Фреймовое моделирование фрагментов лексико-словообразовательных гнезд с семантикой 'заболевание' | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2017. № 49. DOI: 10.17223/19986645/49/1

Фреймовое моделирование фрагментов лексико-словообразовательных гнезд с семантикой 'заболевание'

В статье предлагается решение проблемы когнитивного моделирования в виде фреймов процесса языковой обработки одного вида соматической информации - группы производных языковых единиц, объединяемой смыслом 'заболевание'. Фреймовый анализ фрагментов лексико-словообразовательных гнезд позволяет увидеть не только сходства и различия в семантическом устройстве гнезд, но и установить тесные семантические связи между фрагментами разных гнезд.

Frame modeling of fragments of lexical-derivational nests with the ‘disease’ semantics.pdf 1. Постановка проблемы и материал исследования С развитием антропоцентрического направления в лингвистике, существо которого составляет анализ языковых явлений в их тесной связи с человеком, значительно возросло внимание исследователей к различным системам человека (термин Ю.Д. Апресяна), а также к языковой и семиотической концептуализации отдельных составляющих этих систем. В фокусе интереса, связанного с изучением одной их таких систем - телесной системы, лежит соматическая лексика, принадлежащая к самому древнему пласту словарного фонда. Эта лексика отражает знание носителей языка о теле, частях тела, внутренних органах и других телесных, или, иначе, соматических, объектах, о признаках этих объектов и значениях признаков, а также о роли телесности в познании и описании окружающего мира. Было установлено, что в процессе языкового функционирования имена телесн^іх объектов, их признаков и значений признаков приобретают новые ассоциации и коннотации. С помощью тела, используемого как инструмент познания мира, человек ориентируется в пространстве и времени, выражая свое отношение к событиям и процессам, происходящим в мире, и давая им разные квалификации и оценки. А поскольку человеческое тело является доступным объектом для визуального наблюдения, изучения и описания, появились надежды, что через посредство тела удастся проникнуть в тайны внутреннего, т. е. ментального и психологического, мира человека. Выделению и описанию русской соматической лексики и построению на её базе тематических, семантических, акциональн^іх, аспектуальн^іх и ин^іх классификаций посвящен^і труды многих отечественных лингвистов. Это книги и статьи Ю.Д. Апресяна, Д.Б. Гудкова, Анн^і А. Зализняк, А.М. Кочеваткина, М.Л. Ковшовой, Г.Е. Крейдлина, И.Б. Левонтиной, Е.В. Падучевой, У.М. Трофимовой, А.Д. Шмелёва и многих других учён^іх. Общим для всех этих работ является выраженное отношение к телу как к практически эффективному и надёжному инструменту когнитивной деятельности человека. Всем им присущ интерес к выявлению стереотипн^іх взглядов людей русской культуры на тело и другие соматические объекты, а также на способы отражения этих взглядов в русском языке и в соответствующих ему невербальных знаковых кодах. А потому естественным для работ этих лингвистов является поиск общих закономерностей и определение конкретных механизмов номинации соматических объектов, а через них и многих других объектов окружающего мира - прежде всего тех, в основе именования которых находится некоторый соматический объект или некоторый признак такого объекта. Как отмечает С.Дж. Коули, язык не может изучаться изолированно, так как он является связующим звеном между мозгом, телом и деятельностью [1. С. 33]. Настоящая работа лежит в русле таких исследований. В ней предлагается решение одной из проблем когнитивной теории языка, а именно моделирование в виде фреймов (или, иначе, фреймовом моделировании) процесса языковой обработки одного вида соматической информации. Нас будет интересовать группа языковых единиц, объединяемая смыслом 'заболевание'. Телесный дискомфорт, недомогания и болезни телесных объектов составляют один из видов дисфункций таких объектов, а описание дисфункций является одной из важнейших задач на пути построения наивной семиотической концептуализации тела и телесности^. Понятие дисфункции телесного объекта было введено в работах [5, 6], где были выделен^і и семиотически охарактеризован^! три основн^іе разновидности дисфункций: аномальное функционирование телесного объекта (ср. Глаза слезятся), болезнь телесного объекта (ср. Глаза болят) и его отсутствие (ср. У него нет глаза). Далее мы оставим в стороне патологию, выражающуюся в отсутствии телесного объекта, и остановимся на первых двух её разновидностях. 