Концепт «Честь» и его образные репрезентации в контаминированной картине мира писателя-билингва (на материале рассказа Р. Сейсенбаева «Честь») | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2019. № 61. DOI: 10.17223/19986645/61/9

Концепт «Честь» и его образные репрезентации в контаминированной картине мира писателя-билингва (на материале рассказа Р. Сейсенбаева «Честь»)

Рассматривается концепт «Честь» как элемент русской языковой картины мира и ключевое понятие художественной контаминированной картины мира на примере рассказа «Честь» (1968) казахского писателя-билингва Роллана Сейсенбаева. Выявляются понятийная и образная составляющие художественного концепта «Честь», реализованные в повествовательной структуре рассказа. Моделируется система ключевых смыслов и типовых образных представлений, составляющих понятийный, образный и аксиологический слои анализируемого концепта в русской языковой и контаминированной (казахско-русской) художественной картинах мира.

The Concept “Honor” and Its Figurative Representations in the Bilingual Writer's Blended Worldview (Based on the St.pdf Введение В коммуникативном пространстве современного глобального мира повышается ценность полиязычной личности говорящего, что усиливает научный интерес к исследованию феномена билингвизма [1-3]. В этом контексте активно изучаются казахско-русский и русско-казахский билингвизм ([4, 5] и др.), а также особенности словесного художественного творчества казахских писателей-билингвов: рассматривается влияние двуязычия на формирование художественной картинзі мира, выявляется система концептов и образов, реконструирующих концептосферу казахского этноса ([6-9] и др.). Одним из ярких представителей современной казахской литературы является прозаик и драматург Роллан Сейсенбаев (1946 г.р.), одинаково талантливо пишущий как на казахском, так и на русском языке. Произведения Р. Сейсенбаева в разные годы выступали в качестве объекта филологических и собственно лингвистических исследований, в которых изучались жанровостилевое своеобразие творчества писателя [10], языковые и стилистические способы раскрытия характера персонажей [11], образность и мифологизм сейсенбаевской прозы [12, 13]. Лингвистические аспекты анализа языка и стиля писателя рассматривались до настоящего времени только на материале произведений, написанных на казахском языке [11]. Русскоязычные произведения Р. Сейсенбаева, в числе которых романсі «Если хочешь жить» (1986), «Заблудившийся крик^> (1986), «Лестница в ни- 150 Ж.Г. Темирова, Е.А. Юрина куда» (1987), «Трон сатаны» (1988), «Отчаяние, или Мертвые бродят в песках» (1991), рассказы «Честь» (1968), «Тоска по отцу, или День, когда рухнул мир» (1990) и др., были высоко оценены критикой и заняли достойное место в ряду классических произведений мировой художественной литературы ([14-16] и др.). В этой связи особую актуальность приобретает изучение русскоязычного творчества казахского писателя-билингва с позиций когнитивной лингвистики, лингвостилистики и лингвокультурологии. В русскоязычной прозе Р. Сейсенбаева находит выражение особая языковая картина мира автора, которую А.Б. Туманова предлагает обозначить терминами «контаминированная» или «негомогенная» [8. С. 13-14]. По определению исследователя, в контаминированной художественной картине мира «отображается реальная казахская действительность, национальный менталитет, национальная культура казахского народа, языковая ментальность представителя казахского этноса, переданная с помощью русского (второго родного) языка, выступающего неотъемлемым компонентом другой культуры, в частности языковой культуры русского народа» [Там же]. Контаминированная художественная картина мира, представленная в творчестве русскоязычных казахских писателей, служит уникальным материалом для филологического исследования. В ней отражается сложный процесс взаимодействия концептуальных, образных, символических кодов, вербализируемых средствами первого и второго языков, которыми в равной степени хорошо владеет и творчески выражает свои представления о мире билингвальная личность автора. Одним из направлений изучения контаминированной языковой картины мира является анализ различных способов лексической и текстовой репрезентации художественных концептов, ее составляющих. В настоящей статье впервые предпринята попытка изучить прозу Р. Сейсенбаева с позиций когнитивной семантики и стилистики в аспекте художественного билингвизма. Объектом анализа является концептосфера рассказа «Честь», ключевой элемент которой составляет одноименн^ій концепт, представленн^ій множеством прямых, образных и символических репрезентаций на уровне лексической (слова, словосочетания) и повествовательной (тематически связанные фрагменты текста, его логикосмысловое развертывание, типы речи) структуры текста. Имя данного концепта вынесено в заглавие рассказа, а его смысловое наполнение реализуется на уровне идейно-художественного содержания через систему персонажей, событийно-фабульную структуру, хронотоп, авторскую идею художественного произведения. Предметом изучения являются понятийные, образно-символические и аксиологические компоненты концепта, выраженного лексемой честь, а также языковые средства и способы его текстовой объективации с учетом специфики контаминированной казахско-русской художественной картины мира. Цель статьи заключается в выявлении универсального ядра и этноспе-цифических компонентов концепта «Честь», эстетически объективированного средствами русского языка казахским писателем в прозаическом про- Концепт «Честь» и его образные репрезентации 151 изведении малой формы в качестве ключевого компонента художественной картины мира. В работе применялись методы дефиниционного, компонентного, контекстуального, концептуального, лингвостилистического анализа, а также метод полевого моделирования. Особое внимание уделялось изучению образных средств русского языка, задействованн^іх в метафорической и символической интерпретации исследуемого концепта в его общеязыковом (русском) и художественном - эстетически переосмысленном, контаминированном (казахско-русском) вариантах. Основные термины и методика исследования В определении понятия «концепт» и методологии его анализа мы опирана сложившуюся в русистике авторитетную традицию, представленемся ную в трудах когнитивного (А.