Отменяемость и юридический язык: в защиту Г.Л.А. Харта | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2014. № 2 (26).

Отменяемость и юридический язык: в защиту Г.Л.А. Харта

Представлен анализ идеи отменяемости в контексте юридического языка, изложенной в статье Г.Л.А. Харта «Приписывание ответственности и прав». Рассмотрены критические концепции против отменяемости К. Черри и М. Бэйлза. Доказано, что экспликация идеи отменяемости в интерпретации Г.Л.А. Харта возможна в юридическом языке. Предложены два вида отменяемости - онтологическая и концептуальная отменяемость.

Defeasibility and legal language: H.L.A. Hart in defense.pdf В 1949 г. Герберт Харт опубликовал свою первую научную статью, посвященную исследованию применения методологии аналитической философии языка в сфере права, под названием The Ascription of Responsibility and Rights (Приписывание ответственности и прав)"*. [1]. Эта работа вызвала острый интерес у англо-американских аналитических философов. И еще в течение многих лет этот труд вызывал бурные дискуссии, критические рецензии, обоснованные и необоснованные осуждения и одобрения. Тем не менее именно публикация Приписывания ответственности и прав прославила Харта в философской академической среде и обеспечила широкое обсуждение его философской концепции. Позднее Харт откажется от изложенной в этой статье идеи, посчитав ее ошибочной, и больше никогда к ней не возвратится (ни в виде упоминания, ни в виде цитирования). Однажды он даже признается: «В ней [в Приписывании ответственности и прав] были некоторые весьма интересные и верные мысли, но, думаю, были и определенные ошибки. Я утверждал, что суждение, что человек совершил действие, не является дескрипцией, а аскрипцией, скажем, в смысле способа утверждения его ответственности. Теперь я так не считаю» [2. С. 276]. Примечательно еще и то, что он не включит ее (хотя должен бы исходя из названия) в свой сборник Punishment and Responsibility. Essays in Philosophy of Law, отметив во введении, что основные положения этой статьи теперь не кажутся ему столь верными и очевидными и что большая часть критических замечаний, сделанных по ее поводу, оправдана и обоснована [3. С. 6]. Что стало истинной причиной отречения от не разработанной до конца концепции, к сожалению, неизвестно. Возможно, это - непримиримая критика [4-7], которая обрушилась на Харта со стороны, прежде всего, философского сообщества и которая вынудила его ретироваться, оставив оппонентов без комментариев и без повода для дальнейших дискуссий. Тем не менее идеи, представленные в Приписывании ответственности и прав (прежде всего, аскриптивность и отменяемость юридических понятий), определили основные векторы развития не только современной философии права, но и эпистемологии, философии языка и философии науки [8]. Кроме того, отдельные постулаты отстаиваемой Хартом идеи отменяемости придали новый импульс в развитии немонотонной логики и теории искусственного интеллекта [9]. Анализируя основания юридического языка, Харт пришел к выводу, что правовые понятия имеют, по меньшей мере, две характерные особенности, а именно, неопределенность [10, 11] и отменяемость (defeasibility). Несмотря на то, что эти свойства можно обнаружить и у неправовых понятий, для Хар-та они являются неотъемлемыми существенными элементами именно правовых понятий; правовые понятия приобретают эти свойства в результате своей реализации (конкретной юридической процедуры), которые, становясь имплицитными их характеристиками, и позволяют, в конечном счете, отличить правовые понятия от неправовых. Идея отменяемости понятий, по мнению Харта, лучше всего иллюстрируется правовыми ситуациями. Общепринято понимать право как систему правовых понятий, таких как «договор», «причинение вреда» и др., установленных законодательным органом или другим источником и определенных настолько хорошо, что судья при принятии решения просто говорит «Да» или «Нет» применительно к вопросу, соответствуют ли факты содержанию правового предписания, определяющего необходимые и достаточные условия «договора», «причинения вреда». Подобное понимание искажает реальную правовую процедуру. Невозможно, считает Харт, дать определение или объяснить понятие «договор», например, определяя необходимые и достаточные условия его применения; это можно сделать, лишь перечисляя необходимые условия, учитывая имеющиеся исключения или отрицательные примеры, указывающие, где понятие не может быть применено, или может быть применено в более упрощенной форме [1. С. 121-122]. Отсылка к отменяемому аспекту действия есть отсылка к правилам, которые релевантны определенным видам поведения, поскольку понятие действия является социальным понятием и логически зависит от принятых правил поведения. Такие высказывания, как «Это - мое», «Это - твое», «Это - его», «Это сделал я», «Это сделал он» и «Это сделал ты», обычно интерпретируются как дескриптивные или экспрессивные. Но подобная интерпретация искажает перформативную функцию этих высказываний. Если я говорю «Это - твое» о какой-то ценной вещи, то отнюдь не описываю некое положение дел, но приписываю определенные права на эту вещь; аналогично в судебном решении «Смит виновен в убийстве жены» наблюдается соединение конкретного эмпирического факта (например, того, что он дал жене смертельную дозу яда) и юридических последствий, вызванных этим фактом. «Твое» и «Не твое» не являются дескриптивными понятиями, которые могут быть отвергнуты, а не опровергнуты дополнительными фактами. Дать определение понятию «Твое» возможно лишь при учете его отменяемого характера, так как выражение «Это - твое» представляет собой смешение физического факта твоего владения с приписыванием права, если только ты это не украл, или не сделал чего-то такого, что смогло бы поставить под сомнение твое владение. Рассмотрение отменяемого характера правовых понятий помогает объяснить, каким образом высказывания о фактах подтверждают или опровергают правовые выводы, и, тем самым, интерпретировать фразы, используемые юристами для связи между фактом и законом, когда они говорят о «правовом результате или последствиях фактов», «правовом заключении, выведенном из фактов» или о «последствиях, приписанных фактам» [1. С. 126]. Все юридические понятия, заключает Харт, непременно отменяемы; и попытка интерпретировать отменяемость просто как отсутствие определенных необходимых условий, т.