Формальное определение области применимости «Гильотины Юма» и уточнение границы между метафизикой природы и классической физикой с помощью двузначной алгебры метафизики как формальной аксиологии | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2015. № 4(32).

Формальное определение области применимости «Гильотины Юма» и уточнение границы между метафизикой природы и классической физикой с помощью двузначной алгебры метафизики как формальной аксиологии

Предлагается ограничение области применимости «Гильотины Юма» с помощью точных дефиниций эпистемических модальностей «априорное знание бытия» и «априорное-знание-ценности». Взаимосвязи между этими модальностями графически моделируются с помощью квадрата и гексагона. Абстрактные логико-философские выводы иллюстрируются конкретными примерами из физики. При этом всеобщие законы классической физики рассматриваются с точки зрения двузначной алгебры метафизики как формальной аксиологии

Formal limiting domain of applicability of "Hume's Guillotine" and explicating the border-line between the nature-met.pdf Современную теоретическую физику, точно сформулированную и эффективно развиваемую с помощью языка математики, невозможно спутать с тем, что писали исключительно на естественном языке великие мыслители прошлого (от Античности до Галилея) в философско-поэтических трактатах с типичным названием «О природе». Решив прочесть такого рода старинную книгу «по физике», современный читатель будет крайне удивлен тем, что в ней найдет: он решит, что обознался; произошло недоразумение. Однако в настоящей статье мы не будем рассматривать исторический и лингвистический аспекты той путаницы, которая царит в употреблении слов «природа (естество)», «природоведение», «естествознание», «физика», «физиология», «натурфилософия», «метафизика природы», «опытное естествознание», «чистое естествознание», «априорная физика», «эмпирическая физика», так как эти аспекты рассмотрены в статьях [1-4]. Ниже мы сразу же перейдем к ее сути, а именно, к проблеме реального определения области применимости «Гильотины Юма» и обоснованного уточнения границы между метафизикой природы и классической физикой. Точную формулировку логико-философского принципа, условно именуемого «Гильотиной Юма», читатель может найти в статье [5]. Предметом исследования в настоящей работе является следующая проблема. Согласно философской методологии науки, всякий конкретный научный принцип имеет вполне определенную область уместной применимости: за границами этой области его применение некорректно, чревато нежелательными последствиями. А формулировка «Гильотины Юма» не содержит никакого достаточно точно определенного ограничения сферы своей корректной применимости. Убедившись, что «Гильотина» действительно имеет многочисленные эмпирические подтверждения - индуктивные основания для ее принятия в качестве общего логико-методологического принципа, - люди начинают использовать ее безгранично в качестве «лекарства от всех болезней» человеческого познания. Абстрактно рассуждая в рамках философии и методологии науки, следует признать, что в таком неограниченном употреблении «Гильотины» таится некая опасность. Ее в какой-то мере осознавал, например, Прайор [6, 7]. Для устранения этой опасности надо ограничить сферу допустимой применимости «Гильотины Юма», не уменьшая при этом область ее обоснованной корректности. Но как? В этом-то и состоит проблема. Попытки ее решения существуют. Например, Прайор пытался поставить под сомнение авторитет «Гильотины», приведя контрпример [6, 7], но, к сожалению, ему не удалось в должной мере убедить широкие массы философской общественности, хотя некоторые исследователи отнеслись к его позиции с пониманием и так или иначе стремятся довести начатое им дело до конца [8-15]. По-видимому, точных содержательных границ в данном случае указать нельзя; необходимо найти какие-то достаточно точные формальные определения, могущие быть эффективно используемыми в любых содержательных дисциплинах. Естественно поэтому обратиться к логике: современная формальная логика вполне способна обеспечить как формальность, так и точность определения. Но в XXI в. «современная логика» представляет собой уже не «инструмент мышления», а «ящик с инструментами», содержащий в себе бесконечное множество различных «логик», каждая из которых предназначена для достижения определенных целей в определенных условиях. Какую именно «логику» (из бесконечного «ящика инструментов мышления») целесообразно выбрать для достижения определенной выше цели настоящей статьи? По моему мнению, в существующих условиях имеет смысл попробовать использовать модальную логику, точнее, подходящую «смесь (комбинацию)» различных модальных логик. В данной статье мы ограничимся тем, что попробуем в указанном качестве определенную ниже специфическую «смесь (комбинацию)» эпистемической, алетической и аксиологической (оценочной) модальных логик. Для этого необходимо ввести в язык настоящей статьи соответствующие понятия и обозначения. Далее в работе символы 1, &, v, з обозначают логические операции: «отрицание», «конъюнкцию», «слабую (не-исключающую) дизъюнкцию», «эквивалентность», «импликацию», соответственно. Символ = обозначает отношение логической равносильности, а знаки Dp и Gp, соответственно, - алетическую модальность «необходимо, что р» и аксиологическую модальность «хорошо, т.