Современная Испания: новая политическая реальность - новый политический дискурс | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2019. № 59. DOI: 10.17223/19986645/59/4

Современная Испания: новая политическая реальность - новый политический дискурс

Исследуются современные тенденции развития политического дискурса Испании на примере дискурса появившейся в 2014 г. партии «Подемос». Анализ философской базы, представляющей собой труды теоретиков постмодернизма и постструктурализма, вместе с обзором теории дискурса в филологическом аспекте позволяют создать основание для комплексного рассмотрения и анализа нового для испанской политической модели дискурса, во многом опирающегося на популизм как политическую стратегию, возникшую в ответ на меняющиеся социокультурные реалии, что даёт возможность объяснить с дискурсивной точки зрения причины резкого роста и последующего спада популярности конкретной партии и подобных ей на политической арене Испании.

Modern Spain: New Political Reality - New Political Discourse.pdf Введение. Интерес к изучению политического дискурса как самостоятельного объекта исследования зародился в последней четверти XX в. в связи с расширением его задач, инструментов и возможностей, связанных с активным развитием медийной сферы и социальных сетей, выбранных в качестве приоритетного канала трансляции. Теории и практике дискурса посвящены труды ряда зарубежных учёных, в частности Э. Бенвениста, Р. Водака, Дж. Лакоффа, Н. Хомского, Т.А. ван Дейка, У. Чейфа, Ю. Ха-бермаса и др. Свой вклад в исследование политического дискурса внесли российские исследователи Н.Д. Арутюнова, А.Н. Баранов, Э.В. Будаев, А.П. Чудинов, Е.И. Шейгал и др. Тем не менее эволюция политического дискурса, обусловленная изменяющимися социально-культурными условиями, остаётся несомненно актуальной, но пока недостаточно изученной научной проблемой, требующей дальнейшего всестороннего рассмотрения. Теоретические основания исследования. Политическая нестабильность и разочарование в социальном и научном прогрессе в 70-х гг. прошлого века привели к возникновению во Франции такого философского течения, как постструктурализм. Постструктурализм и выросший на его базе постмодернизм подтолкнули многих учёных к критическому анализу современного им общества и его культуры. Такие исследователи, как Ж. Бодрийяр, Ж. Деррида, Ж. Делёз, Р. Барт, Ю. Кристева, Ж. Лакан, М. Фуко, задают вектор нового осмысления действительности. Реальности отказывают в объективности. Она оказывается лишь результатом бесчисленных проекций и отражений явлений в сознании людей. Логическая система, выстроенная Ф. де Соссюром, предполагающая строгое соответствие означающего и означаемого окружающих человека знаков, становится трамплином для семиологов, которые теперь отрицают её замкнутость, указывая на бесконечность коннотативных смыслов знака и невозможность его анализа вне общей смысловой ткани языка. Реальность, таким образом, превращается в бесконечный текст, и «вне текста не существует ничего» [1. Р. 35-36]. Отныне все факты окружающей действительности ставятся под сомнение. Привычные разуму вещи становятся двух- и даже многоплановыми, расцениваются как мифы: одежда, еда, фотография, кино. Тексту как мифу, как совокупности смысловых отсылок к другим внележащим текстам становится тесно в рамках науки о языке. Новые горизонты исследований вызывают потребность в создании нового концепта, который бы передавал всю полноту взаимопроникновений различных областей знания, происходящих на «территории» текста. Так в научный обиход входит понятие дискурса - «текста, погружённого в жизнь», который трактуется как «целенаправленное, социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания (когнитивных процессах)» [2. C. 136-137]. Предлагаемый в статье вслед за многими учёными подход к рассмотрению дискурса как коммуникативного действия / события, вербализирую-щего ментальность, и одновременно как письменной или речевой его реализации, текстуальной и интертекстуальной, отражающей дихотомию лингвистического и экстралингвистического в определённом социальном контексте [3. C. 20], позволяет наиболее глубоко раскрыть дискурсивную специфику. Разделяя мнение О.Л. Михалевой, утверждающей, что «дискурс детерминируется как типом той социальной активности, в рамках которой он осуществляется, так и интенциональным фактором, предопределяющим выбор способов общения» [4. C. 72], мы выделяем политический дискурс как особую дискурсивную практику, которую используют политики при выполнении своих функций для осуществления политической коммуникации. При этом основной интенцией политического дискурса является «борьба за власть» [5. C. 4]. Политический дискурс как коммуникативное действие направлен на определённую аудиторию - электорат - и вербали-зируется в виде текстов политической направленности. Интертекстуальность, иначе говоря, взаимовлияние и взаимозависимость дискурсивных политических текстов, представляет собой их типологическую характеристику. Подобных взглядов придерживаются испанские исследователи политического дискурса, например М. Альвар, С. Герреро Саласар, Э.