соответствующей группы, которые получены методом сплошной выборки из материалов как романов, так и газет. Вторая и третья колонки приводят данные, характеризующие частотность употребления репрезентанта и его рейтинг, полученные в результате анализа программой AntConc3.2.4w. Программа позволяет анализировать материал, создавая так называемые «keywords lists» (списки ключевых слов), т.е. слов, наиболее часто встречающихся в анализируемом материале. При проведении данного анализа мы отождествляем понятие «слово» и репрезентант. Из анализируемых текстов с помощью программы были изъяты все служебные слова, после чего количество слов в анализируемом корпусе составило 12 660. Из них ключевыми репрезентантами являются 1838. Соответственно, параметр «частотность» показывает, сколько раз и в каких контекстах встретился тот или иной репрезентант в анализируемых текстах, и параметр «рейтинг» показывает, какое место в соответствии с частотой его употребления он занимает. Сравнение репрезентантов когнитивных признаков каждой группы, выделенных посредством сплошной выборки с результатами обработки, показало, что наши предположения подтвердились и большинство репрезентантов из сплошной выборки входят в список ключевых (наиболее часто встречающихся 1838 репрезентантов). Курсивом в первой колонке выделены репрезентанты, которые встретились только в художественном дискурсе. На следующем этапе исследования полученные результаты были использованы при построении ядра и периферии описываемого концепта. К ядру номинативного поля мы относим репрезентанты, имеющие рейтинг частотности в рамках 300 из выделенных 1838 единиц, к ближней периферии - репрезентанты, имеющие рейтинг от 301 до 600, и к дальней периферии - репрезентанты, имеющие рейтинг свыше 600. Наиболее полно в ядре представлены репрезентанты следующих групп когнитивных признаков: People (38 единиц), Place (25 единиц), Political organizations (9 единиц), Religion и Political orientation (по 7 единиц). В группе Place на первом и втором местах стоят составляющие Ireland и North, четко демонстрируя, что наиболее употребительными контекстами является обсуждение противостояния Севера и Юга. Далее следуют Drumcree и Derry как места наиболее трагичных событий и London и Dublin, как места, где официально проблема конфликта неким образом может быть решена. Для анализа периферийной зоны интерес может представлять тот факт, что в нее входит ряд названий европейских стран. Анализ контекстов их употребления показывает, что к решению проблемы североирландского конфликта не раз пыталось подключиться европейское сообщество, однако это не имело успеха. Ядерные репрезентанты группы когнитивных признаков Political organization вполне объяснимо содержат названия основных политических сил противостояния. Следует отметить, что репрезентанты этой группы когнитивных признаков практически все входят в ядерную зону. В состав ядерных репрезентантов группы People вошли политические лидеры, наиболее активно влияющие на переговорный процесс (Gerry Adams, John Major, John Bruton, David Ervine, George Mitchel и т.д.). Но наиболее любопытным является тот факт, что в ядерную зону из этой группы входят репрезентанты People, Unionist, и Community. Анализ контекстов их употребления говорит о глобальности вовлеченности и заинтересованности общества в целом в решении проблемы. В то же время анализ ядерных репрезентантов групп когнитивных признаков Religion и Political orientation показывает, что разделение в обществе по религиозному (Catholic / Protestant) и политическому (Nationalist / Republic) признакам неизменно сохраняется. Менее представленными в ядре концепта «Североирландский конфликт» стали группы когнитивных маркеров Peace (5 единиц), Authorities, Conversation, War (по 3 единицы), Media (2 единицы). Однако анализ их ядерных составляющих вновь свидетельствует о том, что в центре внимания общества стоит проблема принятия окончательного решения по перемирию и гарантия невозможности его нарушить. Основным дестабилизирующим элементом, как и предполагалось, выступает IRA. Что касается анализа периферийных репрезентантов каждой группы, то наибольшего внимания заслуживает тот факт, что репрезентанты с ярко выраженной негативной или позитивной оценкой практически все являются выбранными в ходе сплошной выборки. В таблицах групп когнитивных признаков, имеющих такие составляющие, они выделены жирным шрифтом и курсивом. Программа не зафиксировала их присутствия в медийном материале. Это подтверждает наше предположение о том, что в художественном дискурсе эмоциональная составляющая гораздо выше, чем в проанализированном нами медийном материале. Следующий шаг исследования - анализ и описание семантики языковых средств номинативного поля концепта «The Troubles». Очевидным здесь является формирование четкой оппозиции с использованием личных местоимений «we - the Irish» - «they - non Irish, in particular the British». Любопытно, что под «they» часто имеются в виду не только сторонники пробританских взглядов на урегулирование конфликта, но экстремисты в целом: «.and yet, Gerry Fitt's anger and his belief that to forgive and forget the past is, in some sense, a betrayal of those who suffered and died, have a special relevance to the situation in which we now find ourselves. We have all been shocked not only by the political mistakes which led to Drum