1 Под наивной семиотической концептуализацией тела и телесности понимается модель, отражающая то, что обычный, неискушённый носитель языка думает о теле, частях тела, органах и других телесных объектах, как он о них говорит и как использует их в невербальных знаковых кодах. Подробнее об этом и смежных понятиях см., например, в работах [2, 3, 4]. Наравне с наивными представлениями человека об окружающем мире существуют научные, фольклорные и другие представления. Иными словами, в национальной языковой картине мира выделяются разные «языки»: научный, бытовой, фольклорный, профессиональный и нек. др. При необходимости выразить мысль у носителя языка есть выбор - средства какого «языка» использовать. Сравните фразы: (1) Проявления остеохондроза зависят от того, какой отдел позвоночного столба поражен. (2) Хондроз замучил. (3) Проклят^ій радикулит, совсем одолел! В приведенных примерах речь идет об одном и том же заболевании, которое в медицинской терминологии называется остеохондрозом (пример 1). В бытовом общении люди чаще пользуются словом хондроз (пример 2) или радикулит (пример 3). При этом носители литературного языка, как правило, владеют разными языковыми средствами и используют их согласно коммуникативной ситуации. Кроме того, человек, реализуя определенную коммуникативную задачу, может создать свое слово, главное - чтобы оно было понято коммуникантом(ами). Фреймовое моделирование фрагментов лексико-словообразовательных гнезд 7 Решение поставленной выше задачи осуществляется в несколько этапов: (1) выявление лексических соматизмов, участвующих в формировании основной и производной русской лексики с семантикой заболевания; (2) определение семантической структуры слов со значением заболевания, производ-н^іх от базовых единиц, и определение места смысла ‘заболевание’ в такой структуре; (3) установление общего и различного в формальном и смысловом устройствах фрагментов лексико-словообразовательных гнезд (фреймов), вершинами которых являются имена соматических объектов. Наиболее важн^іми мы считаем первые два этапа, о которых и пойдёт речь ниже и в ходе реализации которых основное внимание уделяется словам, производным от имён соматических объектов и образующим большой пласт общего лексического запаса русского языка. Существенно, на наш взгляд, то, что языковой материал для анализа составила в основном малоизученная русская диалектная лексика, раскрывающая особенности мыслительных процессов людей одной культуры, но разн^іх географических районов, этносов и областей деятельности. Фреймовая репрезентация фрагментов лексико-словообразовательн^іх гнезд, реализующих семантику заболевания, проводится на уровне лингвистического макроконструкта. Под лингвистическим макроконструктом мы имеем в виду совокупность всех дериватов одного лексикословообразовательного гнезда (далее - ЛСГ), существующих в современном русском национальном языке [7]. За этим понятием и термином стоит идея привлечения к лингвистическому анализу деривационных единиц литературного и диалектного языков, а также единиц из стилистически маркированных слоёв лексики - просторечия, жаргонов и т. п. С его помощью можно точно сформулировать и методически корректно обосновать принципы включения конкретных дериватов из разных слоёв русской лексики в толковословообразовательный словарь русского языка. Лингвистический макроконструкт можно мыслить как возможную модель языковой картины мира, претендующую на полноту охвата лексического материала, элементы которой реально существуют в некоторой социальной или территориальной языковой подсистеме. Привлечение диалектных и просторечных единиц русского языка для анализа семантики заболевания мы считаем важным и вполне оправданным еще и потому, что именно эти единицы наиболее полно отражают национальную картину мира данного языка, связанную с тем или иным конкрет-н^ім семантическим фрагментом (в нашем случае - фрагментом 'заболевание'). Дело в том, что в русском литературном языке слова и словосочетания с семантикой 'заболевание', как правило, заимствованн^іе - в основном из латинского и греческого языков (ср. такие слова, как пульмонолог (от лат. pulmunes - лёгкие + др.-греч. Хоуо^ - учение) - ‘врач, лечащий болезни легких’, пневмология (от др.-греч. пѵепцюѵ - лёгкие) - ‘раздел медицинах, занимающийся изучением, диагностикой и лечением заболеваний лёгких и дыхательных путей’, а также кардиолог, гинеколог, отоларинголог, отит, бурсит, плеврит, артрит, синусит и ещё огромное число других слов), между тем как в бытовой коммуникации люди пользуются, и очень часто, искон- И.В. Евсеева, Г.Е. Крейдлин 8 но русскими, так сказать, народными словами той же семантики (см. много-численн^іе примеры на эту тему ниже). Мы остановимся главн^ім образом на народных названиях недомоганий и болезней, вызванных вполне определённ^іми причинами, оставляя в стороне заболевания, этиология которых до сих пор неясна. К таким причинам относятся вирусы и бактерии, дисфункции и телесные недуги (головная боль1, стеснение в груди, ломота в суставах и др.). Это также врождённ^іе или приобретённые пороки развития частей тела или органов, которые, не будучи запущенными, поддаются более или менее успешному лечению (косоглазие, костяник, молочница, грудница, малокровие и др.). Анализируем мы и наименования людей, страдающих каким-либо заболеванием, названия специалистов, лечащих данное заболевание, имена лекарственных средств и ряд других производн^іх номинаций, связанн^іх со смысловой группой 'заболевание'. За пределами рассматриваемого материала остаются имена и именн^іе группы телесных повреждений, которые были получены человеком в течение жизни и которые привели к утрате у него телесного объекта. Такие единицах образуют отдельную группу, тесно связанную с телесным признаком «кари-тивность», т.е. недостаточность, отсутствие . 