А. Ну-ньес Кабесас [6, 7]. Актуальность, цель и материалы исследования. Актуальность когнитивно-дискурсивного исследования, проводимого в данной статье, определяется необходимостью рассматривать дискурс, в первую очередь политический, не только как объект действительности, который порождается реальностью и служит средством её познания, но и как субъект действительности, который формирует и моделирует политическую реальность. Цель предлагаемого в статье исследования - выявление типологических особенностей нового, отличного от системного, варианта политического дискурса в Испании, реализуемого лидерами и идеологами испанской партии «Подемос». Для достижения поставленной авторами цели были проанализированы как собственно ядро дискурса, представляющее собой программу партии [8], так и его поле: выступления представителей партии на телевидении [9], публикации их интервью в журналах и газетах (в первую очередь в рейтинговых периодических изданиях, таких как «ABC» [10], «EL PAIS» [11], «EL MUNDO» [12], а также их комментарии в соцсетях [13], послужившие практическим материалом для исследования. Всего проанализировано более 200 дискурсивных текстов. На основании выделения специфических констант дискурса «Подемос» и объяснения их генезиса путём обращения к критическим материалам, созданным собственно испанскими политологами, формулируются выводы, к которым авторы приходят в ходе рассуждений, представленных ниже. Методы исследования. В статье используется системный подход, основанный на совокупности дискурсивного и когнитивного анализа. Такой подход становится ключом к разгадке многих явлений окружающего мира, так как даёт возможность изучать языковые явления на пересечении двух перспектив, ориентированных на экспликацию когнитивного механизма дискурса с учётом факторов лингвокультурной и социополитической среды. По словам Ю.С. Степанова, «дискурс существует прежде всего и главным образом в текстах, но таких, за которыми встаёт особый мир -возможный (альтернативный) мир» [14. C. 44], в котором действуют свои собственные правила. Именно дискурс представляет возможность не столько для пассивного познания и концептуализации мира, сколько для его активного моделирования. С момента своего появления каждый объект или явление реальности получает многомерное осмысление, производится анализ его валентности, даётся диахроническое и синхроническое описание составляющих его смыслов. Использование сравнительно-сопоставительного метода позволяет выявить новаторские черты дискурса партии «Подемос», отличающие его от традиционного дискурса системных партий. Дискурс партии «Подемос» как новый вариант политического дискурса Испании. Дискурс, который понимается в статье как инструмент политического влияния, особая информационная среда бытования субъектов политики, коммуникативное действие и его результат - текст, представляет собой основополагающую инфраструктуру политической коммуникации «Подемос». В ней отсутствуют случайные элементы, любое политическое действие тщательно продумано с точки зрения времени, места, формы его осуществления, а также в аспекте его дискурсивной подачи и распространения по медийным каналам. Именно это, в ряду других факторов, позволило «Подемос» добиться глубокого понимания, воспроизведения и подражания, которые встретили её идеи и действия в общественном сознании простых испанцев, почувствовавших себя преданными традиционными политиками, не защитившими их перед новой социально-экономической реальностью. Их ответом стал мощный электоральный импульс, который они послали новой политической силе - «Подемос», отдав за неё свои голоса. Философско-идеологические основы политического дискурса «По-демос». Превратив политику из искусства управления в поле идеологической борьбы, заключив её в рамки дискурса, правящие элиты оказались на пороге глубокого идеологического кризиса. Существует мнение, что именно с середины прошлого века достигший своего расцвета маркетинг, в том числе и политический, окончательно разрывает связь между объективной реальностью и субъективным её восприятием широкими массами населения, что заведомо является причиной последующего глубокого разочарования. Политика превращается из искусства управления исключительно в средство достижения и удержания власти, в игру с народом, в которой он, как