Cree, but by the savagery of the reaction to it. How swiftly we have been stripped of the comfortable illusion that there has been a slow and steady improvement in relations between two communities in Northern Ireland» [14]. Наиболее распространенным тропом, использующимся для иллюстрации глобального противостояния в обществе, является метонимия, когда Catholic или Protestant Churches упоминаются вместо людей, исповедующих эти религии, или Catholic или Protestant communities (Irish/British Governments) - вместо их представителей. Особое место занимает метафора места, возникающая при концептуализации основного образа при упоминании географического названия. Например, Drumcree имеет четкую ассоциацию с парадами оранжистов в Portadown, в частности с проблемными аспектами выбора маршрута для прохождения демонстрантов. Belfast или Derry, по существу, олицетворяют события, имевшие там место: «There is another, even more potent reason to reject the idea that a security solution is the answer to Northern Ireland problems. There has been optimistic talk before this of the IRA being brought to its knees. But the republican movement has always retained the power to recruit young people of intelligence and commitment to its ranks. We have had evidence in recent weeks and months of the involvement of men and women who were not even born when the present Troubles erupted on to the streets of Belfast and Derry» [14]. Последний шаг в методике исследования - выявление национально-культурной специфики описанных языковых средств и их оценочной составляющей, о которой мы уже частично упоминали при анализе периферийных составляющих концепта «Североирландский конфликт». Очевидным моментом национально-культурной специфики является религиозное противостояние. В таблице «Когнитивный признак Religion» репрезентанты Catholics / Protestants являются ключевыми и для списка, составленного в ходе сплошной выборки, и для автоматически уточненной выборки медийного дискурса. Что касается оценочной маркированности, то именно она, как говорилось выше, существенно усиливается в художественном дискурсе по сравнению с медийным. Наглядным примером служит анализ когнитивной составляющей «violence» (насилие). В медийном дискурсе эта составляющая употребляется 296 раз. Из них только в одном случае читатель видит очень яркое и эмоциональное описание теракта: «More than 20 years after the remembered act of violence Gerry Fitt's grief and sense of moral outrage still have a terrible urgency. It was the worst thing I had ever seen. His hands were cut, fingers hanging off / He was nearly decapitated. He was murdered just after he left me and you never forget that...» [14]. В целом же контексты употребления достаточно сдержанные. Речь идет о довольно абстрактных рассуждениях о «century of violence», «movement of IRA violence», «the need to avoid violence», «widespread sectarian / loyalist violence», «potential for violence» и т.д. Есть даже контексты, где автор говорит о достаточной стабильности и в тяжелые времена насилия: «One way or another, the administration has remained stable during 25 years of violence, the trains have run, grants and social welfare have been paid.» [28]. То есть национальная газета, максимально придерживаясь политкорректности, не раздувает и не провоцирует конфликт, а только констатирует определенные факты, связанные с насилием. Соответственно, можно сделать вывод, что в целом для рубрики «Opinions», в которой авторы высказывают свое личное мнение и отношение к происходящему, газета The Irish Times придерживается достаточно сдержанной риторики. В художественном дискурсе целью автора может являться прямо противоположное стремление изобразить насилие максимально ярко, образно, чтобы произвести эмоциональное воздействие на читателя. Например, в романе «Улица Эрика» Уилсон описывает последствия теракта в закусочной, когда взрыв уносит жизни обычных людей, католиков и протестантов. Понимание бессмысленности произошедшего, несомненно, вызывает сочувствие к пострадавшим, которое переходит в гнев и ярость при осознании масштаба устроенной кровавой бойни, обреченности жертв, оказавшихся под ударом террористов, и в целом становится очевидным неприятие автором крайне правой идеологии: «The city and the citizens knew that this act had supposedly been committed on their behalf. A mandate was claimed. As the citizens fought, worked or idled their way through their evening, they almost all knew that no vote had been taken, no proposal put forward. Nearly every citizen thought privately, individually, No one asked me. It was a silent but complete unanimity. It was a silent but complete rejection» [15. C. 238]. В художественном дискурсе также может существенно меняться оценка одной и той же репрезентанты. Например, в романе «Чтение в темноте» в когнитивном признаке «Political organizations» составляющая IRA носит идентификационный характер. Принадлежность некоторых членов семьи главного героя к IRA определяет характер его взаимоотношений с миром, делая его постоянной мишенью для выражения агрессии со стороны властей, но в то же время является некоей силой, скрепляющей отношения членов семьи, включающей его в «круг посвященных», т.е. оценивается однозначно положительно. В романе «Улица Эрика» описывается необходимость четко ориентироваться в политической окраске каждой конкретной организации: IRA, INLA, UVF и т.