О возможных контактах мансийского и селькупского языков (по данным этнонимики) | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2020. № 65. DOI: 10.17223/19986645/65/9

О возможных контактах мансийского и селькупского языков (по данным этнонимики)

Рассматривается возможность этимологизации одного из селькупских этнонимов - шёшкуп, исходя из данных мансийского языка: возможно, данный этноним восходит к мансийскому словосочетанию со значением 'здешний, местный человек'. Так как мансийский и селькупский языки не соприкасаются на современной лингвистической карте Западной Сибири, в статье приводится ряд «сепаратных» селькупско-мансийских лексических изоглосс, наличие которых обосновывает правомерность такого сопоставления.

On the Possible Links of the Mansi and Selkup Languages (Based on Ethnonymic Data).pdf Введение В статье предлагается новая этимология одного из селькупских этнонимов: шёшкуп / сюссэгум. Рассматриваются предлагавшиеся ранее этимологии этнонима шёшкуп: представляется, что этот этноним не вполне надежно может быть этимологизирован с опорой на самодийские данные (как будет показано, обе существующие самодийские этимологии имеют свои слабые стороны). В статье предлагается альтернативная этимология данного этнонима с опорой на мансийский язык (На возможность особых лингвистических связей манси и селькупов впервые обратил внимание Г.Н. Прокофьев, корректность сопоставления мансийского и селькупского материала будет подтверждена также другим лингвистичесим материалом). Статья имеет следующую структуру. В первом разделе дается обзор самоназваний селькупов (как хорошо известно специалистам по селькупам и селькупскому языку, таких этнонимов несколько: селькуп, чумылькуп, тюйгум и шёшкуп / сюссэгум). В данном разделе приводится их диалектно-территориальное распределение и критически рассматирваются возможные этимологии всех перечисленных этнонимов (в частности, попутно предлагается енисейская этимология этнонима тюйгум). Во втором разделе предлагается альтернативная - мансийская - этимология этнонима шёшкуп / сюссэгум. Рассмотрение этого вопроса предваряется перечислением ряда сепаратных селькупско-мансийских лексических изоглосс: их наличие обосновывает правомерность сопоставления материала этих двух языков, расположенных дистантно на современной лингвистической карте Западной Сибири. В этом же разделе предлагается мансийская этимология одного из родовых названий селькупов, зафиксированных Г.Н. Прокофьевым на реке Парабель - родового названия ma§ qul. 1. Самоназвания селькупов Хорошо известно, что различные локальные группы селькупов имеют разные самоназвания: селькуп, чумылькуп, тюйгум и шёшкуп / сюссэгум. Ниже я вкратце напомню территориально-диалектное распределение этих самоназваний, далее будут рассмотрены предлагавшиеся для них этимологии: - этноним селькуп (sol' kum [1. Сл. ст. 2422]) используется представителями северной группы селькупов, проживающими в среднем и верхнем течении р. Таз, на р. Пур, на Турухане, Баихе и Елогуе (в XIX в. - также на р. Вах); - этноним чумылькуп (Cummal' kum [1. Сл. ст. 1467]) используют носители говоров, представляющих центральную диалектную группу - тымско-го, васюганского, нарымского; - этноним тюйкум (Cuwaj (Cujaj?) kum [Там же. Сл. ст. 1527]) использовался на Чулыме, в материалах Алатало и Кастрена он зафиксирован также для кетского диалекта; впрочем, ряд информантов Я. Алатало по кетскому диалекту затруднялись объяснить, к кому применяется данный этноним, не считая его, следовательно, самоназванием; - этноним шёшкуп / сюссэгум (sosa kum [Там же. Сл. ст. 2656]) используется носителями среднеобского диалекта (Обь в районе Колпашева; этот говор относится к центральной диалектной группе, однако Е. А. Хелимский [2] отмечал его переходный характер между южными и центральными говорами), на Оби в районе Сондорово, а также в пределах южной диалектной группы - носителями кетских говоров и чаинского говора. Существует несколько этимологических трактовок данных этнонимов. Наиболее устойчивыми являются интерпретации этнонима Cummal' kum как 'земляной человек', а этнонима sol' kum как 'таежный человек'. По поводу второй этимологии Е.