наивный ребёнок, постоянно проигрывает и оказывается обманутым из-за неспособности трезво оценить преподносимую и часто навязываемую ему информацию. В сознании электората реальность существует не в объективном, а в преобразованном виде, представляясь такой, какой её создали политические акторы, использующие СМИ как ретранслятор своих мнений, суждений, оценок, которые затем перенимает массовая аудитория. Политический дискурс, благодаря управляющим возможностям языка, конструирует действительность в интересах определённых кругов или лиц, при этом собственно манипулятивное воздействие возникает в результате «сознательного раздвоения прокламируемых и истинных намерений» [15. C. 108]. Тактика ведения предвыборных кампаний, представляющих собой не что иное, как театрализованные костюмированные представления, оформляется в отдельную дисциплину: составляются руководства по имиджу политиков, появляются специалисты в данной области, на данные цели начинают выделяться крупные суммы денежных средств. Удивляет тот факт, что даже известность маркетинговых стратегий не спасает электорат от открыто навязываемого ему мнения. Возможно, объяснение этому кроется в самой человеческой природе. Как утверждал Р. Барт, «человек любит знаки и любит, чтобы они были ясными» [16. C. 390]. От осознания того, что он способен разгадать загадку, т. е. прочитать зашифрованное в знаке сообщение, пусть и самое элементарное, он получает огромное удовольствие. Эти положительные эмоции мешают сознанию проследить причинно-следственную связь многих явлений, понять, зачем фокус внимания концентрируется на определённом отрезке действительности, воспрепятствовать, наконец, манипулятивному влиянию на существующую картину мира путём активации сложных кодов, заложенных в репрезентуемых избирателю знаках. Одними из первых о практическом применении теории дискурса в политике заговорили политологи Эрнесто Лаклау и Шанталь Муфф. В 1985 г. на волне постмодернизма и постструктурализма и под влиянием теории гегемонии Антонио Грамши они создают совместный труд «Гегемония и социалистическая стратегия» [17], который становится своего рода постулатом нового политического течения - постмарксизма. Отвергая деление общества по экономическому признаку и ставя во главу угла идейные принципы и убеждения, Лаклау и Муфф заявляют о дискурсивной природе политических процессов, определяя политику как чисто идеологическую борьбу. Важная роль в этой борьбе отводится интеллигенции, которая призвана представлять и защищать интересы разрозненных по многочисленным признакам групп населения. При этом, согласно теории Лаклау и Муфф, дискурс должен транслироваться одной личностью, вокруг которой будет строиться народное самосознание [18. Р. 7-18]. Дальнейшее развитие идей постмарксизма в конечном итоге приводит к возникновению левого популизма. Лексема «populismo» стала словом года в Испании в 2016 г. [19]. При этом в новом политическом дискурсе «populismo» используется не в традиционном смысле (политическая позиция или риторика, апеллирующая к широким народным массам), а как политический концепт с новым значением: политическая линия, ориентированная на возвращение власти народу в противовес власти элит. По мнению профессионалов Фонда неологизмов испанского языка, это слово развивает негативную оценочность, получая дополнительные коннотации: эмотивное обращение политиков к гражданам с целью предложить простые решения для сложных проблем (apelacion emotiva al ciudadano y la oferta de soluciones simples a problemas complejos) [Ibidem]. Семантической эволюции концепта «populismo» во многом способствовала изменившаяся политическая конъюнктура - знаковые политические трансформации международной ситуации, связанные с брекситом и победой Дональда Трампа на президентских выборах в США. Лаклау в своих работах понимает популизм в позитивном ключе. Он утверждает, что популизм не является ни идеологией, ни следствием её отсутствия, а представляет собой политическую логику, направленную на достижение реальной демократии. Задача популизма - не только выявление реальных потребностей народа путём выстраивания чёткой границы между действительными интересами населения и навязываемыми ему «извне» правящей кастой, но и их грамотная канализация в одном русле для создания общего направления движения. Это возможно лишь путём создания «пустого означающего», объединяющего в себе означаемые различных дискурсов, некой недостижимой идеи, которая бы мотивировала все группы населения. Лаклау трактует не только идеологию политических партий и движений, но и их деятельность как дискурсивный феномен, определяя дискурс как поле осмысленности, как область, где образуются смыслы и значения. Лаклау