2. Методика фреймового моделирования фрагментов лексикословообразовательных гнезд Каталогизация и классификация производной соматической лексики со значением 'заболевание', характеристика деривационного потенциала изучаемых лексико-словообразовательных гнёзд, описание внутренней организации и особенностей структурирования интересующих нас имён-дериватов проводится с опорой на ранее разработанн^ій метод фреймового моделирования комплексных единиц деривации (об этом методе см. подробно в работе [8]). В качестве единиц метаязыка описания мы пользуемся такими терминами и стоящими за ними понятиями, как фрейм, слот, пропозициональная структура и пропозиция, которые, с одной стороны, отражают наиболее общую форму представления знаний при их вербальной передаче, а с другой стороны, максимально наглядно репрезентируют разные способы семантической деривации и номинации производн^іх слов. Именно производные слова способствуют адекватному описанию тех видов знаний, на которые опирается человек при создании дериватов; при этом эти знания образуют информацию, наиболее важную для человека - представителя конкретной культурной среды и социума. Под фреймами вслед за М. Минским мы понимаем сетевые модели, или структуры знания, организованные вокруг некоторого понятия, в котором «ассоциирована информация разных видов» [9. С. 7]. Слот, или, в терминологии М. Минского, терминал, - это элемент фрейма, ориентированный на 1 Этиология головной боли часто достаточно неопределенна. С одной стороны, она возникает от чрезмерн^іх физических нагрузок, от недосыпания, магнитн^іх бурь и других причин, с другой - она может демонстрировать симптомы какого-либо заболевания, например внутричерепного давления. Фреймовое моделирование фрагментов лексико-словообразовательных гнезд 9 конкретизацию какого-то одного аспекта, какого-то конкретного знания посредством заполнения «характерными примерами или данн^іми» [9. С. 7]. Слоты образуют пропозициональные структуры, в основе каждой из которых лежит предикация, т.е. предикат с его актантами. Важным на уровне единиц словообразования является фиксация актантов, обозначенн^іх как мотивирующим (базовым, исходн^ім), так и формантом (словообразующим средством мотивированного слова). В результате заполнения ячеек пропозициональной схемы при помощи базового слова или его деривата образуется конкретная пропозиция - частная реализация данной пропозициональной схемы. Пропозиции объективируют лексико-словообразовательные значения каждого деривата. Дериваты объединяются в пределах лексико-словообразовательного гнезда (ЛСГ) на основании метонимических и метафорических отношений и моделируют микроситуацию - такую, как «заболевание», «одежда», «типовые действия» и под. В своей совокупности микроситуации, связываясь одна с другой по принципу сети, образуют фрейм(ы), стереотипные для русской культуры и русской языковой картин^і мира. Таким образом, метод фреймового моделирования позволяет с большой полнотой вскрыть связи лексикословообразовательных значений дериватов в пределах ЛСГ однокоренных слов и, кроме того, установить связи между разными, хотя и сходными по своему формально-смысловому устройству гнёздами. Рассмотрение ЛСГ как когнитивной структуры и представление его в виде фрейма с целостной концептуальной организацией является весьма эффективным и перспективн^ім. Фреймовая структура обеспечивает категориальное и семантическое структурирование языковых и культурных знаний о базовом слове и производн^іх словах, наполняющих каждое гнездо. Последнее, в свою очередь, обладает ярким прогнозирующим свойством, позволяющим выявить его деривационн^ій потенциал. А этот потенциал в значительной мере зависит от степени прагматической значимости для человека предметов, обозначенн^іх базовыми словами и/или их производн^іми. Метод фреймового представления лексико-словообразовательного гнезда учитывает сегодняшние потребности современной теоретической и практической лексикографии. Предполагается, в частности, что этот метод будет положен в основу электронной базы данных, которая содержит сведения о дериватах, наполняющих гнезда однокоренн^іх слов с вершинами - сома-тизмами (подробно о такой базе см. в работе [10]). Основн^ім («вершинн^ім») элементом пропозициональной структуры служит предикат (чаще всего - глагол) с его распространителями (актантами). Так, просторечное слово сердечник ‘врач, лечащий заболевание сердца’ соотносится с пропозицией ‘специалист, лечащий орган’, которая, в свою очередь, является реализацией пропозициональной схемы «субъект - предикат - объект». Здесь лечить - предикат с актантами - врач (субъект) и сердце (объект). Остановимся на одном важном моменте, касающемся вычленения пропо-зициональн^іх структур из семантики производного слова. Чешский ученый М. Докулил еще в середине ХХ в., рассматривая словообразовательн^іе зна- И.В. Евсеева, Г.Е. Крейдлин 10 чения, выделил три основн^іх типа деривации: модификационные, транспо-зиционн^іе и мутационн^іе [11]. Пропозициональная структура дериватов с модификационной и транспозиционной семантикой легко вычленяется из их значений и состоит, как правило, из двух компонентов. Примерами таких дериватов являются единицах волчица ‘женскость’ (самка волка), волчонок ‘детскость’ (детен^іш волка), ножка ‘уменьшительность’ (маленькая нога), ручища ‘увеличительность’ (большая рука),розоватый ‘подобие’ (слегка розовый). Словообразовательные значения производных единиц с транспозиционной семантикой (синтаксические дериваты - по Е. Куриловичу) выявляются в результате транспозиции, т.