П. Бабушкин, В.И. Карасик, В.В. Колесов, М.В. Пименова, З.Д. Попова, Г.Г. Слышкин, И.А. Стернин и др.) и лингвокультурологического (С.Г. Воркачев, Д.С. Лихачев, В. А. Маслова, Ю.С. Степанов и др.) направлений ([17-25] и др.). Эти работы создали надежн^ій теоретический фундамент для многочисленных исследований отдельных концептов по данным национальных языков и разных типов дискурса, включая художественный, а также для сопоставительного анализа концептов в разных языках и культурах [26-29]. Вслед за З.Д. Поповой и И.А. Стерниным мы понимаем концепт как «дискретное ментальное образование, являющееся базовой единицей мыслительного кода человека, обладающее относительно упорядоченной внутренней структурой, представляющее собой результат познавательной (когнитивной) деятельности личности и общества и несущее комплексную, энциклопедическую информацию об отражаемом предмете или явлении, об интерпретации данной информации общественн^ім сознанием и отношении общественного сознания к данному явлению или предмету» [21. С. 34]. Мы также разделяем идею о дробности и многомерности концепта, в содержании которого выделяются понятийные, ассоциативно-образн^іе и эмоционально-оценочные признаки («слои», «компонентні») ([18. С. 71; 19. С. 19-20; 25. С. 412] и др.). Концепты как дискретные элементы когнитивной картинзі мира объективируются посредством знаков языка, используемых в текстах как продуктах речевой деятельности. Они могут быть выявлены и описаны путем анализа и интерпретации множества своих языковых и текстовых репрезентаций. По выражению М.В. Пименовой, концепт «рассеян в языковых знаках, его объективирующих», а для восстановления структуры концепта «необходимо исследовать весь языковой корпус, в котором репрезентирован концепт, - лексические единицы, фразеологию, паремиологический фонд, включая систему устойчивых сравнений, запечатлевших образы-эталоны, свойственные определённому языку» [20. С. 52]. Эффективным инструментом лингвокогнитивного анализа концепта является метод полевого моделирования, в рамках которого по данн^ім лексикографических источников, корпусных исследований, контент-анализа 152 Ж.Г. Темирова, Е.А. Юрина текста и текстовых формаций того или иного типа дискурса выявляется многокомпонентная и «послойная» содержательная структура концепта, которая моделирует его фреймовую организацию (выявляются минимальные квант^і знания, их иерархические и логико-пропозициональные связи), понятийную, ассоциативно-образную и оценочную составляющие (логический, метафорический и аксиологический планці), распределение компонентов содержания от ядра (ключевого базового смысла) к периферии (более частным, дифференцированным, факультативным смыслам, находящимся в зонах пересечения с другими концептами). Средства языковой репрезентации анализируемого концепта могут быть представлены в виде общеязыкового лексико-фразеологического поля, а также текстового и/или дискурсивного полей, которые, в свою очередь, демонстрируют фрагменты языковой, текстовой (авторской) и дискурсивной картин мира ([18. С. 109; 21. С. 54; 30. С. 59-88] и др.). В данной статье в соответствии с поставленной целью выявляется структура анализируемого концепта на основании данных современного русского языка с опорой на словарные толкования слов и устойчивых выражений, относящихся к семантическому полю «Честь», а также с учетом актуальных смыслов их типовых употреблений в речи, которые демонстрируют данн^іе Национального корпуса русского языка [31]. В своих изысканиях мы опираемся на ранее полученные результаты исследования концепта «Честь» в исторической перспективе его формирования и развития [32-36], в сопоставлении с данными других языков, высвечивающих его этнокультурную специфику [26-29, 34]. Этот этап анализа представляется необходимым, так как русский язык, наряду с казахским, является родным языком Роллана Сейсенбаева, и именно на нём автор выражает художественную концепцию родовой чести воина-кочевника в раннем рассказе «Честь» (1968), который впоследствии вошел составной частью в текст романа «Трон Сатаны» (1988), что указывает на программный характер этого произведения для всего творчества писателя. Путем сплошной выборки из текста рассказа отбирались лексические репрезентации анализируемого концепта, рассматривались прямые, метафорические, аллегорические текстовые репрезентации; с опорой на методы контекстного, когнитивно-стилистического и лингвопоэтического анализа выявлялись смысловые доминанты концепта «Честь», актуализированн^іе в контаминированной авторской картине мира. Сопоставление соотносительных фрагментов русской языковой и художественной картин мира показало аспекты творческой интерпретации и эстетической трансформации концепта «Честь» в произведении писателя-билингва, на этом основании рассмотрены структура художественного концепта «Честь», его универ-сальн^іе и этноспецифические черты. Согласно определениям, предложенным в работах по когнитивной лингвостилистике, художественный концепт - это единица сознания поэта или писателя, которая репрезентируется в отдельном художественном произведении или во всем творчестве в целом и выражает индивидуально- Концепт «Честь» и его образные репрезентации 153 авторское осмысление сущности предметов или явлений [37, 38]. В ряде работ отмечается, что репрезентируемые в литературном произведении концепты отражают не только индивидуально-авторскую, но и национальную (этническую) картину мира, исторически сложившуюся в сознании представителей этноса, частью которого осознает себя автор. Так, Л.