настаивает, что не существует вне дискурсивной реальности: политика и есть дискурс. Он интерпретирует дискурс как способность мыслить и действовать в зависимости от определённого смыслового поля, которое первично по отношению к факту - «la hipotesis basica de una aproximacion discursiva es que la misma posibilidad de percepcion, pensamiento y accion depende de la estructuracion de un cierto campo significante que preexiste a cualquier inmediatez factual» [20. Р. 7]. Смысл в пространстве политического дискурса, по мысли Лаклау, возникает как результат действия так называемой логики различия, которая и определяет идентичность основных составляющих осмысленности - означающего, того, что обладает смыслом, и означаемого - собственно самого смыслового поля. Семя, брошенное в землю Лаклау и Муфф, взошло не сразу, но в наши дни плющом расползлось по всему миру, проникая в трещины, возникающие в политических системах и заставляя дрожать стены, выстроенные десятки лет назад традиционными системными партиями. В частности, в Испании стремительно появившаяся на политической сцене в 2014 г. партия «Подемос», возникшая на волне протестной активности «Движения возмущенных» (Los indignados) - недовольных и разочарованных граждан, активно проповедующая заветы Лаклау, уже через несколько месяцев сенсационно набрала на выборах в Европарламент 8% голосов, получив пять депутатских мандатов, а на парламентских выборах в самой Испании 20 декабря 2015 г. в коалиции с рядом левых политических партий завоевала 21% голосов (за неё проголосовали 5,2 млн испанцев), что обеспечило ей 69 мест в нижней палате Кортесов и превратило в третью по степени влияния партию страны [21]. Тем самым был положен конец просуществовавшей почти сорок лет двухпартийной системе в стране. Вместе с новой политической силой возник новый вариант политического дискурса Испании, отличающийся рядом типологических характеристик и кругом концептуальных метафор от традиционного системного дискурса «Народной партии» (Partido Popular) и «ИСРП» (Partido Socialista Obrero Espanol). Перформативность как типологическая черта политического дискурса «Подемос». Опираясь на предложенную Эрнесто Лаклау трактовку дискурса, Иньиго Эррехон, идеолог партии, призывает рассматривать политику как борьбу за смыслы (disputa por el sentido, lucha por el sentido de las palabras), а дискурс, или нарратив, как такой способ построения смысла, благодаря которому обретают сущность знания и практические действия (los significados de las cosas no estan dados, son producto de una construction previa) [22. Р. 167-168]. Параметры политического дискурса «Подемос» сформировались из политических лозунгов «Движения возмущенных», отразивших проблематику глубокого народного недовольства: Без народа вы - ничто - Sin el pueblo no sois nada; Мы не товар для политиков и банкиров - No somos mercancia de politicos y banqueros; Ни ИСРП, ни НП - Ni PSOE ni PP; Нет, они нас не представляют - No nos representan; Пусть они уйдут - Que se vayan; Ошибка системы -Error del sistema; Они называют это демократией, но это не демократия - Lo llaman democracia y no lo es; Речь не о борьбе левых против правых, это борьба тех, кто внизу, против тех, кто наверху - Esto no es una cuestion de izquierda contra derechas, es de los de abajo contra los de arriba [23]. Анализируя типологические характеристики нового политического дискурса в Испании, отличающие его от традиционного системного, отметим, что он становится перформативным, т.е. используется как политическое действие и для совершения политических действий, что сближает его с современными популистскими дискурсами в других странах (дискурс Д. Трампа в США, партии «СИРИЗА» в Греции, «Национальный фронт» во Франции). Как известно, понятие перформативности было введено в научный оборот Джоном Остином по отношению к высказываниям, которые не просто описывают действия, но сами являются действиями [24, 25]. Суть одного из главных постулатов перформативности сформулирована Джоном Роджерсом Сёрлом: «перформативные высказывания сами влекут за собой действия, которые они называют» [26. С. 14]. Политические стратеги «Подемос» - Пабло Иглесиас, Иньиго Эррехон, Хуан Карлос Монеде-ро, Каролина Бесканса и Луис Алегре - умело воспользовались историческим моментом для того, чтобы инициировать диалог с гражданами страны, понимая его как целенаправленное социальное действие, которое осуществляется в ходе борьбы за смыслы (nombrar es hacer politica) [27. Р. 88] и транслируется через наиболее выигрышные коммуникационные каналы: телевидение, социальные сети, публичные выступления на митингах. Само название партии «Подемос» - Мы можем! - заключает в себе сильный эмоциональный импульс надежды на