е. перехода слова из одной части речи в другую при сохранении смысла. Примером пропозициональной структуры с транспозиционной семантикой является структура имени смелость, образованного от слова смелый (смелый человек - смелость человека); она также соответствует двум компонентам: качество смелого. В русском языке количество слов с модификационной и транспозиционной семантикой не столь велико по сравнению с мутационными дериватами. В семантике пропозициональн^іх структур с мутационным значением проявляются разн^іе смысловые приращения, т.е. смыслы, отсутствующие в семантике производящего слова и словообразующего средства. Ср., например, слово-дериват кровоподтёк ‘пятно на человеческом теле красного, тёмно-синего или бордового цвета, возникшее по причине внутреннего кровоизлияния от удара, ушиба или иной травмы’. Встает вопрос: с какой степенью полноты семантика деривата должна быть представлена в пропозициональных структурах, если стоит задача их типизации? Наш ответ на этот вопрос такой: мы считаем необходимым при построении пропозициональных структур фиксировать минимальное число компонентов (предикат и его актанты), без которых нельзя понять смысл слова. Выше мы уже отмечали, что при построении пропозициональных структур на уровне единиц словообразования важным является фиксация актантов, обо-значенн^іх мотивирующим (базовым) словом и формантом, посредством которых образуется мотивированное слово (дериват). Проиллюстрируем сформулированное положение на следующих двух примерах. В «Словаре русских народн^іх говоров» (1977, вып. 12) есть слово икотница со значением ‘женщина, вызывающая икоту посредством колдовства, ворожбы’ (ср. Не обязательно икотница сама придет высматривать, иной раз может прислать человека, которому тоже посадила икоту. Л. Егорова. Дивная Пинега). Для понимания общего смысла этого слова в пропозициональной схеме достаточно зафиксировать предикат вызывать и его актанты - субъект женщина и объект-результат икота (пропозициональная схема: «субъект - предикат - результат», пропозиция: «лицо, каузирующее у другого лица некое физиологическое нарушение»). А значение слова кровоподтёк позволяет вычленить пропозициональную схему «результат -предикат - процесс» (здесь результат - ‘пятно на человеческом теле’, процесс - ‘кровоизлияние, внутреннее кровотечение’) и пропозицию «инородное Фреймовое моделирование фрагментов лексико-словообразовательных гнезд 11 образование на теле, приобретенное вследствие определенного воздействия на соматический объект». Когда мы анализируем гнёзда с вершинами - именами телесн^іх объектов, мы рассматриваем каждое гнездо как множество, состоящее из фреймовых структур двух уровней и отдельных составляющих, или компонентов, этих структур. Два уровня - это глубинн^ій (его основные составляющие -пропозициональные схемы, пропозиции и слоты) и поверхностн^ій уровень (его основная составляющая - это лексико-словообразовательное значение конкретного деривата). Значения производных слов опираются на пропозиции, а пропозиции распределяются по пропозициональным схемам, в основе которых лежат слоты фреймов. Вершину каждого ЛСГ, или фрейма, образует, как мы уже говорили, базовое имя соматического объекта, такое, как, например, сердце, голова, нога и пр. Фрейм может иметь несколько субфреймов, количество которых зависит от количества значений, выделяемых у базового слова. Так, фрейм «сердце», определяющий организацию лексико-словообразовательного гнезда с вершиной сердце, подразделяется на четыре субфрейма. Это субфрейм 1 «Расположенный за грудью основной орган кровеносной системы, главная функция которого - перегонять кровь по телу», субфрейм 2 «Эмоциональное начало в человеке, средоточие в нем чувств и переживаний, личн^іх отношений к кому-нибудь», субфрейм 3 «Важнейшее место чего-нибудь, средоточие чего-либо» и субфрейм 4 «Символическое изображение средоточия чувств в виде вытянутого по бокам овала, мягко раздвоенного сверху и сужающегося и заостренного книзу». Субфреймы подразделяются на слоты, пропозициональ-н^іе схемы и пропозиции, на которые опираются производные слова. 3. Производящая база дериватов с семантикой 'заболевание' В повседневной жизни люди активно пользуются «народными^) русскими словами для называния, характеристики и описания разных аспектов, относящихся к болезням и заболеваниям. Это, например, имена врачебн^іх профессий, такие как лёгочник, кожник, глазник, ушник, имена болезней молочница, потнйца; имена больн^іх лёгочник, шёйница, желчевик и многие другие. Подобные слова имеют прозрачную внутреннюю форму, а потому понятны и удобны для обыденной коммуникации в непрофессиональной среде. Семантическую группу 'заболевание', по нашим данным, в русском языке образуют 52 базовых слова (их перечень см. ниже). Это те соматизмы, от которых образуются производн^іе единицы с интересующей нас семантикой. Далее мы воспользуемся одной из классификаций слов, построенных в рамках научного проекта, выполненного три года назад на кафедре русского языка Института лингвистики Российского государственного гуманитарного университета (Москва) под руководством Г.Е. Крейдлина. Базовые имена-соматизмы называют телесные объекты, в нашем случае следующих типов, или классов: части тела и части таких частей (см. слова голова, лоб, глаз, око, ухо, рот, язык, шея, горло, плечо, рука, нога, палец, перст, живот, брюхо, грудь, спина), телесн^іе жидкости (ср. кровъ, молоко, И.В. Евсеева, Г.