В. Миллер определяет художественный концепт как «сложное ментальное образование, принадлежащее не только индивидуальному сознанию, но и (в качестве интенсиональной составляющей эстетического опыта) психоментальной сфере определённого этнокультурного сообщества как универсальный художественный опыт, зафиксированный в культурной памяти и способный выступать в качестве фермента и строительного материала при формировании новых художественных смыслов» [39. С. 41]. Художественный концепт - это результат процесса авторского познания, понимания мира, осмысления и творческого воплощения писателем своих замыслов; он наделен образностью, ассоциативностью, эмотивностью, эстетичностью, т.е. всем тем, что определяет специфику литературы как вида искусства. Объективируясь в тексте, художественные концепты моделируют некое условное художественное пространство, отражающее человеческое бытие во всем его многообразии, и в своей совокупности составляют концептосферу литературного текста. Основным способом объективации того или иного концепта в тексте является использование ключевого слова-репрезентанта, наиболее полно номинирующего концепт и составляющего его понятийное ядро [21. С. 177]. Ключевое слово-репрезентант играет особую роль в художественном тексте: многократно повторяясь, оно формирует ключевые смыслы концепта, актуализирует идейную проблематику, фокусирует лейтмотивы художественного текста. Лексема честь, будучи высокочастотной в тексте одноименного рассказа, вынесена в наиболее сильную позицию - заглавие, что непосредственно указывает на ключевую роль концепта в художественной картине мира анализируемого произведения. Концепт «Честь» в русской языковой картине мира Исследованию концепта «Честь» посвящено немало научных работ, в которых изучается его реализация в современной русской [40, 41] и древнерусской [32] картинах мира; выявляется специфика объективации концепта через сопоставление с другими национальн^іми языковыми картинами мира [26-29, 34]; рассматривается концепт «Честь» в художественном дискурсе [42, 43]. На основании ранее проведенных исследований, а также данн^іх энциклопедических и толковых словарей определим общее содержание исследуемого концепта. Понятие чести носит отвлеченный характер и относится к моральноэтическим категориям, регулирующим социальное поведение личности. Оно связано с оценкой таких нравственных качеств человека, как достоинство, порядочность, преданность, ответственность, правдивость, благород- 154 Ж.Г. Темирова, Е.А. Юрина ство, совесть. По определению «Современного философского словаря», честь - это «понятие морального сознания и категория этики, раскрывающее ценностное отношение человека к самому себе и отношение к нему со стороны общества. В представлениях о чести находит отражение общественное положение как самого человека, так и социальной группы, к которой он принадлежит» [44. С. 799]. Таким образом, это комплексное понятие, в котором, на наш взгляд, выделяется три значимых и взаимосвязанных аспекта. Во-первых, понятие чести связано с моральным сознанием и внутренней самооценкой. В этом отношении честь составляет неотъемлемую часть личности, является изначально присущим человеку и отре-флексированным в процессе социализации чувством собственной значимости, собственного достоинства. Во-вторых, честь выступает как нормативно-этическая социальная категория, определяющая правила хорошего поведения человека в обществе, соответствующего исторически сложившимся представлениям о долге и должном и заключающегося в способности поставить общественные интересы выше личных. В этом отношении представление о чести распространяется на определенные социальные группы - дворянская честь, воинская честь, профессиональная честь, девичья честь и т.п. В-третьих, реализация личности в обществе всегда предполагает внешнюю оценку достоинств и недостатков, соответствия и несоответствия предписанному «кодексу чести». В этом отношении честь непосредственно связана с отношением общества к личности, признанием ее поведения как должного, праведного, достойного уважения и почитания. Эти три аспекта отражаются в толкованиях лексико-семантических вариантов лексемы честь в различных словарях и формируют основные (ядерные) компоненты понятийной структуры концепта. В современном русском языке концепт «Честь» представлен лексикофразеологическим полем, заглавной единицей (доминантой) которого является лексема честь; её дериватами честолюбие, честолюбивый, честолюбец, чествовать, чествование, почести; однокоренными словами честный, честность, честно, честной, этимологически родственными словами с близкими значениями чтить, почитать, почтить, почет, почетный, почтение, почтенный, почтительно, почтительность, почтительный, достопочтенный, досточтимый; синонимичными словами, имеющими в значении сходные семантические компоненты, достоинство, достойный, достохвальный, досточтимый, ответственность, обязанность, совесть, уважение, уважать, уважительно, уважительность, уважительный, репутация, респектабельность, респектабельный; устойчивыми словосочетаниями гражданская честь, профессиональная честь, воинская честь, мужская честь, девичья честь, кодекс чести, дело чести, человек чести, жить идеалами чести, оказать честь, удостоиться чести, защищать честь, защита чести и достоинства, честь и совесть и др.; идиомами с заглавным компонентом ни чести, ни совести, по труду и честь, честь по чести, честь и хвала, воинск. отдать честь, честь имею и др.; пословицами и поговорками Концепт «Честь» и его образные репрезентации 155 Честь Дороже жизни; Всякому своя честь Дорога; За честь голова гибнет; За совесть, за честь хоть голову