е. интерпретировать все правовые высказывания как дескриптивные, неудачна потому, что она искажает логический характер способов защиты нарушенного или оспариваемого права. Изложенная в довольно сжатой форме позиция Харта касательно отме-няемости способствует формулировке двух ключевых тезисов, которые в рамках данного исследования имеют важное методологическое значение, поскольку позволяют не только выделить две разновидности отменяемости, но продемонстрировать при разборе отдельных критических аргументов оппонентов Харта пагубность их смешения. 1. Сказать «Это сделал он» (например, «Смит ее ударил» - пример Хар-та) - значит совершить, как минимум, два действия, а именно, (а) утверждать, что его тело совершило определенные физические движения, и (б) требовать привлечения его к ответственности (в форме наказания или порицания) за то, что он сделал. Если кто-то вдруг скажет «Смит ее ударил случайно», то, несмотря на наличие необходимых и достаточных условий совершения такого рода действий, как ударить кого-то, нельзя ссылать ни на (а) ни на (б), поскольку в этом случае действие отменяемо. Иными словами, действие становится отменяемым, если имеются отменяемые условия типа «случайность», «принуждение», «неосторожность» и др., т.е. отменяется сам факт совершения определенного действия. Данный вид отменяемости условно можно назвать онтологической отменяемостью. 2. Такие понятия, как «(имеющий юридическую силу) договор», «причинение вреда», «ответственность», «умысел» и др., являются отменяемыми, потому что они не могут быть должным образом охарактеризованы без ссылки на условия, которые отменили бы их применимость. Невозможно дать определение или объяснить эти понятия, например, определяя необходимые и достаточные условия их применения; это можно сделать, лишь перечисляя необходимые условия, учитывая имеющиеся исключения или отрицательные примеры, указывающие, где понятия вообще не могут применяться или могут применяться в более упрощенной форме. Этот вид отменяемости мы обозначим как концептуальная отменяемость. Действительно, идея отменяемости Харта вызвала огромный шквал критики, причем отдельные критические замечания были настолько серьезны, что Харт был вынужден отказаться от этого проекта. Но это только подстегнуло интерес к отменяемости как таковой и ее экспликации в различных типах дискурса. Мы же обратимся к анализу отдельных критических концепций, уже ставших «классическими», и рассмотрим, насколько они, действительно, критичны для идеи Харта. Кристофер Черри в статье The Limits of Defeasibility [12] развивает два критических аргумента: 1) понятие действия не является отменяемым, т.е. утверждение, которое отменяет (уменьшает или смягчает) применение юридических понятий в конкретных ситуациях, ничего не говорит нам о самом понятии действия; 2) если бы понятие действия было отменяемым в том смысле, в котором отменяемыми является большинство юридических понятий, то понятия ответственности, используемого Хартом, и даже понятий ответственности и действий, которые мы используем в повседневной жизни, не существовало бы. По мнению Черри, основным условием нашего использования понятия ответственности, с которым мы часто сталкиваемся, является то, что по отношению к юридическим понятиям оно должно отличаться от того, как оно применяется к неюридическим понятиям действия. Наше основное понимание ответственности предполагает, что правильное утверждение, что X совершил нечто случайно, по принуждению и т.д., не отменяет и ни в коей мере не влияет на обоснованность замены X на любое неюридическое понятие действия [12. С. 101]. Черри считает, что необходимо различать отменяемое выражение «Не подтверждено, что "A совершил X"» и выражение «Верно, что "A совершил X определенным способом M"». То есть «утверждать, что A совершил X безответственно, где X - юридическое понятие, значит отменить утверждение, что на самом деле это было X, которое A совершил. Напротив, утверждать, что A совершил X безответственно, где X - неюридическое понятие, не предполагает того, что имело место нечто иное, чем X, которое A совершил» [12. С. 104]. Иными словами, «то, что A совершил Xслучайно ... предполагает, чтоA совершилX» [12. С. 106]. Для подтверждения своей мысли Черри предлагает рассмотреть специфический пример, связанный с употреблением понятия «играть в шахматы». Игра в шахматы является той игрой, в которой едва ли что-то можно сделать случайно (нельзя сказать «Он играет в шахматы неосознанно»), однако нет ничего странного, по мнению Черри, в утверждении «Он играет в шахматы, но вынуждает его это делать направленное на него дуло пистолета». Вообще у факта, что кто-то вынужден выполнить действие (в неюридическом смысле), нет ни малейшей возможности «смягчить или уменьшить обвинение» за то, что он выполняет некое действие. А поскольку определенные глаголы, индексирующие действие (как «играть в шахматы»), не могут быть видоизменены, поэтому их нельзя путать с отменяемостью. Утверждение «A играет в шахматы неосознанно» звучит (и выглядит) странно не потому, что наречие отменяет (или уменьшает) утверждение, сделанное на основе наблюдаемых фактов, что A, действительно, играет в шахматы, но скорее потому, что вероятность того, что у нас могла бы появиться хоть какая-то серьезная причина совместного применения глагола и наречия, исключительно мала. Этот случай отличается от утверждений вроде «Он заключил договор неосознанно», где совершенно отчетливо проявляется механизм отменяемости, так как довольно часто для этого есть необходимая причина [12. С. 103]. То есть Черри хочет показать, что невозможно использовать глагол, который указывает на совершение действия, совместно с наречием, отменяющим это действие. Харт же, напротив, придерживается точки зрения, что между высказываниями «А совершил X определенным способом М» и