Е. Крейдлин 12 пот, слюна, слеза, моча), внутренние орган^і (ср. сердце, легкое, почка), ино-родн^іе образования (ср. горб, мозоль, прыщ, нарыв, грыжа, бородавка), кости, объединения и сочленения костей (ср. кость, сустав, колено, зуб), особые места на человеческом теле или внутри него (пупок, пах), вещества (мозг, жир), нити (жилы, нервы), телесн^іе покровы (кожа, волосы), наивные (языковые) органы (ум)'1. Помимо типов соматических объектов выделяются также групп^і имен телесн^іх процессов и состояний - патологических и непатологических (икота, зуд ), названия действий тела и разн^іх телесн^іх объектов (кашлять, харкать, блевать, рыгать). Анализ ЛСГ однокоренных слов, вершинами которых являются соматиз-мы, показал, что наибольшей словообразовательной активностью обладают имена тех соматических объектов (чаще - наружн^іх, видимых), которые являются максимально активн^іми и функционально важн^іми для человека. Что касается единиц, которые формируют семантическую группу 'заболевание', то среди них наиболее активн^іми и частотными являются следующие базовые имена: кровь (35 производн^іх единиц), кость (22 слова), глаз (13 слов), горло, зуб и грыжа (по 8 слов), грудь (6 слов), ухо, сердце, прыщ (по 5 слов), кожа, пуп, ум (по 4 слова). От остальн^іх соматизмов в русском языке образовано от одного до трёх слов. Суммарно от всех пере-численн^іх базовых слов нами зафиксировано 200 лексем, формирующих группу дериватов с семантикой заболевания. 4. Фреймовое устройство лексико-словообразовательного гнезда с вершиной «кровь» Рассмотрим фреймовое устройство наиболее продуктивного ЛСГ с вершиной «кровь», точнее - фрагмента ЛСГ, объективирующего смысл 'заболевание'. Производная лексика интересующей нас семантической группы слов (всего 37 дериватов, из них 19 единиц диалектн^іх, 18 - литературных (книж-н^іе и разговорн^іе единицах) распределяется в этом ЛСГ по следующим слотам: заболевание, признак заболевания, причина заболевания, лекарь (врач), процесс лечения, лечебные средства, характеристика чего-либо с семантикой болезни. Внутри этих слотов выделяются единицах с большей или меньшей степенью смысловой близости. Более близкие в смысловом отношении слова закрепляются за одной пропозициональной схемой или даже - если эти слова максимально близки - за одной пропозицией. Покажем это на конкретных примерах. Замечания. 1. При описании материала мы пользовались следующими условными обозначениями: ПС - пропозициональная схема, П - пропозиция, СО - соматический объект, лит. - литературное, диал. - диалектное, биол. - биологическое. Иллюстративн^ій материал (контекстуальное употребление производ-н^іх слов) был взят нами из диалектных словарей (преимущественно из СРНГ - Словарь русских народн^іх говоров), литературных лексикографиче- 1 См. о них, например, в работах Е.В. Урысон [12]. Фреймовое моделирование фрагментов лексико-словообразовательных гнезд 13 ских источников (СРЛЯ - Словарь русского литературного языка в 17 томах, МАС - Словарь русского языка в 4 томах, СРЯ - Словарь русского языка С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой), Национального корпуса русского языка и других интернет-ресурсов (список источников см. в конце статьи1). Слоты отделяются один от другого пробелом. После названия слота, выделенного полужирным шрифтом, идут характеризующие его пропозицио-нальн^іе структуры и пропозиции. После толкования производного слова дается помета, указывающая, диалектное оно или литературное, сообщается информация о словаре или словарях, откуда взято данное слово, и пример его употребления. 2. Некоторые производные слова приводятся ниже без контекстуального сопровождения, иллюстрирующего их употребление. Это те слова, которые представлен^і в «Словаре русских народн^іх говоров» без иллюстративного контекста (поиск примеров по другим диалектным словарям не дал нужного результата); такие слова, как правило, сопровождаются пометой «без указания места». Их мы тоже решили включить в анализируемый материал, рассматривая эти слова как потенциальн^іе. Слот «признак заболевания» ПС «результат - предикат - объект» П «инородное образование на теле или в теле, выделяющее некую жидкость», например: кровенйк ‘нарыв, чирей, болячка’ (диал., СРНГ). П «инородное образование на теле, приобретенное вследствие воздействия на СО», например: кровоподтёк 1 ‘пятно на человеческом теле красного, тёмно-синего или бордового цвета (ср. синяк), возникшее по причине внутреннего кровоизлияния от удара, ушиба или иной травмы’ (лит., СРЛЯ: Измельченную свежую траву использовали для врачевания ран, ссадин, кровоподтеков и опухолей (И. Сокольский. Что есть что в мире библейских растений). ПС «место - предикат - объект» П «место на теле, где находится инородное образование», например: кровоподтёк 2 ‘место на теле, где находится пятно красного, тёмно-синего или бордового цвета’ (лит., СРЛЯ: На левом предплечье она обнаружила синяк, и такой же кровоподтёк расплывался на боку (Л. Улицкая. Казус Кукоцкого). ПС «процесс - предикат - объект» П «давление телесной жидкости», например: кроводавлёние 1 ‘давление крови' (диал., СРНГ: Кроводавление большое у меня (Ср. Урал). П «выделение данной телесной жидкости посредством типового действия СО», например: кровохаркание ‘выделение крови при кашле, обычно вместе с мокротой’ (лит., СРЛЯ: Потом я заболел кровохарканием и на Страстной 1 Мы не претендуем на абсолютную полноту языкового материала, представленного в данной статье. В первую очередь эта «неполнота» касается диалектных дериватов. Кроме «Словаря русских народных говоров», мы обращались и к другим диалектным лексикографическим источникам (речь здесь идет о словарях - всего 16, в которых собраны красноярские, среднеобские, забайкальские, кемеровские, вологодские, орловские, тверские, смоленские и некототорые другие говоры). Но обнаруженные в этих словарях единицы интересующей нас семантики уже были заимствованы нами из «Словаря русских народн^іх говоров» либо словарей современного русского языка (с пометой «обл.»). И.