Влияние так называемых новых медиа на процесс политической идентификации | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2015. № 3 (31).

Влияние так называемых новых медиа на процесс политической идентификации

Рассматривается влияние технологий «новых» средств массовой информации на процессы, связанные с политической идентификацией. Авторы используют в исследовании несколько факторов, имеющих место применительно к функциональным возможностям «новых» масс-медиа. Они отмечают широкий доступ к огромный массивам информации, возможности для обмена данными и другие присущие изучаемым медиа возможности. Авторы формулируют вывод о том, что данные СМИ способны укрепить связи в рамках уже имеющихся политических идентичностей. Рассматривая же «новые» медиа как определенную среду, они делают заключение о том, каким характером может обладать появившаяся благодаря данной среде политическая идентичность.

The impact of so-called "new" media on the process of political identification.pdf В современном обществе важнейшим фактором влияния на функционирование различных сфер (в том числе и политической) жизни являются информационно-коммуникационные технологии. Основанные на данных технологиях так называемые новые средства массовой информации оказывают все большее влияние на существующие политические отношения, процессы и институты, подтверждением чему выступают различные примеры участия этих СМИ в политических событиях последних лет. Актуальность темы обусловлена бурным развитием технологий «новых» медиа, а также современных систем поддержки социальных сетей (Facebook, Вконтакте и др.), блогов (Live Journal) и микроблогов (Twitter). Они проникают как в область повседневного общения, так и в существующие механизмы функционирования политических процессов и институтов. Невозможно переоценить и их роль в организации и проведении различных общественных и политических митингов. Данные технологии активно внедряются в проведение избирательных кампаний. Растет их влияние и на процессы, связанные с принятием политических решений. В силу стремительных изменений, происходящих в обществе под влиянием информационно-коммуникационных технологий и растущего влияния «новых» СМИ, вопросы, связанные с протеканием в современном обществе процессов политической идентификации, обретают новые измерения, остающиеся пока за пределами внимания специалистов-политологов. Цель данной работы заключается в выявлении особенностей влияния «новых» СМИ на процессы политической идентификации. Следует отметить, что проблемам влияния современных информационно-коммуникационных технологий на различные политические процессы, отношения и институты уделено немало внимания в рамках политологических исследований [1, 2]. Кроме того, появился ряд работ, как англоязычных [3, 4], так и отечественных [5, 6], касающихся влияния непосредственно технологий «новых» СМИ и их воздействия на различные общественные и политические процессы. Однако вопросы, связанные с воздействием данных медиа на процессы политической идентификации, всё ещё требуют глубокого и всестороннего исследования. Прежде чем перейти непосредственно к цели нашей работы, необходимо определиться с понятиями. Начнем с понятия «новых» средств массовой информации. Вообще подразделение СМИ на «новые» и традиционные стало следствием активного развития и проникновения в общественную жизнь современных информационно-коммуникационных технологий и Интернета, а широкий доступ к данным технологиям открыл обычным пользователям возможности самим участвовать в создании определенной информации. В результате возникло такое средство производства и распространения информации, с помощью которого в роли субъекта активности в работе с информацией стали выступать обычные пользователи. В условиях же традиционных СМИ они обычно выступали в качестве потребителей информации. Таким образом, под «новыми» медиа следует понимать электронные СМИ, которые позволяют аудитории взаимодействовать с производителями информации [5. T. 16. C. 611]. Необходимо также обозначить круг понятий, связанных с политической идентификацией. В данном случае целесообразно привести трактовки таких понятий, как «политическая идентификация», «политическая идентичность» и «идентичность». В.В. Меньшиков отмечает: «Политическая идентификация представляет собой процесс своеобразной ориентации личности в рамках существующих альтернатив понимания политической действительности» [7. C. 11]. «Политическая идентификация - своеобразная форма отношений, свидетельствующая о наличии взаимопонимания по соответствующему кругу организационных и иных вопросов» [7. C. 12]. Если говорить о политической идентичности, то отмечается, что «в случае политической идентичности речь идет, прежде всего, об идентификации индивидов или групп с политически значимыми символами» [8. C. 108]. Если же обратить внимание на идентичность как таковую, то можно согласиться с авторами, отмечающими, что «понятие "идентичность" слишком многозначно, разными авторами понимаемое по-разному, - это теория, концепт, свойство индивидуальной человеческой психики, но в то же время и важнейшая категория социальной и политической практики, предмет научной рефлексии и основополагающий предметно-политический фактор» [9. C. 89]. Вполне допустимо считать, что в случае с политической идентификацией речь идет о соотнесении и ассоциировании индивида с какими-либо политическими взглядами, мнениями, позициями и силами. Таким образом, необходимо рассмотреть воздействие технологий «новых» СМИ на подобное соотнесение индивида с политическими позициями и силами. Технологии «новых» средств массовой информации предоставляют пользователям доступ к огромным массивам данных о тех или иных политических позициях, мнениях, взглядах, событиях, процессах и т.