снесть; Лучше умереть с честью, чем жить с позором; Хоть плетьми высеки, только чести не лишай; Береги платье снову, а честь смолоДу и др. Лексическая доминанта поля честь репрезентирует его смысловое ядро, коррелирующее с понятийной структурой исследуемого концепта. Этимологические словари указывают на общеславянское происхождение русского слова честь (ср.: укр. честь, белор. чесць, болг. чест, сербохорв. част, словен. cast, чеш. cеst, слвц. cеst’, польск. czesc и др.) [45. С. 350], что косвенно подтверждает гипотезу о формировании концепта в ранний период становления феодального общества (VII-IX вв.), и на его связь со словами честный, честнс)й, чтить, потчевать. В семантической структуре лексической доминанты и этимологически мотивирующих прилагательных честный и честнс)й отчетливо прослежи- 1 ваются три вышеуказанных аспекта означаемого понятия: честь 1) ‘совокупность высших морально-этических принципов личности' Дело чести // ‘достоинство (личное, профессиональное, военное и т.п.)' воинская честь // ‘хорошая, незапятнанная репутация, доброе, честное имя' беречь честь // ‘целомудрие, непорочность (о женщине)' Девичья честь; 2) ‘почет, уважение'; 3) ‘высокое звание, должность, чин, почесть'; 4) ‘то, что дает право на почет, уважение, признание, является почетным' кому-л. принаДлежит честь быть основателем чего-л.; 5)‘о том, кем, чем гордятся, кому или чему отдают дань уважения, восхищения' он честь нашего завоДа; честный 1) ‘правдивый, прямой, добросовестный' честный человек // ‘не способный украсть, присвоить себе чужое' // ‘выражающий правдивость' честное слово; 2) ‘такой, который основан на правилах, понятиях чести, добропорядочности, соответствует им' честная жизнь // ‘не допускающий обмана, жульничества' честная торговля; 3) ‘не запятнанный чем-л. предосудительным, не опороченный чем-л.' честное имя; честн()й устар. 1) ‘почитаемый по святости и связи с религией' честнс)й крест; 2) ‘устраиваемый по принятому обычаю, по правилам религии' честная сваДебка; 3) ‘заслуживающий уважения, почетный' честной нароД. Семантика глаголов актуализирует аспект общественного признания этих этически значимых ценностей, дань уважения и почтения носителю нравственных качеств: чтить ‘чувствовать и проявлять к кому-л. глубокое уважение, почтение; почитать', потчевать ‘предлагать пищу гостю во время совместной трапезы, угощать'. На основании анализа словарных дефиниций единиц лексикофразеологического поля и логического анализа содержания понятия с точки зрения соответствующей ему пропозиционально-фреймовой структуры 1 Семантическая структура лексем и формулировки толкований лексических значений здесь и далее приводятся в соответствии со Словарём русского языка в 4 томах под ред. А. П. Евгеньевой [46]; также при выборке и анализе материала учитывались данные других словарей современного русского языка ([47-50] и др.). 156 Ж.Г. Темирова, Е.^А. Юрина определим состав и иерархию компонентов понятийного уровня концепта «Честь», их распределение от ядра к периферии. Понятийное ядро концепта «Честь» можно определить как ‘высокие положительные качества личности, проявленные на благо общества и вызывающие уважение'. Пропозиционально-фреймовая структура концепта содержит три слота, которым соответствуют три субфрейма: 1) ‘личность обладает высокими положительными качествами (достоинствами, добродетелями)'; 2) ‘качества личности соответствуют представлениям об общественном благе (этическим нормам)'; 3) ‘общество уважает (почитает) личность'. θ^eHMB≡eτ качества -,.ЛГҐГІЛ по ∏∩rτι,. Рис. 1. Пропозиционально-фреймовая структура концепта «Честь» СТЕРЕОТИПЫ ПОЖИТЕЛЬНС ПОВЕДЕНИЯ Первый слот «Личность» соотносится с высокими моральными принципами, достоинствами и добродетелями, формирующими чувство собственной значимости и самоуважение. Его эксплицируют значения лексем честь, честность, честный, указанные в словарях под первым номером (см. выше), формирующие ядерную зону. В околоядерную зону входят маркирующие этот аспект семантики ближайшие синонимы совесть ‘чувство и сознание моральной ответственности за свое поведение и поступки перед самим собой, перед окружающими людьми, обществом; нравственные принципы, взгляды, убеждения', достоинство ‘сознание своих человеческих прав, своей моральной ценности и уважение их в себе' // ‘внешнее проявление уважения к себе, сознания своей значимости' и самоуважение. «Новый объяснительный словарь синонимов» так толкует семантику слова достоинство: «свойство человека Y, состоящее в том, что он сознает свою ценность в качестве Х-а и ведет себя так, чтобы другие люди тоже признавали эту ценность» [48. С. 292]. Ближнюю периферию состав- Концепт «Честь» и его образные репрезентации 157 ляют синонимичные слова, детализирующие различные проявления достоинства личности и её нравственные принципы: доблесть ‘готовность преодолеть все препятствия для достижения какой-л. высокой цели, самоотверженность в какой-л. деятельности', благородство ‘высокие нравственные качества; величие, возвышенность', репутация ‘положительное, благоприятное мнение, сложившееся о ком-, чем-л.' и др. Дальнюю периферию составляют слова и выражения, частично пересекающиеся в смысловом отношении (принципиальность, гордость), и антонимичные единицы, маркирующие «антиценности» (тщеславие, высокомерие, заносчивость, гордыня и т.