В. Евсеева, Г.Е. Крейдлин 14 неделе уехал для лечения в Крым (Митрополит Вениамин (Федченков). На рубеже двух эпох). ПС «степень - предикат - объект» П «активное вытекание наружу данной телесной жидкости^), например: кровина (диал., СРНГ), кровоток ‘обильное вытекание крови из кровеносн^іх сосудов, преимущественно наружу’ (диал., СРНГ. Бабам ясень унимал кровоток (Н. Лесков. Загон), кровотечение (лит., СРЛЯ: Меньше разрез, меньше кровотечения, меньше требуется наркоза (М. Литвинова. В дар будущему). Ср. внутреннее кровотечение, кровоизлияние ‘обильный поток крови внутри организма, обычно вытекающий из лопнувшего кровеносного сосуда и текущий направленно в некоторый телесн^ій объект’ (лит., СРЛЯ: кровоизлияние в мозг). П «степень давления телесной жидкости^), например: кроводавлёние 2 ‘высокое (низкое) давление крови/ (диал., СРНГ: Кроводавление у меня оказалось всего 70 - доктор сказал, что меня спасло только мое сильное от природы сердце, пульс одно время был чуть ли не совсем не слышен (И.А. Бунин. Дневники). ПС «предикат - объект» П «типовое действие, связанное с выделением наружу данной телесной жидкости^), например: (а) кровохаркать ‘выделять кровь при кашле, обычно вместе с мокротой’ (лит., СРЛЯ, МАС: У него открылась сердечная астма, он кашлял и даже кровохаркал (М. Палей. Кабирия с Обводного канала); (б) обескровить ‘выпустить много крови из кого-л.’ (лит., СРЯ: Он сыпал стрелы, лил кипяток, устилая валы телами, а теперь, как видно, обескровел, но так и не раскрыл ворот, створки которых не смогли пробить маленькие ядра (А. Иванов. Сердце Пармы); (в) кровоточйть ‘поранив некоторый телесный объект (место на своем теле), залить его и, возможно, другие места на теле кровью’ (лит., СРЛЯ: У бабушки был рак кожи, и открытая рана кровоточила и излучала ужасный гнойный запах (А. Тарасов. Миллионер); кровить / кровйть ‘поранив некоторый телесный объект (место на своем теле), залить его и, возможно, другие места на теле кровью’ (диал., СРНГ: Царапина у тебя все еще кровит ), кровянйть ‘выделять кровь каплями или тонкой струёй’ (диал., приобские говоры: Не хотел кровянить платок); (г) кровенёть ‘покрыться кровью’ (лит., СРЛЯ: Повязка на ране кровенеет), окровёть ‘покрыться кровью’ (диал., СРНГ: Ребенок упал: весь окровел). П «склонность к быстрому и обильному вытеканию телесной жидкости при повреждении тела», например: кровоточйвость 1 ‘склонность к длительным, относительно небольшим по интенсивности кровотечениям, которые вызваны нарушениями свертываемости крови и чрезмерным увеличением проницаемости стенок кровеносного сосуда’ (лит., СРЛЯ: Противопоказаниями к назначению этих препаратов являются возбуждённое состояние, бессонница, кровоточивость (В. Прозоровский. Лекарства от усталости). Слот «причина заболевания» ПС «субъект - червь, предикат - место» П «паразиты, живущие в данной телесной жидкости», например: кровепаразйты ‘простейшие организмы, обитающие в крови человека или животных и приносящие им вред’ (лит., СРЛЯ: Заболевание вызывается про- Фреймовое моделирование фрагментов лексико-словообразовательных гнезд 15 стейшими кровепаразитами из рода Babesia, переносчиками которых являются клещи). ПС «субъект - насекомое, предикат - место» П «паразиты, пьющие или сосущие данную телесную жидкость», например: кровопйвка ‘насекомое, живущее за счёт того, что пьёт кровь у человека или животного, и приносящее человеку (животному) от этого вред’ (диал., СРНГ: Мухи-кровопивки покоя не дают). Слот «заболевание» ПС «результат - предикат - объект» П «заболевание, при котором нарушаются функции данной телесной жидкости^), например: (а) кровоточйвость 2 ‘заболевание, при котором нарушается нормальная свертываемость крови’ (лит., СРЛЯ: На сегодняшний день наука в области стоматологии сделала большой шаг вперед как для диагностирования, так и для правильного лечения кровоточивости). Ср. лит., мед. синоним гемофилия; (б) кроводушие ‘женская болезнь, сопровождаемая маточн^ім кровотечением’ (диал., СРНГ, Казан.); (в) белокровие (мед. лейкемия, лейкоз) ‘заболевание, при котором исчезают красные кровяные тельца’ (лит.: У композитора было белокровие, и на жизнь он смотрел без особого оптимизма. (В.