д. Главный герой ломает голову над аббревиатурой OTG, появляющейся на стенах зданий Белфаста. В конце концов, выясняется, что аббревиатура придумана подростком, пытающимся привлечь к себе внимание. Автор, таким образом, насмехается над необходимостью твердого усвоения названий бесчисленных политических организаций. Только в романе «Отель Интернэшнл» повествователю в некотором смысле удается избегать религиозного конфликта, определяющего жизнь в Северной Ирландии во время действия романа. Но в этом тоже есть некая ирония. Он говорит, что даже не помнит, кто из его родителей из протестантской семьи, а кто из католической, что само по себе свидетельствует о всегда остающемся в памяти противопоставлении. В медийном дискурсе из 805 контекстов употреблений IRA сложно найти хотя бы один с положительной оценкой. В лучшем случае контекст будет достаточно нейтральный: «Two years ago, the North got the first of its ceasefires when the IRA announced it was stopping its murder campaign. Some weeks later the loyalists followed suit, adding an apology for the killing they had carried out. The balance sheet today, on the second anniversary of historic turn of events, is mixed» [14]. Либо он может отражать недоверие: «This rare opportunity for truthfulness will not last. Sooner or later the IRA will do something stupid and will be back to the fog of hypocrisy. Someone has to break the cycle. Why must we wait for the IRA?» [Там же]. В подавляющем же большинстве случаев оценка IRA отрицательно сдержанная. В отношении ценностной маркированности художественного и медийного дискурсов явно прослеживается тенденция доминирования общечеловеческих ценностей в системе концепта «Североирландский конфликт». Ключевые репрезентанты когнитивного признака «Peace» одинаковы для обоих дискурсов: peace, ceasefire, agreement, order, progress. Отличительная черта всех трех романов и ключевая мысль «opinions» - провозглашение абсолютной ценности человеческой жизни, ни политические ценности, ни религиозные взгляды не должны становиться поводом для убийства. «It is true, too of the policeman: he may have been as plagued by guilt as his own murderer; he may have justified him too; he may have refused sorrow and known no peace of mind; he may have forgiven himself or he may have been forgiven by God. It is not for us to judge. But it is for us to distinguish, to see the difference between wrong done to us and equal wrong done by us. ..Life is God's miracle and gift.we may try to improve it, but we may not destroy it in ourselves» [16. С. 26]. Таким образом, являясь универсальным ментальным образованием, зафиксированным в ментальной сфере британского сообщества, и отражая общие этнические ценности, концепт «Североирландский конфликт» может преломляться в индивидуальном авторском сознании и отражать ценности индивидуальные, являясь трансформацией идеи конфликта в соответствии с личным мироощущением авторов. Исследованные художественные произведения наравне с медийным материалом могут рассматриваться как аспекты единого общественного дискурса, поскольку они существуют в одном информационном поле, рассчитаны на восприятие массовой аудиторией и обладают схожими характеристиками, в первую очередь репрезентантами, входящими в выделенные в ходе исследования группы когнитивных признаков. В ядре концепта «Североирландский конфликт» лежат идеи конфликта, замкнутости конфликтующих сторон, заметно представлены участники событий и места событий. Вместе с тем нельзя игнорировать группы когнитивных признаков, которые, по сути, являются социокультурными маркерами, характеризующими стремление заинтересованных сторон к мирному урегулированию путем переговоров, выборов, общественного обсуждения и вместе с основными когнитивными признаками делают «The Troubles» фундаментальным для ирландской культуры концептом. Фактором, ограничивающим исследование, мы считаем намеренно суженные временные рамки. Это, с одной стороны, не позволило показать развитие конфликта в динамике, с другой стороны, этот же фактор дал возможность более подробно рассмотреть теоретические подходы и сформулировать методологические принципы исследования. Исследование в более широких временных рамках можно провести несколько позже. Следующим ограничивающим фактором является тот момент, что нами проанализированы только газетные рубрики «Opinion», хотя составляющие медийного дискурса гораздо многообразнее и сложнее. Данное ограничение связано с тем, что восстановить многие части данного дискурса (к примеру, получение доступа к полным архивам телевизионных выступлений лидеров Ирландии и Великобритании конца ХХ в., общественного-политических новостей, переданных по региональным и национальным радио- и телеканалам в тот же период, и т.д.) является трудновыполнимой задачей и серьезно сужает возможности исследователей. Однако существующие ограничения в то же время помогают обозначить дальнейшие перспективы исследования. В частности, мы полагаем перспективным отдельное исследование когнитивных компонентов с оценочной маркированностью и построение концептуального поля оценки на материале исследованных текстов. Кроме того, интересным моментом исследования может стать изучение в рамках медийного дискурса, например, материалов кинофильмов, отражающих события этого же периода в истории развития Североирландского конфликта.