п.). Второй слот «Социальная норма» связан с семантикой социальных стереотипов, норм и предписаний, соответствие которым определяет честь как достойное поведение личности и социальной группы на благо обществу. Ядерное пространство поля формирует значение лексемы честь ‘хорошая, незапятнанная репутация, доброе, честное имя', ‘целомудрие, непорочность (о женщине)'. К околоядерному пространству относится близкое по содержанию понятие общественного (профессионального, гражданского) долга: долг ‘нравственные обязанности человека, выполняемые из побуждений совести', а также слова, называющие качества, определяющие достойное поведение и обеспечивающие хорошую репутацию: честный 1) ‘такой, который основан на правилах, понятиях чести, добропорядочности, соответствует им'; 2) ‘не запятнанный чем-л. предосудительным, не опороченный чем-л.', порядочность, порядочный ‘честный, не способный на низкие поступки', ответственный ‘ отличающийся высокоразвитым чувством долга, ответственности, добросовестно относящийся к своим обязанностям'. Ближнюю периферию составляют слова с близким значением самоотверженность, праведность, непорочность. Дальняя периферия: целомудренность, целомудрие, безгрешность, невинность и др. Антиценности: безнравственность, подлость, коварство, безответственность, разгильдяйство и т.п. Третий слот «Общественное признание» отражает аспект внешней оценки проявления чести в форме знаков почета, признания достоинств личности, уважения и почитания. Семантика почета, почестей и уважения представлена в значениях ядерной лексемы честь 2) ‘почет, уважение'; 3) ‘высокое звание, должность, чин, почесть'; 5) ‘о том, кем, чем гордятся, кому или чему отдают дань уважения, восхищения'. Околоядерное множество составляют честной 1) ‘почитаемый по святости и связи с религией' честной крест; 3) ‘заслуживающий уважения, почетный' честной народ, чествовать 1) ‘публично, в торжественной обстановке приветствовать, поздравлять, оказывать почести' // устар. ‘оказывать честь, уважение кому-л.', чтить ‘чувствовать и проявлять к кому-л. глубокое уважение, почтение; почитать', почитать ‘относиться к кому-, чему-л. с уважением, почтением; чтить', почет ‘уважение, оказываемое кому-л. обществом, окружающими людьми', почетный 1) ‘пользующийся почетом'; 2) ‘являющийся знаком почета'; 3) ‘доставляющий почет, делающий честь кому-л.', уважение ‘чувство, основанное на 158 Ж.Г. Темирова, Е.А. Юрина признании чьих-л. достоинств, заслуг, качеств; почтение'. Этот аспект содержания концепта насчитывает самое большое количество лексических репрезентантов из числа однокоренных и родственных слов заглавной лексемы. Ближайшая периферия представлена словами со сходной семантикой почести ‘внешнее выражение уважения, почтения, какие-л. церемониальные действия в знак уважения, признания заслуг', почтение ‘глубокое уважение', почтенный ‘достойный почтения, уважения' // ‘внушающий почтение' и др. слава ‘почетная известность, как свидетельство всеобщего признания чьих-л. заслуг, таланта, доблести и т. п.', хвала ‘прославление, восхваление' и др. Дальняя периферия: преклонение, благоговение, популярность и др., антонимы - презрение, осуждение, позор и т.п. ГОРДОСТЬ □ Ядро Г~| Околоядерная зона |~| Ближняя периферия □ Дальняя периферия Рис. 2. Ядерно-периферийная структура семантического поля «Честь» I I I Ассоциативно-образный план концепта «Честь» связан с метафорическим способом его осмысления и вербализации, символическим выражением в знаках культуры (образах, символах, жестах, ритуалах) ([51, 52] и др.). Честь концептуализируется посредством онтологической метафоры как очень ценн^ій предмет (драгоценность, сокровище), которым нужно Дорожить; беречь, хранить, ценить, высоко нести его, а в случае опасности бороться, сражаться, биться, стоять, умереть, погибнуть, пасть, сложить голову, отдать жизнь за него. Как нравственно-этическая ценностная категория честь метафорически характеризуется через признаки «чистоты» (Наши героини на экране были кристально чисты и нравственны. Л. Гурченко) и «высота!» (Он не мог не понимать, сколь высокая ему оказана честь. Н. Дежнев). Утрата чести интерпретируется как «загрязнение» и «падение вниз»: запятнать репутацию, уронить честь, упасть лицом в грязь (Он написал несколько прекрасных книг и умудрился Даже в труДные Концепт «Честь» и его образные репрезентации 159 времена ничем не запятнать свою честь. Ю. Буйда), а также как нарушение целостности, деформация объекта (В этих камерах оставляли воспоминания о поруганной и растоптанной чести. В. Шаламов). Ориентационная метафора «верх - низ», в соответствии с которой концептуализируются положительный и отрицательный полюса нравственных качеств и социального статуса, выражает представление о чести через образы высокого положения человека, стремления вверх как нравственного совершенствования и продвижения по социально-иерархической лестнице; тогда как падение вниз символизирует отступление от нравственн^іх норм, утрату чести и достоинства. Эта когнитивная модель также находит выражение в телесном, акциональном и фетишном кодах культуры, где указанная антиномия символически выражается противопоставлением «головы / рук - ног», ритуальными действиями «возвышения - низложения», атрибутами власти и почестей (поДнять на пьеДестал, носить на руках, увенчать голову, возДвигнуть памятник, быть на коне, сложить к ногам, лавры победителя, корона славы). Чувство собственного достоинства, отношение уважения и почета выражается через образы горделивой осанки (поДнять голову, расправить груДь и плечи), почтение символизируют жесты преклонения (склонить голову, преклонить колена). Аксиологическая составляющая является ключевой для концепта «Честь» и относится к однозначно положительному полюсу ценностной шкалы нравственных качеств, противопоставляющих «добродетель» (всё должное, праведное, нравственное) «пороку» (всему порицаемому, осуждаемому, безнравственному). Наличие чести предполагает нравственное поведение, соответствующее норме и долгу, а её отсутствие свидетельствует об отступлении от морально-нравственных норм и принципов. Нельзя быть человеком чести лишь отчасти: честь либо есть, либо ее нет. Таким образом, само понятие чести является аксиологической категорией и этической ценностью. Следует отметить, что понятие чести внутренне противоречиво и относительно. Есть некоторые