Семантико-синтаксические свойства русских разделительных союзов в аспекте их этимологии и структуры | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2020. № 66. DOI: 10.17223/19986645/66/1

Семантико-синтаксические свойства русских разделительных союзов в аспекте их этимологии и структуры

Рассматриваются семантико-синтаксические свойства русских разделительных союзов ли... ли..., или, либо, то... то..., то ли... то ли..., не то... не то... на основе их происхождения и современного строения. Анализируется этимология каждого из них с учетом особенностей составляющих их лексем-партикул. Устанавливается связь между значениями данных лексем и той ролью, которую они играют в структуре современных союзов. Выявлено, что семантико-синтаксические свойства современных разделительных союзов по-прежнему тесно связаны с исходными значениями их структурных элементов.

Semantic-Syntactic Properties of Russian Disjunctive Conjunctions in T erms of Their Etymology and Structure.pdf 1. Говоря о составных союзах, В.В. Виноградов отмечал, что в структуре многих из них присутствуют «следы и живые формы разных других частей речи (ср., напр.: после того как, прежде чем, лишь только и др.). Этимологическая подкладка таких союзов как бы виднеется из-под их современного употребления» [1. С. 579]. И хотя само терминологическое сочетание слов «этимологическая подкладка» не прижилось в русистике, вопросы, поставленные В. В. Виноградовым, в той или иной мере привлекали и привлекают внимание исследователей. 1.1. Одной из первых системно исследовала данную проблему Г.Ф. Серебряная, которая, рассмотрев формирование сложных сочинительных союзов на базе непроизводных, разграничила их на основе синсемантичности и автосемантичности структурных элементов [2]. В свою очередь, Р.Д. Кузнецова проанализировала строение подчинительных союзов с учетом сохранившихся внутренних предложно-падежных отношений между элементами [3]. Ее подход оказался актуальным не только для описания союзов, возникших в результате предикативной номинализации, но и для их «исходного материала» - отыменных релятивов, а также для исследования строения составных средств связи в целом [4-8]. Следует отметить дискуссию о союзе если и его дериватах (если... то, если не... то, если и... то, если бы и др.), затрагивающую, в частности, вопросы их структурносемантических особенностей (см.: [9-11] и др.). Особый интерес представляет подход к поставленной В. В. Виноградовым проблеме с точки зрения так называемой непарадигматической линг- В.Н. Завьялов 6 вистики, объектом которой являются партикулы - первичные, нетаксономические образования, функционирующие в языковой системе со времени ее возникновения (не, ли, и, а, то, же, да, и др.). Согласно ей существует «скрытая память» языка, которая «может служить одним из способов реконструкции “партикулярной” диахронии» [12. С. 8], ибо, «становясь союзами, частицами, артиклями, партикулы никогда не оставляют всей своей былой семантики хотя бы в виде некоторого шлейфа “скрытой памяти”» [Там же. С. 116]. Именно она помогает говорящему и слушающему разграничивать варианты языковых единиц, различия между которыми с трудом поддаются описанию посредством традиционного толкования, но понимаются обоими на основе их глубинных смыслов, зачастую тянущихся к древнейшим пластам языковой системы в целом. Идеи и методы непарадигматической лингвистики в сфере средств синтаксической связи активно применяются на практике специалистами, занимающимися историей русского языка и диалектологией. Применительно к конкретным исследовательским целям и задачам они находят применение в работах, посвященных композициональному анализу семантики союзов, их структурным типам, а также представлению в системе корпусных данных (см.: [13-18] и др.). Уделяют им внимание и зарубежные лингвисты (см.: [19-21] и др.). 1.2. Объектами описания в настоящей статье являются базовые русские разделительные союзы ли... ли..., или, то... то..., не то... не то..., то ли... то ли..., а также либо. Очевидно, что пять из них сконструированы из лек-сем-партикул и, ли, не, то, активно функционирующих в современном русском языке в различных категориальных статусах и сегодня. Уточнение требуется лишь для строения союза либо, так как вопрос о его происхождении является дискуссионным. Тем не менее, несмотря на различные точки зрения на этот счет, партикулярные элементы ли и бо, по-видимому, также оставили свой след если не в структуре либо как таковой, то, по крайней мере, в его внешнем облике. В какой мере указанные лексемы связаны с этимологией данных союзов и их современными семантико-синтаксическими и прагматическими свойствами? Ответ на этот вопрос будет способствовать уточнению индивидуальных характеристик каждого из них, что актуально как для теоретических, так и для прикладных аспектов их описания, а также даст более глубокое представление о природе и особенностях русских разделительных средств связи в целом. Иллюстративный материал для статьи извлечен из «Национального корпуса русского языка» (НКРЯ) [22], поэтому она имеет еще и корпусный характер. Однако общая методика его исследования является прежде всего описательной, с опорой на пропозициональное содержание высказывания. Для нас представляется необходимым выявить самые концептуальные и наглядные аспекты поставленной проблемы, на основе чего потом можно будет осуществлять ее дальнейшую, более точечную разработку. 2. Разделительные союзы ли... ли..., или, либо, то... то., не то... не то... , то ли... то ли... могут связывать как непредикативные, так и преди- Семантико-синтаксические свойства русских разделительных союзов 7 кативные ряды словоформ, выражающие отношения дизъюнкции между их членами на общем, т.