перемены и веры в свои силы, а также транслирует призыв к действию, которое становится реальным, осуществимым. Ключевые концепты дискурса «Подемос» (ideas fuerza) - победить, мы, перемены, стремление, участие, достоинство, прозрачность, граждане, народ, люди, большинство, суверенитет - идентифицируются с самой партией, детерминируя поступки тех, кому они адресованы. Политический дискурс «Подемос», включающий чётко выверенные понятия (каста и народ, те, кто не каста: casta - pueblo, los que no son casta; те, кто наверху и те, кто внизу: los de arriba - los de abajo и др.) и метафоры (разбить врага - derrotar al enemigo; коты и мыши: gatos - ratones и др.), формулы поведения (например, кормление грудного ребенка в парламенте, отказ приветствовать стоя короля Испании и др.), «новую эстетику» - альтернативные причёски, продуманно небрежный стиль одежды, отсутствие пиджака и галстука - позволили партии победно штурмовать небеса (asaltar los cielos) и завоевать доверие испанского электората, используя в качестве коммуникационных каналов социальные сети, телевидение, радио и прессу. В идеологических выкладках партии очевидно прослеживаются три базовых популистских дихотомии: каста / народ, враг / герой, будущее / прошлое. Вертикальное разделение общества на касту, мафию, коррумпированных представителей власти и народ, т.е. тех, кто не каста, позволяет объединить лево- и правонастроенных избирателей против общего врага -правящей элиты, выдвинув из рядов партии героя, призванного вернуть прежнее благосостояние народа. Именно в прошлое устремлены взоры популистов в отличие от традиционных политиков, строящих свою программу на будущих перспективах. Прошлое же является источником приятных воспоминаний и эмоций, которые раздуваются политиками новой формации до утопического идеала, «украденного у народа» современным правительством, на фоне которого настоящее ощущается угнетающим и бесперспективным. Однако это суждение глубоко иррационально. Всё дело в том, что наше политическое сознание является не рациональным, а исключительно эмоциональным. Именно поэтому современная политтехнология строится на создании и поддержании определённого эмоционального состояния электората путём внедрения в коллективную когнитивную картину мира народа необходимых образов и символов. Обращение к простейшим человеческим инстинктам является одним из инструментов влияния на общественное мнение, используемым «Поде-мос». Основным инстинктом определённо является страх, страх перед существующей неопределённостью, умело преобразуемый в страх перед будущим в целом с его неизвестностью и настоящим с такими проблемами, как терроризм, миграция и потеря экономического статуса. На подробный анализ существующих в народе волнений, переживаний, умонастроений направлены заказываемые партией профессиональные социологические исследования [28]. Получаемые в ходе этих исследований данные используются для создания так называемой «постправды» - проверенного инструмента популистов. Суть данного концепта заключается не в искажении действительности, но в акцентировании и подчёркивании лишь определённых, выгодных автору дискурса участков реального мира. Термин post-truth (исп. posverdad, рус. постправда) в 2016 г. становится словом года в Великобритании, по мнению составителей Оксфордского словаря. Концепт post-truth «описывает обстоятельства, в которых объективные факты менее важны для формирования общественного мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям» (перевод авторов) [29]. Расширение концепто-сферы медийного дискурса представляет собой своего рода ответную реакцию на развитие общества и его институтов, технический прогресс, появление новых политических и социально-культурных факторов. В эпоху развития массовых коммуникаций истина становится менее важной, уступая разного рода оценкам и интерпретациям субъективного, а не объективного толка. Именно в 2016 г. на фоне референдума о членстве Великобритании в ЕС и выборов президента США слово post-truth стало особенно актуальным и часто употребляемым в дискурсивном пространстве. Эмпатия как типологическая черта политического дискурса «Подемос». Эмпатия (исп. empatia, inteligencia emocional) традиционно трактуется как осознанная психологическая способность чувствовать другого человека, его намерения, переживания и воспринимать его мир, как если бы он был твоим собственным. Эмпатичность дискурса «Подемос» как подлинно народной партии - ещё одна его новаторская черта - создаётся путём повторения суждений из народа, что заставляет избирателей считать членов партии «своими». Дискурс «Подемос» адресован в первую очередь простым испанцам, чьи страдания и надежды стали неотъемлемой частью стратегии