А. Хелимский пишет следующее: «Объяснение самоназвания северных селькупов sol' qup, solqup, (sol' qum, sol'qum) как словосложения с буквальным значением «таежный человек», в первой части которого опознается основа наречий С sotta 'в лес, в тайгу' (Lat), sotqan 'в лесу, в тайге' (Loc), sotqana 'из лесу, из тайги' (Elat), повторено вслед за Г.Н. Прокофьевым (1935: 3, 10-11) в таком множестве селькуповедческих, самоедологических и уралистических монографий и статей, что давно уже, по-видимому, воспринимается как прописная этимологическая истина. (Это толкование содержится и в моих публикациях. Кроме того, его придерживаются и многие северные селькупы, причем сейчас уже вряд ли можно установить, идет ли речь о собственной традиционной трактовке или об усвоении объяснения из научно-популярной и учебной литературы.) [3. C. 41] Далее Е.А. Хелимский отмечает, что, по-видимому, объяснение этнонима sol' qup через основу sot- 'лес, тайга' является «народно-этимологическим (если Прокофьев следовал в данном случае толкованию своих информантов-селькупов) или просто ошибочным» [3. C. 43]. Дело в том, что с формальной точки зрения такое толкование невозможно: в этом случае этноним выглядел бы как * sotal' qum (что достаточно сильно отличается от sol' kum, в том числе и долготой гласного). Обе эти характеристики - народно-этимологический характер толкования этнонима и общепринятый характер такой трактовки - применимы в равной степени и к этнониму cUmmal' kum: его нельзя связять ни с сельк. ей 'земля' (невозможно объяснить, по какой модели могло бы быть образовано данное слово), ни с сельк. cima 'глина' (из-за разницы в вокализме). Этноним cuwaj (cujaj?) kum иногда рассматривается как вариант этнонима cUmmal' kum, ср., напр., [4. C. 6-7]. Однако эти этнонимы несводимы друг к другу: несмотря на то, что второй этноним часто записывается с одиночным -m- (как чумылькуп), не только ряд фиксаций с -mm- (приведенных в словаре Я. Алатало), но и сохранение во всех центральных говорах интервокального -m- (который в ряде говоров должен был бы дать -w-) свидетельствует о геминированном -m- в данном слове, который либо а) восходит к консонантному кластеру вида *Cm / *jm, либо б) возник при заимствовании (в том случае, если cUmmal' kum восходит к какому-то экзоэтнониму), ср. в качестве примера подобного фонетического освоения заимствования сельк. «lumma 'Setzangel45 ' [< jen. (W) И 1лом, С 1лом\\» [1. Сл. ст. 2800], где интервокальный -m- представлен не только в северных, но и в центральных и южных говорах. Таким образом, в обоих случаях интервокальный -mm- не дал бы -w-, представленный в cuwaj (cujaj?) kum. С другой стороны, этноним cuwaj kum (в силу того, что в южных говорах интервокальный -m- переходит в -w-) можно возводить к праформе *cumal' kum (где l' - атрибутивный показатель). Несмотря на то, что в селькупском в виде исключения могут встречаться колебания -m-/-mm-, ср. kam(m)il'a 'линь' [Там же. Сл. ст. 1829], отмеченное Я. Алатало различие в долготе корневого гласного в этнонимах cUmmal' kum и cuwaj kum ( ск. сиш). Далее этот гидроним был оформлен селькупским атрибутивным суффиксом -l' и вошел в состав этнонима *cumal' kum, который в таком случае интерпретировался бы как 'люди р. Кеть'46. (Вероятно, учитывая достаточно точные в фонетическом отношении записи Миллера, ен. Tum 'Кеть' не следует отождествлять с другим енисейским названием Кети, кетским и югским Tim, Timses.) Ареал распространения этого селькупского этнонима (в словаре Я. Алатало он зафиксирован для верхнеобского и кетского диалектного арелов) в точности совпадает с реконструированным Н.