е. онтологическом, фоне соединительности-перечисли-тельности. Партикулы входят в структуру данных союзов на правах элементов и субэлементов. Элемент - минимальная значимая часть структуры союза. Субэлемент - часть составного, разложимого элемента (напр., * и + ли). Основные признаки субэлементов и элементов заключаются в морфологической соотнесенности с другими языковыми единицами (частицами, местоимениями, союзами, предлогами и др.) как в синхронном, так и диахронном аспектах. Компонент - обобщенный структурный образ того или иного союза, включающий в себя элементы и субэлементы и занимающий одно синтаксическое место в синтаксической структуре высказывания [23]. 2.1. Союз ли... ли..., который, судя по всему, является первым специализированным разделительным союзом русского языка, образовался на базе вопросительной частицы ли [24. С. 451]. Факты его употребления (как одиночного, так и повторяющегося, а также во взаимодействии с или) фиксируются еще в древнерусских памятниках. При этом первоначально его компоненты располагались непосредственно перед сочиненными членами: Кую похвалу створимъ достоину твоего блаженьства, ли кому уподоблю сего праведника (Сл. Кир. Тур); Богъ того не даи, аче кого притча прииметь, ли лодья уразится, ли русьская, ли немецьская (Дог. Смолян с Ригою, 1229 г.); Аще ли от нея возметь кто что, ли человека поработить, или убьеть, да будет повиненъ закону руску и гречьску (Пов. Вр. Лет, 37) [25. С. 191]. Впоследствии произошло смещение компонентов союза в постпозицию, хотя отдельные употребления с ли в препозиции фиксируются вплоть до XX в.: - Хучь бы тебе выгода какая, ли лагерь взяли - провизии, ли город - серебра, золота (Г. Данилевский. Потемкин на Дунае); - Тащит и сама не придумает: ли задавить, ли живьем закопать? (А. Ремизов. Верность); «Егор - под иконами на лавке, к стенке прислонен, ли стоит, ли сидит -уж как это по-вашему пишется, не знаю» (Е. Замятин. Слово предоставляется товарищу Чурыгину). Н.Д. Арутюнова квалифицирует вопросительную частицу ли как «знак неразрешенного вопроса», когда «модус незнания оставляет невыбранной пропозицию с тем или иным истинностным значением» [26. С. 126], напр.: - Много ли наловил налимов? (Ю. Коваль. Листобой); - Нет ли у тебя какой музыки? (В. Шукшин. Калина красная); «А не сын ли вы Филата Петровича?» (И. Грекова. Фазан). Говорящий не определился с критериями истинности того, о чем спрашивает, отчего и сам ответ также может быть вероятностным. Маркером такой ситуации и является частица ли. В свою очередь, союз ли... ли... выражает синтаксические отношения, связанные с перечислением реальных или предположительных альтернатив, но четкой семантической границы между ними не проводит, так как является носителем «семантики неопределенной разделительности» [27. С. 176], в си- В.Н. Завьялов 8 лу чего степень достоверности представленных им альтернатив не может быть определена с абсолютной точностью: И я к нему потянулся тоже по сердцу ли, по одиночеству ли, но потянулся (Б. Окуджава. Искусство кройки и житья); Запугивая ли, задабривая ли рублем молодых, они лишний раз производят эффект ровно противоположный ожидаемому (Завтра, 2003.08.13); Лежишь ли, пъешъ ли рыбий жир, измеряешь ли температуру - сообщай в каждом письме! (А. Морозов. Прежние слова). Таким образом, союз ли... ли... отчасти также является знаком «неразрешенного вопроса». По этим причинам его зачастую квалифицируют как вопросительную частицу в союзной функции при повторе, как, например, В.М. Хегай в диссертационном исследовании о разделительных отношениях и средствах их выражения, осуществленном под руководством В.А. Бе-лошапковой [28. С. 149]. Однако союзные свойства ли... ли., заключающиеся в способности организовывать ряд сочиненных словоформ, все же являются превалирующими над модальными, и именно это отличает его от частицы и прочих омонимичных явлений, напр.: Можем ли мы, имеем ли право подвергать риску плоды нашего и прежде всего вашего многолетнего стоического труда? (А. Алексин. Раздел имущества); А глаза по-прежнему спрашивают каждого: так ли живешь, верно ли живешь? (И. Грекова. Под фонарем). В этих высказываниях присутствуют пропозиции с повторами собственно вопросительной частицы ли и союзной, вводящей косвенный вопрос при однородном соподчинении. Неопределенной разделительности здесь нет, и каждая пропозиция может быть представлена автономно. Ср.: Можем ли мы подвергать риску плоды нашего и прежде всего вашего многолетнего стоического труда? А глаза по-прежнему спрашивают каждого: так ли живешь? В семантике конструкции, организуемой ли... ли., наличествует прагматический оттенок безразличия к выбору какой-либо из альтернатив. Он может присутствовать в имплицитной форме (см. примеры выше) и быть вербализованным специальными лексическими средствами (не важно, все равно, безразлично и под.): - Полюбил я тебя на всю жизнь, тяжело ли мне, легко ли, это - честное слово - не важно (А.Н. Толстой. Хождение по мукам); Дождь ли сеялся, туман ли дымил, промозглый ли ветер гремел железом на крышах -Жека все равно караулил (Э. Шим. Ребята с нашего двора); В том, что она [шхуна] не пройдет Северным морским путем в одну ли, в две ли, в три ли навигации, безразлично - не сомневался никто (В. Каверин. Два капитана). В связи с этим сочиненные ли. ли. пропозиции не парцеллируются, так как для поддержания указанной прагматики требуется представление их в виде единого и неразрывного целого. В обратном случае произойдет преобразование компонентов ли. ли. в вопросительные частицы с утратой прагматической семантики высказывания, так как альтернативы станут акцентированными: Семантико-синтаксические свойства русских разделительных союзов 9 Демон напоминания, в образе ли забытом, любимом; в надежде ли, протянувшей белую руку свою из черных пустынь грядущего; в поразившем ли мысль остром резце чужой мысли, садится, смежив крылья, у твоих ног и целует глаза (А. Грин. Блистающий мир). Ср.: В образе забытом ли? В надежде ли? В поразившем ли мысль остром резце? Тем не менее это свидетельствует о сохраняющейся глубинной связи союза ли... ли... с категорией вопросительности (и соответствующей частицей), которая, не найдя выхода в прямой постановке, в конечном итоге реализуется в виде указанного безразличия говорящего к представленным альтернативам. 