Ключевые слова

отменяемость, юридический язык, аналитическая философия права, правовые конструкции, Г.Л.А. Харт, defeasibility, legal language, analytical legal philosophy, legal constructions, H.L.A. Hart

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Оглезнев Виталий ВасильевичТомский государственный университет; Томский политехнический университетдоктор философских наук, профессор кафедры истории философии и логики философского факультета; профессор кафедры социологии, психологии и права института социально-гуманитарных технологийogleznev82@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Hart H.L.A. The Ascription of Responsibility and Rights // Proceedings of the Aristotelian Society. 1949. Vol. 49. P. 171-194
Sugarman D. Hart Interviewed: H.L.A. Hart in Conversation with David Sugarman // Journal of Law and Society. 2005. Vol. 32, № 2. P. 267-293.
Hart H.L.A. Punishment and Responsibility. Essays in Philosophy of Law. Oxford Clarendon Press, 1968. 315 p.
Geach P.T. Ascriptivism // Philosophical Review. 1960. Vol. 69, № 2. P. 221-225;
Pitcher G. Hart on Action and Responsibility // Philosophical Review. 1960. Vol. 69, № 2. P. 226235.
Yolton J.W. Act and Circumstance // The Journal of Philosophy. 1962. Vol. 59, № 13. P. 337-350.
Hall J. Analytic Philosophy and Jurisprudence // Ethics. 1966. Vol. 77, № 1. P. 14-28.
Defeasibility in Philosophy. Knowledge, Agency, Responsibility, and the Law. Claudia Bloser, Mikael Janvid, Hannes Ole Matthiessen and Marcus Willaschek (Eds.) Amsterdam/New York, NY, 2013. 257 p.
The Logic of Legal Requirements: Essays on Defeasibility. Jordi Ferrer Beltran, Giovanni Battista Ratti (Eds.). Oxford University Press, 2012. 504 p.
Оглезнев В.В. Г.Л.А. Харт и формирование аналитической философии права. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2012. С. 216.
Оглезнев В.В., Суровцев В.А. Аналитическая философия права Г. Харта и правовой реализм // Правоведение. 2013. № 4. С. 134-147.
Cherry C. The Limits of Defeasibility // Analysis. 1974. Vol. 34, № 3. P. 101-107.
Hart H.L.A. Acts of Will and Responsibility // Punishment and Responsibility: Essays in the Philosophy of Law. Oxford University Press, 1968. P. 90-112.
Bayles M.D. Hart's Legal Philosophy: An Examination. Dordrecht: Kluwer Academic Publishers, 1992. 316 p.
Hart H.L.A. Legal Responsibility and Excuses // Determinism and Freedom in the Age of Modern Science, Proceedings of the First Annual New York University Institute of Philosophy. New York: New York University Press, 1958. P. 81-104.
Харт Г.Л.А. Понятие права. СПб.: Изд-во С.Петерб. ун-та, 2007. С. 302.
Hart H.L.A. Scandinavian Realism // Cambridge Law Journal. 1959. Vol. 17. P. 233-240.
 Отменяемость и юридический язык: в защиту Г.Л.А. Харта | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2014. № 2 (26).

Отменяемость и юридический язык: в защиту Г.Л.А. Харта | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2014. № 2 (26).