е. положительно ценно, что р», где р - некое высказывание. Символ «Кр» обозначает эпистемическое модальное высказывание «(у субъекта X) имеется знание, что р» или «субъект X знает, что р» (где р - некое высказывание). Символ «Эр» обозначает эпистемическое модальное высказывание «(у субъекта X) имеется эмпирическое (опытное) знание, что р» или «субъект X из опыта знает, что р». «Ар» - эпистемическое модальное высказывание «(у субъекта X) имеется априорное знание, что р», или «субъект (X) a priori знает, что р». Используя введенные обозначения, можно точно определить эпистеми-ческие модальности Ap и Эр с помощью следующих логических равносиль-ностей; Def-1: Ap = (Kp & Dp & (Dp ^ DGp)), Def-2: Эр = (Kp & (~|Dp & (Dp ^ DGp)). Если эти дефиниции принимаются, то систему логических взаимоотношений между эпистемическими модальностями Кр, Ар, Эр,^Кр можно графически представить в виде следующего ниже логического квадрата и включающего его в себя гексагена (рис.1). Рис. 1. Логический квадрат и гексагои модальностей априорного и эмпирического знания, определенных с помощью эпистемических, алетических и аксиологических модальностей Приведенный выше квадрат и включающий его в себя гексаген называются логическими потому, что они представляют собой эвристически и дидактически ценную графическую модель той же самой системы логических правил, которая впервые была сформулирована в традиционной формальной логике для простых атрибутивных суждений типа: А, Е, I, О. Имеются в виду следующие правила: 1. Контрарные суждения не могут быть одновременно истинными, но могут быть одновременно ложными. 2. Субконтрарные суждения не могут быть одновременно ложными, но могут быть одновременно истинными. 3. Контрадикторные суждения не могут быть ни одновременно истинными, ни одновременно ложными. В случае отношения подчинения, из истинности подчиняющего суждения логически следует истинность подчиненного. На рис. 1 стрелки моделируют отношения подчинения, т.е. логического следования, а линии, пересекающие квадрат, - отношения контрадикторное™. Верхняя горизонтальная линия квадрата моделирует отношение контрарности, а нижняя - отношение субконтрарности. В середине XX в. в оригинальных работах французских логиков [16-18] традиционная интерпретация логического квадрата (а также треугольника, Пентагона и гексагена), одиноко существовавшая в течение многих веков, была дополнена множеством других качественно различных интерпретаций. В начале XXI в. эта тенденция была подхвачена и развита далее Безье [19]. Согласно классической работе Бланше [18], логический гексаген может использоваться как универсальная схема для организации качественно различных по своему содержанию концептуальных систем. В настоящей статье эта возможность реализуется в отношении эпистемических модальностей. Оказывается, что, согласно вышесказанному, «априорное знание, что р» и «эмпирическое знание, что р» находятся в отношении не контрадикторное™, а контрарности. Представленная на рис. 1 синтезирующая концептуальная схема эпистемологии преодолевает односторонности как крайнего априоризма (рационализма), так и крайнего эмпиризма (сенсуализма), которые нередко встречались в истории философии. Картина, представленная на рис. 1, более богата, чем каждая из упомянутых крайностей по отдельности, так как в этой картине обе обсуждаемые крайности существуют (как отчасти истинные) и ограничивают (формально определяют) друг друга. Вот это-то нам и нужно, а именно, ограничение (формальное определение) областей корректной применимости как априоризма (рационализма), так и эмпиризма (сенсуализма). Вплоть до настоящего времени рассуждения в данной статье велись на чрезвычайно абстрактном логико-философском уровне. Теперь пришло время опустить степень их абстрактности чуть ниже, продемонстрировав логико-методологические возможности вышесказанного на каком-то конкретном примере. В качестве такового рассмотрим классическую теоретическую физику в ее отношении к