п. Кроме того, в самих медиа имеет место активность конкретных политических сил и их сторонников. Наличие больших объемов информации политического свойства и активность различных политических сил в «новых» СМИ способны повлиять на процессы, связанные с политической идентификацией индивида. Однако однозначно судить о характере подобного воздействия весьма затруднительно. С одной стороны, отмеченные аспекты могут облегчить иускорить ассоциирование индивида с какими-либо политическими убеждениями, позициями и силами в целом, ведь информации в Интернете об этих позициях и силах циркулирует немало, да и активность самих политических сил также во все большей степени перемещается в сеть Интернет. Пользователь может довольно быстро найти ту политическую позицию, с которой он может себя идентифицировать. С другой стороны, рассматриваемые масс-медиа открывают пользователю доступ к политической информации различного толка. Так, в Интернете можно встретить информацию об одних и тех же политических событиях, позициях, мнениях и силах, но с разной смысловой и оценочной нагрузками. В результате наличия противоречивой информации могут возникнуть проблемы с восприятием и выстраиванием какого-то однозначного и четкого взгляда на тот или иной политический вопрос. Некоторые ученые, в частности, говорят о дефиците внимания, связанном с информационной перегрузкой, когда человеку трудно сосредоточиться на чём-то конкретном [10. C. 93]. Как следствие, это может затруднить и замедлить ассоциирование и идентификацию индивида с теми или иными политическими взглядами, позициями, силами. Следовательно, представляется весьма затруднительным однозначно сформулировать вывод о том, каким именно образом широкий доступ к различной политической информации (который предоставляется пользователю технологиями «новых» СМИ) воздействует на скорость процесса политической идентификации. Функциональные возможности «новых» масс-медиа позволяют пользователям обмениваться различной информацией. С этим аспектом связан ещё один фактор воздействия данных медиа на процессы, связанные с политической идентификацией. Индивиды, которые уже так или иначе ассоциируют себя с какими-то политическими взглядами, убеждениями и силами, имеют возможность взаимодействовать с другими индивидами, которые также идентифицирует себя с этими позициями и силами. Иными словами, «новые» медиа способны укрепить связи внутри уже имеющейся политической идентичности. Причем речь в данном случае может идти не только об обмене сообщениями, осуществляемом в целях простого общения, но и об организации коллективных действий и мероприятий. Так, пользователи, идентифицирующие себя с какими-нибудь схожими политическими взглядами, могут с помощью «новых» СМИ осуществить какое-либо мероприятие политического свойства (например, организовать и провести митинг и т.д.). Таким образом, взаимодействие онлайн может перейти в организацию реальных совместных действий. Организация коллективного политического действия способна повлиять на укрепление связей в рамках уже сложившейся политической идентичности. Следовательно, функциональные возможности «новых» медиа (например, мгновенная рассылка сообщений, что позволяет четко координировать совместные действия при организации и проведении каких-либо общественно-политических мероприятий) способны, в конечном итоге, укрепить связи в рамках имеющихся политических идентичностей. В своей книге «Война и мир в глобальной деревне» М. Маклюэн и К. Фиоре отметили: «Новая технология неизбежно создает новую окружающую среду, которая безостановочно воздействует на чувственное восприятие» [11. C. 152]. «Новые» масс-медиа - это определенная среда, в которой могут появляться новые лидеры. Причем это могут быть лидеры, которые появились (или стали лидерами) благодаря какому-либо проекту или иной активности в рамках отмеченных СМИ. Более того, подобные лидеры затем могут перейти и к активности в политических процессах и отношениях, например, участвовать в выборах различных уровней или выступать в качестве организаторов каких-либо коллективных мероприятий (например, митингов). В любом случае, эти лидеры, как и проблемы, которые они поднимают и к решению которых призывают, могут сыграть важную роль в политической идентификации людей. Так, с этими лидерами и их политическими позициями или с их мнением по решению какой-либо конкретной политической