партии, определяющей её политическую идентичность. Системные партии и их политические лидеры, строящие свой дискурс без оглядки на психологические особенности электората, воспринимаются как «чужие». Эмпатия дискурса «Подемос» позволила сократить дистанцию между партией и её электоратом, сломать стереотип, противопоставляющий политических лидеров (casta, los de arriba) простым гражданам (los que no son casta, los de abajo). По мнению профессора психологии Университета Ла Лагуны (Тенерифе) Венсеслао Пеньяты (Wenceslao Penate), лидеры «Подемос» эмоционально близки электорату, транслируют новые идеи и искренни в словах и поступках. Они оказались способны увидеть в простом гражданине человека, у которого есть свои трудности и свои нужды. Новизна их политической и дискурсивной деятельности ставит их выше традиционных и уже изрядно надоевших политиков: Conectan emocionalmente, transmiten frescura y parecen genuinos. Son capaces de reconocer en el ciudadano a alguien con dificultades y necesidades. Estan por encima de otros politicos porque no tienen el desgaste de la gestion [30]. Новые концептуальные метафоры политического дискурса «Подемос». Меняющаяся политическая реальность и новое положение «По-демос», вошедшей в испанский парламент, заставляют лидеров партии менять свой дискурс, искать новые сильные метафоры и образы, способные уже не только привлечь, но и удержать внимание электората. В результате частотного анализа эмпирического материала объёмом более 50 п.л. можно выделить следующие метафоры, характерные для актуального дискурса партии «Подемос» последних месяцев. Тех, кого раньше именовали кастой (casta), теперь называют antipatriotas (антипатриоты), los de esmoquin (те, кто в смокинге), mafia del canape (мафия, которая ест канапе), los que observan desde el palco de honor (те, кто смотрит из ложи почётных гостей), дистанцируя таким образом власти предержащие от простых граждан. Новой константой политического дискурса «Подемос» становится концепт trama, полностью вытеснивший слово casta. Это очень ёмкое понятие, успешно транслирующее важнейший для партии политический смысл: trama - это целая сеть, объединяющая политиков из системных партий, погрязших в коррупции, коррумпированные деловые круги и продажные СМИ, представителей судебной власти, даже членов королевского дома. Trama - это те, кто имеет реальную власть, те, кто дёргает за ниточки, использует свои связи и финансовые возможности для того, чтобы влиять на курс правительства: ...una suerte de red organizada que conecta a los empresarios mas poderosos con algunos dirigentes de partidos politicos tradicionales e incluso algunos representantes del poder judicial; en ella tienen cabida la Casa Real y otras instituciones y actores que, en definitiva, son quienes realmente manejan los hilos, quienes ostentan el poder real» (Pablo Iglesias); «ambito de la politica, de los gobiernos, instituciones y gente de las grandes empresas de Espana que guardan relaciones personales de muchos anos, y que estan coordinadas para, cada uno desde su ambito de actuacion, tomar determinadas decisiones importantes para el rumbo de un pais (Irene Montero, portavoz de Unidos Podemos en el Congreso) [31]. Однако резкое падение популярности «Подемос» на современном этапе, вызванное, в числе прочего, позицией, которую её руководство занимает по целому ряду ключевых внутриполитических вопросов, и кризисными процессами в руководстве партии, неизбежно ослабляет перформативность и эмпатичность её дискурса, не находящего более надлежащего отклика у электората, ранее поверившего в успех политических заявлений «Поде-мос». Результаты исследования. Проведённое исследование позволяет сделать следующие выводы: - стремительный рост рейтинга партии «Подемос» в 2014-2015 гг. свидетельствует об общей тенденции к популизму в испанском политическом дискурсе, что является следствием глобального политического кризиса и на определённом этапе оказывается весьма эффективной стратегией, приносящей голоса избирателей; - успех «Подемос» во многом детерминирован пониманием того, что дискурс сосуществует с социальными действиями, смысл и значение которых как раз и создаются благодаря дискурсу; - дискурс «Подемос» перформативен, прагматичен и эмпатичен в той мере, в какой он способен производить коммуникативный эффект, направленный на то, чтобы вызывать у реципиента не только требуемое отношение к сообщаемой информации, но и побудить его действовать; - перформативность и эмпатичность как типологические характеристики дискурса испанских левых популистов строятся на тройной дихотомии trama / народ, враг / герой, будущее / прошлое, позволяющей создать область «постправды» в сознании избирателей с целью