метафизике природы. Для этого рассмотрим систему знания, именуемую классической теоретической физикой, в свете логического гексагена, представленного на рис. 1. В свете этого гексагена (и определений Def-1 и Def-2) очевидно, что если некое положение физики есть априорное знание (необходимое условие возможности физического опыта), то, во-первых, оно есть знание необходимого бытия предмета знания, а, во-вторых, оно есть знание необходимо положительной ценности (своего предмета). Если с этим согласиться, то необходимо будет согласиться также и с вытекающими отсюда нетривиальными логическими следствиями, имеющими для физики и метафизики природы большое значение. Понятно, что речь здесь идет о систематическом применении гипотетико-дедуктив-ного метода к интересной гипотезе, принадлежащей к сфере логики, методологии и философии науки вообще. Сейчас мы переходим к апробации некоторых новых нетривиальных логических следствий из обсуждаемой гипотезы, относящихся к классической физике. Речь идет именно о новых следствиях, так как некоторые относящиеся к классической физике важные нетривиальные логические выводы из исследуемой гипотезы уже были сделаны и опубликованы ранее [1-4]. Например, в статьях [1-3] демонстрируется, что в отношении сохранения энергии универсально ценное (закон метафизики) и универсально сущее (строго всеобщий закон физики) совпадают. В статье [3] демонстрируется, что в отношении сохранения электрического заряда универсально ценное и универсально сущее тоже совпадают. Но энергия и электрический заряд -скалярные величины. А как обстоит дело с сохранением векторных величин, например с сохранением импульса? В статье [2] показывается, что в отношении закона сохранения импульса также имеет место совпадение универсально ценного и универсально сущего. В данной статье впервые публикуются результаты, полученные при апробации исследуемой гипотезы на материале общеизвестных «трех законов Ньютона»32. В эпоху возникновения и формирования классической физики грань между нею и метафизикой природы если и существовала, то была весьма условной. Лишь в дальнейшем, особенно благодаря усилиям позитивистов, эта грань стала отчетливой и общепризнанной. Но, если метафизика вообще (и метафизика природы, в частности) есть или явная ложь, или бессмыслица («плохой синтаксис»), то проблема собственно метафизического (априорного) статуса строго всеобщих законов физики остается чрезвычайно актуальной. В связи с этим уместно отметить, что исключение из метафизики природы, т.е. из чистого (априорного) естествознания, всех «законов Ньютона» и перенесение всех их в противостоящую метафизике классическую физику отнюдь не бесспорно и весьма условно. Так, например, в «Критике чистого разума» в числе априорных принципов чистого естествознания Кант неоднократно упоминал «третий закон Ньютона». Цитирую; «Естествознание (Physica) заключает в себе априорные синтетические суждения как принципы. Я приведу в виде примеров лишь несколько суждений: ... действие ипротиводействие всегда должны быть равны друг другу. ... [21. С. 52]. Другой пример: «Быть может, кто-нибудь еще усомнится в существовании чистого естествознания. Однако стоит только рассмотреть различные положения, высказываемые в начале физики в собственном смысле слова (эмпирической физики), например: о ... равенстве действия и противодействия и т. п., чтобы тотчас же убедиться, что они составляют physica pura (или rationalis), ...» [21. С. 54]. Для продолжения начатого движения от абстракций к конкретике необходимо ввести дополнительные обозначения и дать точные определения интересующих нас фундаментальных физических понятий как ценностных функций от некоторого числа ценностных переменных в двузначной алгебраической системе метафизики как формальной аксиологии. Используем для этого приведенные ниже глоссарии (локальные словари используемых обозначений терминов) и ценностные таблицы. Глоссарий для таблицы 1. Пусть символ Ба обозначает ценностную функцию «бытие (чего) а». Символ Na - ценностную функцию «небытие (чего) а». Да - «движение, перемещение, изменение, течение (чего) а». Па -«пространство (чего) а». За - «заряд (чего) а». Sa - «разделение (чего) а, разделенный, разделенное (что) а». Ра - «разрушение, уничтожение, аннигиляция (чего) а». Ха - «сохранение, консервация (чего) а». На - «неизменность, постоянство, неподвижность, покой (чего) а». Za - «конечность, определенность (чего) а». 4a - «величина количества, или количественная величина, или просто количество (чего) а». На - «изолированность, закрытость, замкнутость, уединенность (чего) а». Ya - «ускорение (чего) а». Оа -«однородное (что), однородность (чего) а». Ма - «масса (чего) а». Va -«скорость (чего) а». Ба - «быстрота (чего) а». Ва - «вектор (чего) а». Ja -«импульс (чего) а». Fa - «сила, приложенная к (чему) а, т.