проблемы могут ассоциировать и идентифицировать себя другие люди. Иными словами, в среде «новых» медиа могут появляться те деятели, с позицией или активностью которых могут себя ассоциировать индивиды в процессе политической идентификации. Необходимо сделать несколько оговорок относительно ассоциирования индивидов с лидерами, появившимися в среде «новых» СМИ. Причем эти оговорки должны касаться, прежде всего, специфики лидерства в подобной среде. Снова следует подчеркнуть, что в основе «новых» масс-медиа заложен сетевой структурной принцип, который, помимо прочего, подразумевает высокую степень децентрализации. В рассматриваемых СМИ представлены огромные объемы информации о различных явлениях и событиях, причем информации разного толка. Это способно развить определенный критицизм при выработке собственного взгляда на те или иные явления. Кроме того, пользователи данных медиа относятся к представителям самых различных политических взглядов и убеждений. Все это может говорить о том, что лидеру в данной среде, для того чтобы объединить значительное число пользователей с различными убеждениями и взглядами, необходимо выразить какую-нибудь информационную общественную повестку, свою инициативу или проект по решению какой-либо важнейшей общественно-политической проблемы. Именно подобная инициатива или проект способны сплотить пользователей с различными политическими взглядами. Какова же, в таком случае, специфика воздействия «новых» СМИ на процессы, связанные с политической идентификацией? Вероятно, пользователи ассоциируют себе не столько с политическими взглядами подобного лидера, сколько с тем проектом или инициативой, которую он (лидер) предложил. Следовательно, можно сформулировать вывод о том, что в случае ассоциирования индивидом себя с политическим лидером, появившимся в среде «новых» СМИ, политическая идентификация, вероятно, должна носить скорее конкретный, проблемно-предметный характер и быть связана с решением какой-то общественно-политической проблемы. Следует заметить, что вполне возможным представляется и такое допущение, что часть пользователей «новых» медиа могут ассоциировать себя в качестве не сторонников, а оппонентов подобных лидеров. Здесь может проявиться, например, недоверие или сомнение относительно предложенной таким лидером инициативы или предложения по решению той или иной общественно значимой проблемы. Кроме того, как и в случае с широким доступом к различным источникам политической информации, наличие подобных лидеров и их проектов способно воздействовать на скорость процессов политической идентификации людей. В частности, тот или иной конкретный проект (подразумевающий зачастую активное использование современных информационно-коммуникационных технологий, Интернета), который предлагает определенный способ решения общественно важной проблемы, может довольно быстро найти отклик у простых пользователей. В результате, они могут начать ассоциировать себя со сторонниками подобного проекта и его организаторами. Целесообразно выделить ещё один аспект, который имеет отношение к воздействию «новых» СМИ на процессы, связанные с политической идентификацией. Речь идет о наблюдаемости в «новых» масс-медиа некоторых процессов, которые связаны с политической идентификацией. Чем может быть аргументирована подобная позиция? В качестве аргумента здесь может выступать пример с персональными страницами пользователей в системах поддержки социальных сетей (например, Facebook) и микроблогов (например, Twitter). На своих страницах, которые в зависимости от настроек доступа могут быть просмотрены определенным количеством других пользователей, они размещают различную информацию, часть из которой может характеризовать то, как и с кем ассоциируют себя данные пользователи. Причем это может быть как личная информация, так и ссылки на другие сайты и материалы, размещенные на них. Иными словами, на персональных страницах в отмеченных системах может находиться информация, которая характеризует политические предпочтения, убеждения и мнения пользователей, которым эти страницы принадлежат. Следовательно, можно сделать вывод о том, с кем эти пользователи себя ассоциируют в плане политических предпочтений. Подобная информация может повлиять на тех пользователей, кто ещё не определился со своими политическими предпочтениями и взглядами. Так, например, пользователь, зайдя на страницу своего друга в какой-нибудь системе поддержки социальных сетей, обратит внимание на его позицию по тому или иному политическому вопросу или его политические предпочтения в целом, может согласиться с его мнением и начать ассоциировать себя со сторонниками тех или иных политических сил или позиций. А возможен и противоположный сценарий, когда подобная информация вызовет у пользователя несогласие, и он начнет ассоциировать себя с представителями иных политических сил и позиций. В целом, следует отметить, что подобные выводы вполне имеют право на существование. Таким образом, пользователи «новых» медиа играют важную роль в процессах, связанных с политической идентификацией, порой и