А. Тучковой миграционным путем одной из групп селькупов - «с верховий Кети на Обь и по Оби - вверх до устья Чулыма». Неудивительно и то, что этот архаичный этноним, не имеющий поддержки в современной селькупской гидронимии, выходит из употребления, и хотя некоторые информанты Я. Алатало переводили его как 'селькуп', другие отмечали, что это «какие-то люди», но затруднялись дать его привязку к конкретной этнической группе. Таким образом, относительно этнонимов cummal' kum и cuwaj kum можно сказать, что ни один из них не имеет общепринятой удовлетворительной этимологии (этимология второго топонима была предложена выше). Что касается этнонимов sol' kum и sosa kum, им были предложены этимологические объяснения Я. Алатало и Е. А. Хелимским. Я. Алатало связывает первый этноним со словом so 'хозяин' [1. Сл. ст. 2422] (т.е. sol' kum - 'хозяйский человек, человек при хозяине, господине'), второй этноним он приводит в качестве самостоятельной словарной статьи [1. Сл. ст. 2656], не приводя ни внутренней, ни внешней этимологии. Принципиально иную трактовку этих двух этнонимов предлагает Е.А. Хелимский [3]. Опирясь на то, что Г.Ф. Миллер зафиксировал у северных селькупов этноним в виде «Schoselgub, в этом слове последние буквы сильно проглатываются и почти не слышны (in welchem Worte die letzten Buchstaben starck verschlucket worden daB sie kaum zu horen sind)» [Там же. С. 42], он предлагает рассматривать форму sol' kum как возникшую путем контракции из формы типа sosa kum: «Вполне очевидно, что приведенная Миллером форма очень близка южноселькупским sosqup, stissa qum, отличаясь от них лишь присутствием адъективного суффикса и, возможно, качеством второго сибилянта (см. ниже). Важное замечание о "сильно проглатываемых буквах" относится, видимо, не к концовке словосложения (-gub = qup 'человек', хорошо известное Миллеру и вычленяемое слово), а к группе -se(l)- и в этом случае фиксирует начало фонетического процесса, который привел к контракционному (гаплологическому) преобразованию» [Там же. С. 42-43]. Таким образом, Е.А. Хелимский возводит оба этнонима к единой праформе, принимая в качестве исходного вариант, зафиксированный Г.Ф. Миллером. Он предлагает для этого этнонима две альтернативные этимологии - в зависимости от того, представлен ли второй сибилянт звуком -s- или -S-. Если считать первичным вариант с -s-, этимологию можно согласовать с «упомянутой выше этимологической версией Алатало, рассматривая форму *sosa как производное имя с реципрокно-конверсивным суффиксом (самод. *-sa, ср. нен. - sa, эн. -so, нган. - sa/-d'a, сельк. С -sa-qSqi Du., -sa-t Pl., кам. -za-gaj Du.; см. Hajdii 1975: 71-114, Helimski 1997: 134) от *s5 'хозяин, господин' и реконструировать ее исходное (доэтнонимическое) значение как 'один из подчиненных / сородичей хозяина / господина / вождя'» [Там же. С. 44]. Если же считать первичным вариант с s, «[д]ля основы *sosa заслуживает внимания возможность сопоставления с нган. kinsi-: kinsini 'ниже по реке', kinsi?ia 'вниз по реке' (почему не *kind'i?ia с ожидаемой слабой ступенью градации?), kinsia 'низовской, область нижнего течения реки'. Основа известна и в этнонимическом употреблении: kinsia? (Pl. к kinsia) 'ва-деевские нганасаны' (вадеевские нганасаны живут