Д. Алейников. Тадзимас); (г) малокровие ‘заболевание, при котором наблюдается недостаток красн^іх кровяных телец; анемия’ (лит.: Другой волонтер в течение нескольких месяцев не употреблял мяса, молока и хлеба, чем заработал малокровие (В. Леви. Искусство быть собой). Слот «лекарь / врач» (в широком смысле - любой человек, кто лечит) ПС «субъект - предикат - объект» П «человек, лечащий способом кровопускания», например: кровомётчик ‘лекарь, лечащий больн^іх посредством кровопускания’ (диал., СРНГ, старор. новг.). П «человек, дающий другим людям свою телесную жидкость с целью их лечения», например: кроводатель (лит. донор) ‘человек, добровольно дающий другим людям свою кровь, чтобы её можно было использовать при лечении других людей’ (диал., СРНГ, лит. разг.: До недавнего времени почетный «кроводатель» имел право бесплатного проезда и оплачивал только половину стоимости лекарств и коммунальных услуг (Кровавая цена. АиФ. 2004. № 42). Замечание Отнесение деривата кроводатель к слоту «лекарь / врач» объясняется тем, что кроводатель (донор) - это лицо, которое своей кровью лечит других людей, спасая их жизнь. Слот «процесс лечения» ПС «процесс - предикат - объект» П «процесс выпускания определённого количества данной телесной жидкости с целью лечения», например: кровопускание ‘выпускание крови некоторым человеком Y из некоторого телесного объекта или места на / в теле человека (или животного) Х с лечебной целью этого Х’ (лит., СРЛЯ: Метод кровопускания - один из наиболее популярных в прошлом методов лечения целой группы заболеваний (Ш. Аляутдинов. Врачевание пророка). И.В. Евсеева, Г.Е. Крейдлин 16 П «процесс очищения данной телесной жидкости», например: кровеочищёние / кровоочищение ‘очищение крови в лечебн^іх целях’ (лит., СРЛЯ: Методы внепочечного кровеочищения занимают особое место (Эндогенная интоксикация в хирургии и принципах ее коррекции). Слот «лечебные средства» ПС «средство - предикат - объект» П «растение, которое приводит в активное движение данную телесную жидкость», например: (а) кровогон ‘растение (биол. «можжевельник казацкий^)), используемое в лечении как лекарство, усиливающее и ускоряющее движение крови и этим - движение мочи (= мочегонное средство), желчи (= желчегонное средство) и пота (= потогонное средство), и, вследствие этого, обладающее противосудорожн^ім и антисептическим действием’ (диал.: Кровогон - травяной настой помогает избавиться от скрытой недостаточности кровообращения (Виды болезней и их лечение. Интернет)); (б) кровавник (биол. «тысячелистник обыкновенн^ій^>), кровавчик (биол. «зверобой обыкно-венн^ій») ‘растение, используемое в качестве кровоостанавливающего средства’ (диал.: Это прекрасное растение народ еще «кровавником» называет (Врачи помочь не смогли, а «кровавник», как всегда, выручил. Бабушка. 21.06. 2012). Отдельн^ій слот образует «характеристика чего-либо с семантикой заболевания». Его заполняют прилагательные, такие, как, например, (а) кровяной ‘кровавый, с кровью’ (диал., СРНГ: Три мозоли кровяные натирала (из песни); (б) кровомётный ‘об инструменте, используемом для кровопускания при лечении человека или животного’ (диал., СРНГ: Кровомётный рог - кровь мечут, топориком высекают (Печор.); (в) кровогонный ‘вызывающий или поддерживающий усиленное кровотечение’ (диал. СРНГ: Но, поздно метаться - сердце - труп. Аппарат кровогонный с шейками трубок стучит о днище помойного бака (С.Л. Коркин. Холестерин); кровеостанавливающий/кровоостанавливающий ‘такой, который останавливает вытекание крови из телесного объекта или места на / в теле наружу’ (лит. СРЛЯ: жгут кровеостанавливающий); (в) кровоточивый X ‘такой те-лесн^ій объект X, из которого кровь течет наружу из-за болезни или повреждения X и, возможно других телесн^іх объектов’ (лит., СРЛЯ: После ее укуса сразу открывается кровоточивая ранка (В.К. Арсеньев. По Уссурийскому краю); (г) кровоподтёчный ‘относящийся к кровоподтеку’ (лит., СРЛЯ: кровоподтечная ушная раковина). Производные единицы ЛСГ с вершиной «кровь», образуя описанные выше слоты, демонстрируют фреймовое устройство фрагмента соответствующего ЛСГ. Этот фрагмент отражает или в существенных чертах характеризует ситуации, связанные с процессом заболевания. При возникновении заболевания основная задача врача - выяснить его природу, устранить его и вылечить пациента (для чего врач обычно тесно взаимодействует с пациентом (о беседах врача с пациентом о боли и болезни см. подробно в работе [13]). В ходе первичной беседы с больн^ім врач (лекарь, знахарь и др.) выявляет признаки и причин^і заболевания, узнаёт о сопутствующих болезнях или патологиях у больного, о наличии у него боли. Далее он констатирует факт заболевания и формулирует диагноз (в общем случае - предварительный, кото- Фреймовое моделирование фрагментов лексико-словообразовательных гнезд 17 рый впоследствии может уточняться и даже изменяться). После этого (как правило, вместе с больным) врач намечает общую стратегию и конкретные тактики лечения, в том числе отдельн^іе приёмы и методы, направляет больного на дополнительные обследования, выписывает или указывает полезные больному лечебные средства, включая лекарственные травы, массаж, лечеб-н^іе процедуры и др.), т.е. приступает к процессу лечения. Привлечение к анализу семантической групп^і 'заболевание' дериватов

Ключевые слова

соматизмы, производная лексика, смысл 'заболевание', фреймовое моделирование, лексико-словообразовательное гнездо, somatisms, derivative lexis, ‘disease’ semantics, frame modeling, lexical-derivational nest

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Евсеева Ирина ВладимировнаСибирский федеральный университет д-р филол. наук, зав. кафедрой русского языка, литературы и речевой коммуникацииivevseeva@yandex.ru
Крейдлин Григорий ЕфимовичРоссийский государственный гуманитарный университет д-р филол. наук, профессор кафедры русского языкаgekr@iitp.ru
Всего: 2

Ссылки

Cowley S.J. Linguistic Cognition: Using cognitive contexts to realize values / S.J. Cowley // Когнитивные исследования языка. Вып. 8: Проблемы языкового сознания: материалы Между-нар. науч. конф. Тамбов, 2011. С. 33-34.