неосознанно, например, просто поделившись той или информацией о каком-то политическом событии или выразив свое мнение о какой-то политической ситуации. Следует обратить внимание на то, что изучение сложившихся и уже имеющихся политических идентичностей в «новых» медиа может стать основой для выделения некоторых существующих в данных медиа трендов с точки зрения процессов, связанных с политической идентификацией. Изучение подобных трендов представляется довольно важным в процессе рассмотрения политической идентификации в целом. Вероятнее всего, такие тренды оказывают воздействие на процессы, связанные с политической идентификацией, причем не только в среде «новых» медиа, но, возможно, и за ее пределами. В частности, информированность людей о существовании подобных трендов в «новых» медиа может привести как к тому, что люди начнут ассоциировать себя с участниками подобных политических позиций и мнений (из которых эти тренды и состоят), так и рассматривать себя в качестве оппонентов данным трендам. При предметном и детальном рассмотрении подобного воздействия может приобрести значение природа происхождения данных трендов. Вполне допустимым представляется предположение о том, что как минимум какая-то часть этих трендов может быть инициирована и сформирована самим обществом. А это, в свою очередь, может сказаться и на характере воздействия имеющихся в «новых» медиа трендов на политическую идентификацию людей. Здесь напрашиваются аналогии с воздействием на процессы политической идентификации широкого доступа к различной информации политического свойства, а также активности новых лидеров и их проектов. Иными словами, подобные тренды способны оказать серьезное воздействие на политическую идентификацию, особенно, если речь идет о таких трендах, которые имеют общественную природу происхождения. Так, если тренд затрагивает важнейшие вопросы жизни общества, острые проблемы в процессе общественного функционирования, то он может ускорить идентификацию людей с теми политическими позициями, которые содержат определенные предложения по решению подобных вопросов. Подытоживая, отметим, что содержание «новых» СМИ может быть обозначено в качестве определенного отражения сложившегося в значительной части общества отношения к различным общественно-политическим проблемам. Оно показывает предпочтения пользователей в вопросах соотнесения и ассоциирования себя с теми или иными политическими позициями, убеждениями и силами. Итак, вопросы воздействия технологий «новых» СМИ на процессы политической идентификации людей могут быть рассмотрены на уровне влияния на эти процессы сложившихся в данных медиа общих трендов (которые, естественно, связаны с политической идентификацией). * * * Проведённый анализ особенностей влияния «новых» СМИ на процессы политической идентификации позволяет сформулировать следующие выводы: Во-первых, растущая политическая роль технологий «новых» средств массовой информации в современном обществе распространяется и на их воздействие на процессы, связанные с политической идентификацией. Это связано с тем, что в рассматриваемых СМИ находятся огромные массивы информации о тех или иных политических процессах, проблемах, позициях и силах, доступной многим пользователям этих медиа. Кроме того, в рамках отмеченных СМИ наблюдается и активность самих политических сил. Во-вторых, это может как ускорить и облегчить ассоциирование людей с какими-либо политическими мнениями и силами, так и, наоборот, замедлить и осложнить. Можно отметить и неоднозначность воздействия широкого доступа к различной политической информации (который имеют пользователи «новых» СМИ) на скорость протекания процесса политической идентификации. В-третьих, функциональные возможности данных СМИ способны укрепить взаимодействие в рамках уже сложившихся политических идентично-стей, причем как на уровне простого общения и обмена мнениями, так и на уровне организации коллективных действий. В-четвертых, в «новых» масс-медиа появляются новые лидеры, с позициями и мнениями которых по тому или иному значимому общественно-политическому вопросу могут ассоциировать себя другие пользователи данных медиа. Необходимо отметить, что политическая идентификация при этом, скорее всего, может носить конкретно-предметный характер, т.е. быть связанной, прежде всего, с конкретной инициативой или проектом, которые были предложены данным лидером и которые, по сути, и сделали того или иного пользователя лидером. В-пятых, пользователи «новых» медиа, размещая на своих персональных страницах ту или иную информацию политического толка (ссылаясь на какой-то внешний источник или просто делясь информацией о себе), могут повлиять на политическую идентификацию других пользователей. Имеющие место в «новых» медиа и связанные с политической идентификацией общие тренды способны воздействовать на процесс политической идентификации. Следует заметить, что рассмотрение уже имеющихся в среде «новых» масс-медиа политических идентичностей может способствовать выделению некоторых существующих в данных медиа трендов, связанных с политической идентификацией.