манипуляции общественным мнением. Анализ результатов. Выделенные авторами статьи типологические особенности современного политического дискурса, объяснение возникновения новейших тенденций в политике Испании, берущих начало в философии постмодернизма и постструктурализма, позволяют рассмотреть в данном ключе политические дискурсы других стран как с целью изучения каждого из них в отдельности, так и для сравнительного анализа. Заключение. Существует мнение, что быстрый взлёт «Подемос» может закончиться столь же стремительным падением, о чём свидетельствуют нарастающий раскол внутри самой партии и последовательный спад её популярности, который значительно ускорился в связи с позицией её лидера по вопросу каталонского кризиса и референдума о независимости Каталонии 1 октября 2017 г. Причины спада популярности, как это ни странно, совпадают с секретами её стремительного роста. Всё дело в том, что программа партии строится на обещании удовлетворить потребности самых разных и немногочисленных групп населения, что предполагает объединение в рядах избирателей различных общественных классов и групп. Это вызывает потребность создания очень расплывчатого дискурса, исключающего острые темы, обходящего спорные вопросы, который бы мог быть направлен как можно большему количеству людей. Другими словами, пользуясь принципами популизма, партия объединяет в своём дискурсе целый ряд дискурсов, часто противоречащих друг другу, с целью достижения власти, но не с целью реального решения накопившихся в стране проблем, поскольку для этого необходимо выработать чёткую стратегию, воплощение которой всегда требует ущемления интересов одной из сторон. Популизм, создающий политический субъект без чётких очертаний, который зиждется на коллективном эмоциональном подъёме, является эффективным средством для достижения власти в предвыборной борьбе, однако впоследствии становится причиной внутреннего кризиса и требует стабилизации внутрипартийных отношений и выработки чёткой стратегии. Ещё одним тактическим просчётом «Подемос» становится намерение использовать народ в борьбе с «кастой», «мафией», правящим меньшинством без чёткого понимания, что есть народ и на какой социальной ступени проходит граница между «своими» и «чужими». Современные испанские популисты сами себя обрекают на провал, стараясь угодить всем «indignados» сразу и парализуя тем самым свою политическую волю. Объединение противоречивых интересов внутри одного дискурса рано или поздно приводит к кризису доверия всех поддерживающих данный дискурс сторон. В отличие от Грамши, отрицавшего тактику открытого боя и предпочитавшего тактическую войну в политике, предполагающую долгий процесс создания необходимой среды для смены власти, Лаклау и Муфф, а вслед за ними и лидеры «Подемос» считают необходимым сначала прийти к власти, а потом уже сверху пытаться изменить сложившуюся ситуацию. Коммуникативная стратегия «Подемос», представляющая собой совокупность концептов, образующих ментальное пространство их дискурса, служит для репрезентации окружающей действительности и одновременно для её моделирования с помощью целенаправленных социальных действий, задачей которых является, к сожалению, не изменение общественного сознания с целью глобального социального преобразования, как было завещано Грамши, а собственно приход к власти, о чём свидетельствует глубокий внутрипартийный кризис, мешающий партии развивать собственные идеи.

Ключевые слова

политический дискурс, Испания, партия, «Подемос», «постправда», discourse, Spain, politics, party, "Podemos", "posttruth"

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ларионова Марина ВладимировнаМосковский государственный институт международных отношенийканд. филол. наук, доцент кафедры испанского языкаlarionova.m@list.ru
Сливчикова Юлия ВладимировнаМосковский государственный институт международных отношенийканд. филол. наук, преподаватель кафедры испанского языкаaurora85@bk.ru
Всего: 2

Ссылки

Derrida J. Double Session // Derrida J. Dissemination. Chicago : University of Chicago Press ; London : The Athlone Press, 1981. Р. 173-286.
Арутюнова Н.Д. Дискурс // Лингвистический энциклопедический словарь / под ред. В.Н. Ярцева. М., 1990. С. 136-137.
Ларионова М.В. Испанский газетно-публицистический дискурс: искусство информа ции или мастерство манипуляции? M. : МГИМО-Университет, 2015. C. 20.
Михалева О.Л. Политический дискурс: Специфика манипулятивного воздействия. М. : Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. C. 72.
Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса. М. : Гнозис, 2004. C. 4.
Alvar M. (coord.) El lenguaje politico. Madrid : Fundacion F. Ebert e Instituto de Cooperation Iberoamericana, 1987. 221 p.