в низовьях р. Хатанги). Общесамодийская праформа может быть реконструирована в виде *ktinsi или *ktinsa (к фонетике ср. самод. *ktin > нган. kiq, kiq, сельк. *son, Т son см. Helimski 1997: 294, SkWb 2573; *ns > сельк. *s регулярно), хотя отсутствие градации в нганасанском соответствии и оставляет почву для сомнений в надежности этой реконструкции» [Там же]. Из двух предложенных вариантов первый ('один из подчиненных / сородичей хозяина / господина / вождя') кажется ненадежным как с семантической точки зрения, так и с точки зрения морфологической и синтаксической структуры этнонимического сочетания: учитывая многократные фиксации этнонима в виде sosa kum, принятие предложенной этимологии означало бы, что первое слово в данном сочетании оканчивается показателем реципрокно-конверсивного суффикса, не имея более никакого морфологического оформления; однако указанный суффикс подобного оформления не допускает, требуя показателей двойственного или множественного числа. Второй вариант выглядит существенно более приемлемым с точки зрения этнонимической семантики (хотя определение 'низовской' обычно легко применяется в этнонимии для какой-то части этноса, но, насколько мне известно, не для этноса в целом - вместе с тем, как будет показано ниже со ссылкой на [1], рассматриваемый этноним зафиксирован во всех частях селькупского диалектногоконтинууму). Однако и этот вариант встречает определенные формальные трудности. Во-первых, основа sosa не представлена собственно в селькупском в значении 'низовья реки'; данная трактовка предлагается только с опорой на возможные нганасанские соответствия. При этом селькупские основы, использующиеся для ориентации относительно течения реки, имеют надежные самодийские параллели. Основы takki 'вниз по реке' [Там же. Сл. ст. 1167] и tammi 'вверх по реке' [Там же. Сл. ст. 1167] имеют надежные самодийские параллели: первая восходит к PS *t1sika- [8. С. 146] и представлена в энецком tos'i 'низ', в ненецком tasyiy° 'нижний', в камасинском (С) theza, (D) tvza 'вниз по течению, низовья', вторая - к PS *tat3msi- ~ *tat3w5- [Там же. С. 155] и представлена в эн. te?i 'верх', в ненецком tyuqay° 'верхний', камасинском (С) thciwa 'вверх по течению'. С другой стороны, на общесамодийском фоне изолятами выступают нганасанские основы, использующиеся для ориентации в пространстве в целом и относительно течения реки в частности: бэнтуо 'верх', нячини 'наверху' (по течению), кинсиэ 'нижний (по течению)'. Во-вторых, предлагая данную этимологию, Е.А. Хелимский опирается прежде всего на северный вариант этнонима, однократно зафиксированный Г.Ф. Миллером, в котором содержится атрибутивный суффикс -l', однако этот суффикс отсутствует во всех записях южного варианта этого этнонима, а в этом случае трактовка элемента sosa как слова со значением 'низовской' становится более затруднительной, так как синтаксическая структура этнонима в этом случае требовала бы по нормам селькупского языка атрибутивной формы. 2. Возможная мансийская этимология этнонима sosa kum. Ниже я попытаюсь обосновать возможность рассматривать селькупский этноним sosa kum как имеющий мансийское происхождение. Прежде всего, следует обосновать, насколько правомерно предполагать наличие «сепаратных» мансийско-селькупских связей: учитывая, что на современной лингвистической карте Западной Сибири из обско-угорских народов селькупы соседствуют только с хантами, этот вопрос требует специального обоснования. Первым на возможность селькупско-мансийских связей обратил внимание Г.Н. Прокофьев. Говоря о языках, которые могли в качестве субстратного компонента участвовать в формировании современного селькупского языка, он отмечает: «...