2.2. Союз или образовался в результате сращения союза и с частицей ли [29. С. 127]. Будучи стилистически нейтральным, он «широко употреблялся в древнерусских (и старорусских) памятниках разных жанров» [25. С. 190]: Иреша татарове: «Дайте намъ число, или бежимъ проче» (Новг. лет., 82); Или кончина веку прииде, или бог слово плотию стражет (Авв., 66); Взыщет боярин на боярыне, или монастырь на монастыре, или боярин на монастыре, ино судите на 3 годы (Суд. 1589 г.) [Там же. С. 190-191]. Специалисты давно обращали внимание на структуру этого союза, увязывая с нею особенности его семантики. А.В. Добиаш отмечал, что в «или слово «и» указывает на двучлен вообще, а «ли» остается вопросительным словом. Оборот или пан, или пропал значит: может быть и то, и другое: первое ли выйдет, второе ли - не знаю» [30. С. 461]). Подобный подход находит отражение и в современных формулировках. Ср.: «В предложениях с или каждый из компонентов возможен, но не обязателен» [31. С. 193]. В силу своей опоры на соединительность союз или в равной мере употребляется «как в контексте предиката знать (и других предикатов знания), так и в контексте его отрицания не знать (и вообще предикатов незнания)» [32. С. 438]: Торговцы, парни и девицы, сидели или стояли, разговаривали друг с другом или молчали, пили пиво или читали (В. Аксенов. Круглые сутки нон-стоп); Еще пять или шесть лет назад мы с дочкой во дворе гордились таким соседом (С. Есин. Стоящая в дверях); /- Не пьет с коллективом новенький наш!../Или брезгует, или сторонится, или... Уж и не знаю чего! (Д. Корецкий. Менты не ангелы, но...). В связи с реальным представлением говорящего о положении дел в первом примере актуализирован соединительный аспект или: сидели и стояли, разговаривали и молчали, пили и читали. Во втором и третьем (по противоположным причинам) - предположительный: пять ли? шесть ли? // брезгует ли? сторонится ли? В субэлементе и, как и собственно в союзе и, заложена семантика поэтапного «развития повествования» [33. С. 284-290]. Она способствует свободному сочинению союзом или (в отличие от ли... ли...) вопросительных пропозиций - как в структуре целого сочинительного ряда, так и парцеллированного, так как субэлемент ли опирается на своего коллегу слева: В.Н. Завьялов 10 - Вы сказали, что ваш отец убеждал вас уехать. Вместе с ним или же без него? (А. Беляев. Продавец воздуха); Было не совсем ясно: это крестьяне, что гнут спину на полях?.. или оптовики-перекупщики?.. или розничные торговцы, фасовщики по чекам и пакетам?.. (Михаил Гиголашвили. Чертово колесо); Боже, подумал он, - и она? Или она остерегается его, отца, или сама уже там, у них на крючке в свои девятнадцать лет? (В. Быков. Бедные люди). При употреблении или в качестве замыкающего компонента ряда с ли... ли... соединительность субэлемента и разбивает ряд на два противопоставленных плана выражения: Чем-то - нервной ли худобой лица, офицерскими ли усиками или этим знаменитым по всем снимкам плащом-крылаткой со львами - он разительно напоминает лейтенанта Шмидта (Ю. Домбровский. Хранитель древностей). Соединительность, обусловленная структурой или, реализуется также в прагматическом компоненте «и то и другое» («все вместе», «одновременно» и под.), который при необходимости вербализуется говорящим: Лесючевский отвечает что-то невнятное. Что-то вроде: «Это не от меня зависит», или: «Нет бумаги», или и то и другое вместе (Л. Чуковская. Процесс исключения); Замазка оказывается твердой, как цемент, очевидно, такой ее сделали дожди, или морозы, или все стихии вместе (Э. Лимонов. Подросток Савенко); Если раньше на вопрос, что ей больше нравится - секс, курение или водка, Кейт отвечала: «Все и одновременно», то теперь она с собой бы не согласилась (Домовой, 2002.12.04). Соединительность может быть эксплицирована и непосредственно союзом и, включенным во внутрирядные отношения между пропозициями: - Есть две извинительные причины - выпивка и женщины или и то и другое одновременно (В. Кожевников. Щит и меч): Сперва порыбачить, а потом побачить. Или одновременно - бачить Галку и рыбачить (Ф. Искандер. Антип уехал в Казантип). Если же свободный выбор альтернатив ситуативно не оправдан, то говорящий с помощью лексических средств «дилемма», «два варианта», «на выбор» и под. может подчеркнуть необходимость определиться с какой-нибудь одной из них: Передо мной встала дилемма: или отменять картину и заняться собственным здоровьем, или же все-таки попробовать сделать ленту (Э. Рязанов. Подведенные итоги); Сенаторам придется делать выбор: или поддержать мнение своих регионов, или согласиться с либеральными реформаторами (Советская Россия, 2003.07.10); Два варианта: или помощник не осмелится ехать против бригадира, или, наоборот, бригадир пропустит помощника (А. Гладилин. Большой беговой день). Говорящий также готов сделать прямое указание на отсутствие в описываемой ситуации промежуточного решения: Или счастье без свободы - или свобода без счастья, третьего не дано (Е. Замятин. Мы). Семантико-синтаксические свойства русских