Guerrero Salazar S., Nunez Cabezas E.A. El lenguaje politico espanol. Madrid, Catedra, 2002. 555 p.
PODEMOS. URL: https://podemos.info/podemos-ya-tiene-programa-aqui-resumido-en-29claves/ (дата обращения: 10.10.2017).
LA TUERKA. URL: http://www.latuerka.net/ (дата обращения: 11.08.2017).
ABC. URL: https://www.abc.es/ (дата обращения: 11.08.2017).
EL PAIS. URL: https://elpais.com/ (дата обращения: 11.08.2017).
ELMUNDO. URL: http://www.elmundo.es/ (дата обращения: 11.08.2017).
Pablo Iglesias. URL: https://twitter.com/pablo_iglesias_ (дата обращения 10.10.2017).
Степанов Ю.С. Альтернативный мир: Дискурс, Факт и принцип Причинности // Язык и наука конца ХХ в. : сб. ст. М., 1995. С. 44.
Карасик В.И. Языковая кристаллизация смысла. М. : Гнозис, 2010. 351 c.
Барт Р. Система Моды: Статьи по семиотике культуры. М. : Изд-во им. Сабашниковых, 2003. 512 с.
Laclau E., Mouffe Ch. Hegemony and social strategy. London : Verso, 1985. 197 p.
Laclau E. Discurso // Estudios: filosofia, historia, letras. Mexico, D.F. : Instituto Tecnologico Autonomo de Mexico, Departamento Academico de Estudios Generales. Seccion textos, nueva epoca, 2004. Vol. 2, № 68. Р. 7-18.
Fundeu BBVA. URL: https://www.fundeu.es/recomendacion/populismo-palabra-del-ano-2016-para-la-fundeu-bbva/ (дата обращения: 12.08.2017).
Laclau E. Discurso // Estudios: filosofia, historia, letras. Mexico, D.F. : Instituto Tecnologico Autonomo de Mexico, Departamento Academico de Estudios Generales. Seccion textos, nueva epoca, 2004. Vol. 2, № 68. Р. 7.
JUNTA ELECTORAL CENTRAL. URL: http://www.juntaelectoralcentral.es/cs/ jec/elecciones/Generales-diciembre2015?p=1379061494717 (дата обращения: 10.10.2017).
Errejon I. La lucha por la hegemonia durante el primer gobierno del MAS en Bolivia (2006-2009): un analisis discursivo. Tesis doctoral. Madrid : Universidad Complutense de Madrid, 2012. 656 p.
Robledo P. Las frases y lemas del Movimiento 15M mas utilizados. URL: www.movimiento15m.org/2013/07/las-frases-y-lemas-del-movimiento-15m.html (дата обращения: 11.09.2017).
Остин Дж. Перформативные высказывания // Остин Дж. Три способа пролить чернила. М., 2006. С. 264.
Остин Дж. Как производить действия при помощи слов // Избранное. М., 1999. С. 19.
Сёрл Дж.Р. Философия языка / ред.-сост. Дж.Р. Сёрл ; пер. с англ. 2-е изд. М. : Едиториал УРСС, 2010. C. 14.
Monedero J.C. Curso urgente de politica para gente decente. Barcelona : Editorial Planeta, S.A, 2014. 246 p.
La estrategia de los morados. Podemos encarga un estudio para mejorar la imagen de Pablo Iglesias. URL: https://www.elperiodico.com/es/politica/20170514/podemos-encarga-estudio-mejora-imagen-pablo-iglesias-6034240 (дата обращения: 10.10.2017).
Oxford Dictionaries. URL: http://en.oxforddictionaries.com (дата обращения: 2.08.2017).
Soteras A. Los politicos suspenden en inteligencia emocional, salvo los emergentes. URL: https://www.efesalud.com/los-politicos-suspenden-en-inteligencia-emocional-sal-vo-los-emergentes/ (дата обращения: 11.08.2017).
Lopez de Miguel A. Cambio de discurso en el nuevo Podemos: de la casta a la trama. URL: http://www.publico.es/politica/cambio-discurso-nuevo-casta-trama.html (дата обращения: 15.11.2017).
 Современная Испания: новая политическая реальность - новый политический дискурс | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2019. № 59. DOI: 10.17223/19986645/59/4

Современная Испания: новая политическая реальность - новый политический дискурс | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2019. № 59. DOI: 10.17223/19986645/59/4