Аркадьев П.М., Крейдлин Г.Е., Летучий А.Б. Семиотическая концептуализация тела и его частей. Ч. 1: Признак «форма» // Вопросы языкознания. 2008. № 6. С. 78-97.
Крейдлин Г.Е. Механизмы взаимодействия вербальных и невербальных единиц в диалоге: дейктические жесты и речевые акты // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: По материалам ежегодной междунар. конф. «Диалог-2006». М., 2008. С. 248-253.
Крейдлин Г.Е., Переверзева С.И. Части тела в русском языке и русской культуре: признаки частей тела и их значение // Теоретические и прикладные аспекты современной филологии: материалы 14-й Всерос. филол. чтений им. профессора Р.Т. Гриб (1928-1995). Красноярск, 2009. С. 39-45.
Крейдлин Г.Е., Переверзева С.И. Тело в диалоге: семантическая концептуализация тела (итоги проекта). Ч. 2: Признаки соматических объектов и их значения // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии тр.: Междунар. конф. «Диалог-2010». М., 2010. С. 382-388.
Аркадьев П.М., Крейдлин Г.Е. Части тела и их функции (по данным русского языка и русского языка тела) // Слово и язык: сб. ст. к восьмидесятилетию акад. Ю.Д. Апресяна. М., 2011. С. 41-53.
Евсеева И.В. Когнитивное моделирование словообразовательной системы русского языка (на материале комплексных единиц): дис. ^ д-ра филол. наук. Кемерово, 2012. 430 с.
Евсеева И.В., Пономарева Е.А. Когнитивное моделирование лексико словообразовательного гнезда (на материале гнезд с вершинами сердце и heart) // В мире научных открытий. 2012. № 11.3. С. 90-118.
Минский М. Фреймы для представления знаний. М.: Энергия, 1979. 152 с.
Евсеева И.В. Лексика русского языка и его диалектов в репрезентации тела и телесности: электронная база данных // Человек и язык в коммуникативном пространстве: сб. науч. ст. 2013. Т. 4, № 4. С. 237-243.
Dokulil M. Tvoreni slov cestine: Teorie odvozovani slov. Praha, 1962. 263 s.
Урысон Е.В. Душа, сердце и ум в языковой картине мира // Путь. 1994. № 6. С. 219.
Крейдлин Г.Е. Коммуникация врача с пациентом во время первичного приёма: разговор о боли и болезни // Русский язык сегодня. Вып. 6: Речевые жанры современного общения / отв. ред. А.В. Занадворова. М., 2015. С. 147-174.
Словарь русских народных говоров. Т. 1-47. М.; Л.: Наука; СПб.: Институт лингвистических исследований РАН, 1965-2014.
Словарь русского языка: в 4 т. / РАН. Ин-т лингв. исследований / под ред. А.П. Евгеньевой. 4-е изд., стер. М.: Рус. яз.: Полиграфресурсы, 1999.
Словарь современного русского литературного языка: в 17 т. М.; Л.: АН СССР, 1948-1965.
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., доп. М.: ИТИ Технологии, 2006. 944 с.
Болезни и лечение. Справочник болезней и их лечение. URL: http://medicina.dobro-est.com/bolezni-i-lechenie-spravochnik-bolezney-i-ih-lechenie (дата обращения: 30.03.2017)
Виды болезней и их лечение. URL: http://wikipigs.net/emfizema-legkih-lechim-retseptami-znaharey.html (дата обращения: 15.01.2017)
Народные названия болезней. URL: http://poisk-ru.ru/s31377t2.html (дата обращения: 20.01.2017)
Народные названия лекарственных растений. URL: Источник http://vapakol.ru/narodnye-nazvaniya-rastenijj (дата обращения: 20.01.2017)
Распространенные болезни и их лечение народными средствами. URL: https://oldmed.ru/lechenie/ (дата обращения: 15.02.2017)
Русские народные названия болезней (из «Записок врача»). URL: http:// blogs.7iskusstv.com/?p=29254 (дата обращения: 15.02.2017)
 Фреймовое моделирование фрагментов лексико-словообразовательных гнезд с семантикой 'заболевание' | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2017. № 49. DOI:  10.17223/19986645/49/1

Фреймовое моделирование фрагментов лексико-словообразовательных гнезд с семантикой 'заболевание' | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2017. № 49. DOI: 10.17223/19986645/49/1