среди этих языков был, по-видимому, язык, который явился компонентом также в формировании современного нам мансийского (вогульского) языка. К такому заключению нас приводит целый ряд весьма глубоких и подчас любопытнейших связей, обнаруживаемых между селькупским языком и мансийским (мы не имеем здесь в виду связей финно-угро-самоедского порядка). Дать развернутую картину этих связей в настоящей работе не представляется возможным. Такого рода задача составляет тему специального исследования. Здесь мы ограничимся тем, чо приведем ряд характерных примеров, иллюстрирующих указанные связи между селькупским языком и мансийским. В области словаря прежде всего обращает на себя внимание селькупское слово qum, qup 'человек', 'мужчина'. Слово это не встречается ни в одном из известных нам самоедских языков (...). Слово qum, qup 'человек' мы находим в мансийск. hum 'человек' (...)» [9. С. 12]. Не претендуя на полноту списка, можно указать некоторые сепаратные мансийско-селькупские лексические изоглоссы (мансийские данные цит. по [10], после // - по [11])47: 1. уже упоминавшееся сельк. kum 'человек' [1. Сл. ст. 1858] PTHOK сопоставимо с манс. *kum > N xum [=%um], LM LU P khum, K kho m, T kho m ~ khum // TJ TC kom, KU xom, KM kom, KO kum, P kum, kim, VN VS kum, LU LM kum, LO kxum, So xum 'мужчина, человек'. Учитывая производный характер основы в мансийском [12. C. 16], следует предполагать заимствование из мансийского в селькупский. 2. сельк. pici 'топор' [1. Сл. ст. 514] PTHOK. С этим словом предположительно можно сопоставить манс. *pact > T peist ~ p0st ~ pSst ~ paist // TJ TC pest с тем же значением. Как указал мне М.А. Живлов, вопреки [13. С. 416] историческая фонетика не позволяет считать мансийское и селькупское слово восходящими к единой праформе. Соответсвенно, если перед нами не результат случайного сходства, и в этом случае мансийский является донором, а селькупский - реципиентом. Примечательно, что в мансийском это слово представлено только в тавдинском диалекте, что, возможно, служит косвенным указанием на то, какие диалекты мансийского входили в контактную зону. 3. сельк. sak 'соль' [1. Сл. ст. 2579] PTHOK< ir. Такое же название соли представлено и в мансийском, *cak > LM sax ~ sex ~ sax, LU sax, P sax, K sax (sak-), T cix ~ cix ~ cux ~ cox // TJ TC t'siix, KU sax, KM sax, KO sax, P sex, VN VS sax, LU sex. Мансийское слово имеет параллель в венгерском so; Я. Алатало [устное сообщение] указал мне также на возможность сопоставления с названием соли в югском и кетском: «The Selkup word sal; is identical with Yeniseic *ce;y (only Ket tee', Yug ce', lacking in the southern languages). The inetymological s before back vowel points to a borrowing from Yeniseic, while culturally it is more natural to assume the opposite direction» (Alatalo, личное сообщение). Тем не менее, фонетическая форма мансийского и селькупского слов допускает возможность заимствования из мансийского в селькупский (предположение об этом, как указал мне М.А. Живлов, высказано также в [14. C. 78]). В конечном итоге, каков бы ни был путь распространения этого культурного термина, примечательно, что он указывает на то, что селькупский и мансийский в определенный период находились в одном культурном ареале (в который при этом не входил, с одной стороны, хантыйский, с другой - самодийские языки помимо селькупского). 4. сельк. nara 'болото' [1. Сл. ст. 1690] PTHOK. Я. Алатало предлагает сопоставление с эвенкийским няру, но допустимо и сопоставление с манс. *nira > N nar [=nar], LM nar ~ nar, LU nar, P nar, K n0 r, T nar ~ nar ~ ne r // TJ TC ner, KU Mr, KM ner, KO ner, P ner, VNZ VS ner, VNK n er, ner, LU LM ner, LO So nar 'болото (с неглубокой прозрачной водой, с деревьями и цветами)'. 