е. насилие над (чем) а». Ценностно-функциональный смысл этих операций определяется табл. 1. Таблица 1. Ценностные функции от одной ценностной переменной а Ба Na Да Па За Sa Ра Ха На Za Ча Иа Ya Оа Ма Va Ба Ва Ja Fa X X п п X X п п X X п X X п X X X X X п п п п X X п п X X п п X п п X п п п п п X X Глоссарий для таблицы 2. Символ K2ab обозначает «соединение, объединение, единство (чего, кого) b и (чего, кого) а». A2ab обозначает «действие, воздействие (чего, кого) b на (что, кого) а». F2ab - «насилие (чего, кого) b над (чем, кем) а» или «применение, приложение силы (чего, кого) b к (чему, кому) а. Д2аЬ - «движение (перемещение), изменение, преобразование (чем, кем) b (чего, кого) а». D2ab - «деление, разделение (чего, кого) а (чем, кем) b». Z2ab - «разрушение, уничтожение (чем, кем) b (чего, кого) а». X2ab -«сохранение, консервация, защита (чем, кем) b (чего, кого) а». Эти функции определяются табл. 2. Таблица 2. Ценностные функции от двух переменных а ь К2аЬ А2аЬ F2ab Д2аЬ D2ab Z2ab Х2аЬ X X X п п п п п X X п п п п п п п X п X п X X X X X п п п п п п п п п X ОПРЕДЕЛЕНИЕ DF-1: Ценностные формы, отвлеченные от конкретного содержания, т.е. ценностные функции, Q и Д называются формально-аксиологически эквивалентными, если и только если они (Q и Д) принимают одинаковые ценностные значения из множества (х (хорошо); п (плохо)} при любой возможной комбинации ценностных значений (х или п) переменных, входящих в эти формы. Отношение формально-аксиологической эквивалентности ценностных функций Пи Д обозначается символом «П=+=Д». Выше даны точные табличные определения ценностно-функционального смысла таких фундаментальных понятий классической физики и метафизики природы, как «скорость», «ускорение», «импульс» и других. Но, в принципе, некоторые из интересующих нас таблично определенных выше ценностных функций могут быть определены не таблично, а аналитически через связь с другими ценностными функциями, уже определенными ранее. Например, в отношении ценностных функций «скорость», «ускорение» и «импульс» это может быть сделано следующим образом: Def-3: УДа=+=К2ВДаБДа: определение скорости движения (чего) а; Def-4: М=+=К2МаУДа =+=К2МаК2ВДаБДа: определение импульса (чего) а; Def-5: ¥Да=+=К2ВДУДаБДУДа: определение ускорения движения (чего) а. Систематически используя сказанное выше, «вычислением» соответствующих композиций ценностных функций можно обосновать следующее уравнение двузначной алгебры формальной аксиологии. Читатель может обосновать (проверить) это уравнение самостоятельным «вычислением» (в порядке упражнения), так как все дефиниции, необходимые, а в совокупности достаточные для такой проверки, даны выше (табл. 1, табл. 2, DF-1). (1) тДа=+=НЧУДа=+=ИЧК2БДаВДа=+=К2НВДаНЧБДа. В результате перевода этого формально-аксиологического уравнения с искусственного языка на естественный нетрудно опознать закон классической физики, широко известный как «первый закон Ньютона». Аккуратно «вычисляя» композиции соответствующих ценностных функций, можно обосновать также следующее уравнение: (2) FДa=+=K2MaYДa=+=K2MaK2BДVДaБДVДa. В результате перевода формально-аксиологического уравнения (2) с искусственного языка на естественный нетрудно опознать закон классической физики, широко известный под названием «второй закон Ньютона». И это уравнение алгебры формальной аксиологии читатель тоже может самостоятельно обосновать (перепроверить) все тем же табличным способом. Наконец, «третий закон Ньютона» моделируется в исследуемой дискретной математической модели формально-аксиологического аспекта классической физики и метафизики природы следующим формально-аксиологическим уравнением: (3) F2flab=+=F2flba. Можно перепроверить уравнение (3), аккуратно «вычисляя» соответствующие ценностные таблицы, а можно принять его на основании принципа математической двойственности как частный случай закона контрапози-ции бинарной операции F2ab, которая математически двойственна моральному аналогу материальной импликации из классической логики, в которой закон контрапозиции импликации верен. Совпадение априорных формально-аксиологических утверждений о ценностях с соответствующими им научными утверждениями о бытии, апробированное в данной статье на примере «трех законов Ньютона», заслуживает дальнейшего исследования. Очевидно, что принятие факта такого совпадения зависит от принятия данных выше определений. Тем не менее дальнейшее изучение предложенной формально-аксиологической интерпретации метафизики и физики, на мой взгляд, эвристически ценно.

Ключевые слова

two-valued-algebra-of-metaphysics-as-formal-axiology, universal-laws-of-classical-physics, a-priori-knowledge-of-value, a-priori-knowledge-of-being, formal-limiting-applicability-domain-of-Hume-Guillotine, двузначная алгебра метафизики, априорное знание бытия, формальное определение области применимости Гильотины Юма

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Лобовиков Владимир ОлеговичИнститут философии и права Уральского отделения Российской Академии Наук (Екатеринбург)доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудникvlobovikov@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Кант И. Критика чистого разума. М.: Эксмо, 2012.
Рассел Б. История западной философии. Новосибирск: Сибирское университетское изд-во, 2003.
Blanche R. Structures intellectuelles. Essai sur l'organisation systematique des concepts. Paris: Vrin, 1966.
Kalinowski G. La Logique des normes. Paris: Presses Universitaires de France, 1972.
Beziau J.-Y. The New Rising of the Square of Opposition // Around and Beyond the Square of Opposition. Basel: Birkhauser, 2012. P. 3-19.
Castaneda H.-N. On the Conceptual Autonomy of Morality // Nous. 1973. V. 7, No. 1. P. 67-77.
Jackson F. Defining the Autonomy of Ethics // Philosophical Review. 1974. V. 83, No. 1. P. 88-96.
Pigden C. Logic and the Autonomy of Ethics // Australasian Journal of Philosophy. 1989. V. 67, No. 2. P. 127-151.
Pigden C. R. (Ed.) Hume on Is and Ought. N. Y.: Palgrave Macmillan, 2010.
Schurz G. The Is-Ought Problem: An Investigation in Philosophical Logic. Dordrecht: Kluwer Publishing, 1997.
Sinnott-Armstrong W. From 'Is' to 'Ought' in Moral Epistemology // Argumentation. 2000. V. 14. P. 159-174.
Wolf A. Giving Up Hume's Guillotine // Australasian Journal of Philosophy. 2014. V. 93. Issue 1. P. 109-125.
Sesma A. Logique II. Les raisonnments, la logistique. Paris: Hermann, 1951.
Лобовиков В.О. Учение Парменида и Мелисса о небытии движения и «гильотина Д. Юма» с точки зрения двузначной алгебры метафизики // Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 2. С. 130-138.
Prior A.N. The Autonomy of Ethics // Australasian Journal of Philosophy. 1960. V. 38. P. 199-206.
Shorter J.M. Professor Prior on the Autonomy of Ethics // Australasian Journal of Philosophy. 1961. V. 39. P. 286-287.
Black M. The Gap Between 'Is' and 'Should' // Philosophical Review. 1964. V. 73, No. 2. P. 165-181.
Лобовиков В.О. «Пролегомены» И. Канта и невозможность вечного двигателя как априорный принцип чистого естествознания (Дискретная математическая модель метафизики вообще и метафизики природы в особенности) // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. Екатеринбург: УрО РАН, 2005. Вып. 5. С. 82-115.
Лобовиков В.О. Принцип финитизма в натурфилософии и великие законы сохранения в свете двузначной алгебры метафизики как формальной аксиологии // Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2015. № 2 (30). С. 29-38.
Лобовиков В.О. От финитизма в математике к фииитизму в физике // Философия науки. 2012. № 4. С. 36-48.
Лобовиков В.О. Логические квадраты и гексагоны оппозиции модальностей априорного и опытного знания бытия и ценности в эпистемической логике // Пространство и время. 2015. № 1-2. С. 99-106.
 Формальное определение области применимости «Гильотины Юма» и уточнение границы между метафизикой природы и классической физикой с помощью двузначной алгебры метафизики как формальной аксиологии | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2015. № 4(32).

Формальное определение области применимости «Гильотины Юма» и уточнение границы между метафизикой природы и классической физикой с помощью двузначной алгебры метафизики как формальной аксиологии | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2015. № 4(32).