Ключевые слова

information and communication technology, Internet, political identity, the "new" mass media, political identification, Интернет, информационно-коммуникационные технологии, политическая идентичность, политическая идентификация, «новые» средства массовой информации

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Каминченко Дмитрий ИгоревичНижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевскогомагистр политологии, аспирант, кафедра прикладного политического анализа и моделированияert1fg2@rambler.ru
Балуев Дмитрий ГеннадьевичНижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевскогодоктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой прикладного политического анализаdbalu@yandex.ru
Всего: 2

Ссылки

Маклюэн М., Фиоре К. Война и мир в глобальной деревне: пер. с англ. И. Летберга. М.: ACT: Астрель, 2012. 219 с.
Павликова М.М. Парадоксы информационного общества // К мобильному обществу: утопии и реальность / под ред. Я.Н. Засурского. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2009. С. 90-98.
Трансформация гражданской идентичности в полиэтничном городе: институциональные механизмы и институциональные практики / Барбашин М.Ю., Барков Ф.А., Васьков М.А., Гвинтовкин А.Н., Крамарова Е.Н., Сериков А.В. Ростов н/Д: Издательство Южного федерального университета, 2012. 240 с.
Меньшиков В.В. Властный аспект политической идентификации // Человек. Сообщество. Управление. 2006. № 4. С. 10-17.
Поцелуев С.П. Символические средства политической идентичности. К анализу постсоветских случаев // Трансформация идентификационных структур в современной России: Сборник статей, трудов / под ред. Т.Г. Стефаненко. М.: Московский общественный научный фонд, 2001. Серия «Научные доклады». № 130. С. 106-159.
Каминченко Д.И. Понимание «новых» СМИ: от технологий Веб 2.0 к политическому значению // Вестник Пермского университета. Серия: Политология. 2013. № 4. С. 127-135.
Володенков С.В. Информационно-коммуникационная революция и её влияние на современный политический процесс // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. 2011. Т. 7, № 4. С. 159-167.
Мальцееа А.Д. Инновации в политике: внедрение IT-технологий в процесс управления // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. 2011. Т. 7, № 4. C. 210-215.
Kirkpatrick D. The Facebbok Effect: The Real Inside Story of Mark Zuckerberg and the World's Fastest Growing Company. Virgin Books, 2011. 384 p.
Shirky C. Cognitive Surplus: Creativity and Generosity in a Connected Age. Penguin Books Ltd, 2011. 247 p.
Балуев Д.Г. Политическая роль социальных медиа как поле научного исследования // Образовательные технологии и общество (Educational Technology & Society). 2013. Т. 16, № 2. С. 604-616.
 Влияние так называемых новых медиа на процесс политической идентификации | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2015. № 3 (31).

Влияние так называемых новых медиа на процесс политической идентификации | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2015. № 3 (31).