разделительных союзов 11 Продолжением подобной речевой экспрессии является фразеологизация структуры или, основанная на эллипсисе сочиненных пропозиций, который в данном случае является актуализатором структурно-семантической доминанты или, что связано с общими тенденциями синтаксической фразео-логизации, тяготеющей к построениям на основе регулярных синтаксических моделей (см.: [34. С. 129-133; 35. С. 42-47] и др.): - Нужно решать. - Что решать? - Что-нибудь одно. Или - или... (В. Катаев. Время, вперед!); - План действительно прост: или - или, а третьего не дано (Д. Биленкин. Десант на Меркурий); И вот тут-то Тася поняла и сказала себе в первый раз: «Или - или: или тот, или другой» (С. Залыгин. Соленая Падь). В свою очередь, слушающий способен парировать такую детерминированность ситуации фразеологизацией соединительного аспекта: Почему обязательно надо «или - или», а почему нельзя «и - и»? (Л. Утесов. Спасибо, сердце!). Все это наглядно демонстрирует борьбу соединения и разделения наряду с предположительностью в семантике и прагматике союза или. Вершиной же этих коллизий является употребление или в пояснительном значении, когда одновременно представлены как равнозначность всех сочиненных им пропозиций, так и возможность предпочтения какой-нибудь одной из них: Дело писателя состоит в том, чтобы передать или, как говорится, донести свои ассоциации до читателя (К. Паустовский. Золотая роза); - Не знать ничего и даже не слышать об острове Рапа-Нуи, или Вайгу, или Пасхи! Это чудовищно! (Г. Адамов. Тайна двух океанов); Это был Никитин менеджер, или артдиректор, или, как это там называется... (В. Белоусова. По субботам не стреляю). Ср.: передать или донести? & и передать и донести / Рапа-Нуи, или Вайгу, или Пасхи? & и Рапа-Нуи, и Вайгу, и Пасхи /менеджер или артди-ректор? & и менджер, и артдиректор. Говорящий и слушающий сами выбирают устраивающую их альтернативу исходя из условий коммуникации. 2.3. Относительно этимологии союза либо, как мы уже отмечали, в русистике нет единой точки зрения. Наличие, по мнению ряда исследователей, в его структуре субэлемента ли указывает на то, что он мог образоваться в результате сращения частицы ли и древнерусского союза бо (по образцу союза ибо) [36. С. 167]. Однако в семантике либо отсутствуют «морфологические следы» частицы ли. Семантика его предельно конкретная, без «знака нерешенного вопроса» и прагматики безразличия. Он обычно употребляется в контексте предикатов знания: Здесь можно стоять полчаса и ждать либо лезть напролом (Автопилот. 2002.02.15); Не ладилось дело, потому что либо «голубятня торчит, но гумна не видно», либо «гумно видно, а голубятни нет» (Ю. Герман. Дорогой мой человек); Обычно Слава либо дирижирует, либо играет на виолончели (Культура. 2002.03.25). В.Н. Завьялов 12 Союз либо тяготеет к отображению определенности, даже если ситуация подается говорящим как предположительная или вопросительная: По городу проезжали, - все она в окна кареты глядит, точно прощается либо знакомых увидеть хочет (В. Короленко. Чудная); Что с часами? Либо час, либо полвторого (А. Битов. Рассеянный свет); - От чего ягода? От головы, живота либо от зубов? (Ю. Буйда. Степа Марат). В связи с этим мы ориентируемся на другую точку зрения о происхождении либо, согласно которой он образовался из древнерусского союза любо, восходящего к соответствующему краткому прилагательному среднего рода [25. С. 191]. Как и древнерусские ли с или, союз либо не имел определенной стилистической окраски и нередко употреблялся рядом с ними «в одних и тех же памятниках», а также в сочетании с союзом а: А в княже борти 3 гривне, любо пожгуть, любо изуродутъ (Русская Правда); Потнеть ли на смьрть, то вира, или пьхнеть муж мужа, любо к собе, любо отъ себе, любо по лицю ударить, или жердью ударить (Русская Правда); Хощу главу свою положити, а любо испити шеломомъ Дону (Слово о полу Игореве) [Там же. С. 191-192]. Союз любо имел широкое распространение в древнерусском языке, но «в старорусских памятниках его употребление значительно сокращается. Он был вытеснен союзом либо» (по-видимому, под влиянием союза ли произошло изменение корневого гласного любо ^ либо)» [Там же]. При таком подходе к этимологии либо поддается объяснению главная особенность его семантики: наличие в ней оттенка желательности, мотивированного исходной словоформой любо. Так, высказывание «А в княже борти 3 гривне, любо пожгуть, любо изуродутъ» можно понимать и как «Захотят (пожелают) - пожгут, захотят (пожелают) - изуродуют». Даже в акцентированных контекстах совмещения альтернатив или ультимативного выбора (см. примеры выше) союз либо сохраняет семантику предпочтительности одной из них, поэтому использование лексем, подчеркивающих ее, представляется, по сравнению с аналогичным употреблением их при или, несколько избыточным. Ср.: - Они все были в свои незабвенные шестидесятые либо диссидентами, либо распутниками... Либо и то и другое... (Л. Улицкая. Лялин дом); Одно из двух: либо храбрец до безрассудства, - так гнуть против Друзяева, Дороднова и прочих, - либо же что-то знает (Ю. Трифонов. Дом на набережной); Либо социалист, либо юродивый - третьего не дано, как в задачках говорится (Б. Васильев. Были и небыли). Еще категоричнее семантика обязательного выбора проявляется при фразеологизации либо: - Ничего не поделаешь, таковы правила игры. Либо - либо... (Д. Гранин. Иду на грозу); «В общем: либо - либо! Кто не с нами, тот против нас! (С. Довлатов. Марш одиноких); Бродский, Аксенов, если уживутся, а если нет, то либо - либо (А. Битов. Последовательность текстов). В подобных ситуациях даже общая вопросительность высказывания зачастую оказывается нейтрализованной: Семантико-синтаксические