противоречия между внутренним («сознание собственного достоинства человека, который ощущает свою индивидуальность» [53. С. 165]) и внешним («слава среди окружающих, доблесть, понимаемая не как особенность, а как одинаковость, сходство с другими» [Там же]) аспектами чести. Противоречиво отношение между глубинным нравственным (вневременным, общечеловеческим) и относительным социальным (культурно-историческим) представлениями о чести: последнее всегда обусловлено типом социальной структуры, хозяйственноэкономическим укладом, общественно-политической ситуацией, распространенными в обществе религиозными и идеологическими убеждениями. С одной стороны, честь отражает представление об идеале нравственного человека как представителя общества, но с другой - стремление к идеалу может носить субъективно-эгоцентрический характер (честолюбие, тщеславие, гордыня) или быть связанным с директивным, манипулятивным, подавляющим воздействием на личность (навязывание социальных стерео- 160 Ж.Г. Темирова, Е.А. Юрина типов, лишающее свободы воли), а также с поверхностным, формальным соблюдением правил, почтением социального статуса, а не личных заслуг. Например, в словаре В. И. Даля честь определяется не только как «внутреннее достоинство человека, его доблесть, честность, благородство души, чистая совесть», но и как «условное, светское, житейское благородство, нередко ложное, мнимое» [54. С. 599-600]. Поэтому важными факторами регулирования общественных отношений являются соответствие истинному положению дел и правильный баланс в соотношении всех трех компонентов, определяющих смысл концепта «Честь»: наличие нравственных качеств у личности, их добросовестная реализация в выполнении общественного долга и высокая положительная оценка со стороны социального окружения. Несбалансированные ситуации - почет и почести на основании высокого формального статуса безнравственной личности, унижение достоинства честного и порядочного человека, отсутствие поощрения и негативная оценка в адрес доблестного гражданина, жажда славы и почестей без стремления к общественному благу и т. п. - являются источником агрессии, приводят к личностным и социальным кризисам и конфликтам. Такие ситуации оцениваются как нечестные, несправедливые и аморальные, связанные с отклонением от гласного или негласного «кодекса чести», требующие защиты чести и достоинства, восстановления социальной справедливости. Исследователи отмечают, что формирование понятия чести относится к феодальному периоду развития общества в виде представления о родовой и сословной чести как морального требования, предписывающего человеку образ жизни и действий, не унижающий достоинства определенного сословия или рода [44. С. 800]. Честь присуща в феодальном мире «той части общества, которая признавалась имеющей социальную ценность», она есть «атрибут младшего феодала», получающего определенные материальные знаки чести от своего вассала [55. С. 112]. Этот этап общественного сознания в осмыслении концепта честь отразился в хрониках и литературе Средневековья [33-36], в древнерусской литературе [32] и во многом соответствует художественной картине мира анализируемого рассказа. На наш взгляд, содержание концепта «Честь» как элемента концепто-сферы, транслируемой лексико-фразеологическими средствами русского языка, отражает универсальную общечеловеческую модель регулирования личных интересов и общественного блага в цивилизованном сообществе, передает общезначимые морально-этические принципы нравственного поведения. В то же время реализация этой модели и принципов в конкретном социуме варьируется в зависимости от наличествующих историкокультурных условий и социально-политических обстоятельств . Например, в рассказе Р. Сейсенбаева «Честь» описываются события казахско-джунгарской войны 1643-1756 гг., средствами русского языка в литературно-художественной форме реконструируются менталитет казахов-кочевников начала XVIII в., передается авторская рефлексия современного представителя казахского этноса. Художественный концепт «Честь» в этом Концепт «Честь» и его образные репрезентации 161 случае отражает, наряду с универсальным ядром, специфические черты, присущие исторической эпохе, традиционной этнической казахской культуре и психологии в их авторской интерпретации. Концепт «Честь» в художественной картине мира Р. Сейсенбаева Сюжет рассказа «Честь» связан с событиями завершающего периода казахско-джунгарской войны, когда в результате векового противостояния Казахского и Джунгарского ханств постоянно происходили вооруженные столкновения, а борьбе с внешними врагами мешали внутренние конфликты между родовой знатью казахских жузов и отдельных родов. Главные персонажи рассказа - представители воинственного, но малочисленного рода Уак, относящегося к Среднему жузу и проживающего в устье Иртыша. В центре основанной на реальн^іх событиях сюжетной линии эпизоды из жизни легендарного батыра Кушикбая, доблесть, ратные подвиги и благородство которого увековечены в народных преданиях и литературе. В его честь назван перевал, установлен монумент на месте захоронения в 50 км от г. Семей (до 2007 г. Семипалатинск). Исследуемый концепт «Честь» регулярно эксплицируется в тексте рассказа, начиная с заглавия и заканчивая авторским риторическим монологом в финале. Ключевое слово-репрезентант честь пронизывает все повествование и встречается 18 раз в следующих вариантах сочетаемости с контекстным окружением: поруганная честь (3 раза), честь народа (2), символ мужества и чести, достойный этой чести, Музыка Чести, положить жизнь за честь, своя честь, жажда чести, честь не продается, возвратил мою честь, оскорбленная честь, знаменитый кюій «ЧЕСТЬ». Прилагательное честный встречается 6 раз: честный поединок (4), радость честной битвы, честная смерть. Частотної близкие по значению лексемы, репрезентирующие определенные