Ключевые слова

Североирландский конфликт, художественный дискурс, медийный дискурс, социокультурный концепт, когнитивный признак, The Troubles, literary discourse, media discourse, sociocultural concept, cognitive criterion

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Костарева Елена ВячеславовнаНациональный исследовательский университет «Высшая школа экономики»канд. филол. наук, доцент департамента иностранных языковekostareva@hse.ru
Стринюк Светлана АлександровнаНациональный исследовательский университет «Высшая школа экономики»канд. филол. наук, доцент департамента иностранных языковsstrinyuk@hse.ru
Всего: 2

Ссылки

Громыко А.А. Усмирение терроризма: Опыт Великобритании // Терроризм и политический экстремизм: поиски адекватных ответов. М., 2002. URL: http:// www.ieras.ru/ gro-myko_ar4.htm
Reporting the Troubles in Northern Ireland: Paradigms and Media Propaganda By Simon Cot-tle, Critical Studies in Mass Communications, Nuber 14. P. 282-296.
The Times and the Nothern Ireland Conflict By Zouhair Abassi and Nadege Soubiale, Estudios Irlandeses, Number 1, 2006. P. 1-15.
Simplifying Terrorism: An Analysis of Three Canadian Newspapers, 2006-2013 By Janelle Malo, Valerie Ouellette, Srdjan Vucetic, Canadian Political Science Review Vol. 8, N. 2, 2014. P. 5973.
Тен ванн Дейк. Дискурс и власть: Репрезентация доминирования в языке и коммуникации / пер. с англ. М.: ЛИБРОКОМ, 2013. 344 с.
Кубрякова Е.С. В поисках сущности языка // Когнитивные исследования: сб. науч. тр. М., 2012. 204 с.
Огнева Е.А. Когнитивное моделирование концептосферы художественного текста. М.: Эдитус, 2013. 282 с.
Ширков Ю.Э. Социальное переживание социальных проблем в общественном дискурсе [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2012. № 6 (ноябрь - декабрь). URL: http://zpu-journal.ru/e-zpu/2012/6/Shirkov_The-Social-Feeling/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: 28.11.2016).
Тарасова И.А. Художественный концепт: диалог лингвистики и литературоведения // Вестн. Нижегород. ун-та им. Н.И. Лобачевского. 2010. № 4 (2). С. 742-745.
Клебанова Н. Г. Формирование и способы репрезентации индивидуально-авторских концептов в англоязычных прозаических текстах: автореф. дис. канд. филол. наук. Тамбов, 2005. 24 с
Миллер Л.В. Художественный концепт как смысловая и эстетическая категория // Мир русского слова. 2000. № 4. 42 с.
Попова З.Д., Стернин И.А. Семантико-когнитивный анализ языка. Воронеж: Истоки, 2007. 250 с.
Cambridge Advanced Learner's Dictionary. URL: http://dictionary.cambridge.org
The Irish Times Editorials January - December 1996 [Электронный ресурс]. URL: http://www.irishtimes.com/search/search-7.1213540
Robert Mc Liam Wilson. Eurika Street.Vintage Random House, London. 1998.
Seamus Deane. Reading in the dark. Random House Australia Limited, New South Wales, Australia. 1996.
 Концепт «Североирландский конфликт» («The Troubles»): методика исследования и репрезентация на материале медийного и художественного дискурсов | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2017. № 48. DOI: 10.17223/19986645/48/2

Концепт «Североирландский конфликт» («The Troubles»): методика исследования и репрезентация на материале медийного и художественного дискурсов | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2017. № 48. DOI: 10.17223/19986645/48/2