5. сельк. sirka 'растение' [Там же. Сл. ст. 2692] PTHOK находит параллель в мансийском N sirka ~ sirki, LM sirka ~ sirk, LU sirk, K serk 'растение, цветок'. 6. сельк. par 'раз (в значении «сколько раз?»)' [Там же. Сл. ст. 619] PTHO можно сопоставить с мансийским N P por2, LM por ~ poar, LU por ~ par ~ par, K por (~ pore) с тем же значением. 7. сельк. колиуло^ /ел./ 'изредка' [7, C. 177]; колык/д 'редко' [15. C. 41]. Ср. манс. *kalaqc > N xaligis // TJ kaлa nkts, TC kалэ-nkts, KU х&лаг|§, KM karar|s, P ka(лns, VNK kalV|s, LU k^ala^s, LO kkx N xal [=%al], LM LU P khal, K T khal // TJ kaл, TC kал, KU х,ал, KM kал, KO 1ial, P VN kaл, VS kal, LU kэл, LO kkx,al, So xal '1. промежуток 2. середина 3. средний, находящийся в середине'. В таком случае следует говорить о том, что в селькупском представлено заимствование. 8. сельк. iraq 'почти, едва' [1. Сл. ст. 275] PT допустимо сопоставлять с мансийским N eriq [eraq], LM jeriq, P jeren 'может быть, возможно'. Перейдем к селькупскому этнониму sosa kum. Следует уточнить ареал его распространения. Несмотря на то, что данное сочетание как этноним используется носителями обского диалекта, а также в пределах южной диалектной группы, в словаре Я. Алатало отмечается его общеселькупский характер (что подтверждает и обсуждавшаяся выше фиксация этого словосочетания Г.Ф. Миллером у северных селькупов): «Шэ-киш / sussa-kum 'Mensch': Ty. s5z3yoB, sSzaguB ihminen / Mensch [Antonym loss 'Geist']48, 3 s scjzayoBD | TyM sSzayoB id. | NC sSsyub | Iv.K. sSskup, sSskuM остяки, мы | OOS s^sa-yum samojedi | OSA stissaGum остяк | KeU stissa-yum | KUS stissayum | KeM s^sarum | KM stissayum, stisseyum, KMA auch stisrum, Koll. stissayula, Pred.1s man sti'ssayu'uuaq я остяк, Pred.2s tan sti'ssaGu'uuanda | KeO s^sa-kum, stissayum | Ka. s5za-gum ostjakki-samojedi» [1. Сл. ст. 2656]. Это двухкомпонентное селькупское сочетание находит параллель в мансийском: *sosay ~ *sosya > N sossa ~ sassa [sossa], LM sassa ~ sasi ~ s0si, LU s£isi, P sasi, K sase, коренной, здешний, исконный, ср. в особенности сочетания: N taw tit alne *sossa xum 'он - обитающий здесь коренной житель'; P tau t'it' *sasi khum, pes-vuil takw m0yat fif oli 'он - здешний человек, он живет на своей земле от рождения'; K *sa s e kho m, telem m0 te tet oli 'он здешний человек, место его рождения здесь'. На эксклюзивную паралелль селькупского kum и мансийского xum (не представленного ни в хантыйском, ни в других самодийских языках), как было указано выше, обращал внимание еще Г.Н. Прокофьев. Сопоставление селькупского soss-^um и манс. sossa xum, sasi khum, seise khgm выглядит приемлемым и с формальной и с семантической точки зрения. Ср., например, этимологию самоназвания эвенов, предложенную К.А. Новиковой: «Относительно происхождения самоназвания "эвен" существуют различные предположения. Так, В.И. Цинциус связывает самоназвание "эвен" с глаголом эвдэ/ 'спускаться с гор'. По нашему мнению, более вероятным является предположение о близости этого названия к эвенскому слову эвън ~ эвун 'местный, здешний'» [16. С. 11]. Соответствующее мансийскому слово есть и в хантыйском, ср.: «DN tsa N mansi [mansi], LM mans ~ moans, LU P mans, K mans ' ' T .. ' V ■ .. I V | | ~ mans, T mansi ~ ma nci манси, что может указывать на мансийское происхождение данного селькупского рода. Что касается исторической фонетики, сельк. -s- регулярно восходит к п-сам. *-ns- (фонетически, видимо, [-nc-]), ср., например, бесспорно этимологически соответсвующие друг другу сельк. ktisa 'моча' [1. Сл. ст. 2212 ] < п.-сам. *kunsa [8. C. 77] и манс. N xunsi, LM khunsi (kunsi), LU P khunsi, T khunsant 'мочиться'.

Ключевые слова

селькупский язык, мансийский язык, енисейские языки, языковые контакты, этнонимы, этимология, Selkup language, Mansi language, language contacts, ethnonyms, etymology

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Урманчиева Анна ЮрьевнаТомский государственный университет ; Институт лингвистических исследований Российской академии наукканд. филол. наук, ст. науч. сотр. проблемной научно-исследовательской лаборатории истории, археологии, этнографии Сибири; ст. науч. сотр. отдела теории грамматикиurmanna@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Alatalo J. Solkupisches Worterbuch aus Aufzeichnungen von Kai Donner, U.T. Sirelius und Jarmo Alatalo (Lexica Societatis Fenno-Ugricae XXX). Helsinki : Societe Finno-Ougrienne, 2004.
Хелимский Е.А. К исторической диалектологии селькупского языка // Лексика и грамматика языков Сибири. Барнаул, 1985. С. 42-58.
Хелимский Е.А. Schoselgub у Г.Ф. Миллера и самоназвание селькупов // Г.Ф. Миллер и изученда уральских народов (материалы круглого стола) (HSFM = Hamburger Finnisch-ugrische und Sibirische Materialien = Habent Sua Fata Manuscripta, Bd. 3). Hrsg. von Eugen Helimski. Hamburg, 2005. C. 41-46.
Тучкова Н.А., Глушков С.В., Кошелева Е.Ю., Головнев А.В., Байдак А.В., Максимова Н.П. Селькупы. Очерки традиционной культуры и селькупского языка. Томск : Изд-во Том. политехн. ун-та, 2012.
Тучкова Н.А. Этногенез селькупов с лингвистических и этноисторических позиций // Вестник Томского государственного университета. История. 2018. № 53. С. 153156. DOI: 10.17223/19988613/53/28.
Хелимский Е.А. Этнонимия уральских и сибирских народов в рукописном наследии Второй Камчатской экспедиции // Г.Ф. Миллер и изученда уральских народов (материалы круглого стола) (HSFM = Hamburger Finnisch-ugrische und Sibirische Materialien = Habent Sua Fata Manuscripta, Bd. 3) // Hrsg. von Eugen Helimski. Hamburg, 2005. С. 19-40.
Быконя В.В., Кузнецова Н.Г., Максимова Н.П. Селькупско-русский диалектный сло варь. Томск : Изд-во Том. гос. пед. ун-та, 2005.
Janhunen J. Samojedischer Wortschatz. Gemeinsamojedische Etymologien (Castreni-anumin toimitteita 17). Helsinki : Б. и., 1977.
Прокофьев Г.Н. Селькупская (остяко-самоедская) грамматика. Л. : Изд-во Ин-та народов Севера ЦИК СССР, 1935.
Wogulisches Worterbuch. Gesammelt von Bernat Munkacsi, geordnet, bearbeitet und herausgegeben von Bela Kalman. Budapest : Akademiai Kiado, 1986.
A. Moisio (ed.). Wogulisches Worterbuch. Gesammelt und geordnet von Artturi Kannisto, bearbeitet von Vuokko Eiras. Lexica Societatis Fenno-Ugricae, XXXIII. Helsinki : Societe Finno-Ougrienne, Kotimaisten kielten keskus, 2013.
Aikio A. Studies in Uralic Etymology IV: Ob-Ugric Etymologies, Linguistica Uralica LI 2015 1.
Redei K. Uralisches etymologisches Worterbuch. Budapest : Akademiai kiado, 19861991.
Korenchy E. Iranische Lehnworter in den obugrischen Sprachen. Budapest, 1972.
Казакевич О.А., Будянская Е.М. Диалектологический словарь селькупского языка (северное наречие). Екатеринбург : Баско, 2010.
Новикова К. А. Очерки диалектов эвенского языка. М. ; Л. : Изд-во АН СССР, 1960.
Karjalainen K.F. Ostjakisches Worterbuch. Bearbeitet und herausgegeben von Y.N. Toivonen. (Lexica Societatis Fenno-Ugricae X). Helsinki : Suomalais-Ugrilainen Seura, 1948. Bd. 2.
 О возможных контактах мансийского и селькупского языков (по данным этнонимики) | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2020. № 65. DOI: 10.17223/19986645/65/9

О возможных контактах мансийского и селькупского языков (по данным этнонимики) | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2020. № 65. DOI: 10.17223/19986645/65/9