смысловые компонентні концепта: Достоинство (3), Доблесть (2) храбрость (2), храбрый (2), уважение (2), уважать (4), известный (4), знаменитый (3), горДиться (3), легендарный, лучший, бесстрашный, слава, мужество, невинность, а также слова, выражающие семантику утратні чести и достоинства: унижение (7), позор (4), бесчестие (3), наДругаться (3), оскорбленный, поруганный, обиДа, хуДая слава. Ключевые смыслы концепта обнаруживаются на уровне лексической и повествовательной структуры рассказа: в системе образов и речи персонажей, в авторских повествованиях, описаниях сюжетных ситуаций. Что есть честь для батыра-кочевника, с рождения привыкшего к седлу, для представителя родовой знати, мудрого аксакала, народного сказителя-музыканта, восточной женщины и простых жителей аула? В тексте рассказа автор объективирует исследуемый концепт через призму сознания этих представителей казахского этноса. 1 Кюй - традиционная казахская инструментальная пьеса, исполняемая на домбре или других народных музыкальных инструментах. 162 Ж.Г. Темирова, Е.А. Юрина На первый план выходит понятие родовой чести, носителем которой является человек не столько как индивид, сколько как представитель определенной социальной группы этноса. Личное достоинство определяется способностью хранить и защищать честь своего народа (в рассказе это казахи и джунгары), племени (род уаков), семейного клана (аулы Тобета и Кушикбая), большой и малой родины (долина Сарыарки, Камышовое озеро, горы Чингистау, Джунгарские ворота). Все главные персонажи рассказа являются выразителями кодекса родовой чести в его определенном социально-статусном ролевом варианте и представляют собой образы-архетипы воина - защитника родины и родовой чести (казахские батыры из рода уаков Кушикбай, Тобет, Естыбек, джунгарский батыр Анархой); мудреца-учителя - хранителя народной мудрости и нравственн^іх принципов (аксакал из рода уаков); матери - прародительницы и хранительницы родовой памяти (Айга

Ключевые слова

bilingualism, blended worldview, axiology, language worldview, imagery, concept sphere, concept “Honor”, билингвизм, контаминированная художественная картина мира, языковая картина мира, аксиология, образность, концептосфера, концепт «Честь»

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Темирова Жанна ГермановнаКокчетавский государственный университет им. Чокана Валихановаст. преподаватель кафедры русской филологии и библиотечного делаtemirova.zh@mail.ru
Юрина Елена АндреевнаТомский государственный университетд-р филол. наук, профессор кафедры русского языкаyouri-na2007@yandex.ru
Всего: 2

Ссылки

Стасевич И. В. Социальный статус казахской женщины: Традиции и современность // Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН. URL: http://www.kunstkamera.ru
Керимбаев Е.А. Згнокультурные основы номинации и функционирования казахских собственного имен : автореф. дис.. д-ра филол. наук. Алма-Ата, 1992. 61 с.
Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. М. : Рус. яз., 1982. Т. 4. 683 с.
Лотман Ю. М. Об оппозиции «честь» - «слава» в светских текстах киевского периода // Избранные статьи : в 3 т. Таллин, 1992. Т. 2. С. 111-126.
Гуревич А. Я. Избранные труды. Т. 2: Средневековый мир. М.; СПб. : Университетская книга, 1999. С. 560.
Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем. М. : ЛКИ, Editorial URSS, 2017. 256 с.
Чернейко Л.О. Лингво-философский анализ абстрактного имени. М., 1997. 352 с.
Фразеологический словарь русского литературного языка / под ред. А.И. Фёдорова. М. : Астрель : АСТ, 2008. 808 с.
Большой словарь русских поговорок / под ред. В.М. Мокиенко, Т.Г. Никитиной. М. : Олма Медиа Групп, 2007. 785 с.
Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М. : Рус. яз., 2000. 1233 с.
Новый обьяснительный словарь синонимов русского языка. 2-е изд., испр. и доп. выпуск / под общим руководством акад. Ю.Д. Апресяна. М. : Языки русской культуры, 2004. 1488 с.
Словарь русского языка : в 4 т. / АН СССР. Ин-т рус. яз. ; под ред. А.П. Евгеньевой. 2-е изд., испр. и доп. М. : Рус. яз., 1981-1984.
Фасмер М. Этимологический словарь русского языка / пер. с нем. М. : Прогресс, 1987. Т. 4. 861 с.
Современный философский словарь / под ред. В.Е. Кемерова ; сост., ред. Т.Х. Керимова. 3-е изд., испр., доп. М. : Академический Проект, 2004. 864 с.
Березкина Е.П., Москвитина Л.Е. Концепт «честь» в романе А.С. Пушкина «Капитанская дочка» // Приоритетные направления развития науки образования : материалы V Междунар. науч.-практ. конф. Чебоксары, 12 июня 2015 г. Чебоксары, 2015. С. 305-307.
Еремина Н.О. Некоторые аспекты концепта «Честь» на базе современного литературного произведения // Научные труды КубГТУ. 2015. № 10. URL: http://ntk.kubstu.ru/file/548
Спивакова М.М., Спивакова Е.М. Концепт «честь» в русской языковой картине мира // Филологическая наука в условиях диверсификации образования. 2014. № 1. С. 131-140.
Спивакова Е.М., Спивакова М.М. Национальная специфика русского концепта «Честь» // Казанский педагогический журнал. 2015. № 4. С. 416-419.
Миллер Л. В. Художественный концепт как смысловая и эстетическая категория // Мир русского слова. 2000. № 4. С. 39-45.
Тарасова И. А. Художественный концепт: диалог лингвистики и литературоведения // Лингвистика. Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. 2010. № 4 (2). С. 742-745.
Огнева Е.А. Когнитивное моделирование концептосферы художественного текста. М. : Эдитус, 2013. 282 с.
Манухина А.О. Концепт «Честь» и его вербализация в тексте старофранцузских хроник XIII века (на материале сочинений Ж. де Вильардуэна и Р. де Клари) // Альманах современной науки и образования. Тамбов, 2010. № 2 (33), ч. 2. C. 92-101.
Комова A.E. Ядерный компонент концепта «Честь» на материале текстов древнеанглийского периода // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2009. Т 11, № 4 (4). С. 1012-1014.
Ткаченко О.В. Феномен чести в европейской и русской культуре (философско-антропологический анализ). Ростов н/Д : Изд-во Северо-Кавказского научного центра высшей школы, 2005. 143 с.
Морева А. В. Громова Е. А. О признаковой структуре концепта «честь» в средневековой картине мира // Язык и культура. 2008. № 2. С. 25-32.
Терина С.В. Древнерусский концепт честь и его языковая репрезентация в летописи «Повесть временных лет» : дис. канд. филол. наук. Тольятти, 2007. 210 с.
Картины русского мира: современный медиадискурс / З. И. Резанова, Л. И. Ермоленкина, Е. А. Костяшина и др. ; ред. З. И. Резанова. Томск : ИД СК-С, 2011. 288 с.
Национальный корпус русского языка. URL: http://www.ruscorpora.ru
Нгуен Т.Х. Концепт честь в русской и вьетнамской культуре : магистерская диссертация. Екатеринбург, 2015. 184 с.
Недосугова А. Б. Концепт «честь, долг, совесть» в русской и японской языковой картине мира // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Вопросы образования. Языки и специальность. 2012. № 3. С. 57-61.
Кажигалиева Г.А. Концепт «честь»: отражение национального характера и культуры в русских и казахских паремиях // Вестник КазНУ. Серия филологическая. 2012. № 5-6. С. 55-59.
Ачмиз Д.А. Характеристика концепта «честь» в русской, адыгейской и английской лингвокультурах и его модальные аспекты // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2009. № 114. С. 183-185.
Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры: Опыт исследования. М. : Школа «Языки русской культуры», 1997. 824 с.
Маслова В. А. Введение в когнитивную лингвистику : учеб. пособие. М. : Флинта : Наука, 2004. 296 с.
Лихачёв Д.С. Концептосфера русского языка // Известия РАН. Сер. лит. и яз. М., 1993. № 1. С. 3-9.
Воркачёв С.Г. Лингвокультурная концептология: становление и перспективы // Известия РАН. Серия литературы и языка. 2007. Т. 66, № 2. С. 13-22.
Пименова М.В. Введение в когнитивную лингвистику. Кемерово, 2004 208 с.
Попова З.Д. Стернин И.А. Когнитивная лингвистика. М. : АСТ : Восток - Запад, 2007. 314 с.
Колесов В.В. Язык и ментальность. СПб. : Петебургское востоковедение, 2004. 240 с.
Бабушкин А.П. Типы концептов в лексико-фразеологической системе языка. Воронеж : Изд-во Ворон. гос. ун-та, 1996. 104 с.
Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград : Перемена, 2004. 477 с.
Портрет Роллана: Статьи, эссе, стихи. Алматы : Издательский Дом «RS», 2012. 168 с.
Гачев Г. Джигит и гражданин // Сейсенбаев Р. Трон сатаны. Семей: Международный клуб Абая, 2007. С. 10-16.
Ауэзов М. О творчестве Роллана Сейсенбаева // Предисловие к книге Р. Сейсенбаева Всего одна ночь. Алматы: Международный клуб Абая, 2009. С. 16-18.
Шаинова Г. Б. Жанр романа-мифа в творчестве Р. Сейсенбаева. Алматы, 2017. 158 с.
Шаинова Г. Особенности образной структуры прозы Р. Сейсенбаева // Вестник КазНУ. 2013. № 5-6. С. 141-145.
Сәрсеке Г. Р. Сейсенбаев шығармаларындағы кейіпкерді мінездеуші тілдік-стильдік тәсілдер = Языковые и стилевые способы в раскрытии характера персонажа в произведениях : филол. гыл. канд. дис. Алматы, 1998. 166 с.
Омарова Ш. С. Жанрово-стилевое своеобразие творчества Р.Ш. Сейсенбаева : дис. канд. филол. наук. Алматы, 2001. 132 с.
Хасанов Б. Казахско-русское художественно-литературное двуязычие. Алма-Ата: Рауан, 1990. 192 с.
Туманова А.Б. Контаминированная языковая картина мира в художественном дискурсе писателя-билингва. Алматы, 2010. 260 с.
Бахтикиреева У.М. Художественный билингвизм и особенности русского художественного текста писателя-билингва : дис. д-ра филол. наук. М., 2005. 387 с.
Аубекерова Г.А. Выражение эмоционального состояния «раздражение» на материале произведений писателей-билингвов Казахстана // Вестник РУДН. Серия: Вопросы образования: языки и специальность, 2015. № 5. С. 337-341.
Жанпеисова Н.М. Репрезентация национальных концептосфер в картине мира казахско-русских билингвов : дис. д-ра филол. наук. Актобе, 2006. 329 с.
Копыленко М.М., Ахметжанова З.К. Лексическая и морфологическая интерференция в русской речи казахов. Алматы : Наука, 2007. 120 с.
Haugen E. Bilingualism in the Americas // A Bibliography and Research Guide. University of Alabama Press, 1968. 159 p.
Билингвизм и его аспектні: XXI век: межвуз. сб. науч. тр. Иваново : Иванов. гос. ун-т, 2012. 247 с.
Mackey William F. The Description of Bilingualism // The Bilingualism Reader. Routledge. London ; New York, 2001. Р. 802-817.
 Концепт «Честь» и его образные репрезентации в контаминированной картине мира писателя-билингва (на материале рассказа Р. Сейсенбаева «Честь») | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2019. № 61. DOI: 10.17223/19986645/61/9

Концепт «Честь» и его образные репрезентации в контаминированной картине мира писателя-билингва (на материале рассказа Р. Сейсенбаева «Честь») | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2019. № 61. DOI: 10.17223/19986645/61/9