свойства русских разделительных союзов 13 Итак - либо-либо? Ваша честь в ваших собственных руках (Н. Бреш-ко-Брешковский. Дикая дивизия). По причине данной семантической особенности союз либо, в отличие от или, не может сочинять пропозиции со значением абсолютного тождества. Ср.: Остров Рапа-Нуи, или Вайгу, или Пасхи & Остров Рапа-Нуи, либо Вайгу, либо Пасхи. Высказывание с либо может иметь смысл лишь при ультимативном требовании определиться с одним из вариантов ответа и при условии, что говорящий и слушающий хорошо осведомлены о предмете речи. Но пояс-нительность как таковая здесь отсутствует, так как данный союз не допускает равнозначного понимания сочиненных им альтернатив. Различия между семантикой либо и или наглядно проявляются в контекстах, в которых они соседствуют: Это был или миндаль, или арахис, причем жарили их либо с солью, либо с сахаром (А. Козлов. Козел на саксе); Компьютер, обычный или портативный, относится к числу вещей, которые наши герой или героиня или сразу оба либо имеют, либо намерены приобрести (Д. Петров. Яппи по-русски); Как мне не хватает Юрия Станиславовича! «Лотковые лавины, - говорил он, стоя у этого окна, - это орудия, направленные на долину. Либо ты их, либо они тебя». В лавинном деле он был великаном, с его уходом образовался вакуум, который некем заполнить. Его ученики - или теоретики, или практики, Оболенский же был и тем, и другим (В. Санин. Белое проклятие). Пропозиции, сочиненные или, воспринимаются в этих высказываниях нейтрально по отношению друг к другу, тогда как союз либо нарушает имеющееся статус-кво. Показательно также сравнение либо и или в вариантах поговорки, образованной на их основе (или пан, или пропал / либо пан, либо пропал): - Тут на прорыв надо ориентироваться, - решительно заявил Миша, -тут - или пан, или пропал... (Ю. Герман. Дорогой мой человек); В «поиске», когда захватывающая группа в пять-шесть человек кидается в немецкую траншею, вообще не до хитростей - тут уж либо пан, либо пропал (В. Распутин. Живи и помни). Если в высказывании с или присутствует уже известное нам безразличие говорящего к тому или иному исходу событий, о котором писал А. В. Добиаш, то в высказывании с либо оба результата воспринимаются как форс-мажорные. 2.4. Союз то... то... относится к числу «сравнительно новых» в истории русского литературного языка средств синтаксической связи [37. С. 118]. Первые факты его употребления отмечаются в старорусских памятниках: А Меликтучаръ седитъ на 20 тмахъ; а бьется с кафары 20 летъ есть, то его побиють, то он побиваетъ их многажды (Хожд. Аф. Ник.) [Там же]. Тем не менее к XIX в., т. е. периоду окончательного становления русского литературного языка, это было уже достаточно частотное синтакси- В.Н. Завьялов 14 ческое средство с полностью сформировавшимися категориальными свойствами. Ср.: Погода по ветру, то слякоть, то вёдро (А. Радищев. Путешествие из Петербурга в Москву); Многие хотели у нее купить цветы, но она отвечала, что они непродажные, и смотрела то в ту, то в другую сторону (Н. Карамзин. Бедная Лиза); [Цыфиркин.] Не всякому открыл господь науку: так, кто сам не смыслит, меня нанимает то счетец поверить, то итоги подвести (Д. Фонвизин. Недоросль). Семантика то... то... неразрывно связана с идеей чередования (поочередной мены) событий во времени. Данный союз «не передает ни значения взаимной обусловленности чередующихся явлений, ни их взаимного отрицания-исключения; в отличие от всех других видов разделительной связи эта связь не гипотетическая, а фактическая» [27. С. 180]. При этом «по “качеству” соединительной семантики то... то... из всех союзов ближе всего к и... и...: оба вводят утверждения о соответствии действительности каждой из ситуаций» [38. С. 78]. Об этом свидетельствуют, в частности, факты контактного взаимодействия то... то... с не менее конкретным по семантике либо, зафиксированные в сибирских говорах, напр.: «То либо тут чё не хватает, то либо тут чё-нить неладно» [39. С. 57]. И действительно, сам по себе союз то... то... не организует конструкций с гипотетической связью. Она может выражаться с его участием лишь при определенном модусно-диктумном наполнении контекста: «Как живет дитя, а? И не уазбеуешъ - моложе она али старше своих годов? То будто моложе, то - старше...» (М. Горький. Жизнь Матвея Кожемякина). Эта особенность союза обусловлена глубинной семантикой его строевого элемента - дейктического то, который не только сообщает о чередующихся событиях, но и указывает на них как на реальные факты действительности, что отчетливо проявляется при передаче союзом альтернативно-локальных отношений: В траве то там, то тут принимались звенеть кузнечики и сразу же затихали, словно боясь нарушить тишину (В. Белов. За тремя волоками); Река была то слева, то справа от поезда (К. Симонов. Япония); Целый день мы кружили по руслу реки так, что солнце было у нас то впереди, то сзади, то с одного бока, то с другого (В. Арсеньев. Сквозь тайгу). Ср.: То - там. То - тут. / То - слева. То - справа. / То - впереди. То -сзади. То - с одного бока. То - с другого. В других контекстах указательность то... то... не так очевидна на первый взгляд, но все же прочитывается, если понимать его как темпоральный «суперпредикат» [40. С. 296] с дейктической спецификой, действующий в связке с базовыми предикатами, напр.: Десятки лет община где-то ютилась - то в посольском доме, то в мастерских и переговорных пунктах (А. Данилова. Местность любви); Михаил Владимирович все это время то отсутствовал, то был занят (Ю. Башмет. Вокзал мечты); /Да, да, это было то самое, что уже несколь- Семантико-синтаксические свойства русских разделительных союзов 15 ко раз попадало ему в руки./ То шофер привез откуда-то, то буфетчица пожертвовала (Ю. Домбровский. Факультет ненужных вещей). Ср.: ютилась то в посольском доме, то в мастерских; то отсутствовал. то был занят; то шофер привез, то буфетчица пожертвовала. Указательность - неотъемлемая составляющая денотата то... то.... Так, союз или при определенном лексическом составе высказывания тоже может передавать отношения чередования, но без указательности, ибо в его денотате данное свойство не прописано. Ср.: Он ездил то в город, то за город на своем желтом автомобиле, бывал каждый вечер в театре, или в ресторане, или в кабаре (Г. Газданов. Вечер у Клэр). Однако при подстановке вместо или союза то... то... чередование с сопутствующей ему указательностью выходит на первый план: Бывал каждый вечер то в театре, то в ресторане, то в кабаре. Ср. также с исчезновением указательности при подстановке союза или в ряды с альтернативно-локальным чередованием: то там, то тут & или там, или тут; то слева, то справа & или слева, или справа; то впереди, то сзади & или впереди, или сзади. Как языковая категория указательность тесно связана с сопоставитель-ностью. Такое взаимодействие в русском языке представлено, в частности, в союзе а то (и), состоящем из сопоставительного и указательного элементов. С союзом то... то... данное средство связи взаимодействует в виде замыкающего компонента: То басит, то срывается на визг, а то говорит голосом мультяшного персонажа (Известия, 2002.10.13); Рядом с усадьбой было поле, его то засевали кукурузой, то распахивали под пар, а то и просто так оставляли, на растерзание жесткому чертополоху с малиновыми гроздьями колючек (Г. Садулаев. Одна ласточка еще не делает весны). Сопоставительный элемент а, как и союз а, связан с идеей «поворота повествования» [33. С. 253-260]. Этот поворот присутствует и в семантике то... то..., так как он не просто сигнализирует о чередовании событий, но еще и является их регистром-переключателем с одного пространственновременного плана на другой. С учетом этого фактора можно объяснить наличие у союза то... то... прагматической семантики «нечто негативное» [41. С. 50-74], которая актуализируется в контекстах, связанных с субъективной оценкой описываемых событий, напр.: - Собор за собором! - жаловался Гауденций какому-то вельможе. - То в Сирии, то в Сардике, то в Антиохии, то в Константинополе (Д. Мережковский. Гибель богов); А ремонт... Квартира огромная. То заняться некому, то деньги куда-то уплывают (В. Розов. С вечера до полудня); То банки у нее пропали, то навоз. Брошу и буду спокойно жить (Б. Екимов. Память лета). Подстановка замыкающего а то (и) еще более подчеркивает эту семантику: Собор то в Сирии, а то в Сардике. То в Антиохии, а то в Константинополе / То заняться некому, а то деньги куда-то уплывают / То банки у нее пропали, а то навоз. В.Н. Завьялов 16 Сема «нечто негативное» является своего рода реакцией сочиненных союзом то... то... пропозиций на их разделительное сопоставление в контекстах сигнификативного плана, в результате чего создается спорадический эффект их восприятия, который и формирует сниженную эмоциональную оценку перечисляемых альтернатив. 2.5. Союзы то ли... то ли... и не то... не то... очень близки по структуре и семантико-синтаксическим свойствам, поэтому мы рассмотрим их вместе. Оба появились в литературном языке, как показывают исследования, а также данные НКРЯ, совсем недавно. Союз то ли... то ли... проник в него из северновеликорусских говоров на рубеже XIX-XX вв. и поначалу осознавался как «просторечный, а потом разговорный» [42. С. 20]. Сформировался, по-видимому, на основе перечисления альтернатив с предположительной частицей то ли, которая и сегодня широко распространена в различных говорах, в том числе сибирских: Вот эти то ли матрёшки самые - свино-то ухо; И ни слыху, ни дыху. То ли уж перемёрзла совсем, хворат; ...Баношницы, говорят, нету то-перь, то ли уехала куда [39. С. 39]. Происхождение союза не то... не то... не совсем ясное. В первой половине XIX в. имеют место лишь единичные случаи его употребления и, как правило, в сопровождении сопоставительно-противительных лексикосинтаксических средств с семантикой «нечто среднее»: Родила царица в ночь Не то сына, не то дочь, Не мышонка, не лягушку, А неведому зверюшку (А. Пушкин. Сказка о царе Салтане); День был не то ясный, не то мрачный, а какого-то светло-серого цвета (Н. Гоголь. Мертвые души). Похожая семантика у нынешнего союза не то чтобы... но/а (и), следы формирования которого также присутствуют в текстах того периода. Он мог употребляться как с сопоставительно-противительной частью, так и без нее: /Я стал вглядываться и узнал моего старого знакомца Казбича./ Он, знаете, был не то, чтоб мирной, не то, чтоб немирной. Подозрений на него было много, хоть он ни в какой шалости не был замечен (М. Лермонтов. Герой нашего времени); На петергофский праздник срядили меня, туда и назад, какие-то, не то чтоб господа, не то чтоб мастеровые... а какие-то подьячие, что ли... (Ф. Булгарин. Извозчик-ночник). Исходя из этого образование не то... не то... шло, скорее всего, по линии сокращения структуры, которая закрепилась в итоге с соответствующей семантикой за союзом не то что бы... но/а (и), тогда как не то... не то... стал выражать более абстрагированные отношения. Об этом говорит, в частности, возможность взаимозамены данных союзов. Ср.: День был не то чтобы ясный, не то чтобы мрачный, а какого-то светло-серого цвета & Не то господа, не то мастеровые... а какие-то подьячие, что ли. Вместе с тем не исключено влияние на образование не то... не то... и альтернативно-мотивировочных союзов а не то, не то, а то, образован- Семантико-синтаксические свойства русских разделительных союзов 17 ных, в свою очередь, в результате компрессии условно-уступительных высказываний с союзом если при отрицании с не и корреляте то [43. С. 85117], напр.: На троицу, не то на духов день, однако, кажется даже всем позволено за них молиться (Н. Лесков. Очарованный странник). Ср.: На троицу, а если не на троицу, то на духов день ^ На троицу, а не то (а то) на духов день ^ На троицу, не то на духов день & На духов день, не то на троицу ^ Не то на троицу, не то на духов день. Как современный, т.е. без поддержки сопоставительно-противительными средствами, союз не то... не то... начал утверждаться в литературном языке ближе к середине XIX в.: Ей помогали трое нечесанных от колыбели лакеев, одетых в полуфраки из какой-то серой не то байки, не то сукна (А. Герцен. Кто виноват?); Не то дождь, не то туман облекали мертвую окрестность влажною пеленой. (В. Соллогуб. Тарантас); Сердце во мне томилось неизъяснимым чувством, похожим не то на ожиданье, не то на воспоминание счастия (И. Тургенев. Три встречи). Особенности союзов то ли... то ли... и не то... не то... определяются их компонентно-элементным составом: вопросительным ли и отрицательным не соответственно. По причине включенности категориальных свойств данных элементов в поле ирреальной модальности оба союза выражают гипотетические отношения в контексте «предикатов незнания», вербализуя одну денотативную ситуацию посредством двух и более пропозиций [44. С. 78-93]: Издали не сразу и поймешь, кто кого несет, - то ли Вася лукошко, то ли лукошко Васю (Ф. Абрамов. Братья и сестры); Данилов не знал вовсе, кто он. То ли демон, то ли человек, то ли неведома зверушка, то ли вообще черт знает кто (В. Орлов. Альтист Данилов); «Больно накладны эти дрова. Не знаешь, на чем и ехать - не то на колесах, не то на копыльях» (Ф. Абрамов. Две зимы и три лета); Невозможно разобрать было ни одного слова: не то про решета, не то про стекла идет речь (В. Солоухин. Капля росы). Со своей стороны, дейктический то добавляет к сочиненным пропозициям известную семантику указательности, но только без темпоральности, и при этом способствует взаимодействию обоих союзов с сопоставительным а и замыкающим компонентом а то (и): Тут выясняется, что никто путем не знает, куда ушли косцы, то ли на Попов луг, то ли в Капустный овраг, а то ли решили начинать с Поду-валья (В. Солоухин. Капля росы); Не то шмели над головой гудят, не то веретено жужжит, а то и на собак будто похоже (И. Новиков. Петух); А раньше, бывало, в день приезда почему-то всегда путал этажи; то ли пятый, то ли шестой, а то и седьмой (Ф. Искандер. Сандро из Чегема). Различия между то ли... то ли... и не то... не то... также основываются на категориальных особенностях элементов ли и не, но уже на отличительных. И.Н. Кручинина характеризует то ли... то ли... как союз, «в котором преобладает значение предположения-сомнения (то ли?')» [27. С. 179]: В.Н. Завьялов 18 На подвесных «оковах» вьется и гнется то ли средневековый рыцарь, то ли современный терминатор (Известия, 2003.02.14). Говорящий как бы спрашивает: Средневековый рыцарь ли то? Современный терминатор ли то? Элемент ли вкупе с то обусловливает и употребление то ли... то ли... в вопросительных высказываниях практически в любых синтаксических условиях: Тень метнулась у окошка, И взмахнули два крыла. То ли птица, то ли кошка, То ли женщина была?.. (А. Кирилин. Нулевой километр); Как-то я пришла домой из школы (то ли в девятом классе была, то ли в десятом?), а мама моет окна и поет (И. Грекова. Перелом); - Игорек, а ты в курсе, что Лурье с пятой койки то ли родственница, то ли близкая знакомая Елисея нашего? (А. Моторов. Преступление доктора Паровозов). В свою очередь, союз не то... не то... выражает «предположение-отрицание ('не то?')» [27. С. 179]: Вдали темнела зубчатая полоса, н

Ключевые слова

партикулы, частицы, союзы, этимология, структура, семантика, прагматика, синтаксис, particles, conjunctions, etymology, structure, semantics, pragmatics, syntax

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Завьялов Виктор НиколаевичТихоокеанский государственный университетд-р филол. наук, профессор кафедры русского языка и издательского делаvictorzoff@list.ru
Всего: 1

Ссылки

Виноградов В.В. Русский язык: Грамматическое учение о слове. 4-е изд. М. : Рус. яз., 2001. 720 с.
Серебряная Ф.И. К вопросу о формировании сложных сочинительных союзов на базе непроизводных // Исследования по современному русскому языку. М., 1970. С. 227-240.
Кузнецова Р.Д. Отражение путей и способов образования союзов в их строении и функционально-семантических свойствах // Неполнозначные слова: история, семантика, функционирование. Тверь, 1997. С. 7-13.
Глущенко Т.Н. Образование союзных скреп на базе предлогов в результате предикативной номинализации : автореф. дис.. канд. филол. наук. Воронеж, 1997. 18 с.
Виноградова Е.Н., Всеволодова М.В. Средства связи, участвующие в выражении причинно-следственных отношений, в рамках функционально-коммуникативного описания языка (корпус средств и актуальное членение) // Вестник МГУ. Сер. 9. Филология. 2001. № 6. С. 69-100.
Завьялов В.Н. Описание синтагматических скреп на структурно-семантической основе // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. 2015. № 4. С. 29-33.
Шереметьева Е.С. Отыменные релятивы современного русского языка : дис.. д-ра филол. наук. Владивосток, 2011. 407 с.
Колосова Т.А., Черемисина М.И. Очерки по теории сложного предложения. 2-е изд., испр. и доп. М. : URSS. 2010. 226 с.
Прияткина А. Ф. Союз ЕСЛИ в простом предложении // Русский синтаксис в грамматическом аспекте (синтаксические связи и конструкции). Избранные труды. Владивосток, 2007. С. 257-269.
Семенова И.В. Дериваты союза если (на материале служебных новообразований, возникших на базе если). Хабаровск : Изд-во Тихоокеан. ун-та, 2015. 130 с.
Шмелева Т. В. Скрепы с конструктивной основой ЕСЛИ НЕ // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2018. № 51. С. 69-83.
Николаева Т.М. Непарадигматическая лингвистика: (История «блуждающих частиц»). М. : Языки славянских культур, 2008. 376 с.
Гусева Е.Р. Партикулярные союзы в севернорусских говорах (комплекс с L-, N-партикулами, инициаль И-) // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. Сер. : Общественные и гуманитарные науки. 2015. № 3 (148), т. 2. С. 52-55.
Окуловская С.В. Служебная лексика в поунженских говорах (на материале произведений И.М. Касаткина) // Вестник Костромского государственного университета. 2017. № 1. С. 166-169.
Урысон Е.В. Союзы А ТО и А НЕ ТО: возможности композиционального семантического анализа // Вопросы языкознания. 2010. № 1. С. 61-73.
Пекелис О.Е. Двухместные сочинительные союзы: опыт системного анализа (на основе корпусных данных) // Вопросы языкознания. 2012. № 2. С. 10-44.
Завьялов В.Н. Морфологические и синтаксические аспекты описания структуры русских союзов. Хабаровск : ДВГГУ, 2008. 242 с.
Инькова О.Ю., Кружков М.Г. Метод описания структуры неоднословных коннекторов в надкорпусных базах данных // Системы и средства информатики. 2018. Т. 28, вып. 4. С. 168-181.
Eroms К W. De l’erosion des connecteurs et de la precession des ligateurs // Etudes germeniques. 1996. 51 ann. № 2.
Favart M., Passerault J.-M. Aspects textuels du fonctionnement et du development des connexteurs approche en production // Annee psychologique. 1999. № 99.
Schmidt K. H. Pre-Indo-European grammar // General linguistics. 2004. Vol. 42.
Национальный корпус русского языка. URL: www.ruscorpora.ru
Завьялов В.Н. О содержательных составляющих понятия «структура русских союзов» // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология. 2015. Т. 14, вып. 9. Филология. С. 85-90.
Колесов В.В. Историческая грамматика русского языка : учебник для высших учебных заведений. СПб. : СПбГУ, 2010. 512 с.
Стеценко А.Н. Исторический синтаксис русского языка. 2-е изд., испр. и доп. М. : Высш. шк., 1977. 352 с.
Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. М. : Наука, 1988. 341 с.
Кручинина И.Н. Структура и функции сочинительной связи в русском языке. М. : USSR, 2009. 216 с.
Хегай В.М. Разделительные отношения и средства их выражения в современном русском языке: дис.. канд. филол. наук. М., 1981. 184 с.
Фасмер А. Этимологический словарь русского языка : в 4 т. М. : Прогресс, 1986. Т. II. 673 с.
Добиаш А.В. Опыт симасиологии частей речи и их форм на почве греческого языка. Прага, 1897. 544 с.
Санников В.З. Русский синтаксис в семантико-прагматическом аспекте. М. : Языки русской культуры, 2008. 640 с.
Урысон Е.В. Словарная статья союза ИЛИ (..ИЛИ) // Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. 2-е изд., испр. и доп. Москва ; Вена : Языки славянской культуры : Венский славистический альманах, 2004. С. 437-440.
Урысон Е.В. Опыт описания семантики союзов. М. : Языки славянских культур, 2011. 336 с.
Садченко В.Т. Вторичный семиозис в художественном тексте. Хабаровск : ДВГГУ, 2009. 243 с.
Сигал К.Я. Проблемы теории синтаксиса. М. : Ключ-С, 2012. 164 с.
Шанский Н.М., Боброва Т.А. Этимологический словарь русского языка. М. : Прозерпина, 1994. 398 с.
Георгиева В.Л. История синтаксических явлений русского языка. М. : Просвещение, 1968. 168 с.
Пекелис О.Е. «Частичное согласование» в конструкции с повторяющимся союзом: корпусное исследование основных закономерностей // Вопросы языкознания. 2013. № 4. 55-86.
Петрунина С.Н. Грамматика говорящего и слушающего в сибирских говорах (на материале парных конструкций). Новокузнецк : РИО КузГПА, 2008. 262 с.
Степанов Ю.С. Язык и метод: К современной философии языка. М. : Языки русской культуры, 1998. 784 с.
Дьячкова Н.А. Полипредикативные разделительные конструкции с союзом «ТО-ТО» в современном русском языке и их функционирование: дис. канд. филол. наук. Л., 1989. 209 с.
Перетрухин В.Н. То ли или Не то? // Русская речь. 1973. № 1. С. 91-93.
Колосова Т.А. Русские сложные предложения асимметричной структуры. 2-е изд., испр. и доп. Новосибирск : НГУ, 2008. 211 с.
Шувалова С.А. Смысловые отношения в сложном предложении и способы их выражения. М. : Изд-во МГУ, 1990 160 с.
Падучева Е.В. Отрицание // Материалы для проекта корпусного описания русской грамматики (http://rusgram.ru). На правах рукописи. М., 2011. С. 192- 235.
Гвоздев А.Н. Очерки по стилистике русского языка. 3-е изд. М. : Просвещение, 1965. 408 с.
Холодов Н.Н. Сложносочиненные предложения в современном русском языке. Смоленск : СГПИ, 1975. Ч. 2. 88 с.
Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка : в 2 т. М. : Рус. яз., 1994. Т. 1. 624 с.
 Семантико-синтаксические свойства русских разделительных союзов в аспекте их этимологии и структуры | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2020. № 66. DOI: 10.17223/19986645/66/1

Семантико-синтаксические свойства русских разделительных союзов в аспекте